Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Самарский батюшка

Записки редактора о встречах с протоиереем Иоанном Букоткиным.


Все дальше от нас то время, когда в самом центре города, в многолюдном Петропавловском храме Самары служил замечательный подвижник — протоиерей Иоанн Букоткин (ум. в 2000 году). В последние годы мне довелось наблюдать вблизи пастырский подвиг отца Иоанна. В 1994 году я стал прихожанином Петропавловской церкви и каждую неделю имел возможность молитвенно общаться с батюшкой. Исповедоваться ему, причащаться из его рук, испрашивать советы. Все это — великое счастье, которое было даровано не только мне, но и сотням других прихожан этого замечательного храма.
Ниже приводятся не воспоминания о священнике, а скорее заметки, штрихи к еще не написанному портрету. Верю, что эта большая работа еще впереди…


Я познакомился с протоиереем Иоанном Букоткиным всего за несколько лет до его кончины. Было это в Великую Субботу 1995 года. Отец Иоанн читал «Благовест», много слышал обо мне, но встречаться нам не доводилось. И вот, наконец, нас друг другу представили. Я приехал в тот день святить куличи и в крестильной разговорился с отцом Иоанном. В конце разговора он неожиданно предупредил меня: «Помни, искушения не тогда нас подстерегают, когда мы постимся, трезвимся и молимся, а когда расслабляемся и не ждем…» Все так и случилось, как предсказывал старец. Искушения нагрянули после Пасхи.
Другой случай. В начале Рождественского поста 1999 года. После Литургии я подошел к отцу Иоанну, чтобы приложиться ко кресту. Он неожиданно задержал меня, положив ладонь мне на затылок, и шепнул: «Будь осторожнее!» Через два дня произошли сильнейшая ссора и последующий разрыв отношений с близким мне человеком. И это предвидел отец Иоанн.

У сына переходный возраст — 14 лет. Нам с женой возникшие искушения казались чрезмерными. Идем с ней в церковь на Литургию и обсуждаем создавшуюся ситуацию. Ругаем сына, тревожимся о его последующей судьбе. Высказываем самые нехорошие прогнозы… После исповеди отец Иоанн неожиданно говорит Людмиле: «А сын-то хороший… Это все возрастное — пройдет, вы не думайте!» Она удивлено посмотрела на батюшку, ведь он не мог же слышать нашего разговора, и на исповеди она ни слова ему не сказала об этом. А он продолжал убеждать ее в том, что с мальчиком «все в порядке», и надо лишь сейчас потерпеть, потом он исправится…
Все так и случилось, как предсказывал старец.
В 1997 году я решил вставать ночью для сугубой молитвы. Иногда это удавалось, но чаще — нет. Однажды я проснулся не в полночь, а гораздо позже, ближе к утру. Несколько поколебался, вставать или нет, и решил не вставать: а то ведь потом уже не усну и не выспавшимся придется идти на работу… Заснул — и вижу во сне, что ко мне домой идет отец Иоанн Букоткин. Он, оказывается, переехал жить в мой подъезд, и даже квартиру сам себе выбрал. Говорит: «Пришел к тебе помолиться!» Я отказываюсь, мол, не до молитвы мне, то одно мешает, то другое. Проснулся и понял: а ведь обличил меня батюшка! Молиться надо, а не оправдываться…
Другой случай. На заре «идентификации» я опубликовал заметку о том, что в Башкирии некоторые верующие не желают принимать «социальные номера» (аналог ИНН), и даже написали письмо с протестом в Московскую Патриархию. Я дал в газету невзвешенный комментарий, что, мол, все это безпричинные опасения и чем пугать друг друга какими-то «номерами», лучше молиться больше и т.д. Не понимал еще, не видел проблемы (как и многие до сих пор не видят!). Тогда все это было еще далеко от нас и коснулось пока лишь пилотного региона — Башкирии. Но не долго оставался я при своей мнимой правоте. Однажды ночью во сне ко мне вновь пришел отец Иоанн. Но на этот раз говорит: теперь я у тебя жить буду. Меня из моего дома в Башкирии выгнали. Там, — говорит он, — Православие запретили, на Православных гонение. Вот, мол, и приходится мне по чужим домам скитаться…
Проснулся я и сразу понял, о чем идет речь. Видно, поспешил я осуждать за невежество Православных уфимцев… Вскоре «идентификация физических лиц» стала проблемой уже для всех Православных россиян. Об этом строго меня и предупредил старец.

Один мой близкий знакомый, верующий человек, уже несколько лет мяса не ест. И дочери новорожденной мясо решил не давать. Сначала жена его с этим мирилась, а когда дочери исполнилось два с половиной года, решила кормить «как все». В доме начались ссоры. Ослушаться мужа прямо она не решалась, но и смириться не хотела. Решили они отдать ситуацию на суд старцу. Пошли в Петропавловскую церковь к отцу Иоанну. С дочерью и пошли. Рассказали о том, что их волнует. Батюшка выслушал и сказал им так: «Когда люди ели растительную пищу, то жили до тысячи лет, а как начали есть мясо, жить стали лишь до ста лет…» — «Так что, не давать дочке мясо?» — спросили родители. «Мне, старику, мясо ни к чему, уже и так все зубы выпали, а тебе (отцу ребенка) — ПОКА можно еще», — уклончиво ответил батюшка. «Ну, а с дочерью как же быть?» — «Если можете не кормить мясом — лучше не кормите», — ответил он (этот случай публикую не для того, чтобы другие воспользовались этим советом: речь ведь шла о конкретном случае в конкретной семье и о конкретном ребенке. И все же суждение старца об этой проблеме знать нужно).

Священник из Курской области прислал нам статью — «Враг человека». В ней шла речь о том, как собака в одной семье загрызла грудного ребенка. Началась дискуссия о том, можно или нельзя дома держать собаку. Один священник, в то время близкий к редакции, требовал от нас занять крайнюю позицию и не публиковать те письма читателей, в которых оправдывалось в некоторых случаях содержание собаки в доме (сама редакция, и я в том числе, стояли на этих же позициях — собаку в доме держать нельзя). Мы уже были готовы отстаивать лишь эту ригористичную точку зрения. Но вдруг… позвонил мне домой отец Иоанн. Он мне очень редко звонил, а тут он счел нужным вмешаться.
— Не пишите категорично, что собаку в доме держать нельзя! Не пишите!.. — почти
кричал он в трубку. — Я знал высоко духовных людей, и даже в сане, у которых была живность в доме…Тут не может быть общих рецептов.
По здравом рассуждении мы решили крайнюю позицию не занимать. Послушались старца.
Для меня до сих пор загадка, почему он такое горячее участие принимал в этой дискуссии. Видимо, опасался за нас, что мы своим «сверхправильным» рвением взбаламутим всю епархию. Нанесем душевные раны тысячам любителей домашних животных. Конечно, такая его позиция с точки зрения «буквы», канонов — весьма уязвима. И оппоненты, наверное, нашли бы, что ответить старцу, как возразить. Но хоть от одного греха избавил нас отец Иоанн: чтобы мы не скатывались на осуждение тех людей, которые по неведению или по какой-то другой причине держат собаку в доме. А это гораздо хуже, чем собаку в доме держать. Священник, требовавший от нас радикальных статей, долго еще не мог уняться. Но мнение старца все-таки перевесило.

Афонский иеромонах Николай (Генералов) начал на страницах «Благовеста» дискуссию о том, как часто нужно причащаться мирянам и следует ли выдерживать строгие (сверх церковного устава) посты перед причащением Святых Христовых Тайн. Он писал, что причащаться нужно часто, и если все положенные по уставу посты неукоснительно соблюдаются, перед причащением поститься со всей строгостью (да еще не один и не три, а порой шесть дней, как требуют того священники в некоторых храмах) не следует. Опять началась дискуссия. Многие (в том числе очень уважаемые люди, духовники и монахи) возражали афонцу. Нашлись, впрочем, у него и сторонники. Отец Иоанн следил за этой дискуссией, и я спросил его мнение.
— Мое мнение такое: чем чаще человек причащается, тем лучше, — ответил он.
Еще протоиерей Иоанн Букоткин советовал прихожанам время от времени заменять правило ко Святому Причащению тысячью Иисусовых молитв.

Однажды при мне отец Иоанн ласково «отчитывал» пришедшую креститься средних лет женщину за густую косметику на лице. «Хорошая моя, ведь Бог тебя красотой не обидел. Ты ведь такая красивая — зачем тебе эта краска». Был грех, продумал я про нее: какой там «не обидел» — ведь «страхолюдина», да и только! А для отца Иоанна она была подлинной красавицей. Так любил он людей. Всех любил. И всех почитал красивыми. Ведь образ Божий — в каждом…

Часто перед исповедью, перечисляя общие грехи, отец Иоанн говорил и такое: «Телом в храме стоим, а мысли наши где? Мыслями мы не в храме, а на Воробьевых горах!»
Всегда меня удивляли эти неизвестно откуда взявшиеся Воробьевы горы. К нам ведь ближе Жигулевские горы или, на худой конец, Уральские…Нет, я знал, конечно, что где-то в Москве есть эти самые Воробьевы горы. Но к чему их сюда «приплел» любимый батюшка — решительно не ведал. И только спустя два года после его смерти это открылось. Я побывал в Москве, на Красной площади. В Соборе Василия Блаженного приложился к мощам этого великого святого. А потом в том же храме-музее купил небольшую книжечку, его житие. А в ней нашел поучительный случай. Однажды Царь Иоанн Васильевич Грозный пришел в храм, но за обедней думал не о Боге, а мысленно находился на ВОРОБЬЕВЫХ ГОРАХ, где строил себе роскошный дворец. И тут к Царю подошел юродивый и обличил властителя, сказав, что он так и не был в этот день в храме... Надо заметить, что Царь обличение это принял и признал правоту святого.
Так вот откуда пошли эти самые Воробьевы горы! Отец Иоанн эту книжечку раньше нас прочитал!..

У жены на работе волной пошли неприятности. Ноги сами понесли ее к могилке нашего батюшки. Долго со слезами молилась она отцу Иоанну, просила помочь в разрешении ситуации и вдруг «в мыслях» услышала ответ: «Прими то решение, которое будет». Вскоре узнала она, что ее переводят в другую группу. Как ей этого не хотелось! Но вспомнила совет старца и смирилась. Приняла это решение, как посланное от Бога. И об этом впоследствии не пожалела. Вскоре искушения улеглись. Помог батюшка.

Однажды в редакцию написала письмо жительница Самары. Ее мучил вопрос, как ей относиться к ИНН? Все говорили разное. Одни — одно, другие — другое. Решила она довериться отцу Иоанну. Стоит в очереди на беседу с ним и — … ушам своим не верит! Отец Иоанн строго, резко «выговаривал» впереди нее стоящей женщине как раз за то, что она собралась принять этот самый «номер». Пришла взять у него на это благословение.
— Благословения захотела! — грозно обличал ее батюшка. — Я благословение на добрые дела даю, а не на эти… Нет тебе моего благословения…
Выслушав этот разговор, она даже и не решилась подходить к отцу Иоанну. Все и так стало ясно.

Последний мой разговор с отцом Иоанном состоялся в день выборов Президента России, незадолго до тяжелой предсмертной болезни старца. Я спросил его, как он относится к этим выборам (мне был памятен наш разговор двухлетней давности, когда выбирали Ельцина в президенты. Батюшка был в то время за Ельцина и призывал идти на выборы, повторяя, что глас народа — это глас Божий). В этот раз он не был столь уверен. Но все же сказал, что у Путина все-таки есть благословение нашего Патриарха, и потому, наверное, лучше голосовать за него. «Молиться за него надо», — с какой-то тревожной интонацией в голосе произнес старец.
И вот в мае умер отец Иоанн. Через несколько дней после его кончины я пришел в его дом и вдова — Мария Дмитриевна Букоткина — предложила мне посидеть в том молитвенном уголке, где всегда под иконами молился батюшка (он молился сидя, так как ноги у него были больными). Посидеть там, где часами молился старец — для меня было большой честью. Но как только я сел, ко мне неожиданно подошел его сын — дьякон, приехавший из Белоруссии на похороны отца. В его руках была недавно изданная книга о Президенте Путине. С большой фотографии на обложке на меня смотрел совсем недавно выбранный Президент. Дьякон зачем-то оставил книгу прямо передо мной возле икон, и после этого удалился. Так и лежала эта книга возле меня все время, что я молился в батюшкином «уголке». Напомнил мне и ОТТУДА старец о своем последнем наказе…

Мария Дмитриевна Букоткина рассказывала мне о своем покойном муже удивительные, почти невероятные по нашему времени вещи. За всю жизнь ни разу он не повысил голос ни на нее, ни на детей. Ни разу не сказал грубого слова. Ни разу не шлепнул деток. Ни разу!.. Список того, чего он НИ РАЗУ не сделал в земной своей жизни, можно продолжать и далее. Не знаю как кому, но по мне это даже выше, чем дар прозорливости или исцелений. Ибо каждый искренне верующий христианин в особые моменты с Божией помощью может совершить чудо. Но попробуй всю свою жизнь сделать чудом — это не многим удастся.
А только подлинным чудотворцам…

Антон Жоголев
27.12.2002
835
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru