Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Послушник Святителя Николая /окончание/

Рассказы о жизненном подвиге старца Архимандрита Ипполита, наместника Рыльского монастыря.


Начало см.

Протоиерей Игорь Зуев, г. Хабаровск:
— С внутренним трепетом отправился я впервые в жизни к старцу. Ехал я к нему, как к посланцу Самого Господа, и страшился этой встречи, внутренне готовясь к тому, что он прогонит меня от себя за все мое окаянство. Наступило Светлое Христово Воскресение 1994 года. И вот на Светлой седмице, 3 мая, я впервые увидел его, выходящего из монастырской трапезной, и забыв, что земных поклонов делать нельзя, бросился ему в ноги. Против моего ожидания, Батюшка принял меня ласково, и все мои страхи куда-то исчезли. Быстро пролетели три дня в святой обители. Я взял благословение у Батюшки и пошел на автостанцию. Бежать как-то не хотелось — все равно опаздывал. А для себя решил — если все же успею, то это будет настоящее чудо по благословению старца. Когда пришел, то оказалось, что автобус задержался на 10 минут и как будто ждал меня, потому что сразу отправился в путь. А если бы я не успел на этот автобус, то мог бы и не попасть на поезд в Курске…
Вскоре парализовало моего отца, с ним случился инсульт, потом наступил и инфаркт мозга. Он лежал в реанимации, был бледен как полотно, лицо перекошено, и на всем облике лежала печать смерти. Он нас едва узнавал. Лечащий врач вызвал нас с матерью к себе и сказал, что надо теперь готовиться к самому худшему, и это неизбежно произойдет в ближайшие несколько дней. Отец умирал без покаяния, и в этом я видел свою вину, я встал на колени перед иконой Царицы Небесной и разрыдался. И тут я вспомнил о Батюшке Ипполите. Я отправил ему телеграмму и попросил молитв — и перемена произошла. Положение отца стабилизировалось. Врачи разводили руками: как может человек в таком состоянии так долго жить. Сам же отец говорил потом, что вернулся оттуда. Вскоре врачи разрешили забрать отца домой, как они сами признавались, умирать. Но это умирание растянулось на долгие месяцы, и врачи сами назвали это настоящим чудом, с которым они столкнулись впервые в практике. А через несколько месяцев мой отец впервые в жизни приобщился Святых Христовых Таин, постепенно стал молиться, креститься здоровой правой рукой (левая оставалась парализованной). Я знал, что Батюшка Ипполит молится о нем. Через 15 месяцев очистительных страданий мой отец умер как христианин.
Приехав в Рыльск, я снова просил Батюшку, чтобы он помолился об отце, душа которого проходила мытарства. Придя к отцу Ипполиту на 40-й день после смерти отца, я спросил его, как сейчас моему отцу там, за чертой. "Хорошо, хорошо", — просветлев лицом, ответил отец Ипполит. Вскоре по молитвам Батюшки Ипполита в тонком сне я увидел отца с сияющей на просветленном лице улыбкой, он был в светлых одеждах, вокруг него был разлит великий золотисто-белый свет. Я спросил отца: "Узрел ли ты славу Господню?" — "Да", — радостно ответил он и добавил: "Если бы ты знал, от скольких грехов, о которых я и не подозревал, я избавился за 15 месяцев моих страданий!"
Я рассказал о своем сне отцу Ипполиту. "Да, да, он раб Божий", — подтвердил старец.

Игумен Гавриил (Разоренов), Курский Знаменский монастырь:

— Мы с Батюшкой как-то раз поехали за коровкой, а ехать надо было от Никольского монастыря километров 30. В машине был пробит радиатор, из него вытекала вода, шофер отказался ехать, сказал, что машина не пройдет и двух-трех километров, станет без воды. Но старец благословил, и, делать нечего, я сел за руль, прежде плеснув в радиатор воды по послушанию. Едем. Машина начинает дымиться, я смотрю на старца, он молится. Мы проехали уже полпути и продолжаем ехать дальше. Я остановил машину и попросил благословения на минуту выйти. "Выйди отец", — разрешил старец. В недоумении я подлез к радиатору и замер: сквозь отверстие диаметром в мизинец вода не выливалась вопреки всем земным законам, ведь уровень воды был выше этой дырки! Что-то невидимое препятствовало течи. Вода в отверстии держала форму, как в аквариуме. Мы благополучно доехали до цели, вернулись в монастырь. И эта машина с пробитым радиатором и с тем же количеством воды, которое я залил, проездила еще неделю.

Схииеромонах Виктор (Гранкин), г. Льгов Курской области:

— Отец Ипполит постригал меня в великую схиму. Отошел от нас приснопамятный наш духовный отец и благодетель многих иноков и мирян архимандрит Ипполит. Ей, не забудем любви твоей, отец наш Ипполит, будем помнить любезное сердцам нашим имя твое и наставления. Ты благоустроил Святую Обитель Николая Чудотворца, выполнил возложенное на тебя Великим Архипастырем Мир Ликийских послушание. За смирение и страннолюбие твое дивная сила Божия помогла тебе создать все то, что мы видим в этом монастыре. Прошу, не откажи помянуть перед Владыкою всяческих и нас, грешных, оставшихся в живых…
Думал ли я, что не смогу верного друга своего, отца Ипполита, проводить в последний путь? Он был моим хорошим другом, им и останется, хотя злые силы стремились нас поссорить, но мы не поддались, и только тайно со смирением молились Богу за тех, кто нас ссорил. Старец Ипполит никого не отвергал, молился всегда за своих гонителей.
У меня началась рожа на руке, боль все усиливалась, я терпел, но скоро мне сказали: надо руку отрезать. Я отказался. Сыну моему Сергею сказали тогда: готовь отцу гроб, ему уже ничто не поможет. А я знал Кто поможет: Господь через моего друга. И отец Ипполит наутро ко мне приехал и меня пособоровал. И что же вы думаете? Вечером того же дня мне стало лучше, и вот, живу до сих пор.
Он вел великую невидимую брань с падшими духами. Он их видел и видел святых. Это я знаю точно.

Архимандрит Ипполит умер 17 декабря 2002 года в 1 час 20 минут ночи, на следующие сутки после 49-й годовщины смерти курской старицы схимонахини Мисаилы (Зориной), которая еще в молодости предсказала будущему старцу Ипполиту его служение.
Никто не ожидал, что старец умрет. По некоторым особенностям его поведения в последний год предполагали, что он собирается уйти в затвор, хотя зачем нужен был затвор человеку, уже достигшему безстрастия и давно несшему на своих богатырских плечах крест великого пророческого служения Богу и ближнему, ибо через отца Ипполита являл Господь волю Свою народу Своему… Нет, в затвор старец не собирался. На покой — тоже. До самых последних дней он оставался настоятелем Свято-Николаевского монастыря и очень любил вспоминать афонскую историю об экономе, у которого связку ключей из рук взяли лишь после смерти… Он никогда не искал легкого пути, никогда не пытался отстраниться от своих обязанностей или уйти с должности настоятеля. Но сразу после Пасхи 2002 года он стал прощаться со всеми. Одним он говорил: "Все кончилось". Другим: "Все только начинается". Как оказалось потом, одно нисколько не противоречило другому. Подходил к концу долгий и трудный земной путь, открывалась вечность. Отец Ипполит по-прежнему выглядел бодрым и сильным, могучим старцем, до последних дней не оставлял он тяжелый крестьянский труд, духовным взором видел все, что происходило в монастыре. Старшая сестра Курского сестричества во имя Преподобного Серафима Саровского, Анна Григорьевна, вспоминала, что в последний летний праздник Казанской иконы Божией Матери отец Ипполит вдруг сказал ей: "Пора прощаться, матушка". И в ответ на ее недоуменный вопрос добавил: "Я же, матушка, парализованный". — "Да какой же вы парализованный, Батюшка, вы такой бодренький бегаете…" — "Да, матушка, парализованный и лежу…" Эконому монастыря схимонаху Иоанникию при последней встрече старец сказал: "В том мире встретимся, отец Иоанникий". "Вам жить, для вас стараюсь, мне недолго осталось", — говорил он насельникам обители, отдавая последние распоряжения по монастырскому хозяйству. Но никто по-прежнему не верил в то, что со старцем что-то может случиться.
В последнее время старец особенно часто повторял: "Мы забыли, Кому мы должны подражать… Мы христиане, и мы должны подражать Христу". Видение людских немощей и скорбей причиняло старцу страдания, но он на эти страдания шел добровольно, уподобляясь Христу, преображаясь и сораспинаясь с Ним. Это и был тот путь, который он избрал полвека назад, его крестный путь жертвенной Любви.
Последние две недели его земной жизни стали для него ярко обозначенной Голгофой. Доказательством тому явилась икона Спаса Нерукотворного, кровоточившая в его келье в эти последние две недели его земной жизни. Икона вся покрылась капельками крови, словно кровавым потом, в этот момент даже у невоцерковленных врачей, дежуривших возле кровати умиравшего старца, вырвалось: "Да как же он страдает!"
3 декабря в навечерие праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы Архимандрит Ипполит упал без сознания в своей келье. Об этом узнали не сразу. Врачи констатировали инсульт и глубокую кому. Отец Ипполит до самой смерти пролежал как бы без сознания, парализованный, однако и врачи, и священнослужители, неоднократно соборовавшие и причащавшие старца, видели и понимали, что, несмотря на полный паралич и невозможность говорить, отец Ипполит все понимает, видит и чувствует. Схимонах Иоанникий подошел к смертному одру неподвижного старца и разрыдался: "Батюшка, кто же теперь меня благословит?…" Архимандрит Ипполит в ответ приподнял руку в благословении. Врачи были поражены увиденным, многие из них в течение нескольких дней обратились к Богу. Врачам дано было видеть и то, чего не видели монахи, а именно, как старец прощался со всеми, кто подходил к его смертному одру. Они видели это как бы в ином измерении, по воле Божией.
По иконе Спаса Нерукотворного текли капли крови. Отца Ипполита помазали этой кровью. Все руки у него были исколоты капельницами, врачи боролись за его жизнь, невольно продлевая его страдания. Сугубо молились о его здравии духовные чада, также отодвигая исход…
На похороны отца Ипполита, в престольный праздник, в Николин день, в Рыльском Свято-Николаевском монастыре собралось несколько тысяч Православных из разных концов России. В соборном храме, где совершалась Божественная литургия, нельзя было ни протолкнуться, ни шелохнуться. Не меньше народа приехало в монастырь на панихиду в 40-й день после смерти Батюшки. А на 9-й день деревянный крест на могиле старца обильно замироточил, даже образовалась проталина на снегу от стекавшего мира. Кольцевая радуга вокруг луны, а после — вокруг солнца в морозном декабрьском небе сияла в день похорон.
На правой руке Батюшки образовался нерукотворный крестик из сгустков крови. Как засвидетельствовали очевидцы, в момент смерти на его старческом лице запечатлелась необыкновенная красота. Мучения оказались безсильны перед мужеством христианина! Лица же старца на похоронах никто не видел, по благословлению Митрополита Курского и Рыльского Ювеналия, который и совершил его погребение, приподнимать покров с лица Архимандрита Ипполита не разрешалось, и исключений не делалось ни для кого: "До Второго Страшного Пришествия", — пронесся над головами усиленный динамиками голос Митрополита Ювеналия, и гроб с телом Батюшки опустили в глубокий, специально для него выложенный склеп у южной стены соборного храма монастыря. Каждый старался бросить в могилу горсть свежей земли.
Многие и не хотели вроде бы приезжать на похороны Батюшки, но не могли не приехать. Батюшка позвал. Владимиру Николаевичу Тришкину, жителю города Рыльска, отец Ипполит после смерти явился во сне.
— Почему ты ко мне не пришел? — укорил его старец.
— Я два раза приходил в монастырь… — стал оправдываться Владимир Николаевич.
— А в последний путь не проводил. Почему ты книжку не читаешь, которую я тебе подарил?
— Я читаю…
— Неправда….
Так было и при жизни старца: люди уезжали от него, не слушались его советов, но в конце концов, "связанные" Промыслом Божиим по его молитвам, возвращались назад, смиряли себя. Никто не смог постичь эту тайну всепокрывающей любви, не допускавшей ни малейшей жесткости или принуждения в обращении с ближним, хотя многие и пытались понять, проанализировать, выстроить "недостающие звенья". Тратили на это много сил и времени, а Батюшка, видя такие потуги, однажды обмолвился: "Что же вы мучаетесь, это же тайны Божии…"
"А монастырь наш станет Лаврой…" — пророчествовал старец. Его пророчество о том, что "старцы есть и будут", в противовес тому утверждению, что старчество иссякает, перекликается с рассказом одного из насельников монастыря о том, что когда однажды в молодости будущий старец и настоятель обители Николая Чудотворца обдумывал предстоящий жизненный путь, его приветствовал Святитель Николай словами: "Вера будет всегда!"
Но говорить об этом старец не любил. Главным наставлением, которое оставил старец своим духовным чадам, стало: "Трудитесь, молитесь, соответствуйте своему христианскому званию, и добро на добро ляжет". И другого завещания нет: "Для вашего спасения я сделал все, остальное зависит теперь от вас", — сказал он.
На предложение выкорчевать бульдозером корни столетних дубов под посадки старец ответил: "Царствие Небесное лопатой зарабатывается". Он любил повторять: "Царствие Божие нудится, и нудницы восхищают е".

"В путь узкий ходшии прискорбный вси, в жизни крест, яко ярем вземшии и Мне последовавшие верою, приидите насладитеся, ихже уготовах вам почестей и венцев небесных".

На фото: Гроб с телом старца несут к месту его последнего упокоения; Могила Архимандрита Ипполита в Свято-Николаевском монастыре.

Фото Дмитрия Фомичева.
Евгений Муравлев, г. Курск
25.04.2003
Дата: 25 апреля 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru