Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Мне радостно быть Православным психологом!»

Интервью с московским психологом Людмилой Ермаковой.


Наша редакция уже давно сотрудничает с Православным психологом Людмилой Федоровной Ермаковой. А вот встретиться с ней лично мне еще не доводилось. И вот в Москве, во Дворце съездов, на пленарных заседаниях Рождественских чтений ко мне подошла вроде бы и незнакомая, но почему-то, как мне показалось, давно мне известная женщина. Представилась: Людмила Ермакова, — и сразу все стало понятно. Там же, во Дворце съездов, я задал ей свои вопросы. Ведь другого случая поговорить с этим замечательным человеком могло и не оказаться.

— Людмила Федоровна, вы нам довольно давно не писали. Наверное, это как-то связано с той личной трагедией, которую вы совсем недавно пережили? Примите мои искренние соболезнования в связи со смертью внучки.
— Да, я потеряла свою внучку Веронику. Ей было всего полтора годика. Она крещеной ушла в Вечность. Я по специальности детский психолог, сама вырастила троих детей. И я видела, как Вероника реагирует на каждую из прививок, которые ей успели за полтора года сделать. В конце концов я от имени дочери написала заявление с отказом от прививок, но было уже поздно. Я ее уложила спать в коляске на балкон. А достали мы ее из коляски уже умершей. Мы до сих пор в себя не можем прийти — и для дочери, и для меня это потрясение страшное. В морге мы спрашивали у врача, который ее вскрывал, в чем же причина смерти. У него сложилось впечатление, что все органы как будто обезкровленные и дряблые, поражены сердце, печень, почки… У меня много знакомых и пациентов, имеющих маленьких детей, которые тоже начинают замечать неблагоприятное влияние прививок на здоровье детей: дети перестают расти и на глазах чахнут — резко снижается иммунитет к болезням, отмечают, что у мальчиков, например, перестают яички развиваться — возможно, прививки влияют и на репродуктивную систему. Понятно, что прививка для ребенка всегда шок. Но я видела, как Вероника реагировала на прививки…
— Как же все-таки, на ваш взгляд, правильно, разумно относиться к детским прививкам?
— Батюшка, у которого я окормляюсь, не благословляет делать детям прививки до четырех лет, пока у ребенка сформируется собственный иммунитет. Я думаю, можно раньше сделать прививку от полиомиелита, но тоже не сразу. Обратите внимание на календарь прививок: как только ребенок рождается, он должен адаптироваться к новой среде — к микробам воздуха, воды и др. — ведь он до этого был в стерильных условиях, и вдруг ему наносят сильнейшие удары — прививка БЦЖ, от туберкулеза, от гепатита «Б»… И это происходит в течение двух часов после родов. Посчитайте сами, сколько таких шоковых ударов наносится ребенку в первое полугодие его жизни — 16 тяжелейших инфекционных ударов! К тому же прививка от гепатита «Б» —  генномодифицированная, которая вызывает много вопросов и нареканий…
— Каким был ваш путь к вере?
— Нас же всех кто-то вымаливает. У меня в роду была бабушка Ольга Федоровна. Меня хотели в ее честь назвать, но родители испугались, что я буду как и она — замуж не выйду. Она была, видимо, монахиня в миру. Даже мой отец, который в то время еще был коммунистом (умер он как Православный человек), еще в то время говорил, что бабушка святая… Чистота жизни человека очень многим открывает путь к Богу. Я к ней с детства приглядывалась, и однажды, когда бабушка куда-то ушла, я взяла ее Евангелие и тихонько прочитала. Потом выучила «Отче наш»… А однажды бабушка мне сказала, что во всех трудных обстоятельствах надо молиться Николаю Чудотворцу. И этот великий святой помогал мне на экзаменах в МГУ, он даже помогал мне сдавать такие дикие дисциплины — историю КПСС и другие.
— У Православных людей есть много предрассудков, связанных с психологией. Многие считают, что психология верующим вовсе не нужна. Ведь есть благодатные пастыри, они и подскажут, совет дадут…
— Я и сама не к каждому психологу советую идти. Сейчас такое время, когда все стараются друг другом управлять: в семье, на работе, да где только можно. К психологу очень часто обращаются зачем? «Помогите мне справиться с ребенком, с мужем, женой и т.д.» Психологи нашли способы, как это можно делать. Нашли, изучая йогу, шаманские практики… Человек становится средством манипулирования, и это многих устраивает. Но люди не понимают, что за все придется платить.
Православный психолог — тот, кто учитывает в работе понятие нравственности. «Не навреди» — это должно быть главным принципом в работе. А не навредить можно лишь тогда, когда понимаешь всю меру ответственности за душу другого человека. Возьмите для сравнения методики НЛП — они могут просто вырезать какие-то фрагменты психики, что-то там поменять, а что-то вставить… Это все можно выразить одним словом: окаянство.
— Тяжело быть Православным психологом?
— Очень радостно. Я работаю психологом в детском медико-психологическом центре. Бывают и курьезные ситуации. Сижу как-то я в кабинете, дверь открыта. Вдруг мимо пробегает женщина, ей вдогонку говорят: вам нужно к психологу консультации для взрослых. Но она заходит ко мне, рассказывает, что видит «видения», слышит «голоса»… Я ей объяснила, что идти нужно не к психологу, а к священнику. Что нужно, объяснила, направила в храм. То есть в этом случае я сработала просто верстовым столбом. Если бы она не попала ко мне, то куда бы попала? Господь Сам приводит людей.
— А приходят ли к вам на прием воцерковленные люди?
— Приходят часто. Ведь не всегда воцерковление идет правильно. Многие воспринимают Православие как религию запретов, а ведь это религия радости! И людей надо в этом плане переориентировать. А один раз на прием пришел… священник. Его семья решила удочерить детдомовскую девочку, но она, видно, принесла с собой много родовых грехов — и в семье начались очень серьезные проблемы. Я постаралась, как могла, им помочь.
— Как бы вы посоветовали выбрать психолога для консультации, если уж проблемы возникли?
— Прийти и начать разговаривать. Если вы почувствуете, что вам дают директивные советы, пытаются вами манипулировать или в речи психолога зазвучат слова про «энергию», «ауру» — не дожидаясь конца разговора, надо встать и уйти. Работая с Православным психологом, вы должны чувствовать, что вы свободны, что вы вправе пойти разными путями, а не тем лишь одним, на который вас призывает психолог. Свобода — это Божий дар, его нельзя доверить никакому психологу, даже если он называет себя Православным.
— Какие вопросы находятся в компетенции психолога, а с какими надо идти к священнику?
— Тут граница едва заметная. Когда обращаются к психологу? Когда душа болит. А душа болит, когда грехов много. Психолог может подсказать, откуда пошла эта болезнь души. А уже лечить-то душу надо идти к священнику. Одна женщина по благословению священника пришла ко мне на прием. Я, честно скажу, сначала ей не понравилась. А потом, когда мы стали разговаривать, выяснять обстоятельства ее жизни, она вдруг очень многое поняла. И вот пришла к батюшке. Он спрашивает ее: ну, что там сказал психолог? Она отвечает: батюшка, я поняла, что все в собственной жизни наворотила я сама. Священник с удивлением посмотрел на нее и сказал: «Да ведь я тебе сколько раз об этом говорил, почему же ты этого раньше не поняла?»
— Какие психологические «сдвиги» свойственны и тем людям, которые уже встали на путь веры?
— Мы всегда видим, в чем другой виноват, и редко глядим в свою душу. Выступает ли священник с проповедью в храме или говорит по радио, у многих верующих первая мысль: «Ага, послушал бы это мой муж (или мой ребенок) — ведь это же точно про него!» А что это не про него, а про меня — об этом задумываемся редко. И понять это может помочь психолог.
— Какой вопрос вам чаще всего задают пациенты?
— «Помогите мне с моим ребенком…» Сейчас дети нередко бывают агрессивными, начиная примерно с 11-12 лет. А вот недавно был очень тяжелый случай. Приходит дедушка, мнется. Говорит, что он старый коммунист, но с внуком творится такое, что ему кажется, что нужна помощь Православного психолога. Внуку семь лет. Ругается страшными матерными словами, которые и взрослые не всегда слышали, совершает много страшного. Приводят ко мне мальчика. Сидит передо мной ангелоподобное голубоглазое существо с золотыми кудряшками и все время отводит от меня глаза. И говорит не останавливаясь о том, как он всех обманывает, как он ворует, подглядывает… Говорит о том, как продаст каких-то котят, получит выгоду. А еще мальчик настолько сильный, что и взрослые не справляются. А говорит он без остановки. Когда мы разговаривали с дедушкой, он подслушивал за дверью и нам сказал: «Вот вы говорите, что мне телевизор не смотреть, к компьютеру не прикасаться, — а я все это буду делать, буду…» Ситуация была настолько тягостной, что я стала про себя читать Иисусову молитву. Дедушке я сказала, что мне нужно побеседовать с его дочерью —  мамой ребенка. Она примчалась через полчаса. Я ее спросила, водила ли она сына в младенческом возрасте по каким-нибудь «бабкам». Она сообщила, что, когда была беременной, сама занималась «рейки» и прочим оккультизмом… Перечитала много литературы. И вот такой кошмар она навлекла на свою семью. Они все боятся своего маленького ребенка. Дедушка отмечает у ребенка «переключение» — то перед ними безобидный ребеночек, то вдруг — это злобное существо; в нем словно две личности. Таких детей начинают водить к психиатрам, к психоневрологам. Врачи выписывают им успокаивающие таблетки. И чем большую дозу выписывают, тем больше ребенок распоясывается. Родители говорят, что таблетки не помогают, а, наоборот, ухудшают ситуацию. Я сталкивалась со случаями, когда пятилетний ребенок получал взрослую дозу успокаивающего лекарства, и это не помогало. Лекарства, конечно, действуют, но они действуют на человеческую личность, на человеческую природу, и она под их воздействием замирает. А другая, возможно, бесовская природа — она распоясывается еще больше.
Я маме все объяснила. Сказала, что им надо срочно идти к священнику, в церковь. Помочь на этом этапе могут только церковные Таинства.
— Большой резонанс вызвала ваша статья об абортах «Наша плата за комфортность «личной жизни».
— Я тоже получила много откликов по теме абортивной контрацепции, поднятой в статье. У нас в стране все на этой проблеме завязано. Через спирали, через гормональные средства многие женщины фактически каждый месяц убивают ребенка. Погибает огромное количество нерожденных детей! Мне только непонятно — как это нас Господь еще терпит. Почти каждая женщина, которая ко мне приходит на прием, как-то участвовала в этом страшном грехе детоубийства. Этот грех выстраивает такую страшную греховную стену, которая позволяет очень многие другие грехи совершать, и дальше все нанизывается, как в цепи одно звено на другое… И за этой стеной человек ничего не видит. Но как только стена рухнула, сразу все перед человеком обнажается и все поле его грехов перед ним открывается. Это самое важное звено в цепи, которой нас пленяют темные силы. И на него надо обращать особое внимание.
— А наши Православные батюшки — сильные психологи?
— Когда я только начинала работать, то прежде чем принимать какие-то решения, всегда шла за советом и благословением к священнику. Мне помогали мой духовный наставник священник Артемий Владимиров, отец Феофан (Крюков) из Свято-Данилова монастыря. Батюшка буквально одну фразу скажет, благословит, и все как-то устраивается. Просила их молитв, и по молитвам священников мне удавалось справиться со сложными случаями на работе.Но есть батюшки, которые начинают работать как психологи. Думаю что это неправильно, так как благодать священства дает гораздо больше любых знаний и приемов психологов. Старец Паисий Афонский писал, что когда священник начинает больше доверять своим знаниям психологии, это неправильно. Священство неизмеримо выше науки психологии. И вот появляется такой феномен — священник Анатолий Гармаев. У него книжки очень интересные. Существуют разные психологические теории, которые многие вещи объясняют. Отец Анатолий Гармаев взял эти теории и неким особым языком их изложил. В результате и как теории они много потеряли, и Православие мало что приобрело. Труды Гармаева, на мой взгляд, опускают на более низкий уровень психологию как науку, излишне популяризируют и упрощают ее, и адаптация психологии к Православию не очень ему удается. Нет анализа психологических рассуждений с точки зрения Православия. Хотя, конечно, у него есть интересные находки.
— Приходится ли вам сталкиваться с психологическими проблемами, возникшими в результате пьянства?
— Все больше убеждаюсь в том, что есть такой бес — пьянства! Один пациент мне рассказывал: он был богатый человек, и однажды пьяным он проезжал мимо храма. Приказал шоферу остановить машину — душа его потянулась к церкви. Качаясь, еле-еле дошел он до храма, вошел — и сразу почувствовал себя трезвым как стеклышко. Абсолютно трезвым! Постоял у икон, свечи поставил. Вышел, и прямо за порогом храма опять стало его с ног сшибать, едва до машины доплелся. Видно, бес не мог войти с ним в храм, а когда он вышел из церкви, бес вновь приступил к нему. Ничем другим этот феномен я объяснить не могу.
Что такое кодирование алкоголиков? Это своего рода оккультный договор с бесом. В психологическом кодировании это очевидно, а химическое кодирование иногда прикрывает психологическое. Это оккультный договор о том, чтобы темная сила год или два не трогала человека. Но потом страшные вещи происходят. В городе это не так заметно, но у нашей семьи есть дом в деревне, и там это отследить легче. Столько судеб за тридцать лет прошло перед глазами! Почти все, кто был закодирован, умерли страшной смертью. Вот человек стоит на улице, разговаривает с соседом. Вдруг он буквально на полуфразе прерывает разговор, садится на мотоцикл, куда-то мчится и через секунду попадает под колеса машины. Буквально его срывает какая-то злая сила и тянет в нужный момент в нужную точку — к погибели. Такие ситуации сплошь и рядом происходят.
Приходят женщины ко мне на прием, жалуются на пьянство супругов. Кстати, отец Анатолий Гармаев очень точно подметил, что у женщин, склонных к унынию, мужья чаще запивают. Но не унывать надо, не руганью встречать пьяного мужа. Наоборот, лучше искренне обрадоваться тому, что он все-таки до дома дошел. Пьяный — но живой. И твой! И когда женщина это понимает, начинает себя по-другому вести, в семье наступает улучшение.
— Расскажите о своей семье.
— Муж у меня директор архитектурной мастерской. У нас трое детей. Старший — кандидат биологических наук, научный сотрудник МГУ. Младший — искусствовед, а дочка учится на юриста. Своих детей мы растили на даче, в деревне. Пятнадцать лет держали корову, а одно время даже двух коров. Вторую корову мы купили на ВДНХ, ее звали Краля. У нее была знатная «родословная». Доила я коров сама. Сначала боялась к корове подойти. Но потом мы с ней так подружились, что корова слушалась меня безпрекословно. Это Господь так сделал, чтобы животные слушались человека. Контакт с животными — удивительная вещь! Своих детей я вырастила на парном молоке, на домашнем масле и сыре. Жили мы по полгода в деревне и дома, в Москве. Сами всей семьей заготавливали на зиму сено для коров — косили. Дом находится в Ярославской области, рядом с Годеново, где находится Животворящий Крест, это 165 километров от Москвы. Уверена, к этому все идет —  Россию поднимет натуральное хозяйство. Когда мои дети включились в систему натурального хозяйства, мы стали замечать, как у них улучшается не только здоровье, но и более гармоничная личность формируется. Мои дети выросли совершенно другими, чем большинство их сверстников-москвичей. Они более работоспособные, более организованные. Кстати, колхозные доярки не берут колхозное молоко. Только свое! И раньше все старались держать свое хозяйство, считая, что свои продукты здоровее и чище. И это вовсе не чревоугодие, нет. В книге по нравственному богословию я нашла такие слова: нравственность человека зависит и от того, что он ест. И становится понятно, что с нами в городах происходит, когда все едят и пьют синтетику. Со своего огорода овощи совершенно другие. А для своих детей я была готова на все. Ведь главное — здоровые дети, крепкая семья…

Антон Жоголев
16.02.2007
1414
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru