Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Сестра Илария

В паломнической поездке в Свято-Троицкий Муромский женский монастырь свел меня Господь с удивительной монахиней Иларией.


В паломнической поездке в Свято-Троицкий Муромский женский монастырь свел меня Господь с удивительной в своей доброте к людям и в неподдельной любви и преданности к Спасителю монахиней Иларией. Поздно вечером я пила чай с абрикосовым вареньем, отхлопывалась от полчища комаров и при треске свечей слушала ее удивительные и непридуманные рассказы.

Нательный крестик

— Знаешь песню: «Это где-то между Ленинградом и Москвой», — про Бологое. Вот там я родилась. Было у родителей нас пятеро детей. Мама моя женщина верующая и нас, детишек, тоже воспитывала в вере. Отец работал лесничим, поэтому жили мы в лесу. Ходить в школу приходилось по четыре километра. В жару или в мороз, а шли. Четыре километра туда и четыре обратно.
Как-то утром мой младший брат расплакался и сказал, что больше не пойдет без крестика в школу. У него порвался гайтанчик и уже дня три крестик носил в кармане. Он очень горько плакал. Мама приласкала его и сказала: «Мария (меня так звали до принятия иночества), свяжи ребенку тесемочку». Я училась в пятом классе, а братишка в первом, и я уже ребенком не считалась. Была я уже помощницей маме во многих делах. Взяла крючок и жиг-жиг — связала очень симпатичный шнурочек. Братик надел крестик, сразу повеселел, мы позавтракали и пошли в школу.
Школа была сделана из бревен и находилась возле железнодорожного полотна. Мы сидели на уроках в классах, когда на станции вдруг стали взрываться цистерны с горючим и огонь перекинулся на школу. Все стали в суматохе выбегать, друг друга толкали, дым застилал глаза. Когда все утихло и затушили школу, то на пороге коридора обнаружили моего мертвого младшего брата. Как потом выяснилось, его кто-то толкнул, и он ударился виском об угол стола. Затем по умирающему, спасаясь от пожара, пробежали все школьники. И я тоже… Он будто чувствовал и так не хотел без крестика уходить…
Так что, если порвалась цепочка с крестом или веревочка у деток твоих, сразу надевай новый. Мы не знаем, где нас смерть поджидает, а может, наоборот, от смерти-то крест и спасет.

Из жизни в смерть, из смерти в жизнь

Муж мой, как и отец, был лесник. Он увез меня от родителей в свое лесничество. Там и родились мои сынок и дочка. Жили трудно, но хорошо. Наверное, можно сказать, счастливо. Я молилась, как могла, как мама учила, раньше книжек-то не было. Вот все больше своими словами просила у Господа, чтобы детей оберегал и мужу в его трудной, а иногда и опасной работе помогал.
За себя как-то не опасалась, а беда случилась как раз со мной. Ехала я на машине и попала в страшную аварию. Была тяжелая травма позвоночника, паралич рук и ног, кровоизлияние в мозг. И 18 июня 1976 года была моя клиническая смерть. Видела я там вдалеке Свет, как от солнышка, и сказала этому Свету: «Господи, оставь мне жизнь. У меня еще дети не выросли, мне бы их на ноги поставить. А потом, Господи, даю обет в монастырь уйти и молиться во Славу Твою».
Я лежала как бревно, но постепенно стала выздоравливать. Руки, ноги задвигались, язык заговорил — я ожила. Когда врачи меня выписывали, то смотрели на меня настороженно. В чудеса врачам-то верить не полагается.

Уехала за акафистами, а стала монахиней

Я выздоровела и, честно сказать, забыла про свое обещание, данное Богу. Лет через двадцать после катастрофы стала работать при церкви. Там познакомилась с двумя женщинами, которые через какое-то время уехали в Свято-Троицкий монастырь. Несколько раз из монастыря они приезжали ко мне в гости. Я очень хотела читать акафисты на каждый день и знала, что есть такая книга, где каждому дню свой акафист, но найти эту книгу мне не удавалось. В один из приездов сестер я им об этом пожаловалась. Тогда они говорят: поехали с нами, у нас в монастыре сможешь найти эту книгу со всеми акафистами.
И вот в 1996 году я приехала в Свято-Троицкий монастырь, пожила здесь немного, купила акафистник и уже хотела уезжать, как вдруг смертельно заболела. Гангрена ног. Понимаешь, почему? Чтобы никуда уйти не смогла… Я осталась в монастыре. Выполняла самые тяжелые послушания. В погреб за картошкой спускалась, перебирала в запасниках холодные овощи, убирала и отчищала самые грязные места. И на все Господь в таком преклонном возрасте — мне тогда было около семидесяти лет — давал силы и здоровье. Болезнь отступила. Потом надо было оформлять документы на мою квартиру. Либо на дочку делать дарственную, либо продавать. Взяла я у настоятельницы монастыря матушки Тавифы благословение и позвонила дочке, что домой еду. Но опять заболела, опять в больницу попала. И поняла я, что обет данный надо выполнять. Через некоторое время меня постригли, и стала я сестрой Иларией.

Конфеты от Царицы Небесной

Когда пошел мне семьдесят четвертый год, то стала я Бога просить, чтобы было теперь моей работой только помянники да Псалтирь читать. Вскоре и заболела я, да так, что врачи запретили мне тяжелую работу. На ногах кожа язвами покрылась, потом стала лопаться и мокла — страсть как больно. Подлечить меня решили и положили в больницу, как раз во время поста. Из всего, что давали в столовой, мне можно уже третий день было кушать только хлеб — все остальное, как нарочно, было скоромное.
Я была в процедурном кабинете, где мне сделали уколы в вену правой и левой рук. Держу руки согнутыми в локтях, чтобы ваточки не упали, и выхожу в коридор. Вдруг ко мне подходит очень красивая женщина, одетая в голубое красивое платье и голубой шарф на голове. Я ее спросить все хотела, как она такая красивая по улице ходит, ведь украсть ее могут. Но язык мой во рту не ворочался. Дошли мы с ней до моей палаты, и она говорит: «Покушать я тебе принесла». Посадила меня на кровать, достала из моей тумбочки какую-то железную коробку и дает мне. А там, в коробочке, тефтельки с подливкой. Я говорю, мол, сейчас пост, я не могу это скушать. Она же протягивает еще конфеты, которые были в голубых фантиках. И говорит: «Все кушай. Тебе можно». Развернулась и ушла. Ушла прямо в стену… Две женщины, которые на соседних койках лежали в палате, спрашивают: «Кто это у тебя был?». А я и сама не знаю, кто. Только смею делать дерзкие предположения, что Сама Царица Небесная меня навестить приходила. Я отдала тефтельки и конфеты этим женщинам, ведь они были тяжелобольными. Сама же лежала на кровати и благодарила Господа и Богородицу, что не забывают меня грешную и даже подкармливают.
Вечером этого удивительного дня пришли меня навестить из монастыря. Принесли по благословению настоятельницы Тавифы много вкусностей. И сметану, и творог, и масло — как болящей мне сделали в пост послабление.

Взгляд Божией Матери

Очень важно, ребенок мой, причащаться в свой День Ангела. Я была этого лишена всю жизнь. Мой День Ангела выпадает на пост, когда причащают только маленьких детей. Но здесь, в Свято-Троицкой обители, настоятельница во время моего выздоровления дала мне благословение причаститься на мой День Ангела. Представляешь, я и одни только детишки причащались — вот Господь какую мне милость сделал. Прихожу я после этого в Троицкий храм и встаю на колени перед иконой Божией Матери «Умиление». Благодарю Спасителя и Богородицу, как вдруг вижу — на иконе глазки приоткрыла Она и так нежно смотрит на меня. Сходи-ка ты, Ольга, приложись к этой иконе, она чудотворная. Тут она, в храме, рядом… Много кому помогала эта икона.
…Мне было жутковато от всех этих историй, но еще волнительней стало, когда при отблеске свечей я увидела чуть приоткрытые глаза Божией Матери на иконе Ее «Умиление» — той самой иконе, о которой мне говорила матушка Илария… Цвет глаз Ее был ореховый, а зрачки как капельки росы… Я зажмурилась и перестала смотреть на икону. С закрытыми глазами приложила к ней голову, поцеловала и помолилась. Попросить о милостях я не смогла, забыла от испуга все просьбы свои.
А сестра Илария продолжала рассказывать свою жизнь, но я уже слушала все рассеянно…
— Читай в любых ситуациях Иисусову молитву, она силу имеет большую. Но самое главное — кайся и причащайся…
Враг так и стремится человека одолеть, но он безсилен против молитв и святого Причастия. Бывает человек злой, дерганный, а после Причастия благодать Божия его меняет до неузнаваемости…
…Дальше я уже ничего не слышала, в голове вертелся один и тот же вопрос: «Изображены на иконе глаза приоткрытыми или нет?». Наконец-то дождавшись утреннего света, я подошла к иконе рассмотреть. Как и полагается, Божия Матерь на иконе «Умиление» немного наклонила голову и закрыла глаза. Больше не показывала Она Своих очей орехового цвета. Мне было стыдно — чудо само шло мне навстречу, а я не сумела его достойно встретить.
Сестра Илария во время моего паломничества в Свято-Троицком монастыре заботилась обо мне, как мать о своем чаде. А напоследок она сказала:
— Не сердись на людей, а попробуй посмотреть на них через призму любви. Тогда ты сама не заметишь, как каждое слово о них обернется молитвой.

Ольга Круглова

18.07.2007
Дата: 18 июля 2007
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru