Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Приставник в Доме Божием

К столетию со дня кончины самарского храмостроителя Антона Шихобалова.


К столетию со дня кончины самарского храмостроителя Антона Шихобалова

Гениальный купец с добрым сердцем


Самарский купец, промышленник, благотворитель Антон Николаевич Шихобалов родился 4 июля (по старому стилю) 1827 года и тихо почил в день своего рождения в 1908 году. Через десять лет после его смерти в ночь на 4 июля (17 июля нового стиля) 1918 года была убита в Екатеринбурге Царская Семья. Интересно, что именно Антон Николаевич в качестве депутата от Самары в 1894 году присутствовал на коронации Императора Николая Второго в Москве. День памяти А.Н. Шихобалова — в этом году исполняется сто лет со дня его смерти — мы будем праздновать одновременно с памятью Царственных Мучеников, расстрелянных 90 лет назад в подвале Ипатьевского дома Екатеринбурга. Зазвонят, сзывая прихожан на службу, колокола белокаменного Покровского кафедрального собора, построенного в конце XIX века братьями Шихобаловыми — боголюбивыми самарскими купцами, потомственными почетными гражданами города Самары. Во дворе собора стоит крест с надписью над их могилой: «Храмостроители и благотворители г. Самары Михей, Емелиан, Матфей, Антоний». Их прах был торжественно перезахоронен из фамильного склепа на Радоницу 1992 года во двор Покровского собора. Архиепископ Самарский и Сызранский (ныне Митрополит Псковский и Великолукский) Евсевий отслужил Литургию и панихиду и призвал самарцев «не быть равнодушными и не забывать тех, кто любил наш город жертвенной любовью».
Каждый день в своих молитвах братьев Шихобаловых поминает София Поликарповна Бортник, праправнучка Михея Шихобалова, старшего из братьев-купцов. Столетие памяти Антона Николаевича, ее двоюродного прапрадеда, она будет отмечать так: «Первым делом закажу ему обедню и панихиду, поставлю свечку. Испеку поминальный пирог. Хочу купить цветы и положить к его могиле у Покровского собора».
Самым известным из четырех братьев Шихобаловых стал Антон Николаевич Шихобалов. В книге издания 1912 года «Антон Николаевич Шихобалов, его жизнь, просветительные и благотворительные учреждения его имени» подробно описывается история рода Шихобаловых, начиная с деда Ивана Андреевича и отца Николая Ивановича. Интересно, что именно Антону Николаевичу автор посвятил свое исследование жизни Шихобаловского рода. Антон, младший из братьев, необыкновенно много сделал для Самары. Он окончил только два класса церковно-приходской школы в селе Дубовый Умет. Отец не отдал его учиться в городскую школу, опасаясь влияния молокан, религиозной секты, которая в то время захватила многие школы Самары. Вопросы религии в этой семье были на первом месте и сохранение чистоты веры было важнее, чем хорошее образование. Жизнь показала, что Николай Иванович был прав.
Антон Николаевич видел возможность заработать капитал там, где другие проходили мимо. Он успешно занимался скотопромышленностью, земельными операциями, причем все свои предприятия вел в крупном масштабе, почти не берясь за мелкие дела. Все расчеты он держал в своей голове и даже не имел приказчика. Это был «спортсмен капитала», ему нравился сам процесс достижения успеха. Но деньги для него, как и для всех Шихобаловых, никогда не были главной ценностью. Братья Шихобаловы не стремились к роскоши и в Самаре продолжали вести почти такой же образ жизни, как и тогда, когда были простыми крестьянами в селе Наченалы Симбирской губернии, откуда они приехали в Самару в середине девятнадцатого века. Шихобаловы уже тогда выделялись из крестьянской массы не только своей зажиточностью, но и глубокой религиозностью (они не пропускали ни одной церковной службы), грамотностью, строгой, трезвой жизнью и исключительным трудолюбием. И в Самаре вставали все с зарей, ложились спать с заходом солнца. И весь день трудились. Обедали вместе с работниками, кушая из общей чашки деревянными ложками. Шихобаловы хотели подчеркнуть этим свое уважение к труду ближнего. Для них вообще было характерно уважение к человеку, независимо от его должности. Они не любили светских развлечений, жили замкнуто, своим кланом. Миллионщик Антон Николаевич Шихобалов умер в деревянном доме на углу Панской и Садовой, где он скромно занимал всего несколько комнат на втором этаже, а на первом этаже был хлебный магазин. Свой роскошный особняк — дом с атлантами — он отдал племяннику Павлу Ивановичу и его супруге. Это был гениальный купец с добрым сердцем.
Религиозное мировоззрение Николая Ивановича (который считал, что жить надо по Евангельским заповедям: трудиться, Бога чтить, никого не обижать) унаследовали все его дети.
— В семье Шихобаловых, — рассказывает София Поликарповна Бортник, — всегда было особое почитание самого старшего в роду. После смерти отца, Николая Ивановича, самым уважаемым человеком стал старший брат Михей Николаевич. Он руководил всеми делами, занимался воспитанием братьев, и особенно Антона, который был младше его на 21 год. В какой-то момент после смерти братьев Антон стал самым почитаемым. Так же и когда моя мама Ольга Александровна осталась старшей, ее слово было законом для всех. Эта традиция сохранилась в нашей семье до сих пор.

Ктитор самарских храмов

Антон Николаевич был глубоко религиозным человеком и считал, что не он владелец богатства, а Бог, а он только должен правильно им распорядиться. Поэтому он так много благотворил, в течение пятидесяти лет, до самой своей смерти.

Его деятельность на благо Церкви началась с того, что тридцатилетним он стал ктитором (церковным старостой) Иоанно-Предтеченской церкви. Она была деревянная, маловместительная, ветхая. Церковь перестроили в каменную в честь Покрова Пресвятой Богородицы (ныне Самарский Покровский кафедральный собор). А средства — тридцать четыре тысячи рублей — были пожертвованы братьями-купцами Емельяном и Антоном Шихобаловыми.
Скоро Антон Николаевич стал строить в Самаре еще церковь — в честь святого Пророка Божия Илии, вложив в нее более ста тысяч рублей. Он построил в Самаре Троицкую церковь в Засамарской слободе, новый храм в Свято-Никольском мужском монастыре, Всехсвятскую кладбищенскую церковь, загородную Сергиевскую, домовую церковь во имя Преподобного Серафима Саровского при богадельне, содержащейся на его средства. В Бузулукском уезде (ныне пос. Центральный Богатовского района) — Свято-Троицкий женский монастырь, в селе Колокольцовке Николаевского уезда — церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского. Отремонтировал Михаило-Архангельскую и Троицкую церкви в родном селе Наченалы, в своем имении на хуторе Кувай Оренбургской губернии построил Никольский храм и при нем школу.
В родном селе Наченалы он открыл школу, а в Колокольцовке — ремесленную школу с приютом для крестьянских детей-сирот, чьи отцы погибли в русско-японскую войну. В Самаре построил городскую больницу, оборудовав ее по последнему слову медицинской техники того времени. Бедняков, не могущих заплатить за лечение, там лечили безплатно. Заведовали больницей его дочери Мария Антоновна Сурошникова и Екатерина Антоновна Курлина. В пожертвованных им зданиях открылось Самарское общество Дома трудолюбия. Он принимал участие в постройке Константиновской богадельни, устройстве приюта для слепых, тайно выдавал белый хлеб проходившим мимо Самары войскам на войну в Китай и Японию, посылал на поле битвы для наших воинов деньги, белье, обувь и полушубки. Всех его добрых дел просто не перечислить! Один из его служащих через год после его смерти написал: «Богата Самара богачами, но не все так отзывчивы к нуждам общественным и народным. За 25 лет моей у него службы не было, пожалуй, ни одного дня, в который он не делал что-то полезное для других». Антон Николаевич Шихобалов был гласным городской Думы, членом учетных комитетов Самарского отделения Государственного банка и Волжско-Камского коммерческого банка, состоял членом всех самарских благотворительных обществ. За свою общественную деятельность он был награжден золотыми медалями всех степеней, орденами святых Станислава и Анны, пожалован в звание коммерции советника и т.п. Но с почетом и богатством его сердце не очерствело и не возгордилось.
Он строил храмы, школы, монастыри, больницы, богадельни на сотни и миллионы рублей, но всегда утаивал от властей истинную сумму пожертвований, говоря: «Бог знает, а я и сам не помню, запишите сколько-нибудь, и ладно». Его земляки только случайно узнали имя благотворителя, который отремонтировал им церкви и построил школу.
Он участвовал в постройке в Самаре кафедрального Воскресенского собора — славы самарских жителей, стал его ктитором и за тринадцать лет своего ктиторства истратил на украшение собора более шестидесяти тысяч рублей. И даже по смерти своей он словно продолжал заботиться о соборе. В 1910 году была проведена реставрация собора на средства жертвователя, сделавшего это в память А.Н. Шихобалова. Он был и главным строителем самарского кафедрального собора, и главным его украсителем, и первым ктитором.
А всего на должностях ктитора в разных церквях города Антон Николаевич трудился более пятидесяти лет! На пятидесятилетие его ктиторства собралась вся Самара: купечество, администрация, Дума, многочисленные родственники, простые самарцы. В соборе были отслужены Божественная литургия и молебен святому Антонию. Юбиляра приветствовали от лица соборного причта, духовенства и жителей Самары такими словами: «Вы давно уже привыкли смотреть на себя как на приставника и домостроителя в доме Божием, от которого требуется только верность и мудрость в распоряжении достоянием Божиим».
Один крестьянин напечатал в «Голосе Самары» трогательные стихи к юбилею ктиторства Шихобалова: «Полстолетья жизни славной, жизни честной и прямой, в пользу Церкви Православной, Руси, матушки родной. В пользу сирых и несчастных, обездоленных, калек много создал дел прекрасных благородный человек!»

«На его похороны пришел весь город»

К великому сожалению, почти все церкви, построенные Шихобаловым, были уничтожены большевиками. А построенные школы, жилые дома, богадельни по-прежнему используются. В шихобаловском доме с атлантами на улице Венцека на днях открыли выставочные залы Самарского художественного музея.
Не избежал Антон Николаевич и клеветы, которая неизбежно преследу-ет людей, идущих вслед за Христом. Его вместе с городским Головой Петром Алабиным в 1891 году несправедливо обвинили в поставке голодающим «фальсифицированной муки». Но на стороне обвиняемых, к счастью, оказались лучшие люди Самары во главе с губернатором и Владыкой. Дело это по Высочайшему манифесту Императора Николая Второго было предано забвению. Но Алабин потребовал суда над собой, поехал в Нижний Новгород на суд, где разбил все доводы обвинения. А Антон Николаевич на суд не явился, не стал оправдываться, считая, что правда рано или поздно восторжествует. Да и люди должны понять, что не мог он, всю жизнь им благотворивший, наживаться на их беде. Так и произошло. Хотя этот случай сократил дни земной жизни двум достойнейшим самарцам — Петру Алабину и Антону Шихобалову.
На похороны Шихобалова пришел весь город — отдать последнюю дань памяти замечательному человеку. Как пишет автор книги об этом, «к моменту выноса тела усопшего от его дома в восемь с половиной часов утра собралось несколько тысяч человек. Печальная процессия, за-пружая улицы, потянулась к Ильинской церкви. Впереди процессии несли хоругви, иконы и регалии, затем гроб, а процессию завершал катафалк, весь покрытый венками из живых и искусственных цветов, и колесница, специально предназначенная для венков, не поместившихся на катафалке. По дороге к церкви процессия несколько раз останавливалась для служения литий перед богадельней и больницей, устроенных Антоном Николаевичем. Гроб все время несли на руках. За ним следовали родственники, вице-губернатор, городской Голова, гласные городской думы, именитое купечество. После заупокойной Литургии в Ильинской церкви, совершенной известным протоиереем о. Ястребовым в сослужении с двенадцатью священниками, он сказал прочувствованное слово: «Антон Николаевич приехал в Самару из села Наченал не с мешком золота, а с предприимчивым умом и неусыпным трудом, а главное — с верой в помощь Божью, за что Господь и благословил его богатством». Ильинская площадь, запруженная тысячами народа, представляла невиданное зрелище. Из Ильинской церкви кортеж направился к Покровской церкви. За гробом следовала вся крупная торгово-промышленная Самара, масса интеллигенции и примкнувший к процессии губернатор В.В. Якунин. По совершении панихиды гроб перенесли в ограду и предали земле в фамильном склепе Шихобаловых».

Его расстреляли после смерти…

В 1909 году Самарская городская Дума постановила установить памятник-бюст Антону Николаевичу в садике перед больницей его имени. А улицу Сокольничью, на которой находится Шихобаловская больница, переименовать в Шихобаловскую, чего удостаивались только выдающиеся государственные и общественные деятели, дабы возможно глубже увековечить среди граждан Самары память о нем. Что и было сделано. Однако после революции Шихобаловская улица была переименована в Ленинскую. Большевики старались стереть саму память об Антоне Николаевиче Шихобалове в сердцах самарцев. Такие, как он, выдающиеся люди дореволюционной России, с крепкой верой и благородным сердцем, были невольным укором их антинародной и безчеловечной деятельности. А.Н. Шихобалов даже после своей смерти вызывал лютую ненависть большевиков. Вот какой чудовищный случай рассказал Софии Поликарповне Бортник-Шихобаловой подошедший к ней на церемонии перезахоронения праха братьев Шихобаловых один московский журналист (она была так потрясена, что даже не спросила его имени): «Хочу рассказать вам о событиях, которые произошли в Самаре вскоре после революции. В 1918 году самарский большевик Галактионов (его именем сейчас называется одна из центральных улиц Самары! — ред.) приказал красноармейцам вынуть из склепа из цинкового гроба тело А.Н. Шихобалова, с него сорвали регалии, повесили тело на столбе, расстреляли и потом бросили обратно в гроб». Он подвергся казни уже после своей смерти! Тем более прославлено это имя на земле и, можно надеяться, на Небе.
Софья Поликарповна сказала, что фамилия Шихобаловы сохранилась у прямых потомков Антона Николаевича, живущих сейчас в Канаде. Эти люди оторвались от России, бывают на родине редко. Недавно один из них побывал в Самаре и осмотрел дома, некогда принадлежавшие его знаменитому предку. Сама Софья Поликарповна сейчас на пенсии и собирает сведения о роде Шихобаловых. Ее внуки и правнуки будут продолжать традиции славного рода.
В год столетия со дня смерти Антона Николаевича Шихобалова было бы справедливо вернуть его славное имя улице, на которой по-прежнему стоят построенные им городская больница и столь любимый самарцами Покровский кафедральный собор, в котором всегда молились Шихобаловы.

Людмила Белкина
04.07.2008
1202
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru