‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Как любящий отец

Главы из книги «По водам ходящий…». Воспоминания об игумене Петре (Луканове).

Главы из книги «По водам ходящий…». Воспоминания об игумене Петре (Луканове).

11 ноября исполнился год, как отошел в Вечность игумен Петр (Луканов). Он был настоятелем Свято-Покровского мужского монастыря в Чубовке и возродителем, строителем Покровского Александрова-Чагринского женского монастыря Кинельской Епархии Самарской Митрополии. К годовщине со дня его кончины духовными чадами издана замечательная книга об отце Петре. Мы знакомим читателей с главами из этой книги.

См. также.

С отцом Петром я познакомился летом 2008 года, приехав за компанию с другом освящать его впервые купленную машину. Мне тогда это показалось очень странным: зачем ехать куда-то в село, к какому-то батюшке... Как будто больше других священников нет, поближе.

При встрече игумен Петр (Луканов) оказался не похожим ни на кого из прежде мне известных батюшек. Встретил нас очень радушно, по-простому. Довольно интересно пообщались на разные темы. На прощание он пригласил нас приехать снова. Я кивнул головой, сказал: «Хорошо, спасибо». Но про себя подумал: «Нет, больше сюда не поеду». Но, как говорят, не зарекайся...

В ноябре у меня умерла тетушка. Она была глубоко верующим человеком и прожила свою жизнь почти как монахиня. По ее просьбам я ходил заказывать требы, приносил Крещенскую воду. Если настаивала на том, что нужно помолиться и пойти в храм, - выполнял. Но не более того. Особого влечения к духовности во мне в тот период не было.

После ее смерти моя жизнь поворачивается под углом в 180 градусов. Я работал в строительном бизнесе, имел квартиру, хорошую машину, встречался с девушкой. И менее чем за полгода я потерял абсолютно всё! В кармане не осталось ни рубля.

И вот на Пасху в храме я встречаю того самого друга, с которым мы ездили в Чубовку. Поделился своими проблемами, на что он мне говорит: «А что ж ты не съездишь к отцу Петру?» - «А зачем?» - удивился я. - «Да ты съезди!»

Машины у меня тогда уже не было, и пришлось нам ехать той же компанией, как и в первый раз. Я чувствовал, что мне нужен толковый совет, и ехал с надеждой, что игумен Петр мне сможет что-то подсказать. Но я даже и не мог представить, к чему приведет эта поездка. Оказывается, мои друзья заранее созвонились с батюшкой и рассказали ему о моих неприятностях и о том состоянии, в котором я пребывал.

Приехали мы на Литургию, потом побыли на трапезе. После этого я остался с игуменом поговорить, а друзья решили нам не мешать и съездить в это время куда-то по делам.

Отец Петр начинает расспрашивать о моих делах. Я поделился. Потом вдруг говорит: «Я слышал, ты знаком со строительством... А сам что-нибудь умеешь делать?» - «Да, умею: и строю, и шпатлюю. Занимаюсь отделочными работами и не только». - «Мне как раз нужны такие люди. Оставайся».

«Как это: оставайся, где? Что это еще такое?» - проносится у меня в голове поток мыслей. «Нет, - говорю, - мне ехать надо». Прощаюсь, выходим с отцом Петром из вагончика. «Кого ждешь-то? - спрашивает. - Они уехали!» - «Как уехали?!» - «Тебе нужно остаться. Ты пойми свое состояние. Ты зациклился на том, что всё потерял. Господь у тебя всё забрал, значит, так нужно. Но Он тебе и всё даст, и даже больше. Ты сможешь всё вернуть». - «Как?» - «Молись!»

Отец Петр повел меня в свою комнату. Долго мы с ним в тот вечер еще беседовали, потом молились. На следующий день он нашел мне жилье и определил в бригаду Дмитрия, строившего храм. Поначалу было желание просто сбежать: слишком уж всё отличалось от моего привычного образа жизни. Да и душевные раны покоя не давали. А отец Петр, видя всё это, старался меня не оставлять одного, чем-нибудь побольше загрузить. Как-то спрашивает: «Ты же водишь машину? Вот тебе ключи. Давай ты меня будешь возить».

Большую часть времени я работал на стройке, но когда звонил отец Петр, я возил его по делам, по требам. Довольно часто мы ездили в Большую Глушицу к его маме. Очень он за нее переживал: тяжело ей одной уже было жить в частном доме. Видно было, как больно ему уезжать и оставлять ее одну. А переезжать к сыну в монастырь она никак не соглашалась. И только после пожара в доме переехала в Чубовку.

Время шло. Потихоньку игумен начал меня привлекать в храм. «Давай ты будешь шестопсалмие читать». - «Зачем? Вы хотели, чтобы я штукатурил - штукатурю. Это я умею. И машины люблю, потому я еще теперь и водитель. А читать мне зачем? Не буду». - «Ну давай, - стоял на своем отец Петр, - у нас некому шестопсалмие читать». Уговорил, в общем. Так я первый раз начал читать шестопсалмие на церковно-славянском. Это было, конечно, непросто... Вскоре он завел меня в алтарь. Так я стал еще и алтарником.

И только через три месяца я очнулся, вспомнил, что за это время ни разу не был дома.

В конце лета отец Петр отпустил меня съездить домой в Самару. Пообщался с друзьями, они начали предлагать мне работу, и понял, что мне это теперь не нужно... Мне была нужна жизнь в Чубовке и общение с игуменом Петром.

Никто, конечно, меня не понял. Думали, «батёк» мне большие деньги платит. Но зарплаты у меня не было никакой. И вот парадокс: денег у меня не было, но я ни в чем и не нуждался. Кормили нас всегда очень вкусно и сытно. Игумен также следил за тем, чтобы у нас всегда холодильник был полон еды. Да и сам баловал. Однажды ему кто-то на Пасху подарил большую банку красной икры, и он принес ее нам. «Гуляй, рванина!» - пошутил он. Вообще он был очень щедрым человеком, готов был одарить каждого. О себе только забывал. Как-то мы ездили по делам в Самару, и я завез его в магазин обуви Salamander. Была уже осень. Говорю батюшке: «Купи себе хорошие ботинки. Священнику нужна правильная и удобная обувь». Уговорил, купили ботинки на распродаже. Приехали в Чубовку, пошли в трапезную. И тут вламывается какой-то пьяный человек. Просит увидеться с игуменом. Сам босой, с подвернутыми джинсами. А на улице уже холодно. Отец Петр протягивает ему коробку: «Возьми». Я аж взвился на месте. Говорю: «Если тебе уж так жалко его, отдай свои старые башмаки!» - «Я в них хожу», - отвечает мне отец Петр. - «Ну, теперь будешь ходить в новых, удобных...» Пока мы дискутировали, «товарищ» напялил на свои грязные ноги новые кожаные ботинки и навсегда исчез из трапезной. Вот так и жил отец Петр.

Пробыл я в Чубовке около трех лет, почти не выезжая в Самару. В 2011 году отец Петр решил отправить меня учиться в Духовную семинарию. Отец Петр, сидя в машине, на коленках написал мне рекомендательное письмо. Благословил: «Поезжай, а там как Господь устроит».

И вот я приезжаю в семинарию с рекомендательным письмом, написанным от руки, хотя нужно было в печатном виде. Меня спрашивают, откуда я, почему так поздно приехал... Я объяснил ситуацию.


Священник Александр Манцуров (слева) со своим духовным наставником игуменом Петром.

«Не знаем, сможем ли чем-то помочь... А от кого рекомендация у вас?» Я протягиваю письмо с подписью игумена Петра (Луканова). И этим именем всё было сказано... В итоге меня приняли! Вот оно, знаменитое благословение отца Петра и его авторитет! Хотя тогда я ничего этого еще не понимал.

Спустя время только осознал, что с этим человеком можно было зайти в любую дверь, и нам везде будут рады. Только рады будут не тебе, а отцу Петру. На его авторитете выезжали все, кому не лень... На момент поступления в семинарию у меня уже был кладезь послушаний и опыт алтарничества, поэтому учиться было легко. Закалка, которую я получил в Чубовке, меня выручала не один раз. Единственное, меня тяготило, что общаться с ним реже стали. Но раз в месяц я ездил в Чубовку обязательно. Каждый раз, когда писал прошение на поездку, то сталкивался с непониманием со стороны преподавателей: зачем я к нему так часто езжу. Даже одногруппники удивлялись, что это за игумен такой, к которому ты всё ездишь?

А я упорно продолжал к нему ездить. Изо всех сил стремился быть на него похожим и так же искренне и преданно служить Богу. Хотел стать монахом, как и он. На что отец Петр мне с улыбкой отвечал: «Монахом быть тяжело. Человек может быть с виду монашка, а внутри окаяшка. С нашего курса, кто желал стать монахом, - многие женились, кто хотел жениться - приняли постриг».

Он не только не настаивал на моем монашестве, а наоборот, сыграл важную роль в моем знакомстве с моей будущей матушкой. Живя в Чубовке, я полностью прекратил общение с противоположным полом, хотя попыток женить меня было немало. Откуда мне только невест не сватали: и местных, и из Самары... Но мне это было не интересно, да и отец Петр не благословлял.

А когда я ему сообщил, что случайно познакомился с девушкой, он вдруг сказал: «Общайся!» И 9 августа 2013 года отец Петр нас повенчал.

После рукоположения я хотел остаться служить в Чубовке вместе с ним. Но он предложил: «Почему бы тебе не потрудиться в том храме, в котором ты венчался. Иди к Владыке и просись туда!» Так я оказался в Кинель-Черкассах, в старинном храме, где служу до сих пор.

У него был дар - любить всех такими, какие мы есть. Все приходящие находили у него утешение, решение своих бед и проблем. Он был словно тем самым любящим отцом из евангельской притчи о блудном сыне. Готов был безконечно прощать, отдавая последнее, не стесняясь быть наивным и открытым, бежать с распростертыми объятиями навстречу кающимся, ищущим прощения и помощи.

Мы жили с ним под одной крышей, ели из одной тарелки. Я видел, сколько трудов, сил и здоровья стоило ему поднять монастырь. Как он всем сердцем переживал за своих духовных чад. Он всего себя отдавал служению Богу и людям. Он настоящий... На него я равнялся, равняюсь и, надеюсь, буду равняться до конца своих дней. До сих пор выполняю те правила, которые мне благословил отец Петр.

Благодарен своим друзьям, которые привезли меня много лет назад в Чубовку и там оставили. И я не пропал. С отцом Петром потеряться и пропасть невозможно. Потому что он сам живет с Богом - любящим Отцом - и несет эту любовь всем нам.

Иерей Александр Манцуров,
ключарь храма Вознесения Господня, с. Кинель-Черкассы Самарской области.

Он наставил меня на путь ко Христу!

До моей встречи с отцом Петром я пять лет окормлялся у его однокурсника протоиерея Николая Козина в храме Казанской иконы Божией Матери. Однажды он мне сказал: «Всё, что я мог тебе дать, дал… Теперь тебе надо попасть к игумену Петру. Думаю, он тебе поможет». Накануне Великого Поста 2014 года я задумался, где бы мне потрудиться и помолиться на этот период.

Так я впервые приехал в Чубовку… Выйдя из машины у источника, я внутренне что-то почувствовал. Стал глубоко дышать и не мог надышаться, даже начала кружиться голова! Думаю: «Что же за место такое, не могу понять, что со мной происходит?!» Зашли в Никольский храм, там нам сказали, что сейчас отец Петр выйдет. И когда я его увидел, то сразу почувствовал необычайную теплоту, исходящую от него.

- Батюшка, благословите потрудиться во славу Божию и помолиться на время поста! - обратился я к нему.

- А зачем тебе это нужно? - спросил он.

- Ну…укрепиться духовно, - ответил я.

Батюшка с улыбкой сказал: «Отчего же не дать-то благословение, пойдем».

И, не спросив у меня ни паспорта, ни других документов, повел в гостиницу. В тот период храм и территория монастыря были еще на стадии строительства. Хотя монастыря еще не было, но день у насельников общины был уже расписан и спланирован игуменом Петром поминутно. Утром все обязательно шли на молебен, после него батюшка минут 15-20 читал нам духовную литературу, а потом минут 40 разъяснял прочитанное и параллельно задавал вопросы, кто и как понимает прочитанное. У него был талант объяснять настолько доходчиво, таким простым языком, доступным для лучшего усвоения, что иногда прочитанное приоткрывалось с неожиданной стороны. Днем у нас были послушания, и, кроме болящих, в корпусе никто не мог находиться. Бывало такое, когда я батюшке говорил, что приболел и на службу, возможно, не пойду. А он мне с улыбкой отвечал: «Только смерть может быть весомым аргументом для отсутствия тебя на церковном Богослужении». И непонятно было, шутит он или нет.

Когда все были на послушаниях, отец Петр мог пройти по кельям, посмотреть, чтобы везде был порядок, постели заправлены, на подоконниках ничего не стояло. Мы постоянно были под его пристальным наблюдением. Также смотрел, кто какую литературу читает. Был даже такой забавный случай… Однажды заходит отец Петр к нам в келью и спрашивает:

- А кто это у нас вот эту книгу читает?

- Это я, она же у меня на тумбочке лежит, - ответил я.

- И что же она уже несколько дней заложена на 34-й странице? - продолжил спрашивать батюшка.

Присел за стол и за чаепитием начал интересоваться, как я усвоил эти тридцать четыре страницы. Он очень часто заходил к нам вечерами, мы заваривали разные сорта зеленого чая, который он очень любил. Мы всегда очень ждали его, потому что каждая такая келейная встреча была для нас мини-проповедью на сон грядущий.

После Пасхи батюшка взял нас в паломническую поездку маршрутом почти в пять тысяч километров! Мы побывали в Дивеево, во Владимире, на Валдае, помолились у Преподобного Антония Дымского, в Троице-Сергиевой Лавре, у Преподобного Нила Столобенского, Преподобного Александра Свирского. Сам батюшка очень любил путешествовать и часто говорил: «Как здорово бывать в храме, где тебя никто не знает! Встать в уголочке и помолиться…»

Мы старались не мешать ему своими вопросами в храмах, давали побыть одному. Он мог встать у большого иконостаса какого-нибудь старинного монастыря или храма минут на 30-40 и все… нет его! Он где-то там, но не с нами! Перед поездкой отец Петр дал нам такое напутствие: «Вы все куда-то спешите, а вы научитесь притормаживать, ведь приостановившись и посмотрев по сторонам, можно увидеть чудеса, которые Господь нам посылает постоянно, и только в силу бешеного ритма нашей жизни мы попросту не замечаем их».

На обратном пути, подъезжая к Дивеево, один брат мне говорит: «Посмотри, какие облака интересные». Смотрю - а над Дивеево в облаках икона Богородицы с Младенцем на руках! Я начал думать, как мне сказать об этом, вдруг мне это кажется! Поворачиваюсь к брату, а он крестится и шепчет: «Пресвятая Богородица! Пресвятая Богородица!» И я понял, что мне это не кажется. Батюшка услышал, что мы всполошились: «Ну что у вас там?» А мы ответить толком ничего не можем, показываем в окно: «Богородица там в облаках», а автобус мчится по трассе и, конечно, пейзаж изменился. Батюшка улыбнулся и говорит брату за рулем: «Домой пора, перебор!» После этой поездки всё переменилось. Никуда не хотелось уезжать из Чубовки, не хотелось расставаться с отцом Петром!

Я поверил, что это тот самый человек, который мне поможет. Однажды, когда он приехал с Кавказа (точно не помню, из Грузии или из Абхазии), мы собрались за столом, чтобы встретить его. Брат приготовил блюда абхазской кухни, Батюшка делился впечатлениями, и вдруг задает вопрос: «Ну а вы-то что решили, как жить дальше? В мир или остаетесь?» Наступила небольшая пауза, все замолчали. А он сказал: «Не прожили жизнь как надо, так хоть научитесь умереть красиво!» Я огляделся - и правда, красота: синие купола в золотых звездах, золотые кресты, колокольный звон, кладбище рядом. А если сподобиться, то и быть похороненным на территории монастыря, и пусть даже пройдя непростой путь, в трудах, искушениях, но в служении Богу! И это стало для меня ориентиром - научиться умереть красиво.

Через некоторое время мне попустилась болезнь. Температура под 40 не спадала несколько дней. В больнице после обследования оказалось, что у меня большой камень в почке, размером 1,6 сантиметра. Десять дней горю, если температура и спадала до 38 градусов, то такую легкость испытывал! И стало мне страшновато. Написал игумену сообщение: «Отче, умирать жуть как страшно!» В течение десяти минут он перезвонил. Узнав, что камень начал двигаться, говорит: «Помнишь, как по Ветхому Завету блудниц камнями побивали, а тебя блудные камни изнутри бьют! Не переживай, не готов ты к тому, чтобы тебя Господь забрал. Молись!» Я у него тоже попросил молитв, положил телефон и буквально в течение 15 минут температура начала спадать, и состояние стабилизировалось. Я знал, что игумен с братиями за меня молятся, я чувствовал эту молитвенную помощь.

Тем временем врачи приняли решение почку удалить, так как начался абсцесс, и 80 процентов почки было в гное, но только один врач пошел на риск, решив ее сохранить. Операция шла почти три часа, как потом сказали, почка с кулак размером, а камень - с перепелиное яйцо, а найти его не получалось. Что смогли, хирурги сделали и зашили. Через две недели опять поднялась температура, и я подписал все документы, что настаиваю на повторной операции, несмотря на угрозу летального исхода.

На снимке четко был виден камень, и достать его не составляло труда, лишь бы сердце выдержало повторный наркоз. Уже перед операцией мне сделали контрольный снимок - и камня не обнаружили: ушел в почечную чашку. Операцию отменили.

Потом было направление на дробление. После дробления УЗИ показало, что камень распался на две части, 9 и 7 мм. И тогда мне игумен Петр говорит: «Успокойся! Никто тебе их не достанет! Как Господь попустил им появиться, так и повелит, чтобы они исчезли!»

И я опять вернулся в монастырь, только уже со словами: «Отче, помните, вы сказали, что если не прожили жизнь как надо, так хоть научитесь умереть красиво? Вот, пришел умереть красиво!» Он улыбнулся и ответил: «Ну, пойдем!» И поселил меня в келье с видом на кладбище. Вообще у него, конечно, было потрясающее чувство юмора!

Со временем я стал пытаться понять ход служб, пробовал читать на клиросе, учиться церковно-славянскому языку. Однажды во время службы читаю Псалтирь, и не идет никак чтение, а отец Петр рядом, боковым зрением чувствую его. Он стоит и в бороду что-то: «бу-бу-бу, бу-бу-бу», молится. И вдруг у меня раз - и «шторки» в Псалтири как бы приоткрываются, и всё, что я читаю, соприкасается с моей жизнью на вчерашний и сегодняшний день. Необычное восприятие, книга ожила! Я вернулся в реальность только на словах «Слава и ныне». Поворачиваюсь к батюшке, а он смотрит на меня загадочно и говорит, улыбаясь: «Ну, Пашка, чем не сокровище!» Тут я вообще чуть не прослезился и попросил у него прощения.

Службы тогда в храме были только в выходные дни и по праздникам, и я очень переживал, что у меня не получается с церковным уставом. Разобраться с Богослужебными книгами мне было очень сложно. Батюшка улыбался и говорил: «Это дремучий лес, его так сразу не пройдешь. Время надо!»

Вскоре батюшка принимает решение отправить меня на искус в Свято-Богородичный Казанский мужской монастырь в селе Винновка Самарской области. Но он никак не мог определиться со сроком моего пребывания там. Всю дорогу он молился, молчал. И уже там, в монастыре, в беседе с благочинным и еще с несколькими иеромонахами он узнаёт, что идет набор в архиерейский хор с обучением церковному пению в Самарской духовной семинарии. «Добре! - сказал батюшка. - Будешь здесь, пока Осьмогласие (учебник для церковного хора) наизусть не выучишь!»

Так я быстро попал на клирос, закрепился, со временем приняли в хор. Первое время отец Петр вообще не звонил, было тяжело и тоскливо без него. Но деваться некуда, благословили на послушание, надо выполнять. Старался по мере сил и возможностей. Регулярно выезжал в больницу на УЗИ, наблюдали врачи за теми камнями в почке, они не увеличивались, но и не уменьшались. Меня часто посещали мысли, что за послушание Господь у меня их заберет.

Еще через два года я заболел пневмонией и запустил ее. Болел почти два месяца, думал - умру. Отцы приходили исповедовать в келью. А умирать страшно, когда нет покаяния, нет молитвенности, да и доброго мало что успел сделать! И опять Господь, по молитвам отца Петра, дал выздоровление.

Шло время, я начал периодически приезжать в Чубовку на исповедь к отцу Петру, получать и наставления. Однажды я благословился у него в дорогу на очередное медицинское обследование, попросил молитв. И тогда КТ показало, что легкие рубцуются, а УЗИ показало, что камни в почке исчезли. Я на радостях, выйдя из кабинета, сразу позвонил игумену и чуть ли не со слезами радости кричал ему в трубку: «Это какие-то чудеса! Спаси тебя Господи, отче, за молитвы!»

Уже позже я понял, насколько было мудрым решение игумена послать меня на искус в другой монастырь. Вернувшись в Чубовку, я уже окончательно перестал себя видеть в миру. Однажды, когда мы с ним ехали в машине, он сказал мне с улыбкой: «Что? Отверг тебя мир? Не любит мир слабых! Но монастырь тебя сделает сильным». Так началась подготовка к монашескому постригу.

Игумен Петр стал для меня духовным наставником, многому учил, поправлял мои ошибки. Я эмоциональный и импульсивный, а он учил меня сдержанности и степенности, и сейчас стараюсь пользоваться всеми его наставлениями. Если и делал замечания, то беззлобно, чему и меня учил. А то ведь часто начинаем свою речь сдержанно и хотим донести мысль доступно и с любовью, а эмоции захлестывают, и получается, как в поговорке: начинаем за здравие, а заканчиваем за упокой. И батюшка всегда говорил, что если чувствуешь, не сможешь сдержать себя, не начинай разговор, отдались от ситуации.

Понимая наши немощи, он такой давал совет: «Не можешь идти - ползи, не можешь ползти - хотя бы ляг и лежи в этом направлении!» Часто в двух-трех предложениях мог развернуть тебя на правильный путь мышления, хотя до этого ты ему чуть ли не час объяснял свою «запутанную» ситуацию.

Ко всем у него был не просто индивидуальный подход, а ИНДИВИДУАЛЬНЕЙШИЙ! Для кого-то он был, как отвертка, для кого-то - стамеской, для кого-то - рубанком, а для кого-то - лейкой, поливающей добрые всходы, а для кого-то - бензопилой, выпиливающей закоренелые страсти. В руках Божиих он был тем орудием, которое было необходимо конкретному человеку.

Дал ему Господь и дар слова, дар проповеди. Порой слушаешь и думаешь, а ведь отче сейчас для меня с амвона говорит, знает мои слабости и вразумляет. Потом слышу разговоры прихожан, жизнь которых на мою вообще не похожа, и тоже говорят: «Батюшка прямо про меня говорил и всё по полочкам разложил!»

Память у игумена была феноменальная. Он часто говорил цитатами из разных книг. Людей живых и усопших помнил по именам. Во время панихид он называл сотни имен, лица которых проявлялись в его памяти.

Я благодарен Богу за то, что он сподобил меня находиться рядом с таким удивительным человеком - игуменом Петром (Лукановым). Пусть не так долго, как хотелось, мы были вместе, но именно он наставил меня на путь ко спасению, на путь ко Христу! Он был кладезем знаний, доброты, неподдельной любви, «сыграть» и изобразить которую невозможно!

Монах Пантелеимон,
Покровский мужской монастырь с. Чубовка.

Он был крепким в вере

Наша младшая дочка Настенька тяжело болела. Это был серьезный диагноз и, будучи врачом, я понимал, что полностью не вылечиться, хоть и чувствовала она себя хорошо. В то время я начал постоянно ходить в Иверский монастырь и со своими переживаниями обратился к протоиерею Стефану. Он принял меня, выслушал и, несмотря на младенческий возраст, посоветовал пособоровать дочку. Сам отец Стефан был уже прикован к постели, и из многих священников, служивших в то время в монастыре, порекомендовал обратиться к отцу Петру. Вот так мы с ним и познакомились. Это был 2004 год.

Отец Петр пригласил нас приехать в храм (в тот период в монастыре действовал только Иерусалимский), где и провел чин соборования. Мы были там одни: жена, дочка, я - и отец Петр (Луканов). И эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами... Через год Господь забрал нашу девочку. Потеря ребенка - это настоящая трагедия, которую невозможно выразить словами. Я просто не знал, как жить с этой болью, и ходил, как потерянный.

Однажды я пришел в келью отца Петра. Он напоил меня чаем. О чем мы говорили в тот день, сейчас уже не могу вспомнить. Но после того общения я постепенно начал приходить в себя. Затем на некоторое время наше общение прервалось, поскольку его перевели служить в другое место.

Однажды, поднимаясь по ступенькам нового храма в честь Иверской иконы Божией Матери, я обратил внимание на женщину, державшую табличку с просьбой о пожертвовании на строящийся храм в Чубовке. Разговорившись с ней, узнал, что строительством занимается отец Петр, как раз на новом месте служения. В 2008 году мы уже встретились в вагончике, который на тот момент был оборудован под храм, и с тех пор не расставались. Отец Петр стал привлекать меня к осуществлению своих планов. Мне всегда было интересно помогать ему, создавать что-то новое, начинать с чистого листа.


Сергей Львович Бранчевский.

Батюшка всегда удивлял меня тем, что мог правильно разобраться во всем. Мог организовать строительство, оформить документы на землю, контролировать хозяйство, материальная помощь в его руках как будто умножалась многократно, и Божией милостью стопы кирпича и стройматериалов превращались в храмы, которые потом разрастались в монастырские комплексы. У отца Петра был удивительный дар - дар общения, благодаря которому вокруг него собирались нужные люди. Помогали, кто чем мог. Но самое ценное заключалось в том, что игумен Петр строил не только стены храма, он создавал Церковь - место встречи с Богом; место, в котором совершенно чужие люди объединялись в одну дружную семью.

Глядя на строительство под руководством игумена Петра, мне невольно на память приходил добрый советский мультфильм «Про Чебурашку и Крокодила Гену», когда главные герои решили построить дом для тех, кому негде жить и у кого нет друзей. А когда дом был готов, и они начали записывать тех, у кого нет друзей, так выяснилось, что за это время они все подружились. Это небольшое лирическое отступление раскрывает теплоту и душевность отношения игумена ко всем, кто с ним общался.

Однажды отец Петр подробно рассказал мне про святого праведного Александра Чагринского и про разрушенный Чагринский монастырь. История Иверского женского монастыря и Чагринского тесно переплелись. Отец Софроний (будущий Епископ Кинельский, служивший тогда тоже в Иверском монастыре) был инициатором перенесения в Иверский монастырь мощей Александра Чагринского. А через много лет отец Петр предложил мне участвовать в возрождении Чагринского монастыря.

Когда мы в первый раз вместе туда приехали, кроме могильных плит там ничего не было. «Камня на камне
не осталось». Отцу Петру удалось провести большую архивную работу, воссоздать планы разрушенного монастыря. Было очень много препятствий на пути восстановления Чагринской обители, но благодаря целеустремленности и твердой вере отца Петра, все преграды были устранены и цель достигнута. На самом деле игумен Петр по своей крепости и силе веры был подобен тому камню, на котором создавал Церковь Господь Иисус Христос: «Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою» (Мф. 16:18). Игумен Петр в полной мере оправдывал имя, данное ему во время монашеского пострига. В нем была простота, как у Апостола Петра. Он общался со всеми доступным языком, был для всех понятен. Однако и без мудреных фраз и оборотов ему удавалось подобрать настолько искренние и точные слова, которые проникали в самую глубину сердца. Правда, спустя некоторое время выяснялось, что простота эта была только кажущейся. Недаром говорят: «Святость скрывает, не выпячивает себя». В те редкие моменты, когда игумен приоткрывался, и тебе удавалось хоть одним глазком заглянуть внутрь, ты просто поражался той сокровищнице, которая хранилась в нем.

Если же вспомнить его проповеди, то какой мудростью они были наполнены! Такие речи может произносить только человек, просвещенный благодатью Божией. Проповедовал он о Христе настолько мощно и проникновенно, что люди, приходящие в храм, там оставались. Известны случаи, когда люди уже в зрелом возрасте после его проповеди принимали крещение.

Игумен Петр в первую очередь руководствовался любовью к людям. Невероятно, как ему удавалось одновременно сочетать доброту и строгость. Он был и очень требователен в делах. Как мудрый и заботливый пастырь, возлагая на себя ответственность за вверенных ему людей, он ясно и четко видел цель и вел паству за собой ко Христу.

Я очень благодарен отцу Петру за помощь моему племяннику Михаилу, страдавшему социальным недугом. В качестве последнего шанса мы приехали с ним за помощью в Чубовский монастырь. Послушания у Михаила были разные: гусей пас, штукатурил трапезную, помогал на кухне. Он жил и работал с другими трудниками. Именно в монастыре у него появилось чувство ответственности и привычка делать хоть что-то самостоятельно. Прожил там около года. Сбегал, возвращался. И отец Петр вновь принимал его, как любящий отец. Да и не только его принимал. Трудно сказать, что было бы с Михаилом, если бы не общение с отцом Петром. Он был на грани жизни и смерти. А сейчас у него семья, ребенок. Ходит в храм.

Удивительно, как менялись люди, просто находясь рядом с игуменом. Он собирал и грел людей своей душой, своей теплотой и любовью. Сам я вырос без отца, но в моей жизни есть люди, на которых хочется равняться. И отец Петр был одним из таких знаковых людей в моей жизни. Приехать к нему - это как прийти домой: поговорить о простых вещах, просто посидеть или даже молча потрапезничать. Приезжаешь с тяжестью на душе, а уезжаешь окрыленный, наполненный светом и теплотой. Он был настоящим, неподдельным, искренним человеком.

Сергей Бранчевский,
основатель глазной клиники, г. Самара.

Как игумен Петр стал графом Чубовским

С самого детства отца Петра привлекали захватывающие путешествия и таинственные приключения. Частенько, будучи подростком, он, прихватив с собой несколько книжек, уходил куда-нибудь на берег реки и там читал. В то время его любимыми писателями были Жюль Верн и Фенимор Купер…

Однажды наш батюшка решил сам отправиться в увлекательное путешествие. В Красноярском районе расположена удобная зона для полетов на воздушном шаре. Отец Петр решил осуществить свою детскую мечту и одновременно совершить благое дело - освятить Чубовку с высоты птичьего полета. Настолько он полюбил место своего служения, свой приход и жителей поселка, что старался оградить их от бед даже таким несколько необычным способом. Пройдя инструктаж, захватив несколько пятилитровых баклажек воды, батюшка погрузился в корзину и отправился в полет.

Сколько же было радости и восторга! Он радовался, как ребенок! С нескрываемым удовольствием он любовался Чубовскими просторами, которые уже стали для него родными...

Пролетая над Чубовкой, батюшка увидел свою прихожанку, которая ранним летним утром вышла в огород потрудиться, пока не накрыла изнуряющая жара.

Находясь в прекрасном настроении, он решил немного разыграть ее… Он попросил инструктора снизить высоту и начал звать прихожанку по имени:

- Валентина… Валентина…

Валентина поворачивает голову вправо - и никого не видит. «Ну, - думает, - показалось», - и продолжает работу в огороде.

Батюшка опять ее зовет:

- Валентина… Валентина…

Она оглядывается по сторонам - и опять никого не видит…

Отец Петр не унимается и снова ее окликает:

- Валентина, ты меня слышишь?


Как-то на воздушном шаре отец Петр в небо взмыл...

Тут испуганная Валентина понимает, что голос, который ее зовет, исходит сверху и, медленно поднимая голову, начинает креститься. И вдруг видит улыбающегося батюшку, который благословляет ее с воздушного шара…

Так отец Петр облетел окрестности Чубовки, окропил всё святой водой и помолился о том, чтобы Милостивый Господь защитил поселок и его жителей, которые с такой любовью приняли его, от всех бед и скорбей и даровал им сил и здравия на многая и благая лета.

После благополучного приземления игумену Петру был присвоен символический титул «Граф Чубовский» - и вручена самодельная грамота, подтверждающая титул.

На воздушном шаре

Как-то на воздушном шаре отец Петр в небо взмыл.
И святой водой он с неба всю деревню окропил,
Чтоб окошки засветились в каждом доме веселей,
Чтобы разбежалась нечисть сразу из округи всей,
Чтоб очистились водою той святою все сердца,
Чтоб видней дорога стала в дом Небесного Отца.
Чтоб слышней звон колокольный в освященном мире был,
Чтобы с верой и любовью каждый в этом мире жил.
(Cтихи Галины Башмаковой.)

Светлана Барбашёва.

В его глазах отражался Христос

Впервые мы приехали к нему в голубой вагончик в Чубовке на службу. Тогда я впервые увидела эти добрые, светлые, ясные глаза. Ведь не зря говорят, что глаза - это зеркало души. А в Евангелии Сам Господь сказал: «Если око светло, то и всё тело светло будет…»

Я все время думала, какой же чистой и светлой должна быть душа у человека, имеющего такие удивительные глаза, в которых отражается Господь. Во время проповеди наблюдала за всеми его движениями. С какой любовью батюшка говорил! И я думаю, каждому казалось, что именно для него он это говорит, что он всё видит и знает про каждого из нас. После этого Чубовка стала вторым моим домом. Радость - хочется в Чубовку, поделиться. Горе - хочется, чтобы помог, поддержал и пожалел. Когда я забеременела во второй раз, никому из родственников мы не сообщили, но в Чубовке, конечно, мы поделились своей радостной новостью.

Однажды вечером мне стало плохо, совсем плохо - открылось кровотечение. Собираясь ехать на скорой, мы поняли, что у нас был только один шанс спасения - это отец Петр с его молитвой к Богу. Хотя было достаточно поздно, он сразу взял трубку, и я услышала: «Успокойся. Господь с тобою. Всё будет, как нужно». Врач в стационаре сказала, что мой организм находится в состоянии выкидыша плода, но сразу не отправила в операционную, почему-то помедлила. Велела лежать и молиться. «Если Господу будет угодно, то Он поможет». И это была самая тяжелая ночь в моей жизни.

Наутро пришла заведующая и сказала: «Слава Богу, что дежурила эта врач, другая вас бы сразу отправила на операционный стол». И вот так с молитвой отца Петра, которая, видимо, вразумила врача и помогла ей принять верное решение, у нас на свет появилось наше долгожданное солнышко.

Раньше подходила к отцу Петру с одним и тем же вопросом: «Как перестать злиться, ругаться?» На что он мне всегда отвечал: «А ты будь Солнышком на земле!»

Татьяна Насибулина.

378
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru