Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Павший, но живой

7 февраля исполняется годовщина со дня смерти Православного поэта Владимира Осипова.


Владимир Осипов.
7 февраля исполняется годовщина со дня смерти Православного поэта Владимира Осипова.

Утренний звонок был внезапным, резким. Звонил поэт Борис Сиротин:
— Володя Осипов сегодня ночью скончался.
— Что? Как? — невольно вырвалось у меня. Всё во мне протестовало против этого известия, бередило душу, вырывалось какими-то междометиями, восклицаниями. Ведь так недавно, в декабре, мы вместе сидели на выставке-ярмарке «Православная Русь», раздавая автографы своих книг читателям, которые подходили к нашему стенду Самарской епархии.
Владимир был бодр, весел, с видимым удовольствием подписывал свою новую книгу самым разным читателям — от известных в нашем городе людей до самой простой бабушки.
Книга называлась «Небесный причал». Если бы знать, что это последняя книга поэта, что это его прощание с миром, ближними и дальними, что это — его завещание! Я бы прорвался к микрофону и на весь огромный выставочный зал прокричал бы: «Скорей идите к самарскому стенду! Там продается проникновенная, замечательная книга поэта Владимира Осипова! В ней с необыкновенной сердечностью, искренностью, на какую способны немногие, рассказано о самом заповедном, родном — о любви к нашему краю, дорогим сердцу людям и главной дороге жизни — дороге к Богу! Спешите, потом будет поздно!».
Народ к нам шел волнами: то густо, то пусто. И когда подолгу бывало пусто и в самом деле хотелось что-нибудь предпринять, чтобы книги и Владимира, и других наших писателей, таких разных, но, смею заметить, хороших и даже очень хороших, все-таки покупались бы больше, чем пусть и прекрасные монастырские варенья и соленья.
Да, теперь поздно. Или нет? Или можно взять в руки и раскрыть «Небесный причал», пусть и без автографа автора, но все же прочесть: «Вдруг однажды проснуться и не поверить, что жизнь, прожитая тобою, — твоя жизнь и в ней ничего не исправить… Закрыть глаза и вспомнить: что же в этой жизни было настоящего?».
Что же это — «настоящее», то есть самое важное?
Вот и ответ в конце рассказа. Герой (это всегда «я», автор) стоит на берегу рядом с девушкой Надеждой и говорит ей: «Ты знаешь, я сегодня как-то неожиданно понял, что женщина не может быть просто женщиной — она должна быть чьей-то женщиной. И вообще каждый человек должен жить ради кого-то, а иначе… Как же иначе?».
Как это верно. И как просто. Но именно к таким простым и мудрым истинам приходили все писатели — великие и просто хорошие, родные по духу русские писатели, возьмите хоть Пушкина и Чехова, хоть Николая Рубцова и Василия Шукшина.
Владимир умер в ночь с шестого февраля на седьмое, с субботы на воскресенье. Умер во сне от «сердечной недостаточности», как говорят врачи. Но это вовсе не «недостаточность», а избыток чувств — всей той боли, страданий, всего пережитого с самого раннего возраста и до пятидесяти двух лет, которые ему выпало пройти по родной земле. Шаги эти бывали нетвердыми, бывало, падал он, но вставал даже с ножевой раной, зажимая ее ладонью. И хватало у него сил встать и идти дальше, понять, наконец, что его предназначение — быть поэтом именно русским, а значит, Православным.
«Небесный причал» — книга повестей, написанных в форме исповедальных коротких рассказов, «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». Но и в прозе он поэт, а до «Причала» было пять поэтических книг, читая которые, отчётливо видишь его дорогу к Храму, к Богу.
Какая церквушка у пристани!
Какой вековой перевоз!
Здесь чисто всё, чисто и истово,
Не стыдно нечаянных слёз.
И вот уже он понимает, что именно в такой церквушке, а не в парадно-золоченом храме ему дано понять самую суть святоотеческой веры, к которой он уже идет скорыми шагами:
Куда — библейская дорога?
И где — евангельский покой?
Здесь гаснут страсти и тревога;
До неба — чуть подать рукой.
Из чащи дикой выплутаешь,
Полно лукошко быль-чудес,
И там полнее ощущаешь,
Что Он воистину воскрес.
И вот что удивительно, даже уникально: все пять поэтических книг Владимира Осипова выходят по благословению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия. Владыка сразу увидел талант поэта. Увидел и его торную тропинку к Богу, которой шел поэт. И пусть Володя плутал, падал, Владыка всё прощал ему, продолжал верить в него. И эта вера принесла свои обильные плоды.
В 2006 году Владимир Осипов получил первую премию на Всероссийском литературном конкурсе имени святого благоверного князя Александра Невского в Петербурге, в Александро-Невской Лавре. Тогда был «полный парад», полная победа самарской литературы в самом престижном конкурсе Православной литературы: по разделу поэзии первую премию получил Владимир Осипов, по разделу художественной прозы первую премию — автор этих строк.
Хорошо помню чуть бледное, с глазами, в которых лучилась радостная искорка, лицо Володи: я снимал его фотокамерой, чтобы у себя, в выпусках нашей «Самары Православной», запечатлеть этот торжественный момент. И не было у лауреата той показной бравады наших «звёзд», которые по примеру заокеанских дикарей победно размахивают руками и лыбятся растянутыми до ушей улыбками.
Смысл творчества, поэзии Владимиру удалось передать в прекрасном стихотворении, которое я бы назвал поэтическим шедевром:
Услышать шорох листопада,
Увидеть звезды над собой,
Почуять дым костра из сада
И ощутить чужую боль,
Стать не пророком — сыном, братом,
Идти по торному пути
И быть повсюду виноватым,
И крест свой до конца нести,
Ответчиком быть — не кумиром,
Живым — как поле, лес, река…
Тогда лишь прозвучит над миром
Твоя негромкая строка.
Владимир Осипов не только поэт, но и публицист. По образованию он режиссер игрового (художественного) кино, заканчивал учебу во Всероссийском государственном институте кинематографии, в мастерской выдающегося советского кинорежиссера Юрия Озерова, автора знаменитой киноэпопеи «Освобождение».
И в печати, и в кинопублицистических своих фильмах Владимир Осипов выступал с острыми темами, порой нарочито задиристыми. Эта черта свойственна многим его сверстникам, да и старшему поколению, к которому отношусь и я. Да и как можно было говорить иначе, когда на наших глазах рушилась великая держава, когда хищными когтями рвали тело страны, жадно хватая всё, что только можно было ухватить и урвать.
Володя в статьях, эссе, документальных фильмах стремился противопоставить этим хищникам слово патриота родной земли.
Но с годами это слово стало таким, как в том прекрасном стихотворении, которое приведено выше.
Мудрое и выстраданное сердцем, слово Владимира Осипова, поэта и гражданина, звучит и сегодня над Волгой, над Самарой, над всей русской землей.
И потому я не прощаюсь с тобой, Володя, как и все твои читатели. Ты остаешься на родной земле, где тебя похоронили по Православному обряду, отпели сразу три священника, в селе Майское, на аллее героев, павших в боях за Родину.
Ты с нами, как и они, близкие и родные, павшие, но живые.
Алексей Солоницын
04.02.2011
830
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru