Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Парк Победы

Этот парк долгое время под грифом «секретно» хранил тайну одного из самых крупных захоронений блокадного времени.


В Санкт-Петербурге, на Московском проспекте, на 70-ти гектарах земли, раскинулся Московский Парк Победы. Этот уникальный в своем роде мемориал имеет необыкновенную, трагическую историю. Созданный как триумфальный архитектурно-парковый ансамбль, Парк долгое время под грифом «секретно» хранил тайну одного из самых крупных захоронений блокадного времени, почти вдвое больше захоронений Пискаревского мемориального кладбища.
В 1942 году Первый Государственный кирпичный пемзовый завод г. Ленинграда был переведен на казарменное положение. В марте того же года в связи с угрозой эпидемии на заводе была организована массовая кремация погибших в блокаду и защитников города.
В официальной прессе 1945-46 гг. разрешено было упоминать только две цифры: 7 миллионов погибших в войну и 650 тысяч — в блокаду Ленинграда. У страны-победителя цифры занижались, завод был засекречен, люди давали подписку о неразглашении того, что здесь происходило. Однако ныне документально подтверждено, что только через тоннельные печи завода-крематория отправилось в последний путь около 700 тысяч погибших. Пепел становился землей Парка, а также вывозился на вагонетках и ссыпался в глиняные карьеры, ставшие впоследствии прудами Парка. Водолазы, спускавшиеся в пруды в 1985 году, свидетельствовали о странной взвеси, плотным слоем разделяющей толщу прозрачной воды на две части.
кремация вызвала у советских людей (по корням своим — христиан) — ужас, неприятие и негодование. Люди видели, как возят трупы на открытых грузовиках через весь город. Они требовали ответить, кого сжигают. Им отвечали, что только немцев. Штабеля трупов были выше забора. чтобы не будоражить людей, решили все засекретить. Трупы стали возить на крытых брезентовых машинах с зашифрованной надписью «Тула».
Гриф секретности был снят только 11 лет назад. И тогда администрация города как-то отреагировала на это и поставила в 1995 году небольшой памятник-ротонду, как напоминание об этом гигантском захоронении, но который, к сожалению, не может оградить прах сотен тысяч сожженных от осквернения — от устроения на местах захоронений пляжей, купальни «моржей», занятий спортом, а также возобновления здесь массовой торговли.
«Мы знаем, что тела усопших христиан, хотя бы единожды при жизни приобщенных ко Христу через Божественную Евхаристию, всегда вызывали благоговейное отношение, а кладбища почитались священной землей — нивой Христовой. Но городские власти, исполняя волю коммерческих структур, до сих пор настойчиво стремятся построить на русских могилах торжище», — с трепетом и болью рассказывает о брани, ведущейся за Парк, Александра Семеновна Козлова, взявшая на себя тягло Христово по созданию на месте завода-крематория часовни во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших. «67-е правило VI Вселенского собора гласит, что торжище на прахе недопустимо и является величайшим грехом, — продолжает Александра Семеновна. — Никто не может отменить ни Вселенские соборы, ни апостольские правила, ни Священное Писание, ни Священное Предание».
«Торговля на этом святом месте — это страшно, — говорит Тамара Петровна Калинина, соратница Александры Семеновны. — Надо добиваться, чтобы этого не было. Потому что в почитании памяти предков — наше благосостояние, здоровье наших детей, наше будущее...»
«История с Московским Парком Победы началась еще в декабре 1994 года, когда Собчак подписал распоряжение о строительстве на его территории торговой зоны. Слишком выгодна эта земля, и никто не собирался сохранять памятник. Если бы общественность не вмешалась, то здесь было бы построено частное торговое предприятие. Образовался Комитет защиты Московского Парка Победы, в него вошло около сорока общественных организаций Санкт-Петербурга. Поддержали его и ветераны Москвы, и Государственная Дума, правительство и Министерство культуры. В общем, все властные структуры поддержали нас в том, что памятник должен быть сохранен и жертва блокады увековечена», — сказала Александра Семеновна.
Из письма Героя Советского Союза Алексея Маресьева губернатору г. Санкт-Петербурга В.А. Яковлеву:
«Убедительно прошу Вас, уважаемый Владимир Анатольевич, рассмотреть просьбу ветеранской общественности об отмене постановления правительства Санкт-Петербурга и договора между предприятием «Ковчег» и Московским Парком Победы».
Из обращения академика Д.С. Лихачева к президенту РФ Б.Н.Ельцину:
«Мы не можем смириться с тем, что какие-то люди заплатили большие деньги за право создать на месте Парка Победы торговую зону. Умышленное уничтожение памятников может свидетельствовать лишь о безнравственности тех, на ком лежит груз власти. Помогите сохранить Парк, Борис Николаевич».
«Мы хорошо знаем, что эта святыня народная — Родина — принадлежит не нам только, живым, но всему племени. Мы — всего лишь третья часть нации, притом наименьшая. Другая необъятная треть — в земле, третья — в небе, и так как те нравственно столь же живы, как и мы, то кворум всех решений принадлежит скорее им, а не нам. Мы лишь делегаты, так сказать, бывших и будущих людей, мы — оживленное сознание, — следовательно, не наш эгоизм должен руководить нашей совестью, а нравственное благо всего племени», — так переживал полноту нации русский мыслитель начала XX века Михаил Осипович Меньшиков, впоследствии расстрелянный большевиками.

С незапамятных времен повелось на Руси устроять святые престолы в местах братских захоронений.
Святейший Патриарх Алексий II и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир благословили поставить в Московском Парке Победы часовню Всех Святых, в земле Российской просиявших, потому что в 1941 году именно в этот день, 22 июня, началась война. Символический этот день еще и потому, что он был введен в церковный календарь Святейшим Патриархом Тихоном. Святитель специально после дня Всех Святых установил праздник Всех Святых, в земле Российской просиявших, в 1918 или 1919 году, когда по всей России было несметное число безымянных мучеников.
И здесь тоже — мученики ради Христа, ушедшие за благословение Божие, за благословение святителя Митрофана Воронежского, который, благословляя Петра I Казанской иконой Божией Матери, сказал: «Пока икона будет в городе и будут ей молиться, чтить ее, — до тех пор враг не вступит в город». Это же благословение повторил второй святитель — Илья Салиб — митрополит Гор Ливанских в письме к советскому правительству, в котором он призывал не сдавать врагу Петербург (Ленинград).

Сама идея создания храма исходила от Татьяны Соловьевой, у которой здесь захоронены бабушка и тетя, — рассказывает Александра Семеновна Козлова. — Ее мама, нося ее во чреве, сажала этот Парк. Люди тогда знали, что Парк Победы — это святое место. За все восстановительные работы (по городу), кроме Парка Победы, давали дополнительный паек — однако очереди стояли огромные. Люди с собой везли землю, накапывали где-то мешочки плодородной земли (там была лишь глина), везли с собой деревья и на каждое деревце вешали такие бирки: «За моего брата», «За мою семью Симановых», — деревья становились живыми памятниками погибшим... Татьяна Соловьева стала нам помогать. В церковь раньше она ходила мало, все больше на Смоленское кладбище, к Ксении блаженной, которая, как известно, имеет особую благодать предстательствовать за усопших. И вот ей во сне явилась блаженная Ксения, — как на иконе, и сказала, что надо ставить храм. Сначала у нас и мысли о храме не было. Татьяна Соловьева стала собирать средства, чтобы написать первую икону для будущей часовни — икону Ксении блаженной. Сейчас уже подходит к концу работа над второй иконой — Всех Святых, в земле Российской просиявших, — средства на которую также были собраны чудесным образом.
Мы стоим в абсолютно неравном бою. Против нас — чиновники, располагающие колоссальными средствами, они хотят сохранить землю Парка под коммерческие цели, против которых у нас пост да молитва — больше ничего... И в тот момент, когда было оказано давление на главного архитектора города, чтобы он подписал разрешение на строительство торговой зоны, — 27 января, в день снятия блокады и памяти святой равноапостольной Нины, родной сестры Великомученика Георгия Победоносца, именно в этот день был арестован главный инициатор строительства... Тут мы и воспрянули духом, приняв это событие как знамение Божией воли.
Затем и поминальный крест в Парке Победы был поставлен чудом. Сам губернатор Яковлев подписал согласование на установку креста, когда все были против. Четыре месяца нам отказывали под самыми нелепыми предлогами. Но ситуация сложилась так, что в 1996 году вышел указ Президента о праздновании Дня памяти и скорби 22 июня. И неожиданно установка креста была включена в план празднования. С 1996 года и по настоящее время несколько раз в год — 22 июня, 9 мая и 8 сентября (в день начала блокады) и 27 января — день окончательного ее снятия, а также в родительские дни возле креста совершаются панихиды по погибшим и погребенным здесь.
Помощь в восстановлении Парка Победы была оказана людьми из правительства и министерства культуры. И начались чудеса: у одного из этих людей пропала стенокардия, которой он страдал много лет. Мы спрашиваем: «Как Ваше сердце?» Он говорит: «Никто ничего не понимает. Но я думаю, что это оттого, что я стал помогать Парку Победы». У другого прошло тяжелое заболевание щитовидной железы. (Добавим, что и сама Александра Семеновна, ежегодно попадавшая в реанимацию с тяжелыми приступами астмы, восстала «от одра болезненного и от ложа озлобления» только тогда, когда стала заниматься Московским Парком Победы).
Имена всех помощников мы стали вносить в поминальные записки. Батюшка на это сказал: «600 тысяч павших молятся за них — за тех, кто приходит поминать и кто подписывает. Ведь каждая бумага, каждая подпись, каждое сердечное движение — это их молитвы».
Поэтому мы думаем, — продолжает Александра Семеновна, — что есть воля Божия на создание часовни и музея при ней — чтобы люди знали, за что они молятся, сколько умерших здесь сожжено. Составляется синодик христиан, захороненных на территории Парка Победы. К нам без конца идут люди и просят установить место погребения их родных и близких. Они ратуют за то, чтобы в Парке Победы поставили часовню всем без вести погибшим и безыменно погребенным».
Мы знаем, что еще со времен эвакуации многие блокадники были рассеяны по всей России. Многих уже нет в живых, но живы их потомки. Смиренно просим присылать воспоминания очевидцев, связанные с работой кирпичного пемзового завода № 1 в дни блокады, а также отклики на статью по адресу:
196158 г. Санкт-Петербург, Московское шоссе, д. 3. Приход церкви во имя Преподобного Сергия Радонежского, Корытченкову Ю.Г.

Ксения Смирнова
16.02.2001
1309
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru