Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

События

«Вера и слово»

В Храме Христа Спасителя в столице прошел Четвертый Международный фестиваль Православных СМИ.

Выступает председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда.

В Храме Христа Спасителя в столице прошел Четвертый Международный фестиваль Православных СМИ.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с 11 по 13 октября в Москве, в Храме Христа Спасителя прошел Четвертый Международный фестиваль Православных СМИ «Вера и слово». На нем присутствовало более двухсот журналистов из разных регионов России и ближнего зарубежья. С участниками фестиваля встретился Святейший Патриарх Кирилл. Его Святейшество выступил с ярким Первосвятительским словом о задачах Православного служения в СМИ, а также ответил на вопросы журналистов. С сотрудниками Православных СМИ также встретились председатель Совета федерации РФ Сергей Михайлович Миронов, председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации Епископ Зарайский Меркурий, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов). В дни фестиваля журналисты из различных городов страны смогли обсудить свои цеховые проблемы, принять участие в работе секций по различным направлениям, таким как печатные СМИ, радио, телевидение, интернет, епархиальная пресс-служба и другим.

Журналистика как служение

Ярким событием фестиваля «Вера и слово» стало выступление признанного лидера Православных журналистов — руководителя Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви Владимира Романовича Легойды. То, что на этот значимый пост руководителя Синодального отдела впервые в истории нашей Церкви был назначен мирянин — очень значимо. К тому же Владимир Легойда знает проблемы в информационной среде не понаслышке, так как много лет редактирует успешный и яркий журнал «Фома». И теперь журналисты на местах обрели своего представителя в высших синодальных структурах — человека, открытого к диалогу, понимающего одновременно и всю важность, и всю сложность современного служения в церковной журналистике.
В своем докладе Владимир Романович Легойда говорил о внутрицеховых проблемах церковной журналистики, о том, что должно обсуждаться именно в нашей среде.
Недостаток Христианской любви в нашей среде — вот та проблема, на которую он обратил внимание коллег. «Заглянешь в интернет-блоги так называемых Православных авторов — и удивляешься тому, как много там нетерпимости, ненависти, всевозможных взаимных наветов! Но ведь дело, которое делается без любви, с ним нет Христа!» Эти слова я считаю самыми важными в его выступлении. Их надо не просто услышать, но и почувствовать сердцем. Мы часто сетуем на недостаток профессионализма в наших рядах. Но здесь вопрос поставлен и шире, и глубже: «Профессионализм дает лишь возможность действовать в журналистике, но не является целью», — сказал Владимир Легойда. А цель нашего служения, как и любого духовного делания, — приблизить свое сердце и по возможности сердца других людей к познанию Божественной Истины. Ибо для всех сказано, а для журналистов, наверное, в особенности: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35). А если Православное информационное пространство нередко сотрясают все новые и новые скандалы и дело доходит порой до «информационных потасовок» — какой же пример мы подаем нашим светским коллегам?
Еще на один тезис доклада Владимира Легойды я бы хотел обратить внимание. «Есть комплекс неофита, — заметил он, — когда начинающие христиане готовы креститься даже на циферблат часов. Но есть и другой комплекс, на мой взгляд, более опасный: комплекс, можно сказать, «воцерковившегося» человека. Когда все установления Церкви: посты, каноны, молитвенные правила — относятся к тем, другим, начинающим, а для себя делаются постоянные послабления и исключения…»
Что и говорить, точные слова! Вспоминаю, как два года назад направил журналистку «Благовеста» в Москву в командировку — там ей за пару дней Рождественского поста пришлось встретиться сразу с несколькими известными и даже популярными Православными журналистами. И что же? Никто из них и не думал поститься! У каждого вдруг оказалось на этот случай «благословение духовника» на нарушение этого «нестрогого» поста… Чему же можно учить других при таком вот личном отношении к церковному преданию?
И последнее. Владимир Романович предупредил товарищей по цеху, что на смену «априори» благожелательному отношению к Церкви, которое господствовало в обществе многие годы, приходит другое — более жесткое, прагматичное отношение. И с этим придется считаться. Если раньше значительное число людей сочувствовало Православию, считало его «обиженным», гонимым в советские годы, то сейчас, когда Церковь усилилась и усилилось Ее влияние на общество — отношение к нам во многом изменилось. Это та реальность, с которой придется всем рано или поздно столкнуться.
Владимир Легойда призвал журналистов трудиться во славу Божию на ниве духовного просвещения и заверил собравшихся, что Синодальный информационный отдел придет на помощь всем, кто обратится за консультацией или советом во вновь созданную церковную структуру. Но и Синодальному информационному отделу тоже нужна помощь с мест — от всего Православного журналистского сообщества. Только вместе можно успешно работать на моральное оздоровление нашего общества.

«Мы не боимся ставить диагноз, так как знаем лекарство!..»

В том зале Храма Христа Спасителя, где участники фестиваля «Вера и слово» готовились к встрече с Председателем Совета Федерации РФ Сергеем Михайловичем Мироновым, свободных мест не было. Не часто люди столь высокого ранга приходят на такие встречи с журналистами, тем более что формат встречи позволял не только выслушать выступление известного политика, но и задать вопросы. И речь Сергея Миронова не разочаровала! Говорил он около часа. Говорил искренне, с болью. Говорил не просто как с коллегами, а как с людьми, призванными вместе с ним делать общее дело — возрождать Россию…
Вот только несколько выдержек из его выступления.

Мной был разработан проект создания общественного совета на телевидении. И меня сразу обвинили в попытках ввести цензуру. Но если бы такой общественный совет был создан, в него бы вошли представители всех традиционных религиозных конфессий, а также хорошо известные в нашей стране лидеры науки, культуры, журналисты. Ни в коем случае туда не должен входить ни один политик: ни депутат Государственной Думы, ни член Совета Федерации. Никакие представители из Министерства печати и массовых коммуникаций. Только общественность!
И один раз в неделю, предположим, по пятницам, в так называемое время прайм-тайм, кто-то из представителей вот этого общественного совета имел бы пятнадцать минут прямого эфира с тем, чтобы он обратился к телезрителям страны и сказал, что они посмотрели за эту неделю. И дал нравственную оценку телепередачам. Да, многое из того, что показывают, запретить нельзя, но можно дать нравственную оценку. Чтобы из уст людей узнаваемых, авторитетных прозвучало, допустим, что такое-то ток-шоу — это верх подлости и цинизма. А сериал, который показывают изо дня в день, убивает в нас все святое…
Поверьте, в этом случае телевидение наше не смогло бы не реагировать на такую нравственную оценку общественного комитета.

По человеческому потенциалу мы до сих пор самый конкурентоспособный народ в мире. И с точки зрения, слава Богу, еще не уничтоженного полностью нашего образования, с точки зрения нашей духовности, с точки зрения воли к жизни и с точки зрения умения преодолевать самые разные проблемы, на ходу переучиваться, перестраиваться. Умения открывать, казалось бы, совершенно невиданные доселе вещи, которые демонстрируют и наши ученые, наша наука, да и все наши граждане.
Но вот я вижу, как периодически вбрасываются в средства массовой информации, как, увы, изнутри, были навязаны простенькие такие идеи — идеи о государственной слабости, о том, что нам грозит территориальный раскол, грозят какие-то этнонациональные конфликты, которые тоже приведут к расколу и расползанию нашей страны на мелкие государства. И пропаганда такая идет постоянно. Это и есть хорошо известное спецслужбам, в прошлом, наверное, во многих странах мира примененное идеологическое оружие, которое направлено как раз против возрождения и укрепления того или иного суверенного государства. Вы прекрасно знаете историю и политику, в том числе совсем новейшую, когда на ваших глазах прекращали существование целые государства. Так вот, эти самые упадочнические настроения, которые нам постоянно, исподволь, а иногда и открыто навязывают, приводят многих людей в предынсультное состояние депрессии и уныния. А уныние, как вы хорошо знаете, — один из смертных грехов. Я не призываю вас рисовать нашу действительность в радужных тонах, она на самом деле во многом ужасна, по крайней мере, ужасно то нравственное состояние нашего общества, в котором мы живем. Не надо бояться говорить правду, и мы не боимся сами себе ставить диагнозы. Но мы знаем лекарство! Для кого-то это лекарство будет в искренней вере, слове Божием, для кого-то будет основываться на других каких-то ценностях. Но самое главное, мы обязательно должны показывать, что есть альтернатива, есть совершенно другой мир, есть совершенно другие отношения между людьми, есть совершенно иное отношение человека к человеку.
Я думаю, что вы, Православные журналисты, все это чувствуете, знаете. И я желаю вам крепости духа и высокого горения в отстаивании истины, в отстаивании правды, правды о нашей истинно прекрасной и великой истории, в которой, безусловно, были разные страницы. Но были и ярчайшие страницы, которыми мы будем гордиться и которые никогда нельзя забыть.

Председатель Совета Федерации Сергей Михайлович Миронов во время встречи с Православными журналистами.

Надо ли пояснять, что эти и другие слова С.М. Миронова были восприняты собравшимися с большим энтузиазмом! Четвертый человек в табели о рангах современного Российского государства говорил с нами просто, понятно, открыто и искренне. Чувствовалось, что за его словами — не холодный расчет «чистого политика», а сердечное отношение к Родине и понятный нам всем настоящий патриотизм!
И только в одном месте выступления слова Сергея Михайловича прозвучали не в унисон с мыслями и чаяниями некоторых собравшихся в зале. Когда был задан вопрос, надо ли быстрее сменить названия улиц и площадей нашей Родины, которые по-прежнему носят имена цареубийц, террористов, «пламенных революционеров», некогда разрушавших традиционную Россию — мы ожидали услышать слова поддержки этой инициативы. Но Сергей Миронов сказал такие слова:
— С переименованием улиц Каляева, Желябова и прочих не надо спешить… Нужно спокойно и взвешенно подойти к этой проблеме. Было бы справедливо переименовать все эти улицы раз и навсегда, но не сейчас, а, скажем, через пять, а то и пятьдесят лет… Пока живы те, кому дороги эти имена, действовать надо с осторожностью. Надо в первую очередь спросить людей, живущих на этих улицах, выступают ли они сами за переименование. И если нет, то дать им возможность жить так, как они привыкли. Не нужно создавать новые линии конфронтации, их и без того много. Хотя теоретически я «за» такое переименование. Но на деле предпочел бы не спешить…
С точки зрения сиюминутной «государственной мудрости» С.М. Миронов, скорее всего, прав. Зачем, в самом деле, нам новые конфликты и противостояния? Но Бог нам вряд ли даст так много времени, чтобы постепенно, медленно изжить позорные и кровавые страницы нашего прошлого. Слишком стремительно развиваются события! И тянуть за собой все эти кровавые даты и имена значит очень серьезно рисковать уже нашим общим будущим.
И не лучше ли все-таки сейчас, пока еще не поздно, «закрыть» этот вопрос? Тем более что времени прошло достаточно и позиции давно определились. Нужна политическая воля. Но с этим пока проблемы. И, значит, придется ждать таких событий, которые сами, помимо наших «убежденностей», приведут страну и власть к принятию таких «непопулярных» решений. Но «цена вопроса» в этом случае может оказаться значительно выше, чем могла бы.

Приморский «Благовест»

В гостинице «Университетской», где проходила значительная часть работы фестиваля, меня поселили в двухместный номер. Сказали, что сосед мой приехал из Владивостока, он ответственный секретарь газеты «Приморский Благовест». Значит, так и положено, решил я, двум «благовестовцам» оказаться рядом…
Вскоре в комнату вошел молодой мужчина с удивительно приятным лицом, юношеской осанкой и чуть тронутыми ранней сединой вихрами. Это и был мой коллега, Михаил Николаевич Бочкарников. Мы сразу разговорились. И вскоре я узнал, что Михаил — отец пятерых детей, живет в двухкомнатной квартире во Владивостоке и буквально «кормит» свою большую семью от приусадебного епархиального хозяйства. Уже несколько лет служит он в церковной газете и одновременно — в одном из местных храмов теплотехником. Ведь у него два образования, филологическое и техническое. Так что в обоих случаях трудится он по специальности.

Журналист Михаил Бочкарников с газетой «Приморский благовест».

Сюда, на материк, он приехал со старшей дочерью (ей 13 лет) — впервые вывез ее на Большую землю. И сделал это благодаря путинским доплатам за билеты. Именно по инициативе премьер-министра страны в некоторых случаях (детям, пенсионерам) стоимость авиаперелета из Дальнего Востока до Москвы стала значительно, в целые разы, дешевле. Отец и дочь Бочкарниковы благодаря этой льготе уже побывали и в Дивеево, и в Троице-Сергиевой Лавре.
— В Бутово собираюсь, на полигон, — сказал мне Михаил Николаевич. — Там столько святых похоронено! Ведь большинство наших святых жили давно и их жития иногда воспринимаются чуть ли не как сказки, легенды. А там — почти наши современники!.. Хочу поехать туда, поклониться их подвигу…
Думаю, он нашел время и съездил на Бутовский полигон.
— Как живется на Дальнем Востоке? — спрашиваю коллегу. — Сильна ли у вас миграция из Китая?
— Русские уезжают на материк, и мы видим, как на глазах у всех начинают сбываться пророчества старцев… Владивосток сейчас — русский город. Но некоторые сферы деятельности у нас фактически перешли к китайцам и к приезжим из Средней Азии. Торговля, уборка улиц… Люди видят эти процессы и по-своему реагируют на это. Многие идут в храмы. Почувствовали мои земляки, что только Православная вера сплотит нас на этой земле! Геополитические события сами подвигают наш народ к вере…
Во Владивостоке сегодня действует десять Православных храмов. Епархией управляет мудрый и очень авторитетный Архипастырь — Владыка Вениамин (Пушкарь). Священники епархии — непререкаемые нравственные авторитеты для паствы. Там почти нет каких-то скандалов, противостояний на религиозной почве. Миряне сплотились вокруг духовенства, и ряды верующих все время увеличиваются. Выходит газета, в которой и работает Михаил. Есть реабилитационный центр по борьбе с наркоманией, где людей воцерковляют, чтобы излечить…
— Места у нас неописуемой красоты! Море, сопки, форт… — рассказывает Михаил Бочкарников. — Куда ни посмотришь — везде красота! Море наше ни в чем не уступает Черному, вода чистейшая, на десять-двенадцать метров в глубину видно дно. На острове Русском мог бы быть курорт не хуже самых известных в нашей стране. Я там отдыхал с детьми и ни за что бы не променял те дни на отдых, скажем, в Сочи. Не зря же во Владивостоке бухту, как в Константинополе, назвали Золотой Рог! Только вот опасаемся, как бы такая же печальная судьба не постигла и наш город… Был я недавно в Китае, спросил у одного местного жителя, знает ли он город, из которого я приехал — Владивосток. Нет, оказалось, не знает, а знает… Хайшеньвей. Так название нашего города звучит по-китайски.
Листаю газету-тезку из Приморского края… Конечно, в сравнении с нашей все-таки очень «местное» издание. Местные события, местная жизнь. Но самое главное: чувствуется, что край этот остался русским и Православным. И верю, будет так — до скончания века! Не зря же столько детей у моего коллеги из приморского «Благовеста»! А переезжать на материк он не собирается.

Маленькое послесловие

Было бы странно, рассказывая о фестивале Православных СМИ, не поделиться своими мыслями о состоянии современной Православной журналистики. Того дела, которому служу почти двадцать лет.
Я уже второй раз присутствую на подобном форуме (был на Первом фестивале СМИ), и с тех пор кое-что изменилось. Как-то поубавилось энтузиазма в наших рядах. Да, сам фестиваль организован безупречно, и возможность для настоящего профессионального разговора у всех нас имелась. А разговора, на мой взгляд, все равно в полной мере не произошло. Сказать нечего? Или некому? И кто эти люди, съехавшиеся со всех концов «одной шестой части суши» в Зал Соборов Храма Христа Спасителя?
Вот пожилая женщина, бывшая юрист, которая, выйдя на пенсию, занимается в одной из окраинных епархий церковной журналистикой. Приятная, верующая. Но явно без желания внести в журналистику что-то свое… Ибо по жизни в профессии давно «отстрелялась».
Вот как-то погрузневший за восемь лет — со времени первого фестиваля — священник (мой однокашник по факультету журналистики) с одной из западных епархий России. Явно приходские дела относят все дальше и дальше его от «печатного слова». То и дело обсуждает по телефону какие-то «срока аренды», талоны на бензин и другие хозяйственно-приходские вопросы. А восемь лет назад был он еще как будто наполовину — студентом-журфаковцем….
Вот редактор довольно крупной газеты, которую я когда-то считал чуть ли не конкурентом… Переглянулись понимающе: трудно идут дела. Подарила мне приложение для детей — хоть какая-то «форточка», хоть какой-то шажок вперед. И то хорошо! А ведь совсем недавно еще мы были полны самых дерзновенных планов. Горели глаза…
Беда в том, что Православная журналистика на местах (в столице — случай особый!) все никак не выйдет из «пеленочного» состояния. Почти все присутствовавшие занимаются не столько журналистикой, сколько информационным обслуживанием. Кто — информационно обслуживает своего Архипастыря, кто — Благочинного, кто — настоятеля прихода. И это важно, это нужно делать, эти все «боевые листки» районного, приходского или даже епархиального уровня свое дело делают. И лозунг «Даёшь, даёшь!..» кого-то действительно понуждает к созидательной работе на церковной ниве… И из этих газетных страниц, наполненных бодрыми заголовками, возникает мозаика чего-то гораздо большего. Но спрошу осторожно: а насколько (положа руку на сердце) отражают реальную жизнь епархии, прихода, благочиния большинство местных СМИ? Хватит ли у нас пороху ответить, что в целом отражают верно? Пишем ли мы о том, что действительно волнует людей, переживается прихожанами как нечто личное, сокровенное?
Да, свое дело делают на местах неплохо. Рассказывают о строительстве храмов, крестных ходах, конференциях. Это своего рода журналистская летопись церковного возрождения. Но это еще не вся журналистика. Вернее, журналистика — далеко не только это.
Журналистика в России с самого ее зарождения и до недавних пор развивалась как дело авторское, личное, дело «всерьез». И все попытки своротить ее с этого пути на путь голой информационности приведут лишь к одному — краху этой самой журналистики. Которая в эпоху информационной перегрузки, в отсутствие узнаваемых имен и ярких мыслей станет никому не интересной. А потом и замены ее на что-то другое, уже забрезжившее в недрах интернет-блогосферы. Где люди, ни на кого не оглядываясь, пишут что думают. Иногда от ветра головы своей, но зато искренне и «от сердца к сердцу».
Мало кто из нас догадался, что в первую очередь надо «обслуживать» самих читателей! И именно этим определяется реальный КПД того или иного Православного СМИ. А о читателях мы как-то подзабыли. И ими вместо нас порой занимаются те, кто, мягко скажем, хорошему их вряд ли научит. А у нас — падают и падают тиражи. Падает тираж в рязанском «Благовесте», падает тираж в петербургской Православной газете. Падает он в Сыктывкаре в «Вере» (здесь называю лишь лидеров, у которых есть чему поучиться). И — что там греха таить — падает он и в самарской газете «Благовест». Это, как говорится, факт.
И на вопрос, почему это происходит, так и не был дан хоть какой-то ответ.
Где личности, где те имена, на которые откликается реальный читатель? За чьими мнениями следит, кому доверяет…
Секция печатной журналистики была представлена людьми интересными, но при всем уважении к их труду лидерами нашего сообщества они вряд ли являются.
У кого учиться? У Бориса Клина, обозревателя «Известий», который не скрывает того, что к Церкви относится как пока что едва ли не «оглашенный»? Он может дать практические советы в профессии (что и сделал), опыт-то немалый. Но указать путь, идеологию, подход — это вряд ли.
Был на фестивале Александр Григорьевич Раков из Петербурга. Но как-то все больше молчал (вернее, говорил в кулуарах). Была редактор рязанского «Благовеста» Ирина Евсина, которой наверняка есть что сказать (уже с полтора десятка лет в журналистике). Но я ее почему-то так и не услышал. А кто еще? Эти ведь люди ездят и ездят с фестиваля на фестиваль в надежде лучше уяснить свои проблемы. Найти способы их решения. Но как-то все говорится не о том…

На форум Православных СМИ приехали журналисты из разных регионов России.

Да, с лидерами сложнее. Они не ходят строем и то и дело норовят ступить «не в ногу». Но надо растить нам именно их. Имена, личности, явления. Ибо только на этом пути мы сможем выполнить то предназначение, выполнения которого ждет от нас Церковь.
Ведь именно нам сказал Святейший Патриарх Кирилл, что современные СМИ как раз сегодня то место, где идет борьба за сердца и души людей…
Когда приезжаешь на такие вот форумы, всегда душу держит такой вот вопрос: «Где та молодая шпана, //что сотрет нас с лица земли»? (Б. Гребенщиков). И повертев головой по сторонам, опять, в который уже раз, с сожалением отмечаю: «Ее нет-нет-нее-ет» (тот же Б.Г.).
И это печалит! Ибо дело, на которое мы поставлены, и больше, и важнее нас самих. И когда нас всех собрать вместе, особенно заметно, что мы пока еще лишь начинаем осваивать то поле, которое давно уже надо вовсю пахать. Но — «жатвы много, а делателей мало» (Мф. 9, 37). Так что не время сейчас на охи и ахи, а время засучить рукава и работать. И добрый импульс к плодотворной, созидательной работе наш фестиваль нам дал. А это, наверное, и есть самое главное.

Антон Жоголев
Фото автора.
22.10.2010
Дата: 22 октября 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru