‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Если друг оказался вдруг…»

Вера и верность - слова из одного корня.

Вера и верность - слова из одного корня.

На днях получил письмо от давней… даже не знаю, как назвать… знакомой? Но это слишком как-то отчуждено звучит. Товарища? Тоже не совсем точно. С товарищами все же общаются чаще, чем раз в десять лет. Скажу так: написала мне бывшая сотрудница «Благовеста» Ольга Калинкина. Первые выпуски нашей газеты верстала на компьютере именно она. Начиная с 1991-го года, и далее еще много лет, все номера газеты проходили через ее руки и сердце. Потом пути разошлись, встречи стали случайными, переписка редкой. Но в сердце храню теплоту ко всем, кто в разные годы вложил свой труд в наше общее Православное дело. И конечно же, к Ольге, очень много потрудившейся вместе с нами, - в особенности. И вот читаю…

* * *

Здравствуй, Антон! Понимаю, что, наверное, у тебя много дел, ведь ты всегда был и, думаю, и сейчас продолжаешь оставаться на передовой в борьбе за души людские. Но может быть, найдешь время прочитать мое письмо. И, разумеется, была бы рада твоему ответу. Очень нуждаюсь в твоем совете. Ради этого снова завела здесь страницу в ВК. Года два как удалилась из всех соцсетей (когда подруги стали пересыпать невообразимыми «рецептами» защиты от ковида), но сегодня вернулась сюда, поскольку не знала другого способа, как найти тебя.

Часто думаю о наших с тобой душеспасительных беседах. Они многое дали мне, хоть я порой и не соглашалась с твоими словами. Но посеянные тобой зерна заставляли меня задуматься. За что тебе большое спасибо! Прошло много времени и много событий, и постепенно я поняла, как ты был прав.

Очень хорошо помню, когда между нами случился острый спор. Наверное, это был 1999 год. Время тогда было трудное, мы опять выкарабкивались из очередного кризиса-дефолта. Люди устали от лжи, от бытовых проблем и просто выживали, не видя впереди ничего хорошего для себя. Конечно, я знала о событиях в Югославии, но поверхностно, не углубляясь в подробности. Верстался очередной номер «Благовеста». Вдруг ты прибежал в эмоциональном радостном возбуждении и сказал, что нужно снять некоторые статьи, поскольку сейчас пришел потрясающий материал. Сказал, что готовится статья, а мне нужно пока что сканировать фото для нее. На том фото сербский священник благословлял солдат-ополченцев перед отправкой их на передовую. Я искренне удивилась, мол, чему же тут радоваться?! Ведь они едут убивать… А как же заповедь «не убий», как же «непротивление злу насилием»? Ты очень рассердился на меня. Спор был недолгим, но эмоционально ярким и завершился твоими словами: «Я больше не буду с тобой спорить, дабы ты не наговорила еще множество ужасных слов! За такие же вот примерно слова Толстого даже отлучили от Церкви!».

Про отлучение Толстого я знала, но за какие именно высказывания его подвергли отлучению, до того момента не интересовалась. После этого случая задумалась. Вскоре мне в руки попала книга Толстого о его религиозных воззрениях. Прочитала с любопытством. Толстой, конечно, был убедительным, но многое и смущало, поэтому мой мыслительный процесс в поисках истины по этому вопросу на нем не остановился. И вот уже несколько лет, как мои мысли абсолютно созвучны тому, что ты говорил более 20 лет назад.

А сейчас я оказалась, в некотором роде, в твоей шкуре.

Моя подруга (стаж 45 лет) - это будто я в том 1999 году. С 24 февраля мы пошли с ней разными путями. Вернее, я продолжала идти своим путем, начиная с 2014 года. А для нее история как будто бы началась только с того момента, когда была начата спецоперация на Украине. Есть некоторые оправдания для нее: в последние 10 лет она ухаживала за больными стариками и похоронила мать, отца, мужа. Она ас в огородных делах, а политикой мало интересовалась. Муж ее был отчаянным слушателем «Эха Москвы» и прочих мутных источников информации. Что-то доносил и до моей подруги. Поначалу мы с ней пытались изредка обсуждать больные нынче темы - кто виноват и кто первый начал. Инициатором телефонных звонков всегда была она. Я избегала общения, потому что каждый раз это было больно как мне, так и ей. Но она продолжала свои старания по моему переубеждению. Однажды она захотела спокойно выслушать все мои аргументы и объяснения моей позиции. Я написала ей длиннющее письмо. Ее ответ был: мы никогда не переубедим друг друга. Мой последний ответ: «Я беру обет тишины и молчания. Поскольку считаю, что одна из задач этих событий на Украине - рассорить нас, разделить, лишить сплоченности, а ведь именно сплоченность главная причина всех наших побед. Поэтому я замолкаю, дабы не лить воду на мельницу врага. Когда «обет молчания» закончится - Бог подскажет».

«Тишина» длилась всего две недели. Вчера она снова позвонила. Не без колебаний я ответила. Разговор начался невинно - на ее вопросы о житейском я отвечала коротко, вежливо, не вступая в споры, обдумывая слова. Подруга рассказывала о бытовых вещах, но даже в эти как будто нейтральные реплики внедряла-таки свои мировоззренческие шпильки. После разговора у меня был очень неприятный осадок, ведь я пропустила уколы в мои ценности, в то, во что искренне верю. И я вижу, как она семимильными шагами идет за своими политическими «гуру» (в основном уже уехавшими за рубеж). В том вчерашнем разговоре она уже сказала, что ей было противно (!) смотреть на молящихся на кладбище (родительский день, Радоница), ведь Русская Церковь, по ее мнению, «одобрила» войну, и еще ей не хочется идти 9 мая на деревенский праздничный митинг, и так далее… Я ей ответила, что не желаю слушать такие высказывания. И повесила трубку. Через два дня она написала мне: «Двое суток не сплю, плачу, как ты могла из-за какой-то политики рассориться со своей давнишней подругой?».

Я в раздумьях: как следует правильно поступать? Продолжать спор с ней? Но каждый такой спор мне как ножом по сердцу. Совсем заблокировать общение с ней? Но, вроде, это будет малодушием и предательством по отношению к дружбе многолетней. Ведь ты тогда не прекратил общение со мной и старался, как мог, достучаться до меня. Или всё же: спасение утопающих - дело рук самих утопающих?!

С наилучшими пожеланиями, Ольга.

Здравствуй, Ольга! Сколько лет, сколько зим… Благодарю за письмо и постараюсь искренне и обстоятельно на него ответить. Тем более, в этом твоем неожиданном вопросе вижу руку Божию, так вот деликатно через тебя понуждающую меня ответить без обиняков, что я думаю о происходящем на Украине. Знать, уже наступили такие времена, когда молчанием предается не только Бог, но и предается Родина, и всё нам дорогое.

К тому же вот представь, как раз в эти самые дни у меня на компьютере, как бы совершенно случайно, высветилась на рабочем столе старая-престарая фотография, на которой я в 1986 году приношу воинскую присягу - клянусь защищать Родину. Такие снимки просто так о себе не напоминают. А в той давней уже воинской присяге СССР были такие грозные слова: «Клянусь до последнего дыхания быть преданным своему Народу». Нет уже той страны, которой я, потом ставший старшим лейтенантом запаса, спецпропагандистом по армейской специальности, присягал тогда в воинской части под Выборгом. И текст присяги сейчас уже несколько иной, нет сейчас в ней этих слов. Но то, в чём клялись мы тогда, останется навсегда. И где-то в Вышине все те слова клятв, нами когда-то произнесенные, будут тоже строго судить каждого из нас. Неважно, с мечом в руке мы им следовали, или за клавиатурой компьютера.

Курсант Антон Жоголев принимает воинскую присягу. Выборг, 1986 г.

Вспомнился забавный случай из моей богатой на безрассудства юности. Учился я, как ты знаешь, в «идеологическом» вузе - на факультете журналистики Ленинградского госуниверситета. И, конечно же, нас по полной программе пичкали там всеми этими историями КПСС. К тому мы относились терпимо. Правила игры нужно было, пусть и поверхностно, все-таки соблюдать. Хуже, когда и в профильные дисциплины не мытьем, так катаньем прокрадывалась вся эта партийная околесица. Спецкурс по журналистике вел у моей группы (с наслаждением выписываю здесь его должность! - столько в ней хорошо забытого старого) доцент кафедры теории и практики партийно-советской печати Петр Самуилович Карасев. Он считался на факультете «мастодонтом» за свою марксистскую ортодоксию. И вот почему-то стала обсуждаться статья Ленина с говорящим само за себя названием: «О поражении своего правительства в империалистической войне». Там Ильич прикрывал свою предательскую позицию стремлением «превратить войну империалистическую в войну гражданскую» («и будет последнее хуже первого» - см. Мф. 12:45). И резкими словами поносил тех, кто не хотел следовать его сомнительной методике «чем хуже, тем лучше». Если после военного поражения в Первой мировой войне царская власть ослабнет настолько, что будет легче ее свалить, то и надо желать ей этого скорейшего поражения… Не правда ли, весьма знакомо звучит?! Уж не по ленинизма ли лекалам строят сейчас свои предательские доктрины доморощенные «иностранные агенты»? И не то же ли самое мы читаем сейчас на разных весьма популярных сайтах, слушали на известной всем радиостанции… Карасев-то тогда лишь вынужденно говорил об этом «чем хуже, тем лучше» как о чем-то якобы совершенно нормальном и оправданном тогдашним политическим моментом. А что он еще мог нам в ту пору сказать? И от нас ожидал услышать привычный набор таких же «правильных» казенных слов, которые у нас, будущих журналистов, должны были прямо-таки от зубов отскакивать. А тут вдруг я встал и сказал, что считаю такую позицию Ленина предательской, непатриотичной. Как это так, твоя страна в опасности, а ты только и ждешь, чтобы всё рухнуло… На дворе был 1983-й год. Моя наивность (хорошо, если не глупость) не знала границ. У стен имелись уши, а уж на идеологическом факультете такими «ушами» хоть пруд пруди… Перед глазомером опытного разведчика (в прямом смысле слова - ведь Карасев был в войну фронтовым разведчиком) предстал безусый юнец, еще и близко не знавший, почём фунт лиха. И нес опасный и просто невозможный вздор… Не соглашаться с Лениным?! Это вообще как?! Карасев тут же изменился в лице - из опасения то ли за себя, то ли за меня (скорее все же второе). Сломать парнишке жизненный путь ему тогда ничего не стоило: нужно было лишь продлить уже начавшийся спор. Ясно же, к чему это приведет… На идеологическом-то факультете… Но преподаватель такого не сделал. Честь ему и хвала. Отечески поназидал меня, причем, спустя рукава, всё свел на шутку, как тогда умели, и от греха подальше поскорее усадил меня обратно за парту. Сиди и не высовывайся, студент. Скептически покачал головой, мол, смотри, доиграешься. Тут только я спохватился и, кажется, почуял, на пороге какой опасности вдруг оказался. И - ничего! Сошло с рук. Карасев не дал делу хода. А ведь я даже что-то и письменно на этот счет набросал ему тогда… Спасибо ему! А то неизвестно, как бы всё тогда обернулось.

Сейчас вот в интернете прочел о нем кое-что. Родился Петр Карасев в 1921 году в Самаре. Выходит, мы с ним земляки. Окончил ленинградский институт красной журналистики (так называемый КИЖ). Еще студентом добровольцем ушел на фронт. Был сначала военным цензором, потом фронтовым разведчиком, не раз брал «языка». Награжден медалью «За отвагу». Что думал он, глядя с высоты своего опыта на меня, бросающего на ветер «опасные» слова о русском патриотизме? Наверное, думал о том, что пусть все же не он, а пускай уже кто-то другой меня как следует пропесочит… Научит, так сказать, «родину любить» (в известном понимании слова). Сам же не взял на душу греха. И на том спасибо. Искренно это говорю. В такое время мы жили, что и за это нужно было благодарить. Быть может, и ему тогда стало перед своей совестью чуточку не по себе. Подумал, а ведь и в самом деле... Как-то и впрямь у Ленина это уж слишком мудрено и как бы не совсем патриотично выходит… Ой, об этом даже и думать нельзя… Спохватился и постарался поскорее забыть. Ну что за вздор нет-нет да и залезет в голову.

А вспомнил тот давний спор вот почему. Настоящий патриотизм во все времена обоюдоострый. В отличие от квасного, казенного, проплаченного (в том или ином виде). Потому что патриотизм предполагает и жертвенность тоже. Иначе какой же это патриотизм?

Вот говорят: мир лучше войны. И пословицу приводят: худой мир лучше доброй ссоры. Кто бы спорил?! Конечно, лучше. И найдется ли тот, кто считает войну (конечно, в нашем случае спецоперацию) - благом. Льется кровь, ломаются судьбы, столько горя, страдания. Весь мир затягивает в турбулентность. Чему тут радоваться? И неизвестно еще, чем всё это закончится. Помним же песенку того же графа Льва Толстого времен его армейской молодости, обороны Севастополя, задолго до его пресловутого непротивленчества: «Гладко было на бумаге, //Да забыли про овраги, //А по ним ходить…»

Но давайте вспомним и о том, какой страшной ценой оплачивался «худой мир», который мы все восемь лет с Украиной имели. А оплачивался тот мир ценой крови наших братьев и сестер в Донецке и Луганске. Это они своей жертвой давали нам жить в мире и благополучии. Принимали удар на себя… Это они под обстрелами, в подвалах, с надеждой взирали в сторону России и срывающимися в отчаяние голосами молили нас о помощи. Мы почти научились их не слышать, и в ус не дуть, мол, это «их выбор». Но не Бог! Он-то слышит каждый стон в этом страшном и прекрасном мире… Да и безконечно жить за чужой счет все равно не получится. С неизбежностью приходит время платить по счетам. Потому и началась спецоперация, что для России безчестие хуже всего. Долго жить в безчестии наш народ так и не приучился.

На днях моя дочь Анна с другими педагогами детского центра внешкольной работы побывала у детей-беженцев из Донбасса. Их радушно приняла Самара, поселила в хороших условиях в одном из санаториев. Анна учила ребят рисовать и лепить. Кто-то учил их танцевать. А кто-то - играть на баяне. И вот теперь эти дети стоят у нее перед глазами… Они заметно отличаются от детей с мирным детством. Как же они жили все свои первые годы в этом лучшем из миров?.. Многие ни разу не держали кисточку в руках. А с какой радостью они лепили зверушек, быть может, первый раз в своей еще только начавшейся жизни… Один мальчик подошел к водителю автобуса, на котором приехали педагоги, и спросил: «Дядя, а почему вы не воюете?» Хороший такой вопрос. В его детском представлении все взрослые дяди… уходят куда-то… воевать. Шофер нашелся, ответил: «Я уже старенький для этого». Но все равно. А другой мальчик видел, как его дом разрушила бомба… Девочка обхватила Анну руками и попросила ее не уезжать. А один мальчуган подарил ей картинку на память: «посмотрите на нее и вспомните обо мне». Вот такой был «мир» с Украиной!

Эта спецоперация имеет в первую очередь духовное измерение. И уж потом только - политическое, экономическое, военное… Все приводимые «разумные» аргументы (при всей их несомненной значимости), скорее, лишь прикрытие той непреложной истины, о которой прямо стараются не говорить: или Россия станет собой, станет Удерживающим, встанет на путь стяжания Святой Руси, и тогда Украина как миленькая пойдет вместе с нами в фарватере Русского Мира; или Украина укрепится как антироссия, критически усилит собой наших исторических противников, и тогда мы к себе настоящим уже вряд ли когда вернемся. Все силы будут брошены на то, чтобы Украина своей ненавистью нас не захлестнула… Возможно, когда-нибудь будущий историк назовет сегодняшние события священной спецоперацией. Как бы странно это ни звучало. Просто потому, что духовное измерение здесь выше материального. Поступить вопреки земной логике, вопреки расчету, пресловутому «здравому смыслу» - чтобы отстоять высшую правду, это дорогого стоит.

Теперь вот так издалека подхожу к твоему вопросу. У каждого из нас есть такие подруги, друзья, а то и (что много хуже) родственники. Про родственников вообще здесь судить не берусь. Тайна крови неизъяснимая. И при соприкосновении с этой тайной многое отменяется, и плюсы порой меняются на минусы. Пока оставим это. Говорим о подругах и о друзьях, кровно с нами не связанных. Хотя и очень дорогих нам. Это все-таки понятней и проще.

Предательство пустило слишком глубокие метастазы на теле нашей страны, чтобы кто-то из нас мог не соприкасаться с иудиным грехом со стороны близких и не очень близких. И с этим надо как-то жить. Вот и в моей семье (со стороны жены) есть близкая родня, которая бросила прекрасный дом в элитном Подмосковье и наутек, «огородами», пробралась на ПМЖ в Прибалтику - подальше от ненавистной им России. «Я родину не выбирала, но выбираю место, где мне жить» - тезис с того берега. И пусть! Пусть они там живут и поступают по своим убеждениям. Раз ненавидят Родину, то и правильно, что бегут из нее. Последовательность - даже здесь хотя бы как-то объясняется.

Но и мы должны жить твердо по своим убеждениям. В нашем русском характере есть некая как бы рыхлость, обтекаемость (по себе знаю), стремление «уладить миром», «никого не обидеть», что-то такое вот уступчивое, компромиссное: «бочком, бочком…» Сейчас над этим надо нам резко подняться. Учиться подставлять правую щеку - долг христианина. Это даже не обсуждается. Это когда бьют по твоей левой щеке. А не по твоей Родине. Но нам сейчас приходится учиться другому искусству: искусству не подавать руки - тем, кто этого не заслуживает. Не те сейчас времена, чтобы позволить нашим достоинствам (а стремление к миру и ладу между людьми - это, конечно же, великое достоинство нашего народа!) переходить в недостатки.

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет
… (Анна Ахматова, 1942 год).

Никто не ждет от нас с тобой больших подвигов. Но верность - не только в чем-то великом, а и в малом тоже может проявлять себя. «Верный в малом и во многом верен» (Лк. 16:10). Пусть наши герои-воины отстаивают на полях сражений правду нашей страны и борются за более справедливое мироустройство. Нас с тобой ждет другой путь. Если мы наших бойцов сейчас предадим в малом, то как же можем ожидать от них великой жертвы - вплоть до жизни самой? Им там, в окопах, под пулями и снарядами, много труднее отстоять наше российское понимание жизни, чем нам здесь отстаивать это же самое в социальных сетях. Но они ведь идут вперед, жертвуют собой, выполняют приказ Верховного главнокомандующего! А мы будем думать тем временем о своем душевном комфорте? О том, что с этой подругой мы «сорок пять лет дружим»? Да хоть сто сорок пять! Или что эти уехавшие друзья еще могут нам в чем-то там пригодиться? А то и дружелюбно встретить нас за границей? Нет, тогда и от воинов мы не вправе ждать жертвы во имя Родины. Раз не можем даже такой вот малости положить на весы, то как будем смотреть им в глаза, когда они вернутся с победой? Пусть наши воины знают, что Родина едина в их моральной поддержке, и никто за их спиной не сомневается в важности, величии их ратного служения на Украине!

Даю тебе совет не от всей Церкви (на это не уполномочен), не по чьему-то благословению. А просто как христианин говорит христианке, - будем максимально снисходительны и уступчивы, и деликатны ко всем, когда речь идет о личных и бытовых вопросах. И будем решительны и тверды, безкомпромиссны, если дело касается нашей Родины и наших сердечных убеждений. Только так и можем мы в трудный час и в малом послужить тому, что нам дорого.

Если человек из раза в раз «колет» тебя предательскими аргументами и толкает на то, чтобы согласилась с ним, сначала предупреди: впредь не произноси при мне такого (как ты это и сделала в разговоре с подругой). Потом предупреди еще раз. А потом молча, и уже без предупреждений, убери из числа «друзей» на странице ВКонтакте. Сотри номер телефона. Не отвечай на звонки. Сухо сообщи при встрече, что прежние отношения закончились. Всё. Заплати эту цену! Она не так уж и велика по сравнению с теми жертвами, что уже принесены в ходе таких исторических событий. Этот человек тебе отныне не близкий. Ведь и он не стал щадить тебя, а все время тыкал своими предательскими «аргументами». Что-то не остановила ее в этом ваша сорокапятилетняя дружба! Многолетняя выдержка хороша в винах, а в дружбе все же еще важнее искренность отношений и гармония взглядов и чувств. Это не значит, что бывших друзей (хотел написать: не бывает - но осекся) следует не любить и, упаси Бог, им как-то намеренно причинять боль. Нет и еще раз нет! Делай для него, что должно, что можешь, к чему тебя призывает долг Христианина. Но убери его из своего сердца. Совсем. Нечего ему там делать. Только наследит да изранит. Это непросто, но выбора все равно нет. Лучше помолись о нем - в память о вашей дружбе. Горячо помолись! Если Бог даст ему прозреть, ты приобрел брата своего…

Но помни, что все твои аргументы повиснут в воздухе. Так как в важнейших вопросах жизни (а это как раз и есть такой вопрос) важны уже не аргументы - важен выбор. Направленность воли. Это в споре о марках холодильников или где летом отдыхать возможны логические аргументы (и то вряд ли). А если речь идет о куда более серьезных вещах, то выбор совершается в сердце и на такой глубине, куда никакие даже железобетонные аргументы уже не проникнут. И если выбор тобой сделан, и если ты видишь, что выбор твоих бывших друзей противоположен твоему и толкает их в стан предателей, прояви к ним уважение. Не старайся их выбор менять. Не переубеждай. Это не в твоих силах. Только Бог может что-то тут изменить, но и Он уважает человеческую свободу. Ты же просто выйди из сферы личного соприкосновения. Иначе не он разделит с тобой любовь к Родине и чувство ответственности за нее, а ты разделишь с ним его ненависть к ней. Иного, к сожалению, сейчас уже не дано. Нельзя дружить за счет Родины.

Ты тонко отметила не всегда приметную связь нелюбви к России с безверием. Как только твоя подруга сделала свой отрицательный выбор, ей сразу стало «противно» смотреть на молящихся людей! И праздник 9 Мая ее больше не вдохновляет… Вот до каких роковых глубин досягает предательство своих близких, своей истории! Верность - едва ли не главная христианская добродетель. Верность и вера одного корня. Верность имеет разные «этажи», от нижних до самых вышних - верности Богу, но всегда приветствуется - читай Святое Писание. Потому что в проявлении верности есть подражание подвигу Спасителя Христа, до конца проявившего верность Богу Отцу и принявшего Крестные страдания за наши грехи. И потому в каждом проявлении верности есть частичка Христовой любви.

Так и предательство - оно тоже имеет свои глубины и подвалы. Но в основе предательства - неверность дьявола, предавшего Бога и пошедшего не за Ним, а за своей самостью и гордыней. И предательство Иуды за тридцать сребренников (как созвучно это слово с фамилией печально известного режиссера!). И потому в каждом предателе сидит или маленький бесенок, или огромный демон. И каждый из нас (признаемся в этом) когда-то кого-то да предавал. Так что нам бы каяться и не так уж сильно осуждать тех, кто сегодня нам досаждает в безплодных спорах.

Твоя «подруга» (прости, я уже прибегнул к кавычкам) еще и смеет бросать нашей Церкви упрек! Мол, Церковь «одобрила» спецоперацию. Это нельзя оставить без ответа. А то уже ведь и на коллективном Западе всерьез обсуждают возможность принятия санкций по отношению к нашему Святейшему Патриарху Кириллу! Думаю, до этого все же не дойдет, но лишь по той причине, что это будет невыгодно самим же тем, кто все эти санкции придумывает. Слишком уж всем станет очевидно тогда, что ведут они свою брань не только с политикой России, но и с Церковью Христовой. Со всем святым и добрым, что принес в мир Христос - и от чего они там у себя на Западе постепенно отказываются всё больше и уходят всё дальше... А очень бы им хотелось все же такие вот санкции принять…

Наша Церковь устами своего предстоятеля Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла неустанно взывает о мире между братскими русским и украинским народами, помогает беженцам, молится о мире. Церковь помнит о том, что и по ту сторону фронта много верующих Православных людей. Но Церковь в лице своего священноначалия отчетливо понимает, что дело зашло уже настолько далеко, что впереди у всего мира - страшная пропасть, из которой будет уже не вылезти. И сейчас-то уже скорее всего лишь только силой русского оружия еще можно хоть как-то остановить это всё ускоряющееся сползание в бездну. Содом и Гоморра, можно сказать, восстали из пепла и сейчас методично захватывают страну за страной, континент за континентом, пишут законы и правила, диктуют моду и учат нравам. И вот очередь дошла и до братской нам Украины. Разве можно на это спокойно и равнодушно смотреть? И если мы не очнемся, конец уже не за горами.

В каком-то высшем смысле, который совсем не имела в виду твоя «подруга», действительно, Церковь, как и всегда, в духовном отношении ответственна за всё происходящее. Когда люди хорошо молятся, оружие и впрямь не очень-то и нужно. Если бы мы все, ну ладно, не все, но хотя бы некоторые, молились, как молился Преподобный Сергий (благословивший, однако же, на брань с Мамаем св. Димитрия Донского), если бы мы подвизались, как Преподобный Серафим (награжденный, заметь, памятной медалью в признание его молитвенных заслуг во время Отечественной войны 1812 года), сейчас в спецоперации на Украине не было бы нужды. Но чем мы духовно слабее, чем меньше звучат сладкие звуки молитв, тем слышнее грохотание пушек… Мы тоже повинны в том, что их ненависть оказалась сильнее нашей любви. И потому сейчас происходит то, что, увы, происходит.

И если мы не сплотимся вокруг наших пастырей, вокруг наших властей предержащих, если мы не будем оказывать всемерную молитвенную и моральную поддержку тем, кто сейчас несет ратную службу на Украине, если не дадим отпор тем, кто у нас же в доме поносит в нем всё и вся, тогда грош нам цена. И мы будем заслуживать той участи, которую нам спешат уготовать западные «партнеры».

Но я вижу, что в обществе нашем пусть и медленно, но верно появляется ощущение судьбоносности того, что сейчас происходит. Люди протирают глаза как после долгих навьих чар и удивляются тому, что перед собой увидели. Да как же так?.. Да как же дошло уже до такого?.. И большинство понимает правильность и неизбежность принятых решений. Каждый сейчас поставлен перед выбором. И каждый ответит за него сам. Я рад твоему выбору, Ольга, поддерживаю его. В победах и в поражениях, в чести и в безславии, в богатстве и в нищете, со щитом или на щите, - надо быть со своим народом. И тогда худшие сценарии будущего отменятся, а лучшие воплотятся в реальность. Ведь мы все-таки русские, и я верю, что с нами Бог!

Антон Жоголев.

116
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru