Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

«Не могу не откликнуться…»

Читатели обсуждают статьи в "Благовесте".


Уважаемая редакция!
В одном из номеров «Благовеста» была напечатана статья иерея Алексия Богдана «Опасное самочиние».
Привожу дословно некоторые ее фрагменты:
«В наше время право совершать заклинание принадлежит священнослужителям (большей частью монашествующим), имеющим особое разрешение от Правящего Архиерея или Патриарха». «Самовольное присвоение человеком права «отчитывать» есть свидетельство не столько о святости жизни этого человека и умении «расправляться с бесами», сколько о том, что сей несчастный сам одержим духом гордыни и самомнения».
Я лично служу этот молебен-отчитку, не имея при этом особого разрешения – ни от Правящего Архиерея, ни от Патриарха. По-моему, мне все это дано в Таинстве рукоположения. У меня нет никакой личной святости — это правда. У меня нет никакой праведности… Но если в церковь придет человек и сделает заказ на отчитку, я буду исполнять свой служебный долг. Мое дело – правильно отслужить молебен. Я никаких гарантий дать не могу. Человек, который заказал молебен, сам определяет себя, свое внутреннее состояние. Если ему стало лучше, значит, мы на правильном пути. А если не становится лучше, можно остановить молебен.
Я не призываю всех священников служить молебен-отчитку. Но сам я хочу быть максимально полезным Церкви.
Священник Игорь Исаков,
ст. Ильмово Черемшанского района, Татарстан.

От редакции. Тема отчитки (в том виде, в каком отчитка происходит сегодня) очень актуальна. И отец Игорь не одинок в этом своем высказанном мнении. Видимо, у него немало сторонников, ведь так хочется получить все — и здоровье, и благополучие – быстро и сразу. За три или даже за один сеанс массовой отчитки.
Не сомневаемся, что отец Игорь — искренний и трудолюбивый пастырь. К таким священникам всегда тянутся люди. Но установления Святых Вселенских Соборов нельзя «изменить», их сила непреложна и неизменна. Если святые отцы категорически запрещают проведение отчиток кем бы то ни было без благословения Правящего Архиерея, какими бы благими намерениями ни руководствовался экзорцист, пользы не будет. Ибо нельзя бороться с бесом, одновременно игнорируя установления Святой Церкви. Нравится нам это или нет, мы обязаны следовать духу и букве тех духовных законов, которые оставили нам святые учителя Церкви. В противном случае будет лишь то самое опасное самочиние, о котором и писал священник Алексий Богдан. Только связь со своим Архипастырем, его благословение на этот, можно сказать, сверхчеловеческий труд превращает отчитку из «партизанщины», из «церковного» экстрима в нормальное каноническое действие. Только в этом случае можно рассчитывать на духовную пользу, а не на броские спецэффекты. Сколько уже таких самочинных отчитчиков потерпело духовное фиаско! Как бы нам не хотелось, чтобы Вы, отец Игорь, пополнили этот печальный список!
Мы не ставим под сомнение саму практику изгнания бесов из одержимых, мы лишь призываем к соблюдению техники духовной безопасности в этом сложном деле. Ведь кто будет отвечать за тот духовный ущерб, который может невольно принести людям
самочинный экзорцист?

Здравствуйте, уважаемые сотрудники газеты «Благовест»!
Не могла не откликнуться на опубликованную вами статью Марины Гончаренко
«Посмертные макароны, или Райские каникулы». О себе и своей семье я вам писала, и вы даже опубликовали мое письмо под заголовком «Трудный экзамен» в одном из осенних номеров «Благовеста» за 2004 год. В этом письме я писала, как непросто нам с мужем, раньше своих родственников и друзей пришедшим к Православию, стало общаться с детьми, родителями, друзьями и просто знакомыми. Теперь я хочу рассказать о том, какое влияние на близких нам людей оказала книга Юлии Вознесенской. Я имею в виду ее повесть «Мои посмертные приключения».
Мы живем в глубинке. Поэтому с трепетом относимся к любой Православной литературе, попадающей к нам. Книга Юлии Вознесенской была подарена монахиней одного из наших монастырей брату моего мужа, Православному священнику. Ее прочли около двадцати пяти человек, и на КАЖДОГО из них она оказала положительное влияние. Судите сами: человек, никогда не ходивший в храм, после прочтения книги захотел пойти в церковь. Моя самая близкая подруга, закоренелая атеистка, прочтя повесть Вознесенской, сказала: «Эта книга заставляет задуматься». Какое счастье для меня было слышать эти слова! Наш сын-старшеклассник впервые в жизни (я писала вам о трудности воспитания старших детей) взял в руки Православную книгу – именно эту! Никакая литература до этой повести нашего сына, к сожалению, не интересовала. После повести Ю. Вознесенской сын прочел и вторую, и третью Православные книги, Думаю, что будут теперь и следующие.
Наша старшая дочь впервые (опять впервые!) сама попросилась на исповедь и Причастие – так подействовало на нее содержание книги. До этого на исповедь и Причастие она ходила только после нашего предложения.
Моему отцу шестьдесят семь лет. В прошлом – коммунист, поэтому и дорога к вере у него непростая. Только несколько месяцев назад он впервые исповедался и причастился. Вот его отзыв на прочитанную повесть Ю. Вознесенской: «Как же трудно спастись!»
Вы видите, какое влияние оказывает повесть Вознесенской на простых людей, на примере нашей семьи. Для многих людей невоцерковленных, неверующих такие повести – первая ступенька к вере. Разве это плохо?!
Конечно, во время чтения я обращала внимание на «ляпы», как пишет М. Гончаренко, на некую приземленность и грубоватость диалогов, но я ни на секунду не забывала о жанре книги, что это именно «фэнтези», пусть Православное, но все-таки «фэнтези». И, видя, как в лучшую сторону меняются мои родные и близкие после ознакомления с этой книгой, думала, что такой прием был оправдан.
С чем я категорически не согласна в статье М. Гончаренко, так это с тем, что в повести Вознесенской «незаметно проводится такая мысль: покаяние возможно и после смерти…; не желающие каяться и спасать свою душу в этой жизни… получают счастливую возможность «не спешить» с этим – ведь, оказывается, можно раскаяться и после смерти…». Нет, люди спешат, спешат в храм, спешат к вере, спешат к исповеди и Причастию, спешат к Спасению. Это все происходит на моих глазах.
Я чувствую, я знаю, что повесть «Мои посмертные приключения» написана глубоко верующим человеком. Спаси вас Господи!

Белькова В.В.,
с. Балухарь Черемховского района Иркутской области.

15.04.2005
Дата: 15 апреля 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru