‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Слава Богу за скорбь и за радость…

Рассказ прихожанки Кирилло-Мефодиевского собора о духовном отце - протоиерее Иоанне Букоткине.

Рассказ прихожанки Кирилло-Мефодиевского собора о духовном отце - протоиерее Иоанне Букоткине.


Протоиерей Иоанн Букоткин.

…Окончилась ранняя Литургия, и пора уходить из храма, освобождая место для других прихожан: вот уж скоро алтарник начнет читать часы к поздней Литургии. Но остановила пожилая, где-то маминых лет женщина.

- Простите, вы о батюшке Иоанне Букоткине еще книгу не собираете?

- Нет, как ни жаль. Слава Богу, что ту книгу, «Самарский батюшка», смогли издать - в те времена еще была возможность издавать книги о подвижниках.

- А я хотела о нем рассказать, о его помощи… - огорчилась женщина.

- А давайте сядем в сторонке на скамеечке, и вы мне расскажете. Книгу никак не могу обещать, а в газете, Бог даст, напечатаем ваш рассказ. …Вас как зовут?

- Мария. Мария Дьячкова, - представилась моя собеседница.

- Протоиерей Иоанн был вашим духовным отцом?

- Да. И мне столько помощи было от него, столько благодати и исцелений! И мне, и чадам моим. Он молился - мы были записаны в синодике у него. Но я тогда молодой была и не понимала, какой силы была его молитва о нас. У меня шла духовная борьба, в которой одной бы мне, без помощи духовного отца, никак не выстоять.

Мама у меня была глубоко верующая, молящаяся, в советское время всё соблюдала. А свекровь досталась… - ну да за всё Господа надо благодарить, и за такую свекровь! - она зналась с темными силами. И я была, как говорят, приворожена. В советское время специалистов после институтов направляли, куда кому выпадет, и мне после сельхозинститута с дипломом зоотехника пришлось уехать по направлению в деревню, где и жил мой будущий муж.

И в замужестве так я сильно заболела, а батюшка Иоанн всегда молился обо мне. И благословлял на все нужные дела. Но получилось так, что не могла я уже терпеть - и нападки свекрови, и муж налетал на меня и избивал, и всё было, - подошла к батюшке: «Благословите на развод, уйду я от него, не могу больше!» Но отец Иоанн ответил: «Нет, не уходи. За мужа молись».

- Больше о нем молиться ведь было некому?

- Некому. Вместо материнской молитвы было такое, что и вспоминать не хочется. Мне же она… не пересказать, что делала. Особенно отражалась ее злоба на детородных органах. Всё болело. Ненавидела, когда я молилась, и такое высказывала, что и слушать грех.

Сама я тоже ведь хоть и молилась, а была не праведной жизни. Грехи имела, аборты делала. И всё это понимала, что грех, и осознанно делала; плакала, а с печалью шла на аборты - куда деваться, двое деток… Сейчас так жалею тех своих деток, которым не довелось увидеть свет. Но сделанного не воротишь. Только плакать остается о грехах.

А в 80-м году, в декабре, мама моя умерла. Рождественским постом. И я не смогла к ней поехать на похороны - столько пересадок делать, а заверенной врачом телеграммы о маминой смерти не было. И я себе положила, что хотя бы на сороковой день к ней поеду.

- Далеко она жила?

- Далеко. В Белгородской области. Мама меня так ждала, так ждала - а я не могла и при ее жизни к ней вырваться: семья, дети… И постоянно она о нас молилась. Но у меня даже проститься с ней не получилось, ну так хоть на сороковины надо приехать.

Приехала в Белгород, потом в нашу деревню. И в этот день меня отвезли за семь километров от нашей деревни в село, где была церковь, на Литургию. И я на покаянии там все свои грехи произнесла. И, по молитвам мамы, наверное, Господь меня сподобил такой благодати - мне была поставлена на голову Святая Чаша, когда священник вышел после Херувимской. Ой, какая у меня радость была - вы не представляете эту встречу с Господом! Это обычай очень редкий. Далеко не все о нем даже знают, да и не всем о немнадо знать. Но в трудные годы, когда Церковь была гонима, иногда старые батюшки по селам, особенно на Украине, к такому обычаю в особых редких случаях прибегали. Вот и меня сподобил Господь (Такая необычная практика нигде не прописана в Богослужебных уставах, и хотя подобные случаи, пусть и редко, иногда имели место, но только как исключение, а отнюдь не правило - ред.).Надо бы плакать о маме, а у меня несказанная радость внутри! И в мамин дом я приехала такая окрыленная! Мне говорят: поплачь! - а у меня радость. Я не знаю, как это произошло, так светло на душе.

И тут - неожиданно телеграмма от мужа: срочно приезжай, с моей мамой плохо. Ее как раз в это время, видимо, Господь посетил, и ей всё хуже и хуже. Свекровь только полтора года отдельно жила, а до этого семнадцать лет с нами под одной крышей была. А тут переселилась в двухкомнатную хрущевку, с соседкой.

Ну, поминки по маме я сделала и поторопилась в дорогу. Приезжаю, муж сразу: пошли к маме! Зашли в комнату, а свекровь как на меня взглянула, ей совсем плохо стало, аж живот ходуном заходил. И какой-то железный голос у нее изнутри: «Не могу вытерпеть! Не могу вытерпеть!..»

Ей назначили уколы всякие, приходили на дом и делали, сама она не могла ходить. Призвала сына и брата, чтобы у нее дежурили. Они поездили, поездили, а надо же ходить на работу - и три дня они не могли ее навещать. Приехала ее соседка и говорит: мать где-то упала и рука у нее сломана. Но где она могла упасть, если не ходячая? Видно, бесы ей перебили, я так понимаю. Свекровь отправили в больницу. У моей мамы 40 дней было 24 января, и именно после этого начался для свекрови ад на земле. Батюшка Иоанн мне сказал: «Начнется Великий пост, ее земные мучения окончатся. Усердно молитесь о ней. Есть иконы, нет икон - в любое уединенное место зайдите и молитесь Богу». И я стала молиться. Мне мама отдавала духовные книги, и так какие молитвы я знала, молилась. Долго она мучилась. А пост начался, как сейчас помню, как в прошлом году - 2 марта, и она билась еще девять дней. 10 марта ее выписали, нам сказали ее забрать. А накануне вечером мужу стало так плохо! - он пришел от нее черно-зеленый. Ежедневно ходили к ней после работы. И в него как будто вселилась нечистая сила от его матери. А я под ночь будто ниоткуда слышала три свистка, три по три.

Утром муж собрал одежду - всё, ехать надо, мать забирать - и тут мне на работу звонок. Братнина жена: «Приезжайте, Дуся померла». - «Как померла, ее же выписали!» А там соседка, слышу, рядом с телефоном ей говорит: «Да скажи правду, это же сноха». Она в больнице выбросилась из окна с четвертого этажа. Господи Боже мой, Царица Небесная!..

На кладбище к ней я не хожу, батюшка Иоанн Букоткин не благословил: «Ни в коем случае!» Она неотпетая лежит, батюшка сказал: «Не ходите и не просите, никто ее отпевать не будет. Даже если к Архиерею пойдете».

Ну потом пошло: борьба духовная - она же никуда не делась, так я вот все эти годы и несу на себе разные болезни. А в этом году я от батюшки Иоанна исцеление получила. Свекровь мне всё грозила: будет тебе от твоих детей! Но они благодатные, хорошие, не было мне от них зла. Переживания материнские, печали, когда у них что-то в жизни не так - да ведь без этого не бывает. И плачешь о них, и молишься.

Но вражеские козни болезнями мучают. То вот здесь (она показала где-то в верхней части грудной клетки) вышла двойная какая-то опухоль, я ездила к батюшкам, сильным молитвенникам. Они и молились, и елеем помазывали больное место. И после соборования у меня это прошло. Ну сейчас мне уж восемьдесят лет, ездить далеко не могу.

И вот на глазу вышло что-то непонятное, как живая косточка торчала из века. И я на Радоницу к батюшке Иоанну в Иверский монастырь, где он похоронен, на такси поехала. Отстояла службу, Исповедь, так благодатно всё. А потом к нему на могилу прошла, пропела «Христос Воскресе», яичко крашеное положила на надгробную плиту, но решила забрать с собой - для исцеления. Домой пришла, с молитвой яичко съела, и тут из больного века как стрела - косточка, сантиметра полтора длиной, вылезла. И после этого у меня - видите что? - чуть осталось на веке, словно зернышко. А была такая большая косточка непонятная, и глаз болел, дотронуться было нельзя. Исцелил батюшка Иоанн!

А муж так и беснуется с тех пор. Как свекровь не выносила Бога, так и он не выносит. Вот что она с ним сделала?.. Раньше было, что он в меня и Евангелие кидал, и лампаду кидал, разбивал. Сейчас, слава Богу, поутих: в кухню ухожу, включаю телеканал «Спас» и молюсь, он меня не трогает, хоть порой и злится. Сам по-прежнему и слышать о Боге ничего не желает. Не выносит…

Мое счастье, что мама моя была такая верующая. И научила молиться, и как сама обо мне и о семье моей молилась! Даже и после своей кончины. Они, наши сродники, всегда с нами! Я постоянно молюсь, и она там за меня молится. Ведь на 40-й день по маминым молитвам такое чудо со мной произошло, такая милость Божия в белгородском храме! Как Господь дал мне познать и Бога принять! И я постоянно душой с мамой нахожусь и родных своих усопших чувствую возле себя живыми. Я с ними. И с любимым отцом моим духовным, батюшкой Иоанном. И благодарю Господа Бога за всё! Хотя много страданий, но и столько мне благодати. За всю дарованную мне благодать, за чудесного батюшку - и за все мои страдания, искушения, болезни - за всё благодарю Господа Бога.

Записала Ольга Ларькина.

105
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Комментирование временно отключено.





Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru