‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Читать Достоевского…

К 200-летию со дня рождения великого писателя.

К 200-летию со дня рождения великого писателя.

Вот интересно, за что большевики для первого собрания сочинений избрали именно Достоевского? Почему Толстому сделали музеи и в Москве и в Ясной Поляне, это понятно: благодарили за помощь в свержении монархии, в нападках на Православие, а Достоевский? Видимо, за то, что предсказал приближение революции. Бесы читали «Бесов» и были в восторге. Революцию предсказывали и великие святители Феофан Затворник и Игнатий Брянчанинов, и Святитель Филарет, и, особенно, святой праведный Иоанн Кронштадтский. И вот - революция свершилась. Религиозные мыслители были отвергнуты, книги их изгнаны в спецхран, а Достоевского печатали. Потом и о нем было умолчание, а с 1960-х вновь возвращение. Но здесь сработало то, что известность его за пределами России непрерывно возрастала. С его помощью постигали душу России, суть русского характера.


Барельеф Достоевского на его могиле в некрополе Александро-Невской Лавры.

Немецкий ученый, русист Рихард Лаут прочел Достоевского вначале на немецком языке. Проникся им, но чего-то не хватало. Тогда он изучил русский язык и прочел писателя на его родном языке. И справедливо заключил, что даже этого мало. И принял Православие. Вот где главная суть чтения Достоевского: спасение только в Боге.

Русские либералы, по Достоевскому, «не знают историю нашей земли, ни ее народа, и от того, что в них ничего не понимают, неспособны их любить. Они свою ненависть к России принимают за самый благотворный либерализм… чуть ли не за истинную любовь к Отечеству… Но теперь уже стали откровеннее и даже слов «любовь к Отечеству» стали стыдиться. Даже понятие изгнали и устранили как вредное и ничтожное». Разве это и не о нынешних либералах сказано?

Писатель с либералами особо не церемонился и в другом месте так охарактеризовал их: «Русский либерал только и ищет, кому бы сапоги вылизать». И еще о них, очень подходит и к сегодняшним: «В этих «мировых страдальцах» так много лакейства духовного».

Большевики перетолковали речь писателя о всемирности русских в свою пользу. «Это он о мировой революции говорит». И стали считать Россию за растопку. Им усиленно помогали труженики пера. Цитаты: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем. Мировой пожар в крови. Господи, благослови!» Еще цитата: «Товарищ Ленин, работа адова будет сделана и делается уже». И еще: «Он землю покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать». Авторы цитат, уверен, узнаваемы (Блок, Маяковский, Светлов). Где та Гренада и где та Россия?

Пришли наши в Берлин, и после всего зверства, испытанного от фашистов, имели бы полное право всю Германию с лица земли стереть. Нет, своим солдатам урезали рацион, а кормили детей и жителей Берлина. Где еще есть такой народ? Всем всегда помогали, кроме себя. Да еще и считаем себя хуже всех. Разве это не самое настоящее православное смирение?

И всё терпим и терпим. Уже и в телевизоре у нас выпускники и стажеры американских школ. Конечно, всё оттуда, от считания России отсталой. Для Ленина образцом для подражания была Парижская коммуна. Шарлотта Корде, Робеспьер, - для него герои.

Образ России в западном понимании рисовали свои же. Страна дикая, лапотная, топор, икона, пьянство… да и доселе так. В Берлине еще лет 30 назад ученые дамы всерьез спрашивали меня: «У вас такая опера, такой прекрасный балет, но как вы добираетесь до театра, у вас же, мы читали, совсем нет дорог». - «На медведях ездим, - отвечал я, - а у Большого театра кольца такие специальные вделаны, к ним медведей привязываем».

Теме «Европа и мы» все почти классики наши уделяли внимание. Обычно иронически, как, например, Фонвизин в «Недоросле». Митрофанушка сообщает матери: «Матушка, в Париже даже извозчики говорят по-французски». У Гоголя Собакевич в застолье порицает рационы иностранцев. Не будем цитировать, ибо даже жену Собакевича это весьма смутило. Достоевский, вспоминая летние впечатления, говорит о французских женщинах, что они очень берегут себя до замужества, но некоторые из них выходят замуж только для того, чтобы немедленно начать изменять мужу. Сын Карамзина Андрей присутствовал на какой-то церемонии в Ватикане. Рассказывает о диковинных мундирах солдат охраны. Пошел летний небольшой дождь, «а так как гвардейцы у Папы сахарные, то они разошлись».

Мой отец как раз начинал жизнь в Уржумском районе. Там были польские ссыльные. Жили с прислугой, завели театр. Учили девушек остригать волосы «под мальчика». Говорили, что поэтому можно стоять в церкви с непокрытой головой. Развращали молодежь разговорами о свержении Царя. Сбили с пути истинного Сережу Кострикова, будущего большевика Сергея Мироновича Кирова.

Наши чиновники от образования настолько исказили лучшую в мире школу, настолько внедрили в понимание, что школа дает не образование, а продукт для дальнейшего его использования, что уже поколение школьников можно назвать ЕГЭ-поколением. Редкие учителя сопротивляются этому, еще пытаясь говорить о любви, сострадании. Но им всё тяжелей. Сошлюсь на разговор со знакомой учительницей: «Знаете, как трудно говорить о Раскольникове. «Подумаешь, - говорят старшеклассники, конечно, рисуясь, - нашел тоже из-за чего страдать. Замочил старушонку, да и пошел с парнями в кафешку».

Именно на четвертый день после преступления пришел Раскольников к Соне Мармеладовой. «Ведь надо же, чтоб человеку было куда пойти». И привело его сердце точно по адресу, за спасением. Просит ее прочесть из Евангелия о Лазаре Четверодневном. Тут символ. Для Раскольникова Соня тоже, как и он, убийца. Пойдя на панель, она убила свою душу. Но именно вера Православная спасает ее. Родион прямо-таки подталкивает ее к самоубийству: «Разумнее в воду головой и со всем этим покончить». Она и сама не раз думала так же. Но: «А с ними-то что будет?» - спрашивает она. Это она о сиротках и о больной Катерине Ивановне. Они только на ней и держатся. И когда читает Евангелие, начавши негромко, то голос ее крепнет, становится сильным, «даже зазвенел».

И доходит до сознания Раскольникова, что «тварь дрожащая» - это он сам. И не ему Соню учить, а ему ее слушаться: «Поди сейчас, сию же минуту, стань на перекрестке. Страдание принять и искупить себя им, вот что надо». Совершенно не случайно сказано: на перекресток. Это значит: на Крест, на страдания, на покаяние.

Нельзя не вспомнить два случая самоубийства, которые очень взволновали Федора Михайловича Достоевского, это: самоубийство Елизаветы, дочери Герцена, нигилистки, передовой суфражистки - и самоубийство молоденькой швеи, которая выбросилась из окна, прижав к груди икону. Конечно, сразу вспоминается «Кроткая», и евангельское: «Блажени кротцыи, яко тии наследят землю». И долго думать, кто из них будет оправдан.

И еще о том, что нам, русским, наверное, еще долго нести Крест непонимания нас миром. По Достоевскому, в нас есть «готовность ко всеобщему общечеловеческому воссоединению со всеми племенами великого арийского рода». Но пока что эти племена «арийского рода» мечтают о нашем устранении из этого мира, не понимая, что без нас они тут же погибнут. По Достоевскому, миссия России взять на себя груз всех человеческих страданий. «Ибо что такое сила русской духовности, как не стремление ее в конечных целях своих ко всемирности и всечеловечности».

И русские есть всякие, не без этого. Есть и такие, которые обвиняют в наших бедах не себя, а кого угодно: правительство, чиновников, приезжих, но есть же Евангельское: «Царство Божие внутрь вас есть». Можно и в миру спастись и в монастыре погибнуть. А говорить о том, что в наших бедах виноват кто-то другой, даже глупо. Везде пивные, везде кабаки. И что? А ты в них не ходи. Раздражает тебя телевизор пропагандой разврата, пошлости, зубоскальства? А ты его не смотри. Ты, знающий русский язык, ты таким богатством владеешь, что же ты им не пользуешься? Под ногами золотые россыпи русского слова: былины, легенды, предания, пословицы, поговорки, песни, сказания… Здесь и образ жизни, и спасение души. Величие литературы устного периода сменяет период литературы письменной: Тредиаковский, Сумароков, Державин, Крылов, Пушкин, Тютчев, Лермонтов, Достоевский, Некрасов, Гончаров, Александр Островский, Шмелёв... Читал? Перечитай. Зачем бежать за новинками, которые настырно навязывают те же либералы. Зачем в сотый раз читать, как обливают грязью Россию советской поры? Не она ли победила фашизм? Не торопитесь читать новое. Дайте писателю умереть и подождите лет тридцать. Что от него останется? Именно современные писатели боятся классики. Если убрать классику, то и они что-то будут значить.

Нельзя, как говорит Писание, «уклоняться умом в лукавствие мира сего». Мир сей поклоняется двум русским авторитетам: Достоевскому и Толстому. Один идет ко Христу и нас к Нему приводит, другой отталкивает от Церкви, но тоже имеет сторонников.

Россия сейчас почти единственная страна, где сохраняется зримо присутствие Божие на Земле. Это от того, что, как выразился Константин Леонтьев, главное в русском человеке: он не разделяет Царства земного и Царства Небесного.

Конечно, сбудутся слова Достоевского о всечеловечности, но только тогда, когда мир поймет, что путь спасения единственен, он русский, он Православный.

После Голгофы человечество разделилось на тех, кто за Христа и тех, кто против. Между ними пропасть. Преодолеть ее отпавшие могут только покаянием и приходом ко Христу. Но этого не знает или не хочет знать Европа. Но как не понять, что, кто бы ты ни был, какую бы веру не исповедовал, судить будет Христос. Идолов много, а Господь Иисус Христос один.

Сейчас наступило время открытой поляризации мнений и смыслов существования.

А осознать себя «тварью», как Божиим творением, очень даже полезно. Тем более, созданной «по образу и подобию». И задуматься: а есть Он во мне, этот образ?

Владимир Крупин,
первый лауреат Патриаршей литературной премии.


56
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru