Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Служитель Самарского чуда

Борис Радаев много лет и много сил отдал сохранению памяти о стоянии Зои.

Борис Радаев много лет и много сил отдал сохранению памяти о стоянии Зои.

Сотрудник архивного отдела Самарской городской администрации Борис Михайлович Радаев из тех, о ком говорят: и швец, и жнец, и на дуде игрец. Бывший фотожурналист, инженер, телемастер, труженик церковный… Не очень заметный, скромный. Но стоит завести речь о делах церковных, о любимой Петропавловской церкви, о грозном чуде, что произошло полвека назад тогда еще не в Самаре - в Куйбышеве, на улице Чкалова, - он преображается и может очень многое рассказать о том же доме Зои, у которого начинается, пожалуй, каждое его утро.

«Это будто в моей крови…»

- После ночной смены возвращаюсь с работы - и первым делом, в полседьмого, подъезжаю к часовенке с памятником Святителю Николаю, - признался Борис Михайлович. - Стоишь, молишься, прижмешься к коленочкам Николая Чудотворца… - а у него взгляд всякий раз разный. И солнце поднимается, и луна еще не ушла. И сердцем ощущаешь, что Сам Господь наш, и Святитель Николай, и даже солнце и луна, и земля видят наши деяния, и скорби наши, и радости. А уж от дома Зои еду в церковь Петра и Павла. Иной раз домой к вечеру только и попадаю…


Борис Радаев у памятника Николаю Чудотворцу.

В Петропавловскую церковь я поступил электриком, если не изменяет память, в 1993 году. И почти пятнадцать лет там работал, до пенсии. Но электриком и месяца не был - ну что там: лампочки поменял, проводку посмотрел… - мне сказали: электрика мы и другого найдем, а твоя помощь нужнее в других вопросах. Стал я помощником настоятеля по административной практике - мне и удостоверение такое выдали. Жена работала бухгалтером в администрации Ленинского района, где находится Петропавловка, потом в администрации города, затем в регистрационной палате. И я хорошо знал и главу Ленинского района, и всех глав города, да и каких только знакомых нет. Вот я с этого и начал свою работу в церкви: гляжу, они бегают с документами, а дело слабо движется. «Давайте я схожу да всё сделаю!» И успел оформить необходимые документы для храма, в том числе кадастровые, удалось вернуть немного принадлежавшей Петропавловской церкви земли. Купол сделали с золочением. Не я один, конечно, мы все хлопотали. Но у меня же техническое образование, я 24 года был инженером по электронике на 4 ГПЗ.

И раньше, в советское еще время, каждый год меня на месяц звали возить батюшек храма Петра и Павла по селам. Только начальник вычислительного цеха Сергей Иванович Соколов, Царство ему Небесное, знал об этом и давал мне отпуск в нужное время. Однажды в Малую Малышевку, что ли, ездили мы с отцом Николаем Мезиновым - и на выезде из села меня поймали. Сообщили на работу. В стенгазете написали: вот он такой-сякой, попов возит… - ну тогда время было такое. На заводе сняли из очереди на получение квартиры - я стоял третьим в очереди. Но я даже не переживал. Значит, так надо было.

Вы же, наверное, бывали в Рождествено, в заволжских селах? Я люблю церковь в Рождествено, меня одно время туда старостой звали. И в Новинках Успенская церковь тоже такая родная! Я думаю: мать, что ли, беременная мной в Новинки ходила? Это будто в моей крови, составляющая ее часть - да не у меня же одного, русский народ звон колоколов с детства любит. Мы в селе Торновое жили. И родительский дом в Торновом так и остался. Мало ли что - а тут при доме и огород, и подвал. И память о родителях! Отец всю жизнь работал бухгалтером на птицефабрике. Мать очень верующая, помню, как она молилась. А мы же боялись, таили свою веру. Я сыновей в Кинель-Черкассах крестил, притом когда в церкви народу не было, чтобы никто не узнал.

Мама заболела, инсульт, и я месяц ухаживал за ней в Пироговке (городской клинической больнице имени Пирогова). Заодно для больницы коляски, холодильники ремонтировал - всё, что надо, делал. Поэтому маму целый месяц держали в больнице и подняли ее. А мне пришлось с завода уйти, чтобы за мамой ухаживать. Тогда-то и решил перейти в церковь Петра и Павла.

Делай больше добра

Правящим Архиереем в Самарской епархии тогда был Владыка Иоанн (Снычев), потом уж он стал Митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским, в Петербурге и почил… У него долго был водителем Геннадий Аксенов - такой неутомимый, очень хороший человек. И я ему старался помогать. У «Волги» стали рессоры проседать, каждый раз по селам ездили на ней. И вот я в яме под машиной, ремонтирую рессору, а Владыка выходит во двор и спрашивает: «Ген, а где же этот Борис?» Геннадий меня толкает: «Выйди, выйди!» Мы же не сразу понимаем, мирские-то. Ну, вышел. Видно, Геннадий рассказывал Владыке о том, что я помогаю.

У меня знакомый был в ГАИ, Александр Петрович Гордеев, очень интересный человек: он и маршала Жукова знал, и Индиру Ганди, и многих других таких высокопоставленных людей. Главное, сам он хороший был. И мы с ним улаживали, когда у Геннадия случались какие-то проблемы, техосмотры каждый год помогали проходить и Петропавловским служителям, и работникам епархии. Как-то Александр Петрович рассказывал, что Владыка Иоанн поехал на рыбалку на Сок, сидит на бережку - а у него и крючка даже на леске нет! Просто сидит, о чем-то думает, дышит речной свежестью… Владыка дал мне Библию, а я отдал Гордееву. Через какое-то время он спрашивает: «Иван Матвеевич (он так его звал по своему духовному неведению), а как ее читать, как молиться?» А Владыка Иоанн ответил: «Саша, делай больше добра! И своими словами молись».

А Александр Петрович делал добро. И уже умирая, примерно в восемьдесят пять лет, он сказал: «Борис, возьми Библию себе!» Мог бы оставить сыновьям, они у него очень хорошие, но отдал мне. Такая дорогая память - о Владыке Иоанне и о рабе Божием Александре.

А о Владыке Иоанне еще говорили, что по субботам или воскресеньям, уж не помню, был у него прием. И никто - погорельцы, малоимущие - никто не уходил не утешен, не получив что-либо от него.

Голуби над домом Зои

Несколько лет назад приезжали из Москвы, с телеканала ТВЦ, звонят в епархию: хотим снять фильм-репортаж по дому Зои. Владыка Сергий ответил: «Это к Радаеву!» - я ведь занимался этой темой в Самарской епархии. Приехали - полная машина, с аппаратурой. Хотели взять такси, но я сам взялся, безплатно возил их по свидетелям Стояния.

Я же переживал: ну как это - люди из Польши приезжали, чтобы снять фильм о нашем самарском чуде, а что же наши русские? У меня есть диск с их фильмом. Жаль, некому перевести с польского... А в то время, когда поляки вели съемки, - местные жители мне рассказывали, там весь квартал меня знает, - голуби налетели, сели на дом - трубы-то не видно! Как знамение такое.


У дома, где стояла окаменевшая Зоя.

- Да ведь окаменевшую Зою голуби кормили…

- И поляки удивились тоже. А мне, русскому христианину, приятно было: поляки нашим чудом интересуются! Антон Жоголев вот молодец, и в «Благовесте» он первым о стоянии Зои писал, и книгу издал. И москвичам я всё об этом чуде рассказал, но попросил: меня не снимайте! Я же перешел на работу в администрацию города. А под конец подсказал им: попробуйте еще к одному человеку попасть. Уж не знаю, примет ли он вас.

Почти весь этот квартал - Чкалова - Полевая - Братьев Коростелевых и Арцыбушевская - отстроила новыми домами строительная фирма ООО «Время Плюс», руководитель Александр Николаевич Кузнецов. Я месяц не мог к нему попасть, а потом все-таки попал с Ильиным, он тогда был помощником Архиерея по строительству. А Кузнецов сказал: «Нет у меня земли для часовни! Я здесь сделаю подземный паркинг на триста автомобилей». Я хотел предложить: давай немножко измени свой проект, оставь этот домик как памятник истории, и еще надо один дом рядом построить. Мария Ивановна так говорила: будут со всего бывшего Советского Союза и из других стран приезжать, излечиваться от наркомании, от пьянства и от всяких болезней. Вот и нужна будет паломническая гостиница. Но это предложение руководитель фирмы отверг.

Если бы мы могли выкупить этот дом! Только денег таких не нашлось. Я уже начал подыскивать людей, считать, во сколько встанет демонтировать этот дом (сам же он строителям не нужен, только земля) и перенести на территорию Петропавловской церкви или еще куда-то в безопасное место. Иначе в любую ночь - сломали, увезли и всё, нету. Не дай Бог такого! Потомки нам не простят.

Но сохранить дом не удалось. Когда пять лет назад его подожгли, я дня три в лежку лежал.

Хорошо хоть, в газоне маленькую часовню с памятником Святителю Николаю поставили в 2012 году. А так удачно всё сделано! Я туда хожу, снег убираю, людям стараюсь показать, где происходило чудо. Между окон наполовину сгоревшего дома укрепил икону Николая Чудотворца, чтобы люди молились и другим рассказывали о чуде. Хочу, чтобы больше информации было. И чтобы туда ехали паломники и туристы, шли экскурсионные маршруты. Пусть больше людей сюда ходит!

Ну а тогда телевизионщиков руководство, по всей вероятности, не приняло, что ж им так вот «прославляться» на всю страну. Месяца через три, что ли, из многих церквей мне звонят: «Борис Михайлович, вас в фильме про дом Зои показали. Правда, по ошибке назвали Валерием».

Оказывается, в любом деле есть свои плюсы и минусы. После того фильма меня многие узнают и уже с доверием слушают о стоянии Зои.

У меня были цветные фотографии пола, тех самых досок, где стояла Зоя. Хорошо, что сохранились хотя бы ксерокопии, потому что те подлинники, к сожалению, уже не найти. А вы когда-нибудь слышали о таких фотографиях?

- Мы же бывали в доме Зои, там отец Сергий Гусельников, отец Дионисий Толстов и другие батюшки служили молебны. Тогда и мы тоже сфотографировали доски со следами топора… Но не знаю, возможно ли сейчас отыскать эти фотографии.

- Ну вот у меня только черно-белая ксерокопия осталась. На ней видно, что доски того времени, середины 50-х годов.

И вот в «Самарской газете» 2014 года написано, что глава Ленинского района Самары Семченко на оперативном совещании доложил: сгоревший дом в таком состоянии, что требует сноса. Видите как? Опять целенаправленно шло дело к тому, чтобы совсем уничтожить этот дом. Но Дмитрий Игоревич Азаров, самарский губернатор, был тогда главой города, и он, как сказано в статье, «поручил руководителю Ленинского района Сергею Семченко и департаменту строительства и архитектуры проработать возможность сохранения этой достопримечательности». Азаров такой человек - душой болеющий за Самару. Не вмешайся он, уже бы не было этого дома…

Знакомые монахини из Минска попросили: нет ли у вас дощечки или кирпичика от Дома Зои? Там в Минске есть православный писатель, он и иконы пишет, - вот для него бы. И я через них передал кусок кирпичика от печки, которую в этом доме топили. Он дробит этот кирпичик в пыль и в краски добавляет, пишет икону о стоянии Зои.

Свидетельства очевидцев

Один старичок перешел работать к нам в церковь Петра и Павла из Покровского собора. Бывший преподаватель, очень интеллигентный.

Однажды он мне передал рассказ своего родственника, работавшего на крытой машине, он возил продукты:

«Поехал я как-то в Саратов, - говорил его родственник. - Мост переехал, пост ГАИ недалеко. Остановился на минутку. И смотрю - знакомый человек. Я к нему: о-о, мы же полвека не виделись! Куда ты вдруг пропал? - А, говорит, сейчас уже можно и сказать. Пятьдесят лет прошло! Помнишь стояние Зои? Так вот я там тоже недалеко в частном доме жил. И я дворами, потом по крыше… - и к этому домику пробрался. Дверь открыта. Я захожу туда, а она стоит. С иконой. Чувствую, у меня волосы поднимаются. Вдруг раз - и рука сзади. Ну а дальше - написал подписку о неразглашении. Несколько городов мне предложили - выбирай, где жить. Я выбрал Саратов. Трехкомнатную квартиру дали, работу. Дети образование получили. Я еще слышал о некоторых очевидцах стояния...»

Рассказал мне это старичок, я так и загорелся:

- Давай поедем к этому твоему родственнику! Я узнаю у него адрес и у этого очевидца интервью возьму!

- Да, Борис, нет уже родственника моего. Вот недавно мы похоронили его… Он уже тоже был в годах.

На Полевой и Мичурина в поликлинике работала, если не ошибаюсь, Нина Романовна, зав. отделением. В 2003-ем, что ли, году она мне рассказывала:

- Нас, тогда студентов-медиков, возили в «буханке» (это уазик такой) по десять человек и больше даже - к этой Зое. Показывали, что в ее тело игла не входит. И объясняли, дескать, бывают такие физические состояния… Но взяли с нас подписку о неразглашении.

Ну разве бывают девчонки, которые лопнут, но никому не расскажут! Вот она мне это и рассказала.

Бывает вот, молишься Николаю Чудотворцу у часовенки, видишь боковым взглядом - человек тоже хочет подойти. Спросишь: «А вы знаете, в каком доме происходило стояние Зои?» - «Да вот он, дом 84». - «Нет, говорю, в доме 84 А, это во дворе. Пойдемте, покажу…»

И тоже идет женщина. Я ей: идемте, я покажу… - Да что вы мне говорите! Я сама видела, как в тот домик народ не пускали. У меня сын в армии в Польше (или другой соцстране, она сказала) служил, и пишет: «Мам, а что у нас в Куйбышеве творится? «Голос Америки» передал, что у нас транспорт по Чкалова не ходит, кругом пробки, конная милиция…» Как еще это письмо цензура пропустила!

Все мы тогда слушали «Голос Америки». Я сам переделывал диапазоны радиоприемников своим знакомым. «Голоса», конечно, вели свою пропаганду, но ведь советское радио и газеты о таких случаях или молчали, или отделывались нелепыми фельетонами... Вот только из вражьих «голосов» мы и черпали информацию о том, что у нас же происходило.

Спасение в огне

Я старался всё документально узнать, все архивы облазил. Уж и жена помогала. Три раза я ходил в архив областного УВД. Удивляюсь, как мог без пропуска попасть наверх. Посильную помощь оказывал майор Иван Яханов, и кроме него еще двое других мне помогали в архиве УВД. Надо как-то отблагодарить их. Я принес им иконочки Ангела Хранителя. Объяснил им, что Ангел Хранитель может уберечь от всяких бед. Они засомневались: «Так эти иконы домой отнести или можно здесь, в кабинете держать? Не без греха же мы. Иной раз и слово не то вырвется». И все же решили - наверное, здесь оставим.

1998 год. Февраль. 10-е… Вдруг - пожар! Областное УВД горит. Потом я со страхом смотрел список тех, кто погиб в огне. Их в списке не было. Живые!

А недели через две их жены пришли в Петропавловскую церковь. И рассказали, что в момент, когда начался пожар, они все трое находились в подвале, что-то искали. Выходят - а тут вовсю огонь! Они уже даже не могли подняться к себе. И их вразумило: это же тот «поповский работник» приходил, принес нам иконы, на которых Ангел Хранитель изображен, эти-то Ангелы нас и спасли!

- Но если бы вы не искали документы о стоянии Зои, не было бы и этих иконочек. Так что это - еще одно потаенное чудо Святителя Николая!..

- Жаль, что так много документов сгорело. Наверное, ведь и о стоянии Зои там были. Но я их найти не успел.

Дымовая завеса

А, вот еще расскажу - о ложном «стоянии Зои»!

Однажды мне бывший кагэбэшник дал координаты будто бы очевидца самого стояния Зои!

Олег - военный на пенсии, работает охранником. И мне он рассказал, что стояние было не в этом доме, а в другом, но где-то близко. Что сам охранял этот дом и видел: Зоя - не то муляж, не то окостеневшее какое-то тело, и под платьем по диагонали веревочки натянуты, удерживающие в вертикальном положении. При этом сделали так, чтобы веревочки эти были видны, если кто ухитрится в окно заглянуть. Смотрите, мол, - видите, это же не настоящая девушка!

Я понял: этот ложный «дом Зои» устроили в то время, чтобы прошла дезинформация. Олег, которого поставили там охранником, был уверен, что охраняет тот самый «объект». Теперь он утверждает: да какое там, да не было ничего, я-то знаю! Я же сам видел: там веревки!..

Но вы же знаете - когда произошло это чудо, был звонок Архиерею: скажите с амвона, что никакого стояния не было! Но Архиерей ответил: хорошо, скажу, только дайте мне своими глазами посмотреть, что там. И больше ему не перезвонили и в дом Зои не пустили… Мне Андрей Андреевич Савин об этом рассказывал, этот разговор был при нем. Золотой человек, Царство Небесное!

Вот то, что подсунутое мне «свидетельство» ложное, как дымовая завеса, - я сразу понял это и ушел.

Про Марию Ивановну

Мы ведь с вами коллеги, Ольга Ивановна. В армии я работал в бригадной газете, фотокором. В 1966 году я в армию ушел. Служили тогда три года. В Заполярье климат суровый, кислорода не хватает. Полгода день, полгода ночь, фотографировал со вспышкой. И мороз доходил до 65°. Лет семьдесят не было такого - Гольфстрим замерз! Я работал по всему Кольскому полуострову, где наши железнодорожные военные части были. Прокладывали вторую линию Ленинград - Мурманск. А редакция бригадной газеты находилась в Ленинграде. Я задание получаю - и езжу по воинским частям. Каких людей тогда встречал - героя Великой Отечественной войны снайпера Людмилу Павлюченко, Эдиту Пьеху, других, которые на слуху. И нет чтобы автографы взять, как вот с вами сидишь, беседуешь - и всё.

Вернулся - женился, 1970 год, это уж не забудешь, когда семью создал. Одно время работал фотокорреспондентом в «Волжской заре», а жена в Шигонах методистом по танцам. Она окончила культпросветучилище, а я до армии ходил туда к другу, он учился там же, он на баяне играл. В училище и встретил свою будущую жену. А она жила в Кинель-Черкассах.


У старинной иконы Святителя Николая.

Поженились, и я приезжал к теще. И однажды услышал от кого-то из кинель-черкасских жителей: «Ой, эта учительница - у нее с головой не в порядке. Мешок муки по асфальту тащит в церковь! - и мешок протерся, за ним тянется след мучной». Так вот с насмешкой мне сказали - это было первое, что я услышал о Марии Ивановне Матукасовой. Будущей схимонахине Марии Самарской. Помню, церковь Вознесения Господня. Стены толщиной около полутора метров, и летом прохладно, зимой тепло. Иду в церковь, а эта старушечка на ступеньках сидит. И мне кто-то подсказал: «Вот она сейчас пойдет в церковь, ты потрогай бетон, где она сидит. Он теплый!» Так и есть. Непростая она оказалась, эта худенькая старушечка.

Стал я к ней подходить. Мария Ивановна мне говорит: «Бог дал три сына». И точно - три сына родилось. Первый в больнице умер в год и два месяца. Не разрешали родителям в советское время лежать с ребенком старше года, мы бы, может, и выходили его, не дали бы умереть. Другие выросли хорошими людьми.

Я хотел, чтобы сыновья пошли в семинарию учиться. А Мария Ивановна говорит: нет! И сказала, кем они будут. Оно так и есть. Они тоже учились в политехе. И старший, который в ГАИ работает, в студенческую пору вечерами приезжал в церковь Петра и Павла и батюшек развозил на их машине домой.

Второй сын ходил с девушкой, и она стала уже говорить о свадьбе. А он засомневался. Один раз ведь жениться. И говорит мне: «Папа, давай съездим к Марии Ивановне, что она скажет».

Ну, поехали. А она любила в левом приделе церкви сидеть. Я подошел, она меня-то уже знает, я в Петропавловской работал и к ней приезжал. И вот сын спросил, а она сказала - не помню дословно, как именно, она же не всегда понятно говорила, Агния растолковывала ее слова. Что-то такое сказала, мол, девочка эта твоя. А сын обрадовался! Денег хотели ей дать, а Мария Ивановна только одно: «Хлеб, хлеб, хлеб!» Она любила хлеб приносить в церковь. Ну и под хлебом она подразумевала молитву. Молитва, молитва нужна.

Так что свадьбу сыграли, дочь родилась 5 мая, Александрой назвали, по святцам. Сейчас ей 22 года. Уже замужем, окончила университет и дальше учится, она хорошо учится.

Права потерял - а как мне без них ездить. Поехал к Марии Ивановне. Она: «Найдется, найдется! Не надо новых». Через месяц и правда нашлись.

Как-то моя знакомая, худенькая такая, упросила отвезти к ней: дочка очень уж заболела. Приехали. Мария Ивановна посмотрела на нее и говорит: «Да у тебя на площадке старушка живет, она прихрамывает. Она тебя Щепкой зовет». Та чуть в обморок не упала. Откуда Мария Ивановна могла знать, как ее соседка зовет? Ну, потом сказала матушка, что делать, чтобы девочка не болела.

Однажды зимой - от нее быстро не уедешь, поздно уезжал. Мария Ивановна обязательно супчик нальет или еще что-то даст: ешь. А я отнекиваюсь: не могу, ехать мне надо.
А мне уж тут те, что рядом: да ты что, нельзя отказываться, нельзя! Хлебнул ложку-другую и встаю: дела у меня, я поеду. Но Мария Ивановна не отпускает: заночуешь вот в этом доме. И мне опять: да ведь она редко кому такое благословение дает! - Но мне же на работу!

И поехал. Ночь, пурга - дороги не видно. Вижу только, что машины одна за другой стоят, увязли в снегу. Ну, думаю, если забуксую, цепи из багажника достану и на колеса поставлю - выручат. Лихо объезжаю занесенные снегом машины, спокойно доехал в город. Заезжаю в гараж. А цепи-то в гараже лежат! Я их не взял с собой. И я понял, почему Мария Ивановна меня не пускала в дорогу - и каким чудом, чьими молитвами я доехал!

Или тоже: пришли к ней наши, куйбышевские, с бедой: пропала машина. А она им: машина на юге, в таком-то городе, на этой улице, в таком-то гараже. Он поехал. Нашел нужную улицу. А там как раз в это время загорелся тополиный пух, огонь дошел до гаражей. И один гараж уже несколько дней никто не открывал, хозяина пока найдешь... А вдруг там машина? Дойдет огонь, рванет! Пожарные решили взломать замок. Открыли - машина стоит. И тут он подходит: «Это моя машина, у меня ее угнали, я из Куйбышева за ней приехал».

Показал документы на машину, разобрались и отдали ему.

Мы во дворе Петропавловской церкви большой дом построили и в нем обустроили комнату для Марии Ивановны. Диван поставили, торшер. Икону поставили в божничку. Марии Ивановне понравилось, и она приезжала, тут жила. И ездила только со мной - к регенту, ныне покойному, еще куда надо было. Я из конторы выходил, а она уже к моей машине идет с Тамарой Степановной. Любила сзади меня садиться в машине. А я купил новые часы. С калькулятором, электронные. Часы снял, положил в машине. И вот сажусь, а часы упали и разбилось стекло. Жалко, новые же совсем! А потом подумал: пусть они так и остаются. Как память о дорогом мне человеке. Они и до сих пор лежат, неменянные, нетронутые.

Да, Мария Ивановна говорила, что надо у дома Зои еще один дом построить. И там будет Тархов работать. Откуда это? Мария Ивановна, Кинель-Черкассы… - и вдруг Тархов? А ведь так и получилось. Звонит мне бывший глава Самары Виктор Александрович Тархов, зовет подъехать. «Я знаю, ты домом Зои занимаешься. Я хочу помочь».Он же верующий. И свои деньги - не буду называть сколько - передал на строительство часовни и изготовление памятника. Вот и поработал для Дома Зои!

И мне бы хотелось заинтересовать руководство строительной компании тем, что они и для своей фирмы имели бы прибыль от гостиницы. Главное же, сохранили бы для России этот исторический дом, место, где явилось такое великое чудо. А эти небоскребы… - они задавят саму память людскую, а ведь этой памятью мы, русский народ, пока еще сильны.

Икона Святителя Николая

…Проехали мы с Борисом Михайловичем к дому Зои, поклонились памятнику Николая Чудотворца в часовенке, постояли у дома… А Борис Михайлович рассказал напоследок еще об одной святыне - и даже отвез к ней, спасибо ему, в Иоанно-Богословский храм.

- Вот эта большая икона Николая Чудотворца написана на железе. В Кинель-Черкассах икона хранилась у Надежды, она в родстве с моей тещей была. Тетя Надя рассказывала, что в одном из ближних сел в советское время церковь ломали. А люди уносили иконы, спасали от уничтожения! И эта икона была у ее родителей. Надежда переехала в Кинель-Черкассы, жила в частном домике, как въезжаешь в село, слева. Эта икона - большая, чуть не до полу, стояла у нее на тумбочке. Образ уж больно красивый, писания тех времен давних.

И вот ее родственник, майор, мне звонит и сообщает: баба Надя умерла. А перед смертью наказала: икону отдайте Борису. Я говорю: у вас в селе две церкви, можно в любую из них отдать. Но он ответил: мы не можем изменить волю покойной. Она просила отдать вам.

Поехал я, забрал икону и привез сюда. Хотел в епархии спросить, куда икону отвезти. Ну никак не дозвонюсь - и всё! А тут вечная занятость, и звонить лишний раз некогда. Я взял эту икону, поехал с ней к дому Зои. Поставил ее в часовенке, рядом с памятником Святителю Николаю. Потом занес ее к дому и там помолился. И тут мне в голову пришло - позвонил протоиерею Николаю Мезинову. Мы же с ним давно дружим! Он много лет в Петропавловской церкви служил, потом уж построил храм Апостола Иоанна Богослова, и я ему немножко помогал. Звоню:

- Так и так, привез икону… И я у дома Зои перед этой иконой пообещал, что если добьемся мы, сохраним этот дом, тогда - как Владыка благословит, туда и поставим эту икону. А до того времени - не место же ей в гараже! - можно, икону к вам в храм привезу?

А отец Николай такой бойкий:

- Всё, всё, всё! Привози! Уже жду!

И я тут же привез икону к его храму. В нижний придел внесли,тут ее и повесили. И сейчас как заходишь в нижний придел Иоанно-Богословского храма, справа эта икона встречает. У нас в администрации города один очень верующий человек говорил мне: «О, я был в храме Иоанна Богослова - заходишь, прямо первая такая чудесная икона Николая Чудотворца, старинного письма. Помолился перед ней…» Рассказал ему, как это произошло, что икона пришла в этот храм.

Каждое утро молюсь за Надежду. Какое она дело сделала! И майор Николай никуда не отнес спасенную икону, а передал, как она велела. И икона Николая Чудотворца пришла в храм к протоиерею Николаю… Надолго ли, навсегда ли - как Господь управит. Я хотел титульный лист написать, чтобы история иконы была. Время пройдет, ведь забудется: а что за икона, откуда?.. Чувствую вину, что так и не сделал это. Надо сделать!

Ольга Ларькина.

Фото автора.

229
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
14
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru