Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Это горькое слово - зависимость

Субъективные записки «на тему»…

Субъективные записки «на тему»…

Об авторе. Ольга Ивановна Ларькина родилась в 1954 году в станице Рассыпная Илекского района Оренбургской области. Окончила с красным дипломом Куйбышевский педагогический институт (русский язык и литература). Работала в районных и заводской газетах, на радио. С 1998 года корреспондент, а затем заместитель редактора Православной газеты «Благовест». Автор четырех книг прозы. Член Союза журналистов России. Воспитала пятерых детей. Живет в Самаре.

Как вести себя созависимым? Какая помощь необходима и возможна для людей, попавших в трудную ситуацию? Об этом говорили 22 марта, во второй день работы Православной выставки «Благословенная Самара» на встрече с президентом Благотворительного фонда «Ника», руководителем отдела по противодействию наркомании Екатеринбургской епархии Николаем Леонидовичем Бажиным и его сотрудниками.

- Что это ты делаешь? - спросил Маленький принц.

- Пью, - мрачно ответил пьяница.

- Зачем?

- Чтобы забыть.

- О чем забыть? - спросил Маленький принц; ему стало жаль пьяницу.

- Хочу забыть, что мне совестно, - признался пьяница и повесил голову.

- Отчего же тебе совестно? - спросил Маленький принц, ему очень хотелось помочь бедняге.

- Совестно пить! - объяснил пьяница, и больше от него нельзя было добиться ни слова.

Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц».

Николай Леонидович Бажин, открывая встречу, сразу пояснил, почему возглавляемый им отдел Екатеринбургской епархии назван «по противодействию наркомании», а не, скажем, «…и алкоголизму»:

- Ни для кого не секрет, что алкоголизм вызывают тоже психоактивные вещества, которые разрушают человека как биологически, так и психически, и духовно. Вот поэтому мы относимся к этому как к одному явлению и называем это все одним словом - наркомания.


На снимке в центре – Николай Бажин.

Что такое наркомания? Во-первых, это хроническое заболевание. Хроническое - значит, это заболевание не излечивается. Человек будет жить с ним на протяжении всей своей земной жизни. Заболевание проявляется в физической и психологической зависимости, социальной дезориентации и духовно-нравственном разложении личности. Мы предлагаем пути решения проблемы в нашем реабилитационном центре. В этой программе участвовал также протоиерей Игорь Бачинин, который является научным руководителем всех работ, которые мы пишем. Эту программу мы назвали «Программа комплексного развития личности на основе Православного мировоззрения для лиц, попавших в негативные социальные зависимости».

Под этим мы понимаем не только наркоманию и алкоголизм, но и игроманию. Директором реабилитационного центра являюсь я. У нас два духовника. Оба они трезвенники, потому что в первую очередь мы должны своим примером показывать подопечным, как нужно жить.

Если кратко определить суть программы, то она подразумевает, что мы учим человека жить трезво. Наркомания и алкоголизм - это определенный опыт. Человек, однажды научившийся ездить на велосипеде, уже никогда не разучится этому. Вот и человек, который однажды употребил наркотики, он тоже получил опыт и, к сожалению, уже никогда не разучится это делать. Можно жить, не употреблять ни наркотики, ни алкоголь. Но для этого необходимо выполнять определенные нормы и требования, которые называются - границы безопасности.

В чем связь зависимости и созависимости? Во-первых, созависимость - это явление, которое является следственной причиной того, что происходит в семье. Если человек начинает употреблять алкоголь или наркотики, то его семья тоже начинает зависеть от того, что с ним происходит, и вся семья начинает приобретать ту форму, в которой находится сам зависимый. Если сын должен кому-то деньги, родители начинают ощущать это на себе. Он где-то поназанимал денег на выпивку, и мама или жена бегает отдает долги, потому что ей стыдно перед своими родственниками, соседями за то, что вот он такой нехороший. Это уже первый признак созависимости. Но созависимость может быть как следствием, так и причиной зависимости: излишнее, гиперактивное попечение о своем ребенке может привести к тому, что ребенок станет эгоистом. И потом он, возможно, станет употреблять алкоголь или наркотики. Вот об этом сейчас скажет магистр психологии Роман Валентинович Смирнов. Он теолог, преподаватель, психолог нашего Свято-Пантелеимонова центра духовного попечения.

А психолог не стал раздавать рецепты трезвого жития. Он первым делом решил выяснить степень готовности аудитории к диалогу - и задал вопрос:

- Как вы понимаете феномен созависимости?

Мужчина в белом пуловере взял с места в карьер:

- Созависимость - это когда нянчатся с человеком. А вот если сказать: иди куда хочешь, ешь что хочешь, - тогда ты начнешь выздоравливать. Созависимость - это зависимость от другого человека, от его прихоти, от его опыта употребления.

Смирнов согласился:

- Как видите, созависимость - это зависимость от другого человека. Зависимость от… зависимого человека. То есть в той или иной степени жена или мама зависимы от этого человека. То, что вы сказали, действительно имеет под собой очень серьезное основание. Нарколог Сергей Николаевич Зайцев говорит о том, что созависимость, или синдром родительской зависимости, это как раз зависимость от другого человека. Но это одно такое определение. Может быть, кто-то еще хочет высказаться? Что такое созависимость, в чем эта проблема?

…И тут «Остапа понесло»! Все разумно молчали, ожидая чьих-то мудрых слов, не решаясь высказаться. А меня задел «рецепт» мужчины в белом, по сути своей прозвучавший вот так: как быть с пьяницей или наркоманом? Да пинка ему под известное место - и лети, голубчик, сам решай, где и как тебе жить. Скорее вылечишься.

Меня угораздило взять микрофон.

- К сожалению, я знаю проблему созависимости не понаслышке, не по умным книгам. До кончины своей муж был зависим от алкоголизма. И я считаю, что нельзя так категорично ставить вопрос: чем хочешь, тем и питайся, где хочешь, там и живи, не можешь сам себя обезпечивать, пьешь - значит, иди куда глаза глядят. На мой взгляд, созависимость - это крест, не самый легкий, но мы берем его добровольно на себя, ведь Бог нам кресты не столько дает, сколько предлагает. И если взяли этот крест на себя, то надо нести его так, чтобы человек, который вынудил нас стать созависимыми, понимал это и чтобы ему хотелось самому исправиться. Чтобы и сам он подставлял свое плечо, стараясь облегчить этот крест. А если вот так с порога: «Да пошел ты, пьянь подзаборная!» - он под забором и помрет. А потом как отвечать за него, если случится такое? Мне страшно было бы отвечать за своего мужа!

Смирнов мягко спросил:

- То есть вы считаете, что созависимость - это своего рода крест? Но можно ли сказать, что есть кресты настоящие - и не очень настоящие, лишь только нами самими названные крестами?

В этом вопросе, в его интонации уже был заложен ответ. И аудитория дружно закивала: да, есть такие «кресты»! Ненастоящие!

- Вот Святитель Лука Крымский говорит: что подразумевается под несением креста, что подразумевается под крестом? - продолжает психолог. - Это может быть та или иная болезнь. И скорби, которые нам посылаются. Но вот если у нас сын, муж или брат стал зависимым человеком, то можно ли назвать, что это наш крест?

- Матушка, смотрите, - терпеливо произнес Николай Леонидович. - Вот заболел человек - к примеру, простудой. Или ногу сломал. И вот лежит он и говорит: «Я в больницу не пойду, она сама заживет». А вы рядом ходите и несете крест за него?


Священник Максим Соколов рассказывает о своем опыте работы с зависимыми.

- Нет, не так. Жена алкоголика молится за него - и учит его молиться. И берет его за руку и ведет к наркологу. И старается помочь. А врач-нарколог еще и говорит ей: «Вот вы предлагаете это сильнодействующее средство применить к своему мужу. А вы на своей шкуре испытали, какое это лекарство?» Понимаете, вы немножко сверху смотрите. А ведь алкоголики - они не абстрактные, они все разные. И что подействует на одного, другого просто убьет.

Слово взял клирик нашего Кирилло-Мефодиевского собора иерей Максим Соколов:

- Позвольте, я скажу немножко. Поскольку мединститут окончил в свое время и историй этих тоже много очень видел, пока работал в реабилитации. И в храме тоже периодически приходится с этим сталкиваться. Проблема созависимости иногда, мне кажется, даже страшнее, чем сама зависимость! Хотя бы некоторые виды зависимости обществом осуждаются, и даже сам человек со временем начинает понимать, что то, что он пьет или колется, это плохо. Духовная опасность созависимости в том, что люди нецерковные зачастую заменяют созависимостью свою личную, свою душевную жизнь. А мы, люди церковные, заменяем созависимостью и духовную жизнь в том числе.

Здесь вот говорили о немилосердии. Наверное, Христу было бы проще, когда Он пришел в Иерусалим, через храм пройти и ни с кем не ссориться. Но у меня почему-то такое глубокое убеждение, что, когда Он переворачивал столы и кнутом выгонял торгующих, Он не только хотел явить то, что Он Мессия, но и в том числе хотел спасти тех людей, которые стояли там и торговали. И несение креста часто бывает как раз в том, чтобы не делать того, что нам кажется правильным, а делать то, что подталкивает человека к собственному выбору и собственной свободе, которая нам дарована Богом. И вот вы сказали важные слова - очень многие так и воспринимают: «Тот человек, который вынудил меня быть созависимой». Эта формулировка говорит о том, что вы считаете, будто и он свободы не имеет, и вы свободы не имеете. А вообще-то и мне, и ему Господь оставляет свободу всегда. Да, нам очень трудно иногда через наши страсти, через наши падения до этой свободы добраться. Но у нас только один путь. Поэтому созависимость - это еще и отказ от дарованной Богом свободы. И это здорово, что ребята иногда очень жестко возвращают человека к потребности свободы.

- Ну вот батюшка как раз и раскрыл концепцию того, как следует действовать по отношению к зависимому, - подытожил Бажин. - То есть задача созависимого человека - выйти, во-первых, из самой созависимости, чтобы быть не созависимым, а адекватным человеком. И адекватно размышлять. Нужно понимать, что ребенок или муж - вы же выходили замуж не за алкоголика? (это он меня спросил) - он потом стал таким, и он выбрал быть таким. Дальше. Мама рожает ребенка не наркоманом. И воспитывает его не наркоманом. Он потом становится наркоманом. Он выбирает, как жить. И должно быть понимание, что это не тот ребенок, которого я воспитывала. Это не тот мужчина, за которого я выходила замуж. Нужно понимать, что личность изменилась в отрицательную сторону, деградировала. И нужно действовать решительно. Нужно всякими способами подтолкнуть человека к тому, чтобы он начал лечиться. Лечиться, проходить реабилитацию… - для этого нужно создать ему необходимые условия. А когда ребенок или муж находится дома, вы его содержите, кормите, поите - а он заработанные вами деньги тратит на наркотики или на алкоголь, - это же то же самое, как если бы вы давали деньги на наркотики или на алкоголь. Платите за него долги? И это то же самое, что вы даете ему эти деньги на алкоголь или наркотики. И о каком кресте здесь речь? Это не крест. Это подталкивание человека, наоборот, к смерти. У созависимого человека понимание должно быть, что нужно работать, работать совместно со специалистом. Не может же сам человек вылечить другого от перелома ноги - надо обратиться к врачу. И для этого есть специалисты. Есть врачи-наркологи, есть психотерапевты-наркологи. Есть реабилитационные центры, есть клиники, еще много куда можно обратиться на сегодняшний день, этот рынок очень большой. И как альтернативу, один из возможных путей мы и предлагаем, что у нас есть сеть Православных реабилитационных центров, которые возглавляются Владыкой Мефодием. Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий (Екатеринбургская Митрополия) - руководитель Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению. Как вариант, можно обратиться в наши центры - и вам подберут нормальную программу. Помогут там и созависимому человеку. Вот какое решение проблемы!

Сижу и молчу. Долго пришлось бы рассказывать, сколько мы с покойным мужем ходили и ездили по врачам - от срыва до срыва. Долгим стал бы рассказ о том, как из человека, убежденного, что вера в Бога - «свойство мозга» (то самое, когда менее воспитанные, нежели он, крутят пальцем у виска), - мой муж превратился в верующего человека. Как у жены и дочек учился молиться. Окрестился, успел дважды исповедаться (мне бы такую исповедь!) и причаститься. Но это и правда слишком долгий и никому не нужный разговор. И вообще, надо послушать, в чем же я действительно неправа.

- Аркаш, Аркаш, чего хромашь?

- Глаз болит.

- А что не лечишь?

- Жена не лечит, а мне больно надо?!

Народная присказка.

Психолог меж тем продолжает:

- Приходят к наркологу мама и взрослый сын. Мама говорит: «Здравствуйте. Мы колемся». Скажите, в чем здесь подвох?

Женщина в первом ряду, справа от меня, как-то виновато улыбается:

- Так же было и у меня. Вызывала «скорую» и на вопрос, что случилось, ответила: «Мы пьем». - «Вы тоже пьете?!» То есть я себя приплюсовала тоже, как будто и я пью.

- Так в чем подвох-то?

- В том, что мы объединяем себя в этой зависимости. Пьет-то сын или муж, а не мы.

Продолжил мужчина в белом:

- Тоже моя знакомая говорит: «Мы пьем». Да вы-то с чего пьете!.. Или тоже говорят: «Мы выздоравливаем». Но выздоравливает именно больной, и это он должен сам захотеть выздороветь. Пока я не оказался в такой ситуации, когда понял, что выхода нет, я так путем манипуляций и продолжал делать все, чтобы мне давали деньги, мне помогали. Я вроде как выздоравливал, а они вроде как помогали. И это «вроде как» ни к чему хорошему не привело. Правильно отец Максим сказал: надо дать человеку выбор, подтолкнуть его к тому, чтобы он начал выздоравливать сам.

Психолог подвел черту:

- Когда мы говорим: «Мы колемся» или «Мы пьем», - мы тем самым львиную долю, 80 процентов ответственности берем на себя за своего страждущего родственника. А зависимый как раз таки и пользуется этим положением вещей.

Созависимость - это по сути дела решение разделить зависимость близкого человека. Ответственность за выздоровление созависимый полностью берет на себя. Также созависимый берет на себя ответственность и за его долги, за его обязанности. За его проблемы. Неумение разграничить, где его и где моя жизнь, где его ответственность, где моя - вот с этого начинается созависимость. Об этом говорится в книге Сергея Николаевича Зайцева «Созависимость - умение любить». И если у вас в семье такая проблема, вы эту книжку обязательно прочитайте. Как пишет Зайцев, созависимость кроется в ошибочных убеждениях и ошибочных реакциях на поведение зависимого родственника. Зачастую те реакции, которые люди считают правильными, на самом деле провоцируют дальнейшее падение нашего родственника. Какие реакции можно назвать ошибочными?

- Жалость, - говорит женщина.

- Да, нам его жалко, и мы продолжаем ему помогать, - подтверждает психолог. - А жалость… - она ведь в большей степени для нас самих! Мы этой жалостью иногда начинаем даже немножко упиваться.

А ведь, положа руку на сердце, есть в этом правда. Вот я - вся такая хорошая, такая жертвенная… «Не то что этот мытарь»!..

Природа не терпит пустоты.

Аристотель, IV в. до Р.Х.

- Еще одна ошибка у многих матерей и сестер - это неверие в то, что их родственник может измениться, оставить наркотики или алкоголь, - вступает в разговор молодая женщина, назвавшаяся Яной. - Я могу сказать, что для наркомана или алкоголика, несмотря на то, сколько лет он употребляет пагубные зелья, есть спасение. Есть такие реабилитационные центры, где человека могут привести к покаянию и решимости покончить с греховной страстью. Когда я жила в Казахстане, я работала в наркологии. И вот что увидела. У каждого наркомана или алкоголика в душе пустота, которую он заполняет выпивкой или уколами. Когда человек приходит к вере, эта пустота заполняется верой, и человек больше не будет употреблять то, что его разрушает как личность. Я много раз делала уколы и ставила систему алкоголикам и наркоманам, и я знаю, что одна только больница мало помогает, для наркомана мало вероятности, что так он может вылечиться. Но когда человек попадает в реабилитационный центр, где узнает о Христе, о вере, где ему помогают задуматься о своей душе, он начинает исправляться и по жизни идет уже другим человеком. Я знаю много бывших наркоманов и бывших алкоголиков, все они братья и сестры, и хочу сказать, что они смогли изменить свою жизнь. Проблема, еще раз подчеркну, в неверии в то, что человек может измениться, исправиться.
С Божией помощью - может!

Завтра никогда не наступает.

Английская поговорка.

Ты ищи себя, любимый мой, хоть это так непросто…

Из подзабытой песни.

- Однажды на подобной встрече я спросила, как быть, если сын пьет, - это уже из задних рядов, другая женщина. - И врач-нарколог сказал мне, что я должна учиться тому, как правильно жить. Для меня это было дико: как это так, я вся такая правильная, такая хорошая - и вдруг должна чему-то учиться! Но действительно пришлось учиться. И без Бога ничего не получалось. И я благодарна Богу за то, что Он направил именно к тем людям, которые смогли помочь. Мне дали телефон, и это оказался телефон реабилитационного центра «Ника»! Наша ошибка еще и в том, что мы излишне доверяем своим страждущим близким. Они ведь не хотят лечиться, считают себя здоровыми. Обманывают: «Ну вот сегодня последний день, а потом пойду…» - а завтра - опять «завтра». И после беседы в «Нике» я твердо сказала, что выбора нет, надо лечиться. Или ты уезжаешь куда хочешь. Для меня - я всю жизнь работаю в медицине - было невыносимо тяжело сказать это. Но сказала. Господь Бог меня услышал. И мы оказались в «Нике». Первые дни сын плакал, очень мучился. Мне попался очень хороший педагог, Денис, он сейчас в Самаре - я ему низко в ноги кланяюсь за его помощь. Он помогал советами, подсказывал нужные книги. Я смотрела и на их сайте, что нужно делать. И для матери радостно видеть, что сын не погиб. Что он и духовно возрастает, он уже обдумывает свою жизнь. Я очень переживаю за сына, но опять-таки меня не оставляют наедине с моими тревогами, и Николай Леонидович все время на связи. Божией помощи нашим батюшкам, и Николаю Леонидовичу, Денису, Роману и всем, кто в вашем коллективе! Храни вас Господь!

«Без Мене не можете творити ничесоже». Ин. 15, 5.

И опять - отец Максим Соколов:

- Вот в основном говорят об ошибках психологических, а еще есть духовная ошибка базовая. В Священном Писании есть такие слова: «В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16, 33), - говорит Господь. И у людей зависимых такая ошибка, что они воспринимают лишь первую часть фразы: «В мире будете иметь скорбь». Потому что в состоянии зависимости человек постоянно стремится себя примирить с «невыносимой легкостью бытия». Сталкиваясь с теми испытаниями, которые посылает ему Господь, чтобы он учился преодолевать трудности, он отмахивается: «я лучше введу себе наркоз!» У созависимых другое: они слышат другую часть фразы: «Но мужайтесь: Я победил мир». И созависимые думают: ну раз эта проблема с моим мужем или с моим ребенком, то я его вылечу, я смогу потерпеть, его крест донести там, где он не несет. И вот проблема в том, что один не слышит первую часть этой фразы, другой - вторую. И часто приходится говорить созависимым - особенно когда они приходят с совершеннолетними детьми: запомните, что вы не учитель и не спаситель для своего ребенка. У нас Учитель и Спаситель один - Господь. И очень важно для тех, которые уже видят, что исполнили свою задачу насколько в их силах и дальше ничего не могут сделать, отдать эту - невозможную - часть Господу. Господь приходит на помощь и через людей-специалистов, и через церковную среду. Иногда приходит даже в виде полицейского, который вашего зависимого близкого, может быть, и посадит на пятнадцать суток. Но без такого вот «пинка», без этого стимула человек не поймет, до какого он дна дошел.


У собравшихся в зале было много вопросов к гостям из Екатеринбурга.

- Спасибо, батюшка, вы как всегда правы, - поблагодарил Николай Леонидович Бажин. - Я вижу здесь много наших подопечных, матерей и жен тех, кто у нас проходил реабилитацию либо как-то соприкасался с нашим фондом. Батюшка правильно сказал: без Господа ничего невозможно. И самое главное в нашей концепции, в нашей программе - это православное мировоззрение. Когда уходят наши подопечные, я им перво-наперво советую всем по возвращении домой прикрепиться к какому-нибудь приходу и продолжить воцерковление, которое они начали в реабилитационном центре. Без этого, наверное, ничего в жизни не получится, потому что душа просит большего. Душа просит заполнения, и если она пустая, то туда обратно вернется тот, кто был там, и приведет с собой еще семь злейших. Это уже Евангелие говорит нам об этом. Поэтому сын или муж должен продолжить процесс воцерковления. И всем своим подопечным я советую, чтобы они давали обет трезвости и продолжали путь трезвой жизни. Потому что зависимому человеку употреблять алкоголь - даже если он наркоман - нельзя. На протяжении всей жизни. Потому что человек он зависимый. Практически все наши подопечные дают обет трезвости после полугода своего нахождения в центре.

Роман Валентинович Смирнов рассказал и о современных тенденциях церковной реабилитации. В их числе - шаговая программа, которая может быть общей или индивидуальной. Но главное - духовная реабилитация.

- Часто спрашивают, чем может помочь Православие при реабилитации наркомана или алкоголика. Это же болезнь, а Православие - не медицина. На самом-то деле Православие - это еще и самая настоящая медицинская наука! Есть больницы для тела, а храм - врачебница для души! С точки зрения святоотеческой Православие - это медицинская наука, просто Православие лечит духовную составляющую человека, а медицина лечит тело.
А священники - православные врачи. Одного только медицинского лечения недостаточно. Потому что человек состоит из духа, души и тела. Вот что происходит с человеком на духовном уровне, когда он попадает в зависимость?

- Незаполненность происходит. Невостребованность, - это опять мужчина в белом. - Священники - врачи. Но врачи тоже разные бывают. Я вот много лет не ходил в церковь. Пока не попал на исповедь к отцу Михаилу Назарову в Христорождественский храм в Царевщине. И не услышал от него укора в том, что я алкоголик, что так долго жил неправильно. Он со мной поговорил по-человечески. А то придешь - говорят: молись, постись… К иконе «Неупиваемая Чаша» ткнули - и на этом всё. Хотелось бы, чтобы больше было таких священнослужителей, которые могут словом направить человека на истинный путь.

- …Почему зачастую плохо идет ремиссия? - рассуждает вслух Николай Бажин. - Из-за недостаточной проработки на духовном уровне. Вроде бы всё сделано: лекарственное лечение проведено в комплексе, психологическая помощь оказана, на уровне социальном помогли, документы восстановлены, в семье отношения наладились… А человек опять сорвался. Потому что самоуверенно понадеялся только на эти усилия, на себя. Но без помощи Божией ничего не получится. Я в этом утвердился на многих примерах. И примеры обратного рода: люди, которые живут духовной, церковной жизнью, у них есть правильное отношение ко всему, что происходит, есть смирение. И у них, судя по нашему опыту, ремиссия длится у кого семь, у кого десять, у кого двенадцать лет. Стоит посчитать, что уже все позади, и перестать духовно укрепляться, как возвращается тяга к алкоголю или наркотикам. А пока находишься в церковной ограде, все в порядке.

У матросов нет вопросов. Но мы-то не матросы…

Из впечатлений от встречи.

И посыпались вопросы…

- На территории Самарской области есть православный реабилитационный центр?

- Да, на территории Самарской области существует филиал нашего центра, мы его недавно открыли. Вот руководитель этого филиала, Денис Витальевич Устьянцев. Он был воспитателем в Свято-Пантелеимоновом центре, был моим заместителем. И одного из лучших сотрудников я направил в Самару.

- Реабилитация в вашем центре - по хозрасчету или по душевной доброте?

- Мы называем ее платной. Цена - 10 тысяч рублей в месяц. Но мы даем возможность подопечным зарабатывать на свою реабилитацию. Если кто-то не может платить за свою реабилитацию, то мы предлагаем определенный спектр услуг, которые может выполнять подопечный, и благодаря этому он находится в нашем центре.

- И сколько времени человек находится в центре?

- Реабилитация вообще длится четыре года, но один год человек находится на стационарном режиме, и три года - соблюдение границ безопасности, которые мы рекомендуем для того, чтобы сохранить трезвость.

- Это по зависимым. А созависимый обязательно должен посещать центр?

- Обязательно созависимый должен участвовать в реабилитации. Потому что этот вопрос решается только в тандеме. Без участия родителей или жен процесс реабилитации будет пустой, потому что вы представляете, человек пробыл у нас на реабилитации, возвращается домой - а дома все ценные вещи спрятаны, денег нигде нет. И его такое недоверие может спровоцировать. Доверять надо, но доверять аккуратно. Выбирать золотую середину: деньги не должны лежать на виду, чтобы не спровоцировать на то, что он возьмет их и купит наркотики. Но и в то же время не укорять, не напоминать, что он наркоман или алкоголик, такой-сякой… Надо поддерживать с нами связь, мы будем давать определенные рекомендации в возникающих ситуациях.

- Вы делитесь опытом?

- Конечно. Вот как раз к нам приехали из православных реабилитационных центров Казани и Нижнего Новгорода. Они приезжали к нам, чтобы поучиться нашему опыту. И сейчас, после этого форума, они опять поедут к нам в Свято-Пантелеимонов духовно-попечительский центр - мы что-то берем у них, они у нас. Есть также Рождественские чтения, есть православные слеты реабилитационных центров, на которых также делимся опытом. То есть мы не просто какая-то организация, которая сама по себе живет, что-то делает - нет, мы входим в единую сеть православных реабилитационных центров, которая координирует и направляет действия по реабилитации наркоманов. Относимся к Синодальному отделу по церковной благотворительности и социальному служению. Всю информацию можно найти на сайте fondnika.ru - в том числе и о программе.

Работу с созависимыми мы сами перенимали у отца Игоря Бачинина. Так Господь сподобил, что мы в одной епархии трудимся, Екатеринбургской. Он занимается отделом противодействия алкоголизму, я - отделом противодействия наркомании. Все знают, кто такой отец Игорь Бачинин. Это человек, который 25 лет назад создал общество трезвости и 25 лет учит людей, как жить трезво.

- Скажите, а у вас есть центры, где женщины проходят реабилитацию?

- На сегодняшний день в сети православных реабилитационных центров в Калининграде появился женский реабилитационный центр. В сети «Ника» пока женского центра нет, но Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл благословил нам помещение для создания такого центра. Это будет не просто женский центр, женщины будут находиться в нем с детьми. Будут созданы условия для того, чтобы матери не разлучались с детьми, жили там вместе.

- А читается ли, изучается ли в вашем центре Евангелие?

- Святое Евангелие читается каждый день после утреннего молитвенного правила, с разбором и толкованием Четвероевангелия. И после этого - зарядка.

Внесла и я свою «копеечку», тоже задав Николаю Леонидовичу Бажину несколько вопросов:

- Как давно возник ваш реабилитационный центр?

- Организация зарегистрирована в 2011 году по благословению Митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла.

- То есть у вас семилетний опыт?

- Несколько больше. Я начинал заниматься православной реабилитацией в Пермском крае - есть там Белогорский монастырь, и вот мы с наместником монастыря иеромонахом Дорофеем как раз начинали эту работу.

- В России много подобных центров?

- На сегодняшний день около семидесяти.

- И это только православные?

- Только православные. У нас есть сайт «Нашелся!» - это сайт координационного центра по противодействию наркомании. На этом сайте есть перечень всех православно ориентированных реабилитационных центров, которые действуют в России.

- Эх, если бы раньше был такой центр в Самаре! Может быть, и мой муж пожил бы подольше… Помоги вам Господь!

…У вас еще остались вопросы? Или один-единственный, но главнее его сейчас, пожалуй, для вас и нет ничего иного - как помочь попавшему в беду близкому человеку? Тогда - звоните по телефону: 8-800-222-78-79. Вам обязательно ответят. И помогут!

Ольга Ларькина.

Фото со встречи на выставке «Благословенная Самара» - с сайта fondnika.ru

157
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
11
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru