Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Слово пастыря

​Чувство Родины

Протоиерей Игорь Макаров из поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

Протоиерей Игорь Макаров из поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

См. начало...

Об авторе. Протоиерей Игорь Анатольевич Макаров родился в 1967 году в городе Потсдам, Германия, в семье военнослужащего. Окончил Благовещенское высшее военное командное училище. С 1991 до 1995 года работал заместителем редактора Православной газеты «Благовест». В 1996 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма в честь Новомучеников и Исповедников Церкви Русской поселка Прибрежный г. Самары.

Письмо тридцать четвертое.

Здравствуйте, мои дорогие!

Я опять вспоминаю. Пытаюсь найти что-то важное в прошлом… В тот памятный день я прилетел из Хабаровска. Прилетел навестить свою маму. После смерти отца она переехала в этот суетный грязненький город — поближе к родне… Самара (тогда еще Куйбышев) никогда не казалась мне местом, где следует жить. Ну что тут хорошего? Только природа: Волга да Жигули...

Плавная речь самарчан в уютном автобусе, бирюзовые горы и поля — золотые озёра... Поля — моя слабость, романтика детства. Босиком по жнивью с двоюродным братом мы гоняли коров на дальнее пастбище. А потом лежали на лысой горе и «гуляли» по небу. В полях много неба!.. Это было давно. А в тот памятный день, по дороге из аэропорта в Самару, на меня что-то такое нахлынуло, и я словно выдохнул из себя: «Наконец-то я дома!» Наверное, это было сказано вслух, так как девочка, сидящая впереди, обернулась и глянула на меня с таким пониманием. Я вернулся домой! Как же было мне тогда хорошо!.. Таких моментов в жизни немного.

Родился я в Восточной Германии, учился на Дальнем Востоке, а свадьбу сыграли в военном городке в степях Оренбуржья... Обычная история ребенка из военной семьи. Я не помню, когда потерял чувство Родины, но помню, как мне его не хватало. Впрочем, вряд ли я понимал, чего именно мне не хватает. Лишь тогда, когда туга эта вдруг разрешилась, я осознал: человеку без Родины плохо!

Тот, кто вынужден был переехать на Дальний Восток или куда-то на Север, знает эту странную отчужденность, которую испытывает человек по отношению к своей огромной стране. Всё, что западнее Урала, там называют «Россия». Говорят: «я поеду в Россию» или «мне пришло письмо из России». А чуть выше на Север и вовсе говорят: «там, на материке». Где пролегает эта невидимая граница? Вряд ли по горам, разделяющим Европу и Азию. Она где-то внутри…

Да, чужбина — она и через сто лет чужбина. Но только не так уж и важно, где ты живешь, за какими горами, на каких великих равнинах… Можно всю свою жизнь прожить на родимой земле и не знать этого сладкого чувства — чувства Родины.

Регент. Фото Екатерины Жевак.

Патриотизм принято считать чувством всегда положительным, однозначным. А я так не думаю. Патриотизм, или вернее, любовь к своей Родине — сложное чувство, противоречивое.

Когда я признался своему давнему другу, что с патриотизмом у меня отношения сложные, он мне сказал: «Нет, так быть не должно: либо ты патриот, либо нет». А еще он мне намекнул, что лучше помалкивать о своей гражданской незрелости. «Ведь ты же священник, а это обязывает...» Я согласился. Но успокоиться так и не смог...

Недавно я посмотрел фильм о Катыни... Потом вновь открыл Солженицына... И, как следствие, стал внимательно перелистывать читанные-перечитанные книги о святых Новомучениках Российских... Как же всё это мне оправдать? Как успокоиться?.. Как можно любить эту землю, пропитанную кровью невинных людей?.. Страну, лгавшую мне многие годы?.. Нет в мире страны с безупречной историей. Везде проливалась невинная кровь, и льется поныне, и будет литься потом... Но я говорю о своей единственной Родине, о личной судьбе... Да, Родина — это судьба, крест, данный мне Богом. Любовь к своей Родине — чувство духовное!

Широка душа русского человека: от святости — до падения, от жертвенного милосердия — до какой-то звериной ненависти… Написал «звериная ненависть» и призадумался: а ведь так не бывает! Нет ненависти у зверей. У зверей всё «по-честному», без подвоха: «Ты слабее меня, а я просто голоден…» Впрочем, когда меня будут рвать на куски дикие волки, честность их звериного голода меня вряд ли утешит... Жить на Руси всегда было трудно, хотя и благодатно.

«Не обольщайся, что сейчас, мол, время другое: свобода, столько возможностей, — говорил мне один уважаемый старец, — вряд ли что-нибудь так уж сильно изменилось. Меняемся мы… И не в лучшую сторону…» «В годы советских гонений мы привыкли быть обделенными, — рассказывал он, — но нам было так хорошо в наших малых общинах! Кругом все свои, все родные. Многим старым «церковникам» этого так не хватает… Мы чувствовали глубинную связь с нашим прошлым. В наших церквях «пахло Русью». А сейчас что-то повыветрилось…»

Несколько лет назад на Радоницу мы с матушкой решили вырваться из людской суматохи и поехать на родные могилки. Предвкушая тишину деревенского кладбища, всю дорогу приятно молчали. Глазели по сторонам. Весна. Воскресная радость во всём... Доехали быстро. Увидев несколько машин у ворот старого кладбища, немного расстроились. Впрочем, сегодня ведь Радоница, и это хорошо, что люди приехали. Но вошли — и расстроились уже посильнее. Там и тут — небольшие компании раскрасневшихся «поминальщиков». А когда мы добрались до бабушкиной могилки, расстроились уже окончательно. За железным свежевыкрашенным столом примостилось, наверное, человек десять. Только один из них — мой дальний родственник, остальные — его «друзья». И большинство из них — почему-то лица, так сказать, «кавказской национальности»… Заупокойный канон мы читали уже сидя в машине, на обратном пути. Потом я много раз прокручивал всё это в своей взволнованной голове. Что я должен был сделать?.. Как поступить?.. Разогнать? Призвать к уважению? Выкорчевать, перевернуть эти вросшие в нашу землю «поминальные» столики?.. Я промолчал. Ведь теперь вроде как уже не они, а я здесь приезжий…

К слову сказать, в этом селе (обычном захудалом селе Похвистневского района Самарской области) четверть дворов уже «мусульманские» (ставлю кавычки, потому что их здесь так называют, — вера тут ни при чем)... Многие безпокоятся, что в городах наших слишком много приезжих. А вы посмотрите, сколько их в наших селах — у самых истоков!.. Не жалко. Живите! Но помните: это не просто земля, это чья-то любимая Родина! Ну вот, разошелся… Опять «после драки…»

…Святая Земля. Нас везут на экскурсию в Хайфу. Странное чувство: ты здесь впервые — но словно всё это видел. За окном проплывают знакомые виды: бирюзовые горы, поля... И нахлынет, опять заиграет на сердце, как тогда, по дороге в Самару: «Я вернулся домой!.. Наконец-то я дома!..» Родина — это там, где душа! Где до Бога ей близко!

Простите. Протоиерей Игорь.

Продолжение


Дата: 14 марта 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
7
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru