Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«Мне открылся новый мир!»

Рассказ паломницы о милости Божией, явленной по молитвам преподобного Феодосия Кавказского.

Рассказ паломницы о милости Божией, явленной по молитвам преподобного Феодосия Кавказского.

Несколько лет назад довелось мне отдыхать в Геленджике. То были времена моей социальной состоятельности и полного духовного банкротства. Мы были вдвоем с подругой. Заняться особо нечем — пляж да арбузы. Мне хотелось сплавать к загадочным скалам, а подруге — съездить на экскурсию. Она любит исследовать окружающее пространство, в отличие от меня. Я бы отказалась от поездки, но подкупила перспектива заглянуть на настоящую пасеку, где предлагалось испробовать несколько сортов меда. Уж очень я мед люблю.

Преподобный Феодосий Кавказский.

Поездка была скучная. Автобус маленький, душный и тесный. Ни одного свободного места. Все о чем-то гудят. Жестяная банка светской толчеи. Экскурсовода почти не слышно. Я терпеливо ждала меда. Когда прошла волна о том, что едем очень медленно и, возможно, на пасеку не успеем, я вовсе закисла. Остановку у очередного храма сочла не столь уж важной. Даже разговоры о том, что это не просто храм, а храм у святого источника, не впечатлили. Я была тогда далека от Церкви, хоть и считала себя верующей. Прости, Господи!

Запомнилась плотно заполненная людьми территория вокруг святого источника преподобного Феодосия Кавказского, местночтимого святого Ставропольской митрополии (прославлен в 1995 году). Ведь мы приехали в поселок Горный Краснодарского края, где, как я потом узнала, десять лет подвизался этот святой. Я уже было решила, что эта остановка — пустая трата времени, и скорее бы на пасеку, но вдруг все внутри как-то успокоилось, затихло, и меня потянуло побродить. В юности со мной часто такое случалось, и я очень любила такое состояние внутренней тишины. Но в последние годы оно исчезло. А тут нежданно вернулось и всю меня переполнило. Я не знала, кто ходил когда-то по тем тропинкам, и не запомнила, кто молился в тиши того леса, но не может ни одна душа оставаться равнодушной к благодати Божьей. А там благодать!

И моя душа отозвалась. Покой внутри усилился, я совсем притихла и в таком состоянии вернулась к людям. Тут же почувствовала, как ускользает это зыбкое переживание тишины. Будто что-то дерзкое и грубое гонит ее прочь. Мне стало горько, и очень-очень захотелось запомнить ее. Найти способ сохранить. Прекрасная тишина. Но как? Не знаю. Так, может, хотя бы попытаться запомнить место? Я решила что-нибудь купить. А что еще могла я сделать? Зашла в церковную лавку с многообразным ассортиментом, и глаза разбежались от разных мелочей. Обратила внимание на чашу, которая была наполнена маленькими иконочками. Крохотные образочки, ничего не разобрать. В комплекте шел шнурок, чтобы образок носить на шее. Я стала рыться в чаше.

— Так нельзя делать, — строго оборвала мое невежество работница церковной лавки. Я взглянула на нее, хмыкнула, пожала плечом:

— А как можно?

— Бери первый попавшийся. Какой вытащишь, такой тебе и нужен.

Мне всегда нравились неожиданности. Я послушно отвернулась, наугад сунула руку и выхватила образок.

— Кто это? — спросила я. Лавочница мельком взглянула на мою находку, улыбнулась:

— Это Пресвятая Богородица… — начала она, но я тут же отвлеклась. Не стала слушать. Заговорила со своей подругой.

— Что делаешь? — спросила она.

Я рассказала. Подруге понравилось. Относясь к безценным дарам как к сувенирам, мы еще ненадолго задержались, выбирая магниты и плетеные браслетики в подарок ближним. По ходу подруга рассказала мне, что все из нашего автобуса окунаются в купель с благодатной родниковой водой. Мы обсудили «милый обычай» и решили, что нам это не надо. Расплатились и ушли. Краем уха я услышала разговор, что люди благоговейно хранят одежду, в которой купались, чтобы надеть ее в случае тяжелой болезни. Я подумала: «Почему бы и нет?» — и окунула в источник футболку, «случайно» завалявшуюся у меня в сумке.

На пасеку мы тоже успели, но это не произвело на меня никакого впечатления. Почти не помню, что мы там делали. Затем мы вернулись в Геленджик, а оттуда уже в Петербург. Я привезла святыни домой, сунула их в дальний ящик и дальше зажила своей обычной жизнью.

Прошло года четыре, и я заболела. Болезнь моя произрастала из разбитого сердца, где, кроме прочего, совсем не имелось смирения. Скорбь была так велика, что уныние, а за ним и отчаяние подкосили меня. Тогда я еще не понимала, что тону в смертных грехах, просто лечу вниз, будто эквилибрист, потерявший равновесие и с удивлением наблюдающий, как удаляется то, что считалось колеей. Тело мое отозвалось на болезнь души, и я слегла окончательно. Но, слава Богу, у этой истории счастливый конец!

Постепенно стало понятно, что происходит. Господь по великой милости Своей вразумил меня, привел в церковь, где встретил меня добрый священник и указал, что делать дальше.

— Не мы выбираем Господа, Господь нас выбирает, — сказал мне тогда батюшка, и это улеглось во мне легко и прочно, как основание, на котором вырастет неприступная крепость.

Он также добавил, что нужно серьезно исповедаться, затем причаститься. И к этому следует готовиться. Так я и поступила.

До «часа икс» оставалось чуть больше суток, и мне стало совсем худо. Сейчас не хочется вспоминать об этом. Рада, что все осталось позади. Думаю, некоторые несчастные отступают в такие ночи и после них не идут на исповедь. Враг иссушает обезсиленные души. Я тонула в сомнениях, почти не соображая от безсонницы и больного тела. Мысли, мысли, мысли… Я чувствовала, знала, что просто не смогу отправиться в церковь. И вовсе не потому, что стыдно. Стыд волновал меня в последнюю очередь. А потому, что ничто, как я считала, не поможет разбитому сердцу. А если сердце мертво, то и смысла ни в чем нет.

Стоит ли удивляться, что в этом самозабвенном страдании я, как и положено эгоисту и нытику, жаждала облегчения. Весь мой разум работал на то, чтобы придумать средство, которое могло бы приглушить безконечную пытку. Но все известные средства были запрещены, а те, что были разрешены, мне были неизвестны. И «вдруг» я вспомнила святой источник Феодосия Кавказского и футболку, что пропитала исцеляющей водой. Моя болезнь подтолкнула меня. О, это было то, что надо! В таком состоянии я была готова натянуть на себя все что угодно, лишь бы помогло. «Милый обычай» неожиданно превратился в единственную надежду. Я нашла ту футболку. В прохладной материи таилось нечто большее, потому что мне резко полегчало. Голова не то чтобы просветлела, но словно утихла, как водопад, что излился в спокойное горное озеро. На опустевшей полке шкафа лежало что-то еще. Образок Пресвятой Богородицы! Даже не пытаясь разглядеть изображение, я надела его. Вскоре мне удалось заснуть. А на следующий день пошла в храм. Принесла первую в своей жизни исповедь и причастилась Святых Христовых Таин. Стала новоначальной. Слава Богу!

Находясь в самом еще начале этого прекрасного периода воцерковления, я кое-что поняла. Особенно радует, что дал мне Господь уразуметь всю важность происходящего и серьезно пересмотреть то, что казалось незыблемым. Господь помог мне! Помог во всем. Даже в том, с чем я не мыслила справиться. Благодарю Тебя, Господи! Слава Тебе! Передо мной открылся новый мир — светлый, наполненный надеждой и верой. Стали происходить замечательные события, которые, конечно, и раньше происходили. Но раньше я не видела их, все вглядывалась в прошлое или боялась будущего. А теперь я стала их замечать.

Мироточивая икона Божией Матери «Умягчение злых сердец».

С Иваном я познакомилась в Хабаровске, он встречал меня в аэропорту. Рабочая поездка в Хабаровск случилась в пост, и многое мне пришлось узнать и понять о себе. Мое злое сердце поразило меня. Какие ужасающие последствия гордости, обиды и злопамятства...

И тут Иван вдруг сказал:

— У меня друг есть. Он с мироточивой иконой «Умягчение злых сердец» по всему миру ездит.

Говорю ему:

— Вот бы мне такое миро…

Иван понимающе улыбнулся:

— Ну, будешь в Москве, набери меня, — сказал он. — Я позвоню Сергею, попрошу…

Не прошло и месяца, как моя подруга, та самая, с которой я ездила в Геленджик, сообщила: икона Божией Матери «Умягчение злых сердец» в Петербурге. Боясь спугнуть нечаянную радость, я позвонила Ивану. Он перезвонил Сергею. Мы договорились о встрече.

На следующее утро я пришла в храм. Икона лежала на аналое в центре храма, дивно благоухая. Говорят, что миро для всех пахнет по-разному. Кто-то чувствует запах роз, кто-то жасмина, а кто-то ничего не чувствует. Вглядываюсь в лик Пресвятой Богородицы. Аромат цветов, нежный, свежий и живой, точно цветущий луг, окружает меня. Я что-то шепчу. Отхожу, словно во сне, и сразу хочу вернуться обратно. Почти забываю, что здесь назначена встреча, но тут звонит телефон. Это Сергей. Выбегаю к нему.

Сергей достает откуда-то (из сердца?) и протягивает мне крошечную стекляшку с миром. В нее едва поместится две капли. Драгоценность. Я спешно прячу ее поближе к сердцу.

Дома читаю акафист, наношу миро на лоб и на сердце, крестообразно: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Сижу в полной тишине. Образ Божией Матери такой родной. Я понимаю, что Она уже давно со мной. С тех самых пор, когда впервые захотелось мне, очень-очень сильно захотелось сохранить нежданную тишину. Сердце напоено радостью. Пытливый ум все же тянет за веревочку, вглядывается наконец-то в образочек — тот самый, купленный в Горном, — сдается, плачет… Как передать словами, что Господь рядом?

И как же радостно и славно на душе оттого, что Господь не отступает! Всегда дает только то, что на пользу, и прощает наши немощи. Через жизнь протягивает тонкие, но прочные нити, за которые можно схватиться, и вспомнить, и осознать, и вновь выйти на свет. И даже если мы вдруг превращаемся в эквилибриста и теряем равновесие и падаем спиной в неизвестность, эти нити проявляются страховочной сеткой. Они удерживают нас. Нам надо только верить. И настанет момент, когда Господь приоткроет страждущей душе, по несказанной Милости Своей, завесу Тайны. Чудо в жизни каждого. Чудо Промысла Божьего. Слава Богу за всё!

Васса Богданова,  
г. Санкт-Петербург.

967
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
11
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru