Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

​Луч надежды и веры

Письмо осужденного на пожизненный срок.

Письмо осужденного на пожизненный срок.

Вновь вам пишет пожизненно заключенный Андрей. Спешу сказать слова благодарности Вам, дорогой Антон Евгеньевич, Вашим сотрудникам и всем добрым людям. От всей души благодарю Ваших читателей, отозвавшихся милосердием на мое прошлое письмо: Валентину Ивановну Ванюхину, Наталью Николаевну Акимову, Марию Евгеньевну Шкабой, Любовь Ивановну Гладышеву, Николая Ивановича Орлова, Татьяну Григорьевну Позднякову и Сергея Васильевича Марусова. И еще Антонину Федоровну Некрасову из Липецкой области — она меня и познакомила с вашей замечательной газетой. Дорогие мои и родные во Христе! Примите мой низкий поклон и огромную благодарность за то внимание и участие, что вы оказываете нам, здесь находящимся. Газету «Благовест» на 2014-й год выписал. Спаси вас Бог за то, что посетили нас в темнице!

Храм в честь Николая Чудотворца в ИК-1 в пос. Сосновка. Этот храм посещают даже заключенные с пожизненным сроком.

Читая газету «Благовест», № 23 за 2012 год, встретил рассказ моего соузника Александра Зубарева «Первоснежье». Лично я Александра не знаю, здесь нет возможности межкамерного общения. Знакомство с ним ограничивается вашим изданием и его пребыванием где-то в соседней камере. Из вашей газеты рад был узнать, что Саша — родной мне по духу, по вере. Переданное в рассказе, пережитое Сашей, я думаю, затронуло много сердец, в том числе и мое. Нечасто здесь можно встретить людей, в ком сквозь толщу безнадежья, леденящего душу отчаяния пробился луч надежды и веры.

Саша в своем рассказе сравнил ищущих Бога со старателями, добывающими золото. Я очень много думал об этом. Надеясь на ваше снисхождение, добавлю немного к его словам. Многие из нас, здесь находящихся, не осознают в полной мере смысла этого места. Его ценность духовную! В стремлении быть христианами тоже не все старательно трудятся, копают в себе, углубляясь в познание Бога. Копнут раз-другой и, не прикладывая должных усилий, бросают эту работу, присоединяются к праздным, не осознавая безценность времени, своего «одиннадцатого часа». А время неумолимо. Жизнь земная, как пыль на ветру, была — и вот ее уже нет. И с чем я предстану пред Лице Господа?

В том месте, где я нахожусь, не избежать горнила переплавки. Благо тому, кто плавится здесь с Божией помощью — грязь духовная перегорит, останется чистое золото. Хуже тому, кто здесь живет без Бога и Его помощи, большая вероятность перегореть в шлак. Приобщившись жизни с Богом, мы здесь избавляемся от помрачения разума и ожесточения сердец. Вот и в Сашином рассказе видно, как человек начинает смотреть на Богом зданный мир по-новому, как-то по-детски чисто, порой с замирающим от удивления сердцем. Слава Богу за Его милосердие к нам, паче всех человек прегрешившим! Слава Богу, что наши души здесь еще обретают это сокровище — Солнце Правды, и золотые Его лучи, освещая путь, наполняют нашу жизнь содержанием. Слава Богу за всё!

Еще раз от души благодарю вас, дорогие мои о Христе Антон Евгеньевич и Ваши сподвижники, и все люди добрые, кто отозвался словом, делом, воздыханием ко Господу обо мне, грешном. Низкий поклон вам! Да поможет вам Господь Бог наш во всех ваших заботах, нуждах, а наипаче в спасении души.

Андрей Иванович Черненко,

431120 Республика Мордовия, Зубово-Полянский район, п. Сосновка, ФКУ ИК-1, УПЛС.

Почти одновременно с письмом Андрея Черненко его соузник Александр Зубарев прислал к нам в редакцию еще один свой рассказ…

Возвращение улыбки

Веселый теплый луч проник через маленькое окошко в тюремную камеру. Доброго солнечного посланца не безпокоит мрачность этого места. Может быть, он и весел оттого, что принес с собой частичку света и тепла одинокому человеку. Сколько уже лет солнце по утрам заглядывает в это жилище? Почти двадцать. Двадцать лет… Целая жизнь. Жизнь вне жизни…

Он прервал свои размышления, прикрыл глаза и так простоял некоторое время. Затем осенил себя крестным знамением. Постороннему наблюдателю нетрудно было бы догадаться, что в эти минуты он возносил молитву к Богу. Помолившись, он раскрыл Евангелие и хотел было читать, но на время отложил Книгу. Взгляд его снова обратился к стене, залитой солнечной позолотой.

Чайные розы.

Тюрьма научила его радоваться малому. Он вспомнил сад в родном доме, на далекой отсюда родине. Отчетливо увидел три куста своих любимых чайных роз, которые росли прямо под окнами его комнаты, на короткий миг даже ощутив их нежный запах. Двадцать лет он не видел роз — свежих, с каплями росы на бархатистых лепестках…

После всего, что пришлось ему пережить, он не только смеяться, даже улыбаться перестал. Но сейчас вдруг почувствовал, что снова улыбнулся — тем чайным розам и их благоуханию, которое увиделось-почувствовалось им. Только улыбка эта была скупой и неумелой, как первый поцелуй.

Для него давно сделалось привычкой просыпаться рано. Сегодня он тоже проснулся, когда за окном было еще темно. Глотнул холодной воды, умыл лицо, чтобы взбодриться. Потом долго молился. В этой ночной тишине, которую он наполнял словами молитвы, ему явно и безошибочно чувствовалось, как на душу его веет чем-то небесным. В такие предрассветные минуты ему всегда думалось, что он не один — сколько людей в мире сейчас тоже не спят и молятся Богу. За окном постепенно начинало сереть… Так приходил каждый новый день.

И вдруг… «Что я тут так долго делаю?!» — этот въедливый вопрос мучил его не первое утро. Но каждый раз он отвечал себе одним и тем же: стоп, стоп! Не хами перед Богом! Ты несешь вполне заслуженное наказание! Сказав себе так, он начинал раз за разом повторять в сердце молитву: слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Слава Богу за всё!… Он повторял эти слова до тех пор, пока не улеглось душевное волнение. Потом отжался от пола тридцать раз, скорее по привычке, чем принуждая себя.

«Не бойтесь наказания Господня! Ведь Он наказывает нас не как преступников, а как Своих детей!» — вспомнились ему слова архимандрита Тихона (Шевкунова) из его книги «Несвятые святые». «Спасибо, дорогой батюшка, что и для меня, настоящего преступника, нашел ты слово утешения в своей доброй книге. Храни тебя Господь!» — перекрестившись, прошептал он.

Не спеша он мерил шагами свое жилище. Грустно. И тихо. Будто бы в мире никогда и не произносились слова, не шумели водопады, не гудел ветер, не слышалось пения птиц, музыки, смеха…

Потом достал из записной книжки фотографию. С пожелтевшей карточки печально смотрела молодая красивая женщина. Для него — самая красивая на свете. Вспомнил Сонечку Мармеладову, как она сказала Раскольникову: «Нет тебя несчастнее в целом свете!». «Нет меня несчастней… » — проговорил он и снова начал всматриваться в солнечные лучи, которые уже стекли со стен на дощатый пол.

Он вспоминал далекий летний день, когда впервые увидел ее. Она сидела на лавочке в скверике и читала книгу. Ноги сами подвели его к ней.

— Скажите, о чем сегодня нужно разговаривать с девушкой, если хочешь с ней познакомиться?

Она закрыла книгу и смущенно улыбнулась. В ее руках было Евангелие.

— Меня зовут Сергей, — продолжал он наступление. — Может, расскажете, о чем вы здесь читали? А то я в религии ни бум-бум.

— Ну если хотите, могу вам рассказать, хотя я не ахти какой знаток. А зовут меня Маша.

— Маша! - проговорил он. — Мария! Нет на земле имени красивее! Матерь Иисуса Христа тоже звали Марией…

— Ну вот, а говорили, что ни бум-бум, — рассмеялась Маша.

Сказанное ею «ни бум-бум» прозвучало очень мило и весело, и он рассмеялся ей в ответ.

— Мария, не откажите мне. Пойдемте, я вас угощу, посидим, возьмем хорошее вино, сладости, мороженое…

— Спасибо, Сергей, но я не пью.

— Вообще не пьете?

— Ни капельки никогда не пробовала. Так что если только мороженое… Без всяких там… - смущение снова проступило на ее красивом лице.

Они шли по направлению к кафе. «Какая необыкновенная девушка! — думал он. — И скромная. И красивая! И Библию читает. Наверное, и молится тоже». А еще думал о недавно услышанном: нет женщины преданней в любви и верности, чем Православная Христианка! Ни у одной из знакомых девушек он не видел Священного Писания не только в руках, но даже дома на полке. Да и сам он тогда был далек от Евангелия…

Прервав воспоминания, Сергей тяжело вздохнул. Ах, Мария! Золушка ты моя! Твоя любовь и верность навсегда согрели мое сердце!

Он снова улыбнулся — второй раз в это утро. В глубине его души снова зазвучала молитва: «Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Пречистая Дево, Ты нам помози. На Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся».

Это была молитва искренне уверовавшего в Бога и служащего Ему человека.

Александр Викторович Зубарев,

431120 Республика Мордовия, Зубово-Полянский район, п. Сосновка, ФКУ ИК-1, «Участок».


"Молитва спасла меня, дала надежду… "

Мира, добра, благополучия вашей редакции!

Не знаю, с чего и как начать письмо, вы уж простите меня Христа ради, но все же попробую. Начну с себя. Мне 30 лет, образование среднее специальное, квалификация юрист. Правда, по специальности я никогда не работал. У меня есть дочка шести лет, которую я очень сильно люблю. С женой развелся в 2012 году, но люблю ее не меньше, чем дочку. У нее сейчас новый муж, недавно она родила еще одного ребенка, тоже девочку. Очень хотел я крепкую и дружную семью, стремился к этому, но в один момент сбился с пути и всё разрушил. Сейчас я нахожусь в колонии строгого режима города Норильска, где отбываю наказание за сбыт наркотиков — гашиша, срок восемь лет. Не знаю, нужна ли вам вся эта информация, просто хочется, чтобы вы имели представление обо мне.

В места не столь отдаленные я попал в 2010 году. С первых же дней в следственном изоляторе вспомнил о молитвах, которым меня учила моя бабушка. Наизусть я знал только молитвы «Отче наш» и Ангелу Хранителю. Стал повторять их утром и вечером и в течение дня. В лагерь я попал только через полтора года — пока длился суд, потом подавал кассационную жалобу. Пока сидел в тюрьме, стал увлекаться психологией. Но не для того, чтобы разбираться в людях и уметь ими манипулировать. В первую очередь я хотел понять самого себя, разложить всё по полочкам, найти ответы на мучающие меня вопросы. Так я стал читать и собирать книги. Но они удовлетворяли мой интерес только частично. Простых своих молитв не оставлял, в них находил утешение. Но иногда творил молитвы через силу, не было никакого желания. Я заставлял себя молиться, сам не зная, почему, объяснял это самодисциплиной. Но именно молитвы спасли меня, дали надежду.

Потом мне в руки попала Библия. Вернее, мне дал ее один человек и объяснил, с чего нужно начинать чтение. Этот человек раньше никак не мог увязаться в моей голове с верой, с Богом. Это был сильный, дерзкий, властный, яркий человек, который умел подчинить окружающих своему влиянию. Мысленно я сравнивал его с волком, но не серым, а черным. Но когда он говорил мне о Боге, то стал похож на ягненка, просто весь сиял и светился, радовался, как ребенок. А когда закончил разговор со мной и вернулся к общению с другими, я увидел его мгновенное преображение в обратную сторону. У него снова появился волчий оскал с властным рыком. Помню, как меня поразило это превращение.

Библия читалась туго, я читал через силу. Сам не знаю, для чего я так заставлял себя, но очень старался. Потом у меня появилась книга о блаженной Матроне Московской. Эта книга произвела просто взрыв внутри меня, написанное проникло до глубины души. На глаза наворачивались слезы, а сердце пылало, как раскаленная печь. Книгу о Матронушке я прочитал два раза подряд. В это время сестра передала мне в передаче подарочную Библию с Ветхим и Новым Заветом, и я начал читать Ветхий Завет. Уже прочитал всё, кроме Книг Пророков, которые я читаю сейчас.

С началом чтения Ветхого Завета я прибыл в исправительную колонию строгого режима поселка Октябрьский Богучанского района Красноярского края, в простонародье Краслаг. Здесь я увидел небольшую часовенку, и моя душа потянулась туда. Так я познакомился со старостой часовенки. Он такой же заключенный, как и я, очень хороший и ревностный христианин. Я стал ходить в часовню на утренние и вечерние молитвы.

В Краслаге я пробыл около полутора лет, потом меня перевели в Норильск, теперь я здесь отбываю свое наказание.

В Краслаге была небольшая библиотека Православной литературы, и там мне попались в руки номера журнала «Лампада» за несколько лет. Они произвели на меня такое же сильное впечатление, как житие блаженной Матроны Московской. Я читал их просто взахлеб, и сердце прожигало грудь. Я выписал ваш адрес и уже много месяцев пытаюсь осмелиться и написать вам письмо. Мне бы очень хотелось иметь возможность читать журнал «Лампада», но не имею средств, чтобы его выписывать. Ваши журналы согревают душу и сердце! Мне очень понравилась простота, с какой вы пишете, ее очень сильно не хватает в наше время. Буду очень признателен за любую духовную литературу! Если бы у кого-то из читателей нашлось время переписываться со мной, был бы очень рад духовному общению, очень хотелось бы почерпнуть нужное и полезное для себя. И еще очень прошу, помолитесь обо мне, грешном.

Василий Николаевич Вуличенко,

г. Норильск, ул. Ветеранов, 24, ОИК-30 «СУС».

Пришлите заключенным свечи…

Хочу обратиться к читателям нашей любимой газеты «Благовест». Есть такая «зона № 7» в Мордовии, там отбывают свой срок заключенные. Есть у них храм во имя Святых Царственных Страстотерпцев и молитвенная комната в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных». Среди заключенных немало верующих людей. Вы можете задать вопрос: как же они пошли на преступление, если веруют? Как не побоялись Бога? Бог им судья, а не мы. Приведу только слова одного заключенного. Он сказал: «Наверное, к лучшему, что я сюда попал. Еще больше бы натворил, а так - вразумился».

И такую просьбу через меня заключенные передают читателям — прислать хоть немного церковных свечей, ладана и лампадного масла. Может, кто-то из вас захочет сотворить благое дело и послать бандеролькой что-то из перечисленного.

Посылки посылать лучше на имя батюшки Александра — священника, окормляющего колонию. Если послать на имя кого-то из заключенных, они могут тогда не получить долгожданной посылки с продуктами. Им положено получать только два килограмма раз в полгода. А «бумагу» (книги, газеты, журналы, письма) можно посылать неограниченно. Не все из них получают «Благовест» и «Лампаду». У кого есть возможность — присылайте, об этом тоже просили. В посылку положите записку или на бланке напишите: «Для колонии № 7».

Адрес батюшки Александра: 431122 Республика Мордовия, Зубово-Полянский район, с. Новая Потьма, ул. Молодежная, д. 55. Священнику Александру Викторовичу Левину.

И еще прошу — помолитесь о заключенном рабе Божием Михаиле.

Любовь Силаева, г. Сызрань.

1166
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru