Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Слово пастыря

Мы жили в одном дворе…

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

См. начало...

Об авторе. Протоиерей Игорь Анатольевич Макаров родился в 1967 году в городе Потсдам, Германия, в семье военнослужащего. Окончил Благовещенское высшее военное командное училище. С 1991 до 1995 года работал заместителем редактора Православной газеты «Благовест». В 1996 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма во имя Новомучеников и Исповедников Церкви Русской поселка Прибрежный г. Самары.

Письмо восемнадцатое.

Здравствуйте, мои дорогие!

До сих пор не могу поверить, что на Украине идет война. Боль от того, что там происходит…

Черновцы — город на западе Украины. Старинный, утопающий в зелени. В этом городе я первый раз пошел в школу. А еще в этом городе мне удаляли гланды… Простите за эти подробности, но для меня это важно. Это было первое и, наверное, самое сильное в моей жизни ощущение боли. Гланды тогда удаляли без всяких там обезболиваний. Просто рвали, как зубы. А потом мы несколько дней лежали на больничных кроватях, уткнувшись в эмалированные «утки», и сплевывали в них кровавые слюни. У каждого на тумбочке стояла трехлитровая банка березового сока. Этот сок по совету врачей приносили наши родители. Только пить мы его не могли. Было больно. Так и стояли эти непочатые банки под нашими жадными взглядами. А мы обливались слюной...

Все проходит… И вскоре, опустошив свои банки, мы спешили домой.

Помню — боль, помню — эту дорогу домой… А еще помню — радость!

Это было пасхальной весной. В аромате цветущих акаций по неровным булыжникам мостовой я шел домой рядом с мамой!

Жили мы в удивительном доме. Внутренний дворик, балконы по кругу. Снаружи — весь обвитый плющом, а внутри — бельевыми веревками. Можно было подумать, что во всем этом доме на пару десятков квартир живут одни только родственники. Вся жизнь здесь кипела на общем дворе. В квартиры уходили лишь на ночь. Жили дружно. Но если и ссорились, то только с утра, до полудня. А когда садились обедать, все забывалось.

У каждой семьи был свой обеденный стол, но размещался он на общем балконе, так что трапеза была общей. Обедали шумно. Все угощали друг друга семейными блюдами, делились кулинарными тайнами, восхищались, хвалили… Вот только ревизию домашней посуды приходилось делать частенько, отделяя свою от чужой.

Весь город делился на такие дворы. И спрашивали не «кто ты такой?», а «какого двора?».

То, что забыть невозможно и высказать нелегко… Я помню, как вернулся домой после больницы. Весенняя нежная зелень, свет на лицах соседей и весь этот дом… Пропахший борщом, наполненный руганью, криками, обшарпанный и некрасивый… Мой дом... Здесь меня ждали!

И все незаметные ранее мелочи, и палитра доселе не виданных мною цветов, и новое в лицах знакомых… Все это разом как-то открылось и вошло в мое сердце. И осталось там навсегда.

У каждого из нас есть свой дворик детства.

Как оказался я в Церкви... Я благодарен тем людям, которые шли впереди, были рядом… Тогда я был очень наивен. Какие там высоты духовных переживаний или глубины покаянных чувств. Все было гораздо обыденней, проще. Но по-настоящему, жизненно!

В ту пору мой друг называл меня «заложником вкуса». Он упрекал меня в том, что я был слишком зависим от своего личного понимания красоты. Не от самой красоты, а от своего понимания… Он был, конечно же, прав.

Вся эта древность и новизна, закрытость и откровенность, строгость и простодушие… Вся эта обыденная, неизменная, неброская красота… Да, это правда, все мы родом из детства, из его красоты, из его тихой радости! И меня, как и прежде, вдохновляет и радует особый, христианский вкус жизни!

Все эти философии наслаждения: эпикурейство, гедонизм — ничто по сравнению с Христианством.

«Я Бога увидел в капле росы», — писал в своем дневнике страстный любитель природы писатель Михаил Михайлович Пришвин. Когда в последний раз на полотне своей жизни я различал эту «мелочь» — каплю росы? Давно. Наверное, в детстве.

Вкус жизни — в капле росы!

Протоиерей Александр Шмеман, искренний пастырь и проповедник, очень любил города. Все эти тесные связи, переплетения... Вечерами, сидя на лавочке, он с удовольствием наблюдал, как люди после рабочего дня спешат по домам. В их лицах он видел предвкушение встречи, радости и тепла. Он любовался этими лицами… Вокруг меня столько людей, но вижу ли я их лица? Не всегда. Слишком редко.

Вкус жизни — в лицах людей!

Драгоценные мелочи жизни! Они ускользают от глаз, сливаются с жизнью. Они — сама жизнь! И если «дьявол — в деталях», то Бог — в мелочах!

Видеть, чувствовать, понимать… Все эти мелочи, их взаимные связи, всю полноту, всю картину. В изначальной, естественной, безукоризненной простоте. Насколько это возможно… И дорожить!

Недавно набрел в интернете на фоторепортажи войны на Украине. Долго смотрел и не мог успокоиться… Вечная память погибшим! А живым — тишины! Это чувство вины… Откуда оно... Родные мои, простите.

Напомню, я из военных. Профессию «родину защищать» я уважаю. И на лица солдат, утомленных войной, вдохновленных желанием жизни, смотрю с большим уважением.

Можно думать, что война — это выход для тех, кому жить надоело. Жуткая, но неизменная форма естественного отбора… Можно думать, что война — это хирургический инструмент в руках у политиков. Единственно верный, пусть и болезненный, способ устранения неразрешимых проблем… Можно думать по-разному. Только кровь, которая льется и льется, — наша кровь! И она не только славянская, она — человеческая!

«Горячие точки», как гнойники прокаженного, всего лишь симптом. Болезнь — она глубже и гораздо
серьезнее. Нам кажется, что война далеко, а она слишком близко. Донбасс в нашем сердце!

…Сидя за письменным столом, я иногда поднимаю глаза, смотрю куда-то ничего не видящим взглядом. Мечтаю... Это у меня еще с детства — выпадать из реальности. На стене, прямо передо мной, карта мира. В такие моменты она оживает. И я вижу свой двор. Мелками расчерченные «классики» на асфальте, клеенки цветастые на столах, вечные лужи...

С каждым годом «мой мир» становится меньше. Виднее становятся мелочи, люди роднее… Я возвращаюсь! Боль, дорога домой и пасхальная тихая радость… Буди, буди и в последний мой день точно так же!!!

Протоиерей Игорь.

1119
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
11
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru