Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Сахалинская трагедия

В Воскресенском кафедральном соборе Южно-­Сахалинска пролилась кровь Православных людей…

В Воскресенском кафедральном соборе Южно-­Сахалинска пролилась кровь Православных людей…

9 февраля, воскресенье. День, когда Церковь чтит память Новомучеников и Исповедников Российских. В этом году праздник совпал с Неделей о мытаре и фарисее. И еще была радость у верующих южносахалинцев: Правящий архиерей, Епископ Южно-­Сахалинский и Курильский Тихон вернулся из Москвы уже в сане Архиепископа. На Божественной литургии в Воскресенском кафедральном соборе было много духовенства, очень много мирян.

После праздничной Литургии большинство верующих покинули храм, но многие еще не спешили расходиться. И вдруг…

Выстрелы в храме

Около 14 часов по местному времени в храм ворвался мужчина в черной форме охранника ­ с ружьем в руках. Крикнул: «Убирайтесь все отсюда!» ­ — и открыл стрельбу по людям и иконам. Стрелял в спины метавшихся по храму, пытавшихся выбежать наружу людей. Стрелял по ногам.

Он ранил семерых человек, шестерых из них потом отправили в больницу. Прицельным огнем ­ по нескольку пуль в каждую ­ расстрелял иконы: Пресвятой Троицы, Воскресения Христова, лежавшую на центральном аналое, Божией Матери «Всецарица» в иконостасе, Владимирскую икону Божией Матери (пуля попала в святой лик) . Стрельба прекратилась, только когда у преступника кончились патроны.

Но не все поддались панике. Послушник, работающий в храме охранником, не растерялся и, рискуя попасть под обстрел, выносил на себе раненых.

Стоявший на паперти мужчина услышал стрельбу в храме и вопреки логике: бежать от опасности, спасать свою жизнь, ­ рванулся внутрь. Кинулся к преступнику, что­-то говорил ему, махал руками, увещевал, пытаясь остановить кровопролитие. И ­ получил пулю, сбившую с ног. Он поднялся и, превозмогая боль, пошел навстречу смертоносным выстрелам. До последнего мгновения продолжал просить стрелявшего опомниться, не стрелять по безоружным людям.

Четыре пули выпустил в него убийца. Эти пули могли поразить других людей. Но их закрыл своим телом мужчина с паперти. Человек, о котором в тот день смогли вспомнить только имя ­ да, видели в храме… да, стоял у дверей храма, просил милостыню… И только на следующий день полицейские установили: его звали Владимир Викторович Запорожец. 34 года, без определенного места жительства, попросту бомж.

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13) …

Человек с паперти

Руководитель миссионерского отдела Южно-­Сахалинской и Курильской епархии протоиерей Виктор Горбач сказал журналистам по горячим следам: «Владимир был из тех людей, кого мы считаем социально неблагополучными. Если со стороны на него посмотреть, то может показаться, что это неудачник в жизни. Неизвестно, какую жизнь он вел, но вот когда он услышал выстрелы, то, как сегодня рассказывают очевидцы, он воскликнул: «Я пойду защищать святыни и Церковь». И он отдал свою жизнь за Христа. Он спас жизни другим людям, потому что те выстрелы, которые он принял, не попали в других людей. Он зашел в храм и начал говорить, что нельзя стрелять в беззащитных людей, нельзя осквернять иконы, и был за это убит. Мужественный человек: услышав выстрелы, пошел защищать храм. Этот поступок меняет наше отношение к людям без определенного места жительства. Ведь многие считают стоящих на паперти никчемными людьми. А один из них пошел защищать храм. Все­-таки это подвиг».

Наверное, кто-­то и отворачивался, проходя мимо этого человека, стоявшего на паперти. Не потому что нечего было положить в смиренно протянутую за милостыней Христа ради руку, а потому что ­ «незачем подавать всяким попрошайкам». Слушая за несколько часов до трагедии Евангельскую притчу о фарисее и мытаре, припомнил ли кто кроткий взгляд просящего на хлебушек бездомного? Понял ли, что это его самого, превозносящегося над нищим бездомным, обличают слова гордого фарисея: «я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18, 11) …

Как этот бомж…

Убиенная монахиня Людмила (Пряшникова) до конца исполнила свой долг.

«Матушка оставалась на своем месте до конца»

Монахиня Людмила (Пряшникова) , стоявшая за иконной лавкой, не стала спасаться бегством — а возможность спастись у нее была, как установило следствие. При первых звуках выстрелов она, не растерявшись, позвонила дежурному Духовно­-просветительского центра, который находится на территории собора, и сообщила о стрельбе в храме. Разъяренный преступник выстрелил в безоружную шестидесятилетнюю женщину! В упор… Она встретила смерть лицом к лицу, даже не закрыла лицо рукой.

«Матушка Людмила (Пряшникова) совершила подвиг. Звонить по телефону, сообщая о происшествии, когда в храме орудует вооруженный обезумевший преступник, ­ нужно иметь большую долю мужества. Она оставалась на своем месте до конца, выполнив свой долг. Поэтому будет ставиться вопрос о ее канонизации», ­ — сказал протоиерей Виктор Горбач.

А убиенная монахиня была спокойной и доброй, светлой женщиной, хлопотливой труженицей. Любила цветы ­ и превратила в прекрасный цветник территорию храма Воздвижения Креста Господня в городе Томари, куда был назначен настоятелем ее сын, тогда иеромонах (ныне игумен) Филарет. Матушку любили за отзывчивость, умение разделять чужую боль.

Уже в последний год своей жизни мирянка Ольга Николаевна Пряшникова приняла иночество ­ в Страстную седмицу, а Рождественским постом в декабре того же 2013 года была пострижена в монашество.

В иноческом постриге была наречена Людмилой в честь мученицы Людмилы Чешской. Это имя сохранила и в монашестве, но уже в честь расстрелянной в 1937 году новомученицы Людмилы Петровой. Жизнь монахини Людмилы оборвалась в день, когда Церковь празднует память Новомучеников и Исповедников Российских…

В 2012 году отца Филарета назначили руководителем Епархиального отдела по работе с коренными малочисленными народами Севера и мигрантами и перевели в Воскресенский кафедральный собор Южно­-Сахалинска. Его мама, тогда еще матушка Ольга, последовала за сыном. В Воскресенском соборе трудилась и на просфорне, и в Духовно­-просветительском центре, и в иконной лавке. Казалось, она всегда будет рядом с сыном, по­-матерински помогая ему в трудах…

Игумен Филарет (Пряшников) рассказал южносахалинской телевизионной компании:

— Когда все началось, мы с отцом Василием были в Духовно­-просветительском центре. Прибежала женщина и закричала: «Сделайте что-­нибудь — ­ в храм зашел человек с оружием». Мы прибежали, но зай­ти уже не могли ­ — внутри грохотали выстрелы. Паники у меня не было, но был страх ­ — я понимал, что внутри находится моя мама. Я думал, что мгновения, пока шли выстрелы, никогда не закончатся… Что они всегда будут звучать в моей голове.

Владимир Запорожец погиб, спасая своих ближних. И этим исполнил заповедь Христа.

Потом приехала полиция, наконец смолкли выстрелы. Я вбежал в храм одним из первых и сразу бросил взгляд на иконную лавку — именно там должна была стоять мама. Ее там не увидел и подумал, что она успела убежать. Но тут услышал, как сотрудник полиции передает по рации, что убита женщина, и я понял, что моей мамы нет… Хотя, наверное, еще до того, как зашел в собор, я почувствовал, что остался без нее.

Я не знаю, каких взглядов придерживался убийца, был ли он приверженцем какой-­либо религии. Я не знаю, был ли он родновером или нет. Но если его религия призывает вот так уничтожать беззащитных людей, она не имеет права на существование.

Меня сейчас часто спрашивают, как я думаю ­ — можно ли было избежать этой трагедии?

У Православных есть такое понятие ­ Промысл Божий. Мы все живем под Богом. Наверное, так надо было Богу, надо было для всех нас, чтобы произошло то, что произошло. Ведь это показало, как мы, оказывается, беззащитны — убивают наших детей, родителей, стреляют по нашим святыням. Еще это показало, как мы безразличны. Мы должны быть более внимательными к тому, что происходит вокруг, к людям, которые нас окружают. Мама была достойна внимания и заботы, как и второй погибший ­ — раб Божий Владимир. Мы часто его видели возле храма, но даже представить не могли, что у него такое большое сердце.

Я пока мало что знаю об убийце. Мало о нем задумывался. Знаю только одно ­ — жизнь этого человека уже никогда не будет прежней. Его поступок никого не сделал счастливее. А смысл человеческой жизни в том, чтобы делать счастливее тех, кто тебя окружает. Господь Сам все поставит на свои места.

Можно ли оправдать или простить его поступок?… Господь ждет покаяния даже от самых страшных грешников. Покаяние открыто для любого человека. Но вопрос в том, раскаивается ли человек. Осознает ли он всю тяжесть последствий своих поступков. Так что тут только Господь будет судьей, а не мы…

В эти дни многие знакомые и незнакомые люди старались поддержать игумена Филарета, писали ему о том, что разделяют его скорбь, молятся о убиенных. Отвечая на мое письмо, отец Филарет написал: «Искренне благодарю Вас за слова поддержки, за молитвы и сопереживание в постигшей потере. Потребуется время, чтобы я осознал то, что произошло. Моя мамочка была вся моя жизнь, она была самым дорогим, что я имел в этой земной жизни. Спасибо Вам. С уважением к Вам игумен Филарет».

В первые же часы после трагедии по убиенным стали читать Псалтирь, о них молились и молятся не только в храмах Южно-Сахалинска. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил соболезнование родственникам и близким убиенных, духовенству и мирянам Южно-­Сахалинской и Курильской епархии. Но скорбь утраты сменяется светлым чувством глубокой веры в то, что Всемилостивый Господь отрет всякую слезу с очей невинных страдальцев и примет их души как драгоценнейшие жемчужины в Свою небесную сокровищницу. Веры в то, что земная Церковь обрела еще двух молитвенников у Престола Господня. Они своей мученической кончиной засвидетельствовали слова Апостола: «для меня жизнь ­ — Христос, и смерть ­ — приобретение» (Фил. 1, 21) .

«У стрелявшего в сердце был ад»

Задержанный на месте преступления оказался сотрудником охранного предприятия. Степан Комаров, бывший морской пехотинец, 25 лет.

В то утро Комаров, как обычно, приступая к своим обязанностям, получил служебное оружие ­ помповый дробовик. Он должен был сопровождать инкассаторов банка. Но вместо банка направился к Воскресенскому собору. И вовсе не для того, чтобы помолиться и испросить благословения на новый трудовой день…

В школе, по словам учителей, Степан был примерным, тихим мальчиком. Актер Сахалинского театра кукол Сергей Омшенецкий учился вместе с Комаровым в Сахалинском театральном колледже. «Он хотел быть артистом, поступил и проучился два года, ­ вспоминает Омшенецкий. ­ В колледже был активным, принимал участие в капустниках и спектаклях. Он был адекватным, нормальным, добрым человеком. Потом его забрали в армию, и больше мы не встречались. Я не могу понять, что должно было произойти в голове у человека, чтобы он стал вот таким. Особенно после того, как я прочел его сообщения на странице «ВКонтакте». Он превратился в другого человека… »

Как не похож прежний «добрый» Степан на того, кто хладнокровно расстреливал людей и иконы. Отвечая на вопросы следователей, он спокойно и даже рисуясь признал свою вину, ­ но ни в чем не раскаялся. Хотел убивать ­ и убил. По своим изуверским убеждениям…

При поступлении на работу охранником Комаров проходил осмотр в психологическом диспансере ­ психологи не нашли у него отклонений. Я спросила своего знакомого, работающего в подобном охранном предприятии, что представляет собой этот осмотр. «Тебе задавали какие­-то вопросы, проводили тесты?» ­ — «Нет, ничего такого не было. Посмотрели, не состоял ли я на учете в психоневрологическом диспансере, взяли у меня биологические анализы, с помощью какого­-то прибора определили, что не наркоман… Но главное, без чего не начинается осмотр, проверили квитанцию об оплате. Вот и все… ».

Убийце теперь предстоит ответить за свое преступление перед судом земным и Божиим.

Не случайно многие сейчас, после случившегося, ставят вопрос о более серьезном психологическом отборе кандидатов на работу с допуском к оружию. Если в первом акте пьесы на сцене висит ружье, в последнем оно обязательно выстрелит. Слова Антона Павловича Чехова сбываются и в реальной жизни: если оружие оказывается в руках психически неуравновешенного человека, оно тоже выстрелит. По законам жанра…

На фотографиях, выложенных в социальных сетях, Комаров уже не похож на тихого мальчика. Со взятым наизготовку или вскинутым к небу автоматом ­ — прилаженный к стволу штык-­нож угрожающе вонзается в мирную небесную синь. С револьвером в напрягшихся руках и прищуренным ­ — чтобы лучше целиться ­ — глазом. Неужели никто ­ — ни родные, ни сослуживцы, ни посетители его виртуальных страниц ­ — не видели, что душой этого человека овладела черная ненависть? Неоязычник-­родновер, он смертной злобой ненавидел Церковь и Ее служителей. Ненавидел русскую историю, Православные святыни. «У стрелявшего в церкви в сердце был ад», ­ — сказал Архиепископ Южно­-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиерей островной епархии призвал не испытывать чувство ненависти к убийце: «Нужно ненавидеть сам грех, а не человека. Зло злом не побеждается. Зло побеждается только молитвой». Но нельзя равнодушно относиться к сатанинским идеям, к неоязычеству, которое исповедовал убийца: «наше попустительство и равнодушие приводит к трагедии». Владыка Тихон напомнил: «Это уже было в истории России ­ — стреляли по крестам, по священникам. Вы же помните плакат после революции ­ красноармеец втыкает штык в грудь священника, в область креста. Идеи ненависти к человеку, богоборческие сатанинские идеи продолжают бурлить в умах. То, что фашизм был побежден, не означает, что он уничтожен в мыслях. В среде молодежи популярен культ насилия. … Нападавший возомнил себя неким Рэмбо, который может распоряжаться человеческими жизнями, стрелять в церкви по беззащитным людям и иконам. Ведь у церкви нет охраны. Да и не нужна она. Охрана должна быть в наших умах и сердцах, в нашей нравственности, в нашей духовности. В московской школе, где ученик расстрелял учителя и охранника, охрана была. Она не предотвратила трагедию. Нужно работать с самими людьми, начиная с детства».

То, что произошло в южно-­сахалинском храме, не только непоправимая трагедия. Это — ­ вызов Христианству. Сколько кровавых жертв только в последние годы принесено на этой необъявленной войне! Вспомним красную от крови оптинских монахов Пасху 1993 года. Вспомним убиенных иереев Даниила Сысоева, Олега Ступичкина, заживо сожженного с беременной женой и детьми священника Андрея Николаева… Этот скорбный список пополняется всё новыми именами.

Подготовила Ольга Ларькина.

Дата: 21 февраля 2014
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
19
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru