Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Мной созданы на экране такие образы, которые обязывают не размениваться на пустоту»

Интервью с Народным артистом России Николаем Бурляевым.

Интервью с Народным артистом России Николаем Бурляевым.

«Соль земли»


В Самаре состоялся первый всероссийский фестиваль документальных фильмов «Соль земли». Символом и главным призом фестиваля стала статуэтка с изображением Архистратига Божия Михаила. И не случайно днем открытия фестиваля стало 19 сентября, когда празднуется чудо Архистратига Божия Михаила в Хонех. Возглавила оргкомитет кинофестиваля Мария Михайловна Серкова — дочь известного самарского режиссера документального кино Михаила Михайловича Серкова.
Гран-при фестиваля получила лента «НебоЗемля» режиссеров Сергея Карандашова и Александра Куприна, в ней изнутри показан самый старинный в России Великорецкий Крестный ход, ему уже более 600 лет. В номинации «Здесь и сейчас» первого приза удостоилась лента «Другой» режиссера из Екатеринбурга Екатерины Тимошенко. Этот фильм посвящен необычной судьбе молодого уральского священника, пришедшего к вере и служению Богу через сложные духовные поиски. В номинации «Времена не выбирают» победил фильм режиссера Бориса Лизнева «Полк, смирно!», снятый на основе лишь одной фотографии Кексгольмского полка 1903 года. В номинации «Русский Собор» первого приза удостоился фильм режиссера Андрея Гундорова из Иркутска «Батяня, Батюшка-Комбат» о священнике Дионисии, много сил уделяющем работе с трудными подростками. Специального приза фестиваля удостоилась Православный режиссер Валентина Матвеева за ленту «Апостол Любви. Встречи в России». Этот фильм рассказывает о жизни Митрополита Антония (Блума), несколько лет назад умершего в Великобритании.
Среди участников и жюри кинофестиваля было немало «звезд первой величины», но даже среди них выделялся Народный артист России, лауреат государственной премии СССР, Президент международного кинофестиваля славянских и Православных народов «Золотой Витязь» актер и режиссер Николай Петрович Бурляев. После завершения фестиваля «Соль земли» Николай Бурляев дал интервью газете «Благовест».
— Я приехал в Самару по приглашению оргкомитета фестиваля «Соль земли», — рассказывает Николай Петрович Бурляев. — Приехать было непросто — остался всего месяц до открытия нашего фестиваля «Золотой Витязь», и проблем очень много. Но я решил оторваться от дел и приехать сюда, чтобы поддержать этот только начавшийся фестиваль. Самарский кинофорум близок мне по своей идее, по творчеству тех авторов, которые представили свои работы. Поскольку главный приз фестиваля — статуэтка с изображением Архангела Михаила, это обязывает нас мерить самарский фестиваль очень высокой мерой. Я работал в составе жюри фестиваля, и, на мой взгляд, конкурс фильмов прошел на хорошем уровне. Думаю, мои советы пригодятся организаторам фестиваля «Соль земли» в дальнейшей работе.
— Вы уже много лет занимаетесь проведением кинофестиваля «Золотой Витязь» — приходится ли вам из-за этой важной, подвижнической, но все-таки административной работы жертвовать своим творчеством?
— Конечно, приходится отдавать фестивалю то время, которое я должен бы отдавать режиссуре и актерской работе. Но я переболел «детской болезнью» тяги на экран, удовлетворил собственные амбиции, к тому же мной уже созданы на экране такие образы, которые обязывают не размениваться на пустоту. Считаю, что работа по проведению фестиваля — это тоже творчество, и каждый год надо в новом регионе заново в духовном смысле отлить колокол «Золотого витязя», и нужно, чтобы этот колокол зазвучал…

«Со мной произошло чудо!»

— Ваша творческая судьба складывалась просто фантастически удачно: почти подростком вы снялись в двух замечательных фильмах великого режиссера Андрея Тарковского «Иваново детство» и «Андрей Рублев». Как это могло произойти?
— Господь помог… Ну и генетика тоже — у меня ведь бабушка и дедушка были актеры. И брат мой стал актером. Со мной произошло чудо! Режиссер Андрей Михалков-Кончаловский просто однажды встретил меня — 13-летнего московского школьника — на улице Горького, когда я шел из школы. Он спикировал на меня и сказал: «Ты мне нужен».
Это был Промысл Божий! Андрей Михалков-Кончаловский пригласил меня сняться в своем первом дипломном фильме «Мальчик и голубь» (эта лента была удостоена награды Венецианского фестиваля). Глядя на то, как работает Андрей Михалков-Кончаловский, я сам захотел стать режиссером. Два Андрея — Кончаловский и Тарковский — дружили, и вот Андрей Тарковский увидел меня у Кончаловского и пригласил в картину «Иваново детство». А потом был «Андрей Рублев». Я чудом вырвал эту роль — мальчика, отлившего колокол! — у Тарковского. Режиссер не хотел отдавать мне роль Бориски. Тарковский говорил, что я еще мал для нее, а приготовил он эту роль для поэта Чудакова. Он был более опытный, ему было тогда уже 30 лет, а мне — 18! Но я не успокоился, стал действовать через оператора Юсова, через консультанта Савву Ямщикова — и Тарковский все-таки взял меня на эту роль. Работа была тяжелая, с Тарковским вообще работать непросто — он был жесткий человек. К тому же параллельно меня взяли на роль в фильме «Мальчик и девочка» режиссера Юлия Файта. Эти два режиссера были однокурсниками, дружили, и Тарковский не мог прямо мне запретить сниматься у Файта, но был очень этим недоволен. Одновременно со съемками в «Рублеве» я ездил сниматься на юг, в Геленджик, оттуда возвращался загорелый, курортный, и Тарковского это выводило из себя. Вообще, он был прав, когда требовал, чтобы все актеры жили только «вот этой» съемочной жизнью… Он подговорил ассистентку по реквизиту, Ларису Павловну, которая потом стала женой Андрея Арсеньевича, чтобы она каждое утро непременно напоминала мне, что режиссер мной очень недоволен… Вот в таком напряжении и создавался гениальный фильм. Новелла «Колокол» в нем оказалась едва ли не главной и лучшей в картине. Это был апофеоз русского творческого духа! Но своей работой я как был, так и остаюсь недоволен. Считаю, что сыграл эту роль, может быть, всего на 25 процентов…

Благословение на роль

— Какие еще актерские работы вам особенно дороги?
— Самое высокое, что мне удалось сделать на экране — роль, которую еще никто пока не видел, это роль Иешуа Га-Ноцри в фильме Юрия Кары «Мастер и Маргарита». Потом идут роли в фильмах «Военно-полевой роман» и «Лермонтов»…
— …Сейчас я сижу рядом с человеком, который изображал в кино Самого Спасителя! От этого и трепетно делается, и как-то, признаюсь, несколько тревожно… Расскажите о своей работе над образом, который даже страшно называть… Иешуа Га— Ноцри или Иисуса Христа?
— Нет, давайте называть все-таки Га-Ноцри… Мне и раньше казалось, и кажется теперь — что не все должен делать актер грешный, не за все образы браться… Есть нечто запретное в нашей работе. И потому так трудно шел я к этой роли. Первая экранизация «Мастера и Маргариты», на мой взгляд, оказалась интереснее, чем та, которую мы не так давно видели на экране. И по своей духовной сути фильм Кары выше, чем фильм Бортко, ведь мне удалось добиться исключения из ленты антиевангельских моментов — это было условием моего участия в кинокартине. Сначала мне предложили роль Ивана Бездомного, но я отказался, так как этот образ был мне неинтересен. Потом попросился сам и прошел пробу на роль Иешуа Га-Ноцри, был утвержден на эту роль. Но сразу после этого я от роли отказался. Все очень удивились, как же так, сам себя предложил, и вдруг…
Прошел год, ко мне опять обратились с этой просьбой, и я все-таки решился, дал согласие. Причем все мои близкие были против такого решения. Мой племянник в ту пору учился в Духовной Академии, он принес мне книгу Михаила Дунаева о романе Булгакова «Мастер и Маргарита», где доказывается, что весь роман написан с позиций Воланда… А я решил: попробую дать бой Воланду на его территории — и одержу победу! Вот такая вот гордынька была… В это время моя сестра поехала к протоиерею Николаю Гурьянову на остров Залита. Поехала с тем, чтобы он не благословил меня сниматься в этой картине, тогда и вопрос отпал бы сам собой. Все мы были уверены, что старец не даст мне благословения играть эту роль. Отец Николай принял мою сестру, и когда она стала объяснять ему, за какое дело я взялся, то он ответил ей так: «А зачем вы его отговариваете? Это по Промыслу Божию». С этим она и вышла от него. Тогда я отправился в Иерусалим, где шли съемки основных евангельских эпизодов к картине. И там перед съемками я причастился Святых Таин на Гробе Господнем. Испросил у греческого Архиерея благословение на съемку и получил его. Когда мы проводили съемки, было ощущение полета, легкости, радости, праздника — и устремленности к Истине. Когда я увидел фильм целиком, он мне не понравился. Но к своей роли я так и не смог придраться. Я вообще ко всем своим ролям отношусь критически, но тут все же увидел, что я все-таки добился цели и одержал победу…
— Почему такая странная, даже загадочная судьба у этого фильма? Ведь он по каким-то непонятным причинам так и не вышел на экраны…
— Все происходит по Промыслу Божию… Фильм этот сейчас есть в интернете. Иногда его показывают в Москве где-то при закрытых дверях, для узкого круга.
— Как вы оцениваете другие попытки актеров создать на экране этот образ? Имею в виду новый фильм «Мастер и Маргарита» с участием Сергея Безрукова и голливудский фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы».
— Я хорошо отношусь к актеру Безрукову. Но когда я увидел фильм, то понял, что при всей его одаренности он все-таки пошел по неверному пути — он играл только человека. Я же пытался играть дух, идею. Это разные вещи. Так же пошел по «человеческому», плотскому пути актер в фильме Мела Гибсона. Но в целом этот фильм я принял. И мы дали главный приз этой ленте на нашем кинофоруме «Золотой Витязь». На фестиваль прилетели актеры, участвовавшие в картине Гибсона — Христо Шопов, игравший Понтия Пилата, и игравший Апостола Иоанна Христо Живков. Они болгары, Православные, и я расспросил их о том, как могло случиться, что прагматичные американцы, да еще в Голливуде, смогли снять такой сильный фильм. Они мне ответили, что каждое утро перед началом съемок Мел Гибсон шел в храм и там час на коленях молился.

«За нравственные Христианские идеалы…»

— Вы рассказали о своем пути в кино. А как складывался ваш духовный путь? Кто повлиял на ваше духовное становление?
— Я был крещен в самые первые дни жизни. У меня бабушка и мама были верующие. Но потом я был пионером, отдалился от храма и тягу к вере почти не ощущал. А вот после «Рублева» я начал осознанное приближение ко храму. Моим духовником был Архимандрит Алипий из Псково-Печерского монастыря. Это первый человек, с кем я начал беседовать на духовные темы. И он ненавязчиво открывал мне истины Православия. Потом на меня повлиял первый духовник кинофорума «Золотой Витязь» Архимандрит Иннокентий (Вениаминов), ныне уже покойный. Он внук Святителя Иннокентия, известного миссионера. А еще мне памятны встречи с Митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном. Именно он предложил — на третий год проведения фестиваля — ввести в девиз «Золотого Витязя» понятие «Христианский». Теперь наш девиз звучит так: «За нравственные Христианские идеалы, за возвышение души человека». Я поначалу опасался, что это как-то ограничит участие в фестивале, но выполнил волю Владыки. И опасения оказались напрасными: к нам на кинофорум ездит весь мир — из шестидесяти стран приезжают деятели кино! И всем им комфортно на «Золотом Витязе».
— На недавнем «Витязе» победу одержал последний и несколько спорный фильм Никиты Михалкова — «12»…
— Это долгая история. Я был самым первым актером в жизни режиссера Никиты Михалкова. Мы с ним вместе учились в Щукинском училище на актерском отделении. По программе у нас был предмет «Самостоятельные отрывки» — актеры там сами что-то разыгрывают. И Никита мне предложил поучаствовать в отрывочке о Царе Петре Первом, где я должен был играть Карла XII. Все прошло замечательно, он получил «отлично». А потом он мне предложил участвовать в одноактной пьесе Роуза «Двенадцать разгневанных мужчин». Я играл там главную роль. Правда, на этот раз все пошло не так гладко. Во время нашей совместной работы Михалкова отчислили из училища. И надо отдать должное его упорству, он тайно залезал по вечерам в окна училища, когда все педагоги уходили, и продолжал работу над спектаклем. И сделал он спектакль на блистательном уровне. Так что те, кто его изгнал из училища, утвердили спектакль как нашу дипломную работу. С тех пор прошло тридцать лет, или даже больше. Как-то я шел по ковровой дорожке на московском кинофестивале. Подошел к Никите, мы обнялись, и он шепнул: «Скоро поработаем». Я ответил: «Ну наконец-то». Прошло время, но призыва все не было. Вскоре я узнал, что он делает свой фильм «12», мне главную роль так и не предложил — сам ее исполнил. Считаю, что он был прав. Этот фильм — работа очень серьезная, работа мастера. И тема фильма очень важная…
— Какую роль вы бы хотели сыграть?
— Никакую. У меня нет такого, чтобы вот Гамлета сыграть, или Отелло… Но я уверен в том, что еще в моей жизни будут те образы, которые окажутся небезполезны для зрителей и для меня. Уже в октябре выходит фильм «Адмиралъ», где я сыграл Царя Николая II. Непросто я шел к этой роли, все-таки тринадцать лет актерской паузы. И вдруг такое предложение, да еще от «Первого канала». Роль небольшая, и все же… Сделали кинопробу, оказалось, я похож на нашего последнего Царя. Меня утвердили на роль. Но я поставил условие — надо заменить главного героя, актера Хабенского, которого утвердили на роль Колчака. Я считал, что он не Колчак по своей духовной сути. Режиссер мое требование не выполнил, и тогда я отказался от роли. Опять прошел год, и ко мне обратились с этим предложением снова. Я наконец унял собственные амбиции и согласился играть Царя. Отдать его образ кому попало я просто не мог. Ну а фильм в целом пусть уж будет таким, каким будет… Это мое первое приближение к образу Святого Царя-Мученика.

На снимках: Николай Бурляев в Самаре; кадр из фильма "Андрей Рублев"; Николай Бурляев в роли Лермонтова.

Антон Жоголев
26.09.2008
935
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru