Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

По другую сторону дороги

Ох и страшно же, оказывается, перебегать на другую сторону улицы! С тех пор, как поселился в домике вместе с Мурзиком и Пиратом, я не выходил за пределы своего двора и не представлял, как жутко маленькому котёнку перед рычащим потоком пахнущих бензиновым чадом машин.

Как же бедный Пират сумел перебежать дорогу, да к тому же туда и обратно! Да ещё и с тяжёлым пакетом целебной травы в зубах!

Мне всё-таки было легче: я учил в школе правила уличного движения. И мама строго следила, чтобы я не ходил на красный свет, даже если ни одной машины на дороге не видно. Теперь я тоже дождался, когда загорится зелёный глазок светофора, и только тогда рванул через дорогу, обгоняя прохожих. Я мчался, пугливо прижимая уши, сердце колотилось часто-часто. Водитель какой-нибудь машины может ведь и не заметить такого малыша. А может и просто не затормозить ради какого-то уличного котёнка.

Успел! – я выскочил на тротуар и присел, стараясь отдышаться и унять дрожь в отяжелевших лапах.

Всего-то в двух кварталах отсюда – моя школа. Но мне там делать нечего. Лучше не вспоминать, как умеют издеваться над беззащитными котятами-кутятами мальчишки!

Но и сидеть, примерзая к асфальту, тоже не годится.

Я со вздохом поднялся и поплёлся, сам не зная – куда.

Вошёл в довольно большой двор, но тут же выскочил обратно на тротуар, услышав оголтелый лай собачьей своры. И припустил вдоль серых и жёлтых домов, пока не упал в изнеможении. Да ведь, кажется, и лай собак позади давно уже отстал. Хорошо, что псы не погнались за мной – вряд ли я смог бы от них убежать.

Как же плохо живётся на свете одинокому котёнку!

Я огляделся вокруг. Кажется, этот переулок был мне незнаком.

Прямо передо мной за решётчатым забором возвышалась старинная церковь. Так вот куда меня занесло!

К нам в школу незадолго до того злосчастного дня приходил то ли батюшка, то ли священник. Учитель истории Сергей Николаевич подошёл к нему в коридоре, поздоровался за руку:

– Здравствуйте, батюшка!

А директриса Эмилия Яковлевна с кислой улыбкой сказала стоявшим неподалёку ученикам:

– Вот, ребята, к нам священник из церкви пожаловал. Теперь им разрешается тоже в школы заходить иногда… Демократия, знаете ли… Свобода совести…

А мы во все глаза глядели на его странную одежду. Представляете – длинная такая, до полу, как женское платье, но почему-то всё равно понятно, что – не женская. А на груди большой крест, надетый на цепочку.

У этого то ли священника, то ли батюшки была густая борода с проседью и очень внимательные глаза. Он легонько склонил голову, приветствуя нас:

– Здравствуйте, дети!

И тут Ленка Симонова из нашего класса подбежала к нему, руки вместе сложила:

– Благословите, батюшка!

Он улыбнулся, перекрестил ее руки. А Ленка… поцеловала батюшке руку! Мы просто рты пораскрывали – ну и Ленка, во даёт!.. И этот батюшка не вырвал у неё руку, не возмутился – будто так и надо, погладил её по голове:

– Добрый день, Леночка!

Так они, выходит, знакомы! И получается, что никакой это не священник, а батюшка. Ленка-то с ним знакома!

Батюшка прошёл дальше, его, оказывается, пригласили старшеклассники – побеседовать о науке и религии. А мы обступили Ленку, стали расспрашивать, кто этот батюшка.

– Это отец Сергий, священник из Покровской церкви, – важно объяснила она. И окончательно всё запутала. Так кто же он такой?

А Ленка начала рассказывать, что Покровская церковь была построена в нашем городе ещё задолго до революции, потом её отняли у верующих, служившего в ней священника арестовали и сослали далеко на север, и больше он оттуда не вернулся. И только недавно, лет пять назад, церковь наконец-то открыли снова. Назначили в эту церковь служить очень хорошего священника, отца Сергия. Они с мамой и бабушкой по воскресеньям ходят в Покровскую церковь, поэтому батюшка и узнал её. И ещё объяснила, что это совершенно одно и то же – что батюшка, что священник. Просто звучит как-то ласковее, когда обращаешься так вот: батюшка! – будто к родному отцу.

– Так ты чё – богомолка? – длинный Севка Лыков по прозвищу Соломенный Лапоть захохотал: – Гы-ы, Ленка у нас Богу молится!..

– Да, молюсь, – просто ответила Ленка. – А когда ты на горке упал и набил себе большую шишку, чуть руки-ноги не переломал, – я за тебя обедню в церкви заказывала и свечку поставила. Помнишь, как быстро всё зажило?

Севка смутился и не нашёл, что сказать на это. А и правда, все тогда удивлялись, как легко обошёлся этот его полёт с крутой горки. Вон, оказывается, в чём дело!

Но когда я дома рассказал об этом, мама возмутилась:

– Слушай больше поповские россказни! Просто у Севки такой организм, что у него все болезни быстро проходят. И вообще – что это за имя такое: Севка! Правильно говорить – Всеволод. Или хотя бы Сева.

– Ага, а меня, значит, можно Димкой звать? – не то чтобы мне это не нравилось, скорее наоборот. Но так вот – захотелось поспорить. И мама поняла это, ласково взъерошила мои волосы:

– А вот ты – Димка и есть! Пушистик ты мой, вот ты кто!..

Читайте далее: В церковной сторожке

Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:






Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru