Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Место преступления

В пермской Мотовилихе вновь пролилась невинная кровь…

15 января утром вся страна содрогнулась от страшной вести, прилетевшей в каждый дом из Перми. В школу № 127 Мотовилихинского района областного центра ворвались двое в масках и устроили самую настоящую резню. Было ранено 15 человек. Сильные ножевые ранения получила учительница, защищавшая своих учеников, и один ученик. Нападавшие били ножами в самые уязвимые места — в область шеи, то есть действовали на поражение. Двое юношей, один из которых, семнадцатилетний, раньше учился в этой школе, а другой, 16 лет от роду, учится здесь же в десятом классе, безо всяких причин принялись резать школьников четвертого класса во время урока труда, а потом попытались убить друг друга, но выжили. Сейчас им предъявлены обвинения по статье «Покушение на убийство двух и более лиц», и после завершения лечения они окажутся в СИЗО.

Страшная трагедия ужасает своей немотивированностью. Даже и терактом это назвать трудно. Скорее, безсмысленная кровавая бойня. Безо всяких идеологических причин… Убедительных версий мотивов преступления до сих пор не прозвучало. Но есть жертвы. Есть поломанные судьбы. Есть тот сильнейший шок, который пережила страна.

Великий Князь Михаил Александрович и его секретарь Н.Н. Джонсон в Перми. 

Мы еще долго будем читать в информационных сводках новые подробности трагедии. Те, кому положено, рано или поздно постараются донести до нас свое понимание случившегося, как сейчас говорят, «картину» события. Подождем, что они нам скажут. А пока… Пока мы имеем право выдвигать самые разные версии. Вплоть до экзотических. Потому что ни опровергнуть их, ни согласиться с ними правоохранители, по-видимому, еще не готовы. Итак, попробуем взглянуть на эти события в исторической перспективе. Но для начала давайте вспомним совет преподобного старца Нектария Оптинского: «Во всем ищите великого смысла». С этим напутствием и приступим.

Что больше всего царапнуло в том информационном шуме, который поднялся после происшествия? Лично меня — слова про Мотовилихинский район. Это название теперь будет произноситься громко, на всю страну. Вот уже и суд все того же Мотовилихинского района города Перми выписал санкцию на арест задержанных подростков.

Я никогда не был в Перми и мало что знаю об этом городе. Но кое-что о нем знать просто обязан каждый.

Весной 1918 года в Пермь был сослан младший брат Царя Николая II, Великий Князь Михаил Александрович Романов. Его вместе с личным секретарем Николаем Николаевичем Джонсоном сначала держали в тюрьме, а потом выпустили под надзор милиции, и они поселились в пермской «Королевской гостинице» (в чем видится мне какая-то мрачная ухмылка истории). 12 июня к ним в гостиничный номер ввалилась гурьба так называемых «мотовилихинских большевиков», как руководителей тамошней милиции, так и рабочих мотовилихинского завода. Они были больше похожи на грабителей с большой дороги, даже грозили Великому Князю гранатой. Эти вот самые «мотовилихинские большевики» сами там чего-то такое между собой покумекали и решили безо всякой там санкции центра (так, по крайней мере, говорится в официальной версии) совершить на месте «пролетарский суд» над «гражданином Романовым». Ну и пограбить его вещи, а то как же без этого. Далее Великого Князя Михаила Александровича затолкали вместе с секретарем в фаэтон и повезли в сторону все того же рабочего поселка Мотовилиха. Но, кажется, шести верст до него так и не довезли. Расстреляли обоих под какой-то случайно подвернувшейся березой. Сначала застрелили Джонсона. Великий Князь устремился к нему, чтобы проститься, пытался сопротивляться, но тоже был убит. Два револьвера дали осечки. Но убийц было слишком много… На той березе начертали какой-то знак, что, вот, мол, именно здесь и был расстрелян брат Царя… История совершенно зверская, уголовная. Ни о каком правосудии даже и речи не велось. «Закон — тайга, медведь — прокурор» даже лучше, чем «мотовилихинское правосудие».

Тело Великого Князя Михаила Александровича до сих пор так и не нашли. И нам остается только гадать, всю ли мы правду знаем об этом злодеянии.

Но так или иначе, а во все справочники и учебники ворвалось в историю из кровавого 1918 года это словцо — Мотовилиха. Именно это место оказалось первым на карте кровавых расправ над членами Династии Романовых.

В этом году 12 июня будет ровно сто лет со времени того мотовилихинского безсудного расстрела «под березой». Но этот юбилей все еще находится в тени другого, более значительного юбилея — столетия со дня гибели Царственных Страстотерпцев. Внимание всего общества и средств массовой информации приковано уже который год к местам, связанным с гибелью Царственных Страстотерпцев. Всем стали давно известны такие «топы», как Ипатьевский дом, Ганина Яма, да даже и пробравшийся без спросу к нам откуда-то сбоку сомнительный Поросенков лог. А вот до сих пор мало что слышно о Мотовилихе как о месте гибели последнего правящего из Династии Романовых законного Царя. Ведь хотя и один день всего, но по закону Российской Империи вся полнота власти, согласно воле Царя Николая, находилась у его брата Михаила Второго, до того момента, как он отказался от верховной власти, до решения Учредительного собрания. Которое так и не состоялось…

Наше общество как-то подзабыло о страшной трагедии в Мотовилихе под Пермью. Да, в отличие от Святых Царственных Страстотерпцев, погибших в Екатеринбурге, от Преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, убиенной в Алапаевске, убитый мотовилихинскими революционными уголовниками Великий Князь Михаил Александрович Русской Православной Церковью пока еще не причислен к лику святых. И потому, наверное, такого же пристального внимания к его судьбе сегодня в обществе нет.

Но ведь еще в 1981 году он был прославлен в лике святых мучеников Русской Православной Церковью Заграницей, с которой у нас достигнуто духовное единство в молитвах и церковных таинствах. Наверное, и святые у нас теперь тоже могут считаться общими… И где-то под Мотовилихой до сих пор находятся под спудом святые мощи убиенного Великого Князя Михаила Романова.

Как начала свое правление Династия Романова с Царя Михаила, так и завершила правление Династия на Михаиле Романове.

Хотя, конечно же, не случайно у современного законного наследника Российского престола Великого Князя Георгия отчество Михайлович.

Словно он призван восстановить оборванное мотовилихинским расстрелом династическое преемство.

…И вот в школу на территории все той же Мотовилихи врываются юные палачи.

Быть может, потомки тех самых рабочих, которые сто лет назад решили не менее диким способом «разобраться» с Великим Князем.

Как знать, как знать…

Иногда история выбрасывает совершенно немыслимые кульбиты.

Но так или иначе, а Мотовилиха в год столетнего юбилея расстрела Великого Князя Михаила Романова неожиданно зазвучала в сводках федеральных новостей отнюдь не случайно. Это напоминание о страшном и до сих пор не осмысленном, не оплаканном злодеянии. Сами обстоятельства места и времени напоминают нам о случившемся.

8 июня 2009 года убитый в Перми Великий Князь Михаил Александрович был реабилитирован решением Генеральной прокуратуры РФ. Но осознания смысла произошедшей трагедии в обществе по-настоящему так и не наступило. И Мотовилиха остается одним из очень значимых и трагических мест разбросанной по всей стране русской голгофы. Местом преступления, в котором по-настоящему покаяние не принесено.

А кровь, если она не омыта слезами покаяния, если она не искуплена покаянной молитвой, продолжает взывать к Господу об отмщении. И призывает кровь за кровь…

Место преступления, если его не освятить по церковному уставу, притягивает к себе кровь и зло. Влечет за собой новые невинные жертвы… И эти мотовилихинские «кровавые юноши», размахивающие ножами в школьном классе, и те одурманенные классовой ненавистью мотовилихинские рабочие, решившие револьверными выстрелами вершить историю, — звенья одной цепи.

И цепь эта до сих пор не разомкнута. 

61
Добавьте в соц. сети:
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru