Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Робин Гуд из Ханоя

Председатель Правительства РФ Михаил Касьянов предложил неожиданное решение демографической проблемы…


Россия будет проводить политику привлечения в страну граждан других государств, поскольку ее население уменьшается, заявил в Волгограде председатель правительства Михаил Касьянов. Премьер пояснил, что "темпы прироста населения в стране недостаточны для нормального функционирования государства". Премьер-министр указал на данные, свидетельствующие о том, что стране необходимы дополнительные рабочие руки. Он сообщил, что кабинет министров намерен в этой сфере разработать специальную программу.
ИТАР-ТАСС.

25 марта Госкомстат России опубликовал данные, согласно которым число умерших в России в январе 2002 г. почти вдвое превысило число родившихся: 229,3 тыс. человек против 117,8 тыс. человек. В январе 2001 г. данное соотношение составляло соответственно 211 тыс. человек против 106,6 тыс. человек. Таким образом, естественная убыль населения в январе 2002 г. в России составила 106,1 тыс. человек, увеличившись по сравнению с январем прошлого года на 1,6%. Стоит отметить тот факт, что естественная убыль населения сложилась в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации. В тридцати шести регионах страны число умерших вообще в 3-4 раза больше числа родившихся. А вот естественный прирост за январь 2002 г. был зафиксирован лишь в двенадцати регионах. На начало 2002 г., по данным Госкомстата, численность населения в России составляла 144 млн. человек. («Коммерсант»).


Недавно по телевизору показывали новый английский фильм про легендарного Робин Гуда. Только на этот раз шервудский разбойник привез с собой со Святой Земли (где якобы был в крестовом походе) араба-мусульманина. Этот араб стал чуть ли не главным — и положительным! — героем ленты. Творил намаз, мужественно сражался. Во всем помогал Робин Гуду. Понятно, что этот новый герой потребовался для того, чтобы старинное английское предание вписалось в новую реальность — и угодило одной из крупнейших в Европе мусульманских общин Великобритании. Вспомнил я об этом (в целом очень слабом) фильме лишь потому, что, возможно, скоро и нам придется снимать заново фильм про Илью Муромца, которому будут помогать не Добрыня с Никитой, а какой-нибудь выходец из далекой Шри-Ланки или Ханоя...
Безпрецедентное по откровенности заявление председателя правительства России (см. выше) способно вызвать шок у всякого патриота России. Оказывается, проблема рождаемости решается так просто: не хватает своих людей — только свистни, как сразу понаедут чужие. И никаких проблем! Не надо ни запрещать аборты, ни помогать молодым семьям, ни решать жилищную проблему... И это заявление сделано в тот момент, когда безработица стала проблемой для сотен тысяч россиян! Люди не могут найти работу, а нам предлагают завозить рабочие руки из-за рубежа. А уж кто к нам приедет — китайцы ли, турки или еще недавно «наши» закавказцы, — Касьянов не пояснял. Не пояснял и того, что речь ведь идет скорее всего о представителях народов, исповедующих иную, не Православную религию, а в основном даже и не христианскую. Болгары или греки к нам вряд ли поедут, а вот вьетнамцы или китайцы — пожалуй. Уровень жизни в России все же пока еще выше, чем у них. Что такое для миллиардного Китая какие-то двадцать-тридцать миллионов человек — с него не убудет. А Россия, ее геополитика, духовность, культура — все разом изменится. До неузнаваемости и навсегда.
Похоже, сегодняшней российской власти попросту все равно, кем править. Лишь были бы рабочие руки, были бы «налогоплательщики», а уж какую там веру они исповедуют, каких ценностей придерживаются, — все равно. С чужими, может быть, даже легче — не будут протестовать по поводу каких-нибудь Южных Курил, которые вдруг да все же решат передать Японии. Не свое ведь, не жалко... Но нам, русским, считающим Россию своей родиной, нам не все равно, кто будет жить рядом с нами. Испокон веков русские дружно жили вместе с другими населяющими Россию народами и обходились без национальной и религиозной вражды. Но сейчас нам предлагают троянского коня, демографическую мину, которая взорвется если и не вот прямо сейчас, то уж точно — через пару-тройку поколений. Когда выходцы из далеких и жарких стран освоятся, пустят корни и постепенно начнут влиять в своем духе на политику и культуру. Потребуют культурной и политической автономии. Добьются придания своим языкам статуса государственных, наравне с русским, и т.д. Потребуют адекватного представительства в вузах, органах власти, на телевидении. Или начнут безконечные конфликты, как турки-месхетинцы, переселенные в и без того многонациональный Краснодарский край.
После распада СССР создалась уникальная ситуация, когда в России русские (а стало быть и Православные — чего нельзя отрицать) оказались не просто в большинстве. А в подавляющем, абсолютном большинстве, которого нет у многих вроде бы исторически мононациональных европейских стран с доминирующими культурно — и государствообразующими народами. С этим вынуждена считаться наша довольно равнодушная к русской культуре и духовности политическая, деловая элита. Но это, видимо, временное явление. Под прикрытием лозунгов об интернационализме в СССР искусственно заглушалась русская культура (о религии и говорить тогда не приходилось). Сейчас духовное единство народа стоит на пути у интернационалистов-глобализаторов. Вот почему нам так любят напоминать, что и сейчас Россия — многоконфессиональная и многонациональная страна, подтекстом указывая на то, чтобы русские не пытались в своем же доме устанавливать свои, русские «правила общежития». Но мы об этом и так, без напоминаний, всегда помнили и помним. Испокон века жили в России довольно многочисленные мусульманские народы — с ними у русских никогда не было и, дай Бог, не будет в дальнейшем, проблем. И эта наша этническая совместимость прошла многовековую проверку на прочность. Если же бреши в демографической политике правительства будут затыкаться массовым притоком иммигрантов извне, этническое и прежде всего религиозное равновесие в стране будет подорвано. Русские опять — уже в России, как раньше в СССР — окажутся если и не в меньшинстве, то по крайней мере наше большинство станет весьма условно. И с нами, стало быть, как и при социализме в СССР, можно будет в такой же степени не считаться. А в списке «традиционных» конфессий, надо думать, появятся конфуцианство, даосизм, индуизм и т.д. В зависимости от того, из каких стран вздумает пригласить «на вывод» премьер-министр Касьянов рабочую силу. К чему это приведет, догадаться не трудно. В сложнейший узел различных социальных, культурных и иных проблем добавится еще и эта — отношение «коренной» России с понаехавшими не весть откуда пролетариями (ясно, что приедут к нам не инженеры и врачи, не культурная и производственная элита из стран-«доноров» рабочей силы, а социальные низы, люди, думающие только о пропитании).
Но на вопрос, от чего вымирает Россия, все это не отвечает. А что она вымирает, да еще стахановскими темпами — очевидно для всех. Да, рыночные отношения стали шоком для миллионов россиян. Но ведь жили мы и труднее, и беднее. И шок для нашей истории был скорее правилом, чем исключением. Нравственность разрушается, телевизор развращает. Все так, конечно. И это тоже влияет. Но явно недостаточно, чтобы только из-за этого целый великий народ начал вымирать.
Причины ищут не там, где они коренятся. Видимо, истинная причина в том, что в России в наше время действительно сокрушена (под напором рынка это произошло скорее, но дело не только в нем) тысячелетняя Православная духовная традиция. Все эти годы (для тысячелетней России восемьдесят лет — срок сравнительно небольшой) страна жила по инерции многовековым Православным укладом (хотя и безсознательно по большей части). Система ценностей, отношений, стимулов — все было «оттуда», из прежней Царской России, слегка только припорошенной сверху марксистской риторикой. А вот теперь инерции этой и правда пришел конец. Нужно или заново становиться Православными, или же... Касьянов предложит выход! — уже предложил...
Полноценно жить и воспроизводить себя может только народ, укорененный в своей традиции. У нас, русских, может быть только одна традиция — Православная (иную традицию мы не в состоянии усвоить, оставаясь русскими, — так уж распорядились Бог и история). Всякая традиция своим фундаментом, конечно, имеет веру. Но само понятие традиции не до конца равняется только религии, всегда остается некий «остаток». Ослабление веры, превращение ее лишь в «голую» традицию (не питающуюся из своего истока) приводит, хотя и не сразу, к постепенному угасанию традиции. И наоборот, возрождение утерянной традиции постепенно приведет к возрождению религии, эту традицию питающей. Традиция вбирает в себя весь религиозный, культурный, экономический опыт народа, выработанный веками его жизни в истории. Находясь «в традиции», человек экономит время и силы для творческой деятельности, получая по наследству, даром ответ на все те «проклятые» вопросы, которые полжизни безысходно пытается решить не укорененный ни в какой традиции человек (и дело не в том, что различные традиции дают совершенно разные, а порой диаметральные ответы на основные бытийные вопросы, важно, что у человека есть способ эти ответы получить). Только лишь социальная помощь молодым семьям и увеличение пособий на ребенка, только лишь «пропаганда здорового образа жизни» или многодетных семей (вместо пропаганды прямо противоположного, как сейчас) резко не изменят демографическую ситуацию и в лучшем случае смогут лишь только слегка замедлить темпы вымирания.
Чтобы «плодиться и размножаться», как заповедал Господь, народ должен твердо знать — кто он, зачем живет, и т.д. Это знание как духовное достояние всех возможно только в одном случае — если общество вернется в лоно традиции. Попытка навязать нам чужой, западный уклад, и это уже ясно, не увенчалась успехом. Не увенчаются успехом и все другие попытки подсунуть нам вместо своих птенцов — «гадкого утенка» из иных миров и культур.
Единственная возможность остановить демографическую агонию, на мой взгляд, заключается в том, чтобы вкладывать деньги (естественно, не за счет социальных выплат и зарплат учителям) в Православие. В финансировании нуждаются не только и не столько конкретные церковные институты (епархии, отделы и пр.), хотя и они тоже в этом очень нуждаются, — сколько все то, что может прямо способствовать возрождению полузабытой Православной традиции, что способствует адаптации этой традиции в современных условиях. В первую очередь, надо поддерживать инициативу людей — тех относительно немногих живых носителей Православной традиции, Православного мировоззрения и уклада. Православные ценности должны их усилиями постепенно проникнуть в образование, медицину, средства массовой информации и т.д. В растерявшемся обществе тоска по утраченной традиции всегда сильнее, чем тоска по религии.
Вернее, это лишь первая, не осознанная стадия попыток прийти к обретению своей веры. И это искание традиции говорит о том, что у народа нашего есть еще воля к жизни. Что при минимально сносных сопутствующих условиях большинство русских людей найдут свою традицию и постепенно укоренятся в ней. А потом многие из них придут и к сознательной Православной спасительной вере. Не случайно недавно даже известный телеобозреватель В. Познер (которого в симпатиях к русскому национализму не заподозришь) назвал Россию Православной страной. Что он имел в виду? Количество храмов «на душу населения», социологические опросы на тему, какой процент россиян по воскресеньям ходит в церковь? Не думаю. Он уловил и разглядел то, что и так у всех на ладони — россияне в массе своей хотят быть Православными, хотят обрести свои корни. Но нас во многом искусственно отводят от этого, кормят различными суррогатами, и телевизор в этом играет далеко не последнюю роль. И все же шлюзы рано или поздно будут или открыты, или сорваны. Воля к жизни должна одолеть замутненность сознания.
Я пишу эти строки во время Великого поста. И масленица, и Прощеное Воскресенье, и начало поста в этом году впервые за целые десятилетия воспринимались обществом если и не как государственные события, то уж во всяком случае как общенациональные. С этим всерьез начинают считаться на самых разных уровнях властной вертикали. Даже в Кремле буфеты перешли на время поста на постные блюда. Возможно, пиара тут больше, чем собственно постных блюд. Но не в этом ведь дело. Дань традиции? Да! Но не мертвой уже, а оживающей на глазах.
Бюджетные вливания в «традицию» (как бы там это ни называлось на деле) могли бы заметно ускорить спасение страны от демографической опасности. Но даже если этих вливаний и не будет (а это скорее всего, судя по цитированному заявлению премьер-министра), вектор русской судьбы изменить никому не удастся. Пусть даже великое возвращение к Православию большинства Россиян и превратится в «бег с барьерами» — самого направления движения никто изменить не в силах...
По данным с мест, на продуктовых рынках страны во время Великого поста спрос на мясо падает в среднем на двадцать-тридцать процентов. Процент глубоко верующих, воцерковленных россиян примерно в два раза меньше. Чем объяснить тот факт, что постится больше людей, чем ходят в храм? Только одним: великое возвращение к традиции начинается.
«Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32).

Антон Жоголев
05.04.2002
Дата: 5 апреля 2002
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru