Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Город Святой Людмилы (окончание)

Древняя Прага хранит много тайн.

См. Начало

Карлов мост

В Праге много достопримечательностей. Но Карлов мост — это Карлов мост. Сюда сходятся все пути в этом особом, мистическом городе. Можно восхищаться Аничковым мостом в Петербурге, но вряд ли даже он сравнится по красоте с Карловым. И дело тут не в длине моста. Влтава, при всем уважении к ней, не так уж намного и шире нашей Фонтанки… Но сама идея придать мосту религиозный характер, кажется, в полной мере осуществилась лишь в Праге. По всему мосту с двух сторон поставлены скульптуры святых Римско-Католической церкви и с изображениями на Библейские сюжеты. Не случайно это место описывал Майнринк в романе «Голем» и другие писатели. Сегодня Карлов мост отдан на откуп стадам туристов. Тот дух, который когда-то творил величественные пражские храмы и эти скульптуры святых, теперь почти полностью утрачен. И если что и созиждется сегодня, то получается нечто уродливое, отвратительное, типа Пляшущего дома здесь же неподалеку. Дом этот стоит скособоченный, как после бомбежки, и им любуются такие же духовно скособоченные туристы. Экзотика! Мне этот дом показался Плачущим…Сейчас приезжие равно клюют и на религиозные скульптуры на мосту, и на ресторанчик «Чертовка» под мостом. Все идет в дело: и мрачный гений Кафка (каково — кружка с его жутковатым паукообразным профилем!), и глиняный средневековый клон голем (порождение иудейской каббалистической мистики), и Золотая улочка с мифическими алхимиками — лишь бы было интересно и завораживающе. Лишь бы был повод одним раскошелиться, а другим сгрести деньги в кассу…
На Карловом мосту идет продажа картин, сувениров, каких-то рогатых чудищ… Под статуями на Библейские сюжеты звучит веселая музыка, курят молодые пражские пижоны. Здесь услышишь любую речь — от английской и немецкой до русской и китайской. И все, что осталось от первоначального замысла, это магическая практика «загадывать» желание на этом мосту. Нужно при этом обязательно погладить скульптуру католического святого покровителя Праги Яна Непомуцкого (он, говорят, пожертвовал жизнью, но не нарушил тайну исповеди по прихоти короля). Интересно, что можно при этом погладить ладонью даже и не изображение самого святого, а его… собаку! При этом нужно загадать желание. И оно обязательно сбудется, «если носит чисто духовный, а не меркантильный характер», — уточнит на немецком, японском или молдавском языке многозначительно улыбающийся экскурсовод. И люди всех возрастов, национальностей — тянут и тянут свои растопыренные ладони к собаке на статуе. О чем сейчас просит пса эта старая немка? Жить до ста лет? Поехать в Гималаи? А эти совсем юные пражские сорванцы? Все жадно гладят пса — и веря, и не веря в то, что им обещает Прага. Тысячи рук! Эта магическая чеканка буквально «вылизана» туристами. Хуже не будет, решают прохожие, а традиция есть традиция. «Заметьте, речь здесь не идет о молитве, — объясняет значение этого обряда м о й экскурсовод, Александр Римарчук. — Это чистое язычество, магизм. Прикоснись только — и все исполнится. В Православии такого быть просто не может».

Не может! А у католиков это, к сожалению, прижилось. И вспомнилась мне знакомая самарская журналистка. Дальним предком ее был тот келарь Лавры Авраамий Палицын, который возглавил защиту Троице-Сергиева монастыря от польских интервентов-католиков. И вот поехала она как-то в Рим туристкой. В соборе Святого Петра ей сказали: если загадаешь желание, прикоснувшись к статуе Апостола Петра, то оно н е п р е м е н н о исполнится. Она так и сделала. Тогда она очень-то и не верила в исполнение желания. И потому попросила того, что первое пришло на ум: «В Париж хочется!» — лениво подумала она. И тут же забыла об этом желании. А через три дня, когда улетала из Рима, вдруг оказалось, что местные авиадиспетчеры объявили забастовку. И пришлось ей лететь не в Москву, а в… Париж! Рейс был только туда. А из Парижа, проведя в этом городе целый день, она спокойно улетела домой в Россию. И уже дома, возможно, «из благодарности» за выполненное желание эта русская женщина стала… католичкой. Не вспомнила и о славном предке, бившемся с латинами возле святых стен… «Тайна, чудо и авторитет» — вот три самых сильных искушения, известных еще со времен Великого Инквизитора. Перед искушением ч у д о м журналистка, похоже, не устояла. Хоть я и не дерзаю судить о мотивах, которые привели ее в костел. А только делаю предположения.

Случай этот я вспомнил затем, чтобы русские, оказавшись в Праге, своих рук к той магической чеканке отнюдь не тянули. И помнили бы, что Бог не исполняет желания по первому щелчку пальцев. Он слышит лишь тех, кто стучится к Нему от всего сердца и вопиет к Нему день и ночь. Спешит же выполнять все наши прихоти нередко кто-то другой. Но платить по его счетам приходится по очень высоким тарифам.

Еще одна скульптура на Карловом мосту привлекает особое внимание туристов. На большом Распятии написаны слова на иврите. Как так? Оказалось, у этой статуи своя удивительная история. В далекие времена одного местного еврея из многочисленной пражской иудейской общины судили за то, что он где-то открыто высказался против Христа. А законы в те времена на этот счет были суровые. За богохульство казнили. И тому еврею пришлось выбирать: золотыми буквами за свой счет восславить Христа на этом Распятии или же принять смерть. Обвиняемый выбрал первое. Так появились на статуе эти буквы на иврите. Это был урок и другим… А потом эти буквы превратились в достопримечательность Праги. Позднее чешские власти повесили рядом со статуей толерантную табличку, объясняющую все «варварское невежество» тогдашнего правосудия. Но золотые буквы не сняли.

Дом Фауста

«Кто ты? — Я часть той силы, что вечно хочет зла, но совершает благо», — эти лукавые строки из поэмы Гете «Фауст» мы и помним-то лишь благодаря эпиграфу к роману «Мастер и Маргарита». Ну а о том, что доктор Фауст — не вымышленный какой-нибудь персонаж, а вполне реальный ученый пражский немец, мы и вовсе не знаем. А между тем это именно так. И даже известно место, где он столь бездарно сторговался о погибели своей души (ибо любой торг здесь проигрышен: душа человеческая бесценна!). Дом Фауста находится на Карловой площади в Праге. Рядом — это заметьте! — с католическим монастырем Эммаус.

Дом этот является одной из мрачных достопримечательностей Праги. И вполне вписывается в сотканный за много столетий ореол мистического и даже оккультного города. Известно, что в этом доме после Фауста долгое время никто не хотел селиться. Но однажды бедный студент, не имея крова, решил поселиться в том самом доме, где Мефистофель искушал ученого мужа, явившись ему в виде черного пса. Студента вскоре нашли мертвым. А в крыше дома зияла рваная дыра — дьявол унес через нее в преисподнюю еще одну юную душу…
Этот случай (не знаю уж насчет его достоверности) мне напомнил другой. И тоже из чешского прошлого. Во времена очень давние в этих местах, в 60 километрах от современной Праги, жил преподобный Прокопий Сазовский. Тот же самый, а может, и другой бес из «пражского легиона» вот так же явился ему однажды со своими искушениями. Но Прокопий не торговался. Он зааминил его покрепче и накинул на беса борону. «Покуда не вспашешь все поле, не отпущу!» — воскликнул святой. И бесу не оставалось ничего другого, как только согласиться. Он быстро вспахал двадцать гектаров пашни. Даже современный трактор так быстро этого бы не сделал! И только после этого святой позволил бесу исчезнуть… Чешский князь Уильрих (его святой Прокопий исцелил от алкоголизма) построил Прокопию церковь. Сохранена и подземная церковь в честь Иоанна Крестителя, в которой молился преподобный Прокопий. А самое удивительное, что сохранилась до наших времен и та самая борозда. За столетия она природно расширилась, но не заросла и не сравнялась с землей. Не исчезла! К ней паломничают не только католики, основавшие на этом месте монастырь, но и Православные чехи.

Дом «У Архангела»

В старой Праге не было номеров у домов. А были небольшие скульптурки над дверями, по ним дом и получал название. Дома «У павлина», «С кувшином» и прочее… На многих домах эти обозначения по сей день сохранились. На одним из пражских домов возле Староместской площади выступает грозный силуэт Архистратига Божия Михаила. Раньше он на этой статуе мечом поражал дракона… Но однажды то ли от времени, то ли по каким-то другим причинам этот меч вдруг выпал из сильных рук. И вскоре в этом доме, как раз под скульптурой Архангела, разместился музыкальный бар, на всю ночную Прагу известный своей разнузданностью… А сверху взирает покуда еще безсильный Архистратиг. Нет у него меча покарать всю нечисть. Но он его в ы м о л и т! И уж тогда-то начнется…Прохожу мимо дома «У Архангела» с каким-то скорбным чувством. И даже немного ускоряю шаг. Из бара доносится грохочущая музыка. Кто-то истошно визжит, хотя еще и не вечер…

Может быть, потому и выпал из рук его меч, что наступает уже иное время: «власть тьмы» (Лк. 22, 53).

Пражский голем

У каждого настоящего города есть свой миф. Только нужно помнить, что миф — это вовсе не есть неправда. Это правда, умноженная в несколько раз и ставшая достоянием толпы. В Самаре тоже есть такой миф. Это чудо о Зое, девушке с трубочного завода, окаменевшей во время танца с иконой Святителя Николая в руках. Лично я, да и большинство Православных самарцев в это чудо верим. Да уж и факты нашлись такие, что спорить с ними просто нелепо. Но тут взялись за дело падкие на все необычное журналисты центральных газет… Не поленились, нагрянули. И вот сейчас кому из Православных ни скажи, на Вятке ли, или на Чукотке, что ты из Самары — сразу вспомнят об окаменевшей Зое. Но мне бы не хотелось, чтобы, скажем, в самарском аэропорту начали продавать сувенирные чашки с изображением этого чуда.
А в Праге местный голем давно уже стал коммерчески выгодной достопримечательностью. Хотя и никто не знает, был ли он на самом деле. И даже не ясно, жил ли на свете создавший его раввин Леви (кажется, все-таки жил). И удалось ли ему взаправду в темную пражскую ночь с помощью каббалистических заклинаний соорудить из глины и оживить страшное существо — голема? Какая разница, что там было на самом деле в темном средневековье. А вот издать про голема книги для туристов на всех мыслимых и немыслимых языках — это больше чем чудо. Это уже миф. Туристов водят по еврейским кварталам старой Праги и нагоняют страх всевозможными ужасами. Рассказывают, как страшный голем защищал иудеев от погромов. И как потом тот же голем стал набрасываться и на евреев. Как он бегал по ночной Праге с магической бумажкой в зубах. И туристам это нравится. Будет что рассказать домашним, таким далеким от всякой мистики бюргерам. Будет чем удивить. Можно даже присочинить, что парочка големов за ним увязалась и гналась по узким пражским улочкам, так что едва и убег… А в кафе «У Кафки» (есть и такое!) так приятно выпить чешского пива из кружки с картинкой на сюжет все о том же големе… И вот все новые выходят экранизации и романы на этот сюжет. От прежнего мифа уже ничего почти не осталось, кроме таинственной скорлупы — «голем». И уже не важно, что на Золотой улочке никакие алхимики отродясь не жили. Если есть спрос на темную мистику, то почему бы и соответствующие легенды не подыскать…
— Лично я никакого голема не видел и не знаю, существовал ли он, — говорит мне русский пражанин Александр Римарчук. — Но легенда работает, она приносит деньги. Эта древняя легенда стала известна уже на весь мир. А в наш век это многого стоит…
И все же в основе этого мифа присутствует и нечто вечное. Предчувствие искусственного человека, высиживаемого во все времена в алхимических фаустовых пробирках. Недочеловека, биоробота, клона… Как его только ни назови, но суть у него одна: голем. Его создают одни для защиты от других. А он потом убивает и тех, и других — уже без разбора.

В Никольском соборе

на Староместской площади давно уже служат экзотические гуситы. От прежних гуситов, бившихся с латинами за возврат к утраченной истине Православия, у них уже мало что осталось. Сейчас гуситы ближе к протестантам, чем даже к католикам. Их поддерживает государство как свою местную, национальную веру. А до войны в этом храме был центр Православной жизни в городе. Служили Православные по очереди с гуситами. Да ведь и храм этот был построен по указу и на средства Русского Царя. Все, что осталось от прежнего, — подаренное Императором Александром III паникадило, по форме напоминающее Русскую Императорскую корону. Советская власть вошла в Прагу вместе с нашей армией-освободительницей и отняла церковь у своих же — Православных русских, в двадцатые годы эмигрировавших из России. Местная власть передала храм гуситам. Теперь немногочисленные гуситы, чтобы как-то сводить концы с концами, устраивают в этом прекрасном зале концерты органной музыки. И лишь царское паникадило напоминает о прошлом величии этого некогда Православного храма. Если когда-нибудь в Россию вернется Царь, то, может, и этот храм вернется Православным.

Главный храм Праги

Я довольно долго искал Кафедральный собор Святых Кирилла и Мефодия на Карловой площади. Ожидал увидеть привычную золотую маковку возле готических особняков. И уж никак не думал, что этот по виду католический храм и есть главный Православный храм Чехии. Но это оказалось именно так! В бывшем католическом костеле сейчас находится кафедра Пражского Архиепископа.
На доме мемориальная табличка с барельефом — напоминание о том, что во время войны в этом здании скрывались чешские парашютисты.
…Убрать Гейдриха, кровавого гауляйтера Праги, было необходимо. Сейчас бы это назвали террористическим актом. Тогда это оценивали по-другому: шла война! Несколько чехов прилетели из Англии и высадились в Праге. Они и взорвали Гейдриха в центре города в 1942 году. И спрятались в Православном храме. Почему именно здесь? Об этом можно только гадать. Но смысл был, видимо, в том, чтобы показать, на ч ь е й стороне в той войне была Церковь! Их прятал в подвале храма Православный священник. Только он, да, может, еще Архиепископ Горазд знали об этой тайне. Все выезды из города были перекрыты фашистами. И героям-парашютистам приходилось отсиживаться в подвале. Однажды вечером кто-то из них у окна закурил, огонек заметили. Говорят, их выдал гестаповцам католический священник из соседнего храма… Собор брали приступом: живым не сдался никто… А потом по личному указанию Гитлера репрессии обрушились на Православных в Чехии. Архиепископ Горазд был казнен (его причислили к лику мучеников). Сейчас в подвале храма открыт мемориал в память о тех кровавых событиях. Сохранились выбоины от пуль в стене храма… Не у многих церквей такая б у р н а я история. Не многие из них силы зла брали явным приступом…
Вхожу в храм. Удивляют скамейки в середине церкви. Иконы немного другие, и свечи. Но вместо одной просфоры дают мне две — как гостю из далекой России. А уж когда начинается воскресная служба, обо всех мелких различиях сразу забываешь. Каждое слово понятно, будто Кирилл и Мефодий оставили нам чудную азбуку только вчера. Русским, болгарам, чехам, словакам… в сем братьям-славянам — на все времена!

Фото автора.

На снимках: Карлов мост; скульптура Распятия Спасителя на Карловом мосту; Пражский кафедральный собор во имя святых Кирилла и Мефодия.

Антон Жоголев
01.07.2005
935
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru