Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Обитель у Семи озер

Интервью с наместником Седмиезерной Богородичной пустыни Казанской епархии игуменом Германом (Кузьминым).


Интервью с наместником Седмиезерной Богородичной пустыни Казанской епархии игуменом Германом (Кузьминым).

Седмиезерная Богородичная пустынь, что в Казанской епархии, затерялась в древних лесах подказанья, среди вековых сосен, устремляющих к небу свои живые зеленые ветви. Образовалась эта обитель в 1613 году в глухом, пустынном месте, куда захаживали лишь язычники-черемисы, трудами схимонаха Евфимия, выходца из Великого Устюга. Предание сказывает, что в том месте, где остановился для отдыха пришедший издалече монах, он увидел в тонком сне огненный, до неба, столп и был весьма удивлен подобным явлением. Спустя годы близ блаженного, подвижнической жизни старца стали селиться монахи и послушники, а в 1627 году был официально открыт мужской монастырь.
Главная святыня этой обители — чудотворный Смоленско-Седмиезерный образ Божией Матери. Схимонах Евфимий принес эту икону, издавна хранившуюся в доме его родителей, из Великого Устюга и пожертвовал монастырю. В 1654 году, когда в Казани свирепствовала чума, чудотворный Седмиезерный образ Пресвятой Богородицы был принесен из монастыря в Казань, а воеводы и духовенство торжественно встретили его Крестным ходом. И после неустанных молений к Царице Небесной чума в городе прекратилась. Ныне этот древний образ находится в Петропавловском соборе Казани. В Седмиезерном монастыре хранится чудотворный список иконы, который пользуется особым почитанием у верующих.
Сейчас наместник монастыря игумен Герман (Кузьмин) с братией с Божией помощью стараются утолить духовный голод каждого паломника, прибывающего в это уединенное, благодатное для молитв место (ездят сюда чаще всего группами, на своем транспорте, так как рейсовые автобусы не ходят). А после Божественной литургии в единственном уцелевшем от разрухи двухэтажном храме во имя преподобного Евфимия Великого и Святителя Тихона Задонского, где почивает мощами преподобный старец Гавриил (Зырянов), причисленный в 1997 году к лику святых, ведут паломников на скромную, по-особому вкусную и сытную, со щедростью подаваемую монастырскую трапезу. Наша паломническая группа из Елабуги прибыла в Седмиезерье позже, чем предполагалось, потому как утренние морозы покрыли казанскую трассу тонким слоем льда и водитель наш вел «газель» с большой осторожностью. Приехали мы уже к окончанию пятничного Богослужения. Отец Герман встретил нас в монастырской трапезной как родных, усадил, для каждого у него нашлось доброе слово; с нами сотрапезничали и паломники из Удмуртии. После трапезы вместе с другими отец Герман вышел на пронизывающий ледяной ветер, и там продолжалось общение с каждым из паломников в отдельности. А ведь отец Герман только-только оправился от болезни, он первый день после больничной палаты находился в монастыре.
И вот отец наместник в скромной комнатке, уставленной свеженаписанными иконами, неспешно ведет свой рассказ о буднях и праздниках возрождающейся обители. Я слушаю и благодарю Господа за те драгоценные минуты, что выпало мне провести подле этого человека. Позади то время, когда Седмиезерную пустынь чуть было не продали с аукциона мусульманам, которые собирались торговать здесь… святой водой. Отстаивая святую обитель, верующим пришлось пережить пять судов: три в Казани и два в Москве. Лишь заступничеством Царицы Небесной монастырь был возвращен верующим. Отец Герман говорит: «Здесь у нас, в резко-континентальном климате, у Божией Матери цветут орхидеи!» — слышу я слова батюшки, а в уме роятся, наскакивая друг на друга, вопросы: «Как? Здесь? Неужели? Не может быть!». Слабый ум ищет объяснений редкому в здешних местах явлению, а сердце спокойно, ведь оно знает: у Бога и Его Пречистой Матери все возможно.

Самый опасный кризис — кризис души

— Отец Герман, слышала я мнение, что недавний период относительного благополучия в нашей стране был дан Богом для того, чтобы мы не к накопительству стремились, а делились своим достоянием с теми, кто находится в худшем положении. Но вместо этого многие хотели еще большего только для себя, и потому теперь нам посланы испытания в виде финансового и экономического кризиса.
— Я могу сказать лишь, что по милосердию Божию, по молитвам святых и старцев и всех, кто пострадал ради Господа, Он даровал нам благое время для исправления. По словам святых, Господь еще раз закинул невод в мир: хоть какая-то рыбка — крупная, маленькая — попадется. Не стану утверждать, что это время было упущено, нет: одни сегодня спасаются, думая о Небесном, другие живут лишь земными проблемами — идет отделение зерен от плевел. А финансовый кризис вообще не имеет для нас значения. Самый страшный кризис — кризис души, спасения. Деньги сегодня у одних, завтра — у других, для нас это ничего не меняет. Мы пришли в мир ни с чем, ни с чем и уйдем. А вот накопленное духовное богатство — грехи или добродетели — имеет для каждого решающее значение.
— Православный человек дореволюционной эпохи и современный Христианин — какое различие между ними?
— Сегодня мы несколько идеализируем ту обстановку, что была в России до революции. Если бы русские люди — костяк Империи — не отступили от Бога, Господь не попустил бы тех страшных событий, что произошли. Низы — крестьяне, рабочие — оставались в массе верными Христу. А вот верхи — те, на кого должно было опираться государство — забыли Бога, утратили свое предназначение, потому что не вели Империю к Богу. По этой причине Господь «хирургическим методом» удалил их. А ту часть народа Божия, которая подлежала исправлению — исправил и принял в Царствие Небесное. Если бы не было этого «хирургического вмешательства», погибла бы и та часть интеллигенции, которая перед революцией отвергла Христа, а после революции, когда начались гонения на веру — выступила в защиту веры. По благословению Святейшего Патриарха Тихона были созданы Православные братства. И когда Святейший призвал народ встать за веру — он встал, и это было торжество правды, торжество веры. Русские люди вернулись к своим истокам, да поздно.
Многие надеялись, что с демократией они что-то приобретут. И вот для того, чтобы выветрить эту ложь из душ человеческих, Господь послал испытания. Преподобный Серафим Саровский в одном из своих пророчеств о России сказал: «Русские увлеклись французами, Господь их французами и накажет». Так и случилось. Когда человек очень рьяно за что-то хватается, забывая Бога, Господь останавливает его, ведь Он каждую душу любит ревниво. Какая Заповедь самая первая? Возлюби Господа Бога своего всем сердцем, всей душою и всем помышлением своим. А если мы отходим от этой, самой первой Заповеди, что же ждать хорошего?

Православные Христа в сердце носят

— Страшно то, что в советский период три поколения Христиан жили без веры. Почему сейчас много болезней, страданий, люди легко подпадают под воздействие разных чар?
Потому что некому молиться в роду. Если раньше бабушка вымаливала сына, вымаливала внука, то теперь за правнуков молиться некому. Но по милости Божией наши угодившие Богу предки молят Господа, чтобы Он воздвиг молитвенника за продолжение рода на земле. Тех, кто приходит к нам в монастырь, мы спрашиваем: кто в вашем роду был молитвенник? И такие, как правило, находятся. Есть и другой пример: прадед был коммунистом, рушил храмы. Дети у него еще приличные люди, внуки пьяницы, а вот правнуков уже нет — Господь этот род отсек. Сколько детей — а ни у кого нет ни одного ребеночка. Совершается по Писанию: «Лице Господни на творящего злая, еже потребити от земли память их» (Пс. 33, 17).
Русские люди всегда жили на Земле не ради богатства. Россия, по сути, была полунищая, а церкви блестели, купола золотились. А теперь что? Дома выше храмов. А в храмах, особенно на селе, нищета.
— Иногда смотришь на некоторые семьи: в церковь не ходят, а живут порядочно, все у них ладно да складно. И думаешь: наверное, за этих людей усердно молятся на Небе их далекие предки.
— Мы должны понять: русский человек — кто бы он ни был, по делам Христианин. Кем были русские до Крещения? Это были варвары, которых боялись Запад и Восток. Вспомните, как были перевезены мощи святой великомученицы Варвары в Киев? Княгиня Анна выходила замуж, и она боялась идти к этим варварам, поэтому в защиту свою взяла мощи великомученицы. Как за прошедшие тысячелетия изменилась крещеная в купели Христианства русская душа! Ныне нет более нежной, любвеобильной, милосердной души, чем русская! Она русская — она Христианская! Бабушки Евангелие могут не процитировать вам, но делами своими они Христа в сердце носят.

Каждому надо начать с себя

— В сердце Православного человека уже генетически заложено великое терпение — одна из главных Христианских добродетелей. Все-таки наш человек более привычен уповать на Бога, надеяться на Его святую помощь. И все же: как правильно поступать Православным в трудные времена — ждать от властей улучшения ситуации или же стараться действовать самим, принимать какие-то меры, что-то требовать?
— В 70-е годы мне рассказывали об одном схиепископе, который всю жизнь провел в тюрьме — это ли не свидетельство веры, великого терпения и упования на волю Божию? И у него, поверьте, была чудесная жизнь. В советские годы ведь как практиковалось? Если политзаключенному, особенно священнослужителю, некуда идти или он недееспособный, — его не выпускали. Почему? Боялись. Духовенство, образованные люди почему были уничтожены? Правда превыше всего, она все побеждает! И ее, этой Правды, боялись, ложью растворяли. Поэтому при тюрьмах открывали своего рода дома престарелых, приюты, в которых жили заключенные. Ведь праведник грешного любит, а грешник праведника ненавидит — вот в чем дело. Власть предержащие грехи творили, и потому ненавидели тех, кто живет по Правде. Святые отцы говорят: без молитвы ничего нельзя совершить. А схиепископ тот величайший был молитвенник и страдалец. Как-то к нему попросилась для встречи одна монашка, сказала, что он дядя ее. Ее ведут по тюремным коридорам и говорят: «Раз он твой дядя, покажи, который из них он». Та идет и думает: «Вот позор-то будет!». Она ведь его не видела ни разу, только слышала о нем. Заглядывает в одну комнатку — нет никого, в другую — тоже никого. В третью заходит, а старец сам ее по имени называет. А ведь он эту монахиню и не знал совсем. Там много чудес происходило. И вот этого 90-летнего старца каждую неделю водили отмечаться к тюремному начальству как неблагонадежного!
Люди спрашивали у него: «Батюшка, что же дальше будет? Неужели коммунисты так и будут хозяйничать?». Он отвечал: «Нет. Скоро коммунисты, анархисты, социалисты — все будут русские». А русские — значит Православные. Русскость нашего человека — в его Православности. Если русский баптист или католик — он уже не русский. Для нашей государственности в Российской империи не существовало национальности. Вопрос такой совсем не ставился, вопрос был вероисповеднический: Православный, мусульманин, буддист и т.д. «А затем, — говорил старец, — возобновится прерванное общение с Небом», — вот то самое главное, о чем я хотел здесь сказать.
По второй части вопроса отвечу так: только ожидая облегчения ситуации, можно ведь все пропустить, поезд может уйти и без нас. Но любое дело прежде всего следует начинать с молитвы. И, как говорили старцы, каждому надо начинать с себя, с исправления своей жизни, своей греховности. Если только хоть на крылышко мухи добрые дела перевесят грехи — Господь смилуется над Россией. А у Бога весы точные. И начинать каждому надо с себя.

По благословению Марии Самарской

— А вы, батюшка, какими путями пришли в эту обитель? Кто были вашими духовными наставниками в жизни?
— Господь направил меня сюда по благословению блаженной старицы Марии Ивановны Матукасовой. С ней я встречался несколько раз, очень ее почитаю. Последняя встреча была в Оптиной пустыни. Недавно наша братия ездили на ее могилку в Казанский монастырь Вышнего Волочка, отслужили панихиду, попросили предстательства ее и блаженной Любушки перед Господом за нас, грешных. Так вот, когда я еще служил на приходе, было у меня много искушений. И стал я думать: не уйти ли мне в монастырь, ведь я же монах? Когда наши прихожане поехали к Марии Ивановне, я попросил задать ей от меня этот самый вопрос. И она ответила: «Нет. Пусть пока никуда не уходит, восстанавливает свой храм». — «Ну ладно, — сказал я себе, — раз воли Божией нет, останусь здесь». Через месяца два-три опять поехали наши Православные сестры к Марии Ивановне. И она им говорит: «Скоро вашему батюшке дадут монастырь, и пусть не отказывается». А незадолго до этого наш Владыка Казанский и Татарстанский Анастасий вызвал меня к себе и во время беседы промолвил: «Может, монастырь возглавишь со временем?». Я ничего на это не ответил. Как говорит Владыка, Господь каждого человека к чему-то готовит. Если мы, например, хотим что-то испечь, — соответственно делаем из теста пирожок, булочку или батончик, — так и Господь поступает с каждым человеком в отдельности. И вот как-то на святого благоверного князя Владимира мне нужно было ехать к Владыке Анастасию, я заблаговременно позвонил в епархию, и мне сказали, что его в этот день в городе не будет. А машина уже была заказана, водитель отпросился с работы. Я в то время болел, никакая врачебная помощь результата не давала, все было как в поговорке: мертвому припарка. И я предложил водителю съездить в Седмиезерье, в монастырь. Он согласился. До монастыря мы добрались только к вечеру, но прежде искупались в источнике матери Анисии, да еще машина застряла, потому что шел дождь. В домовой церкви мне посоветовали зайти в алтарь, помолиться, приложиться к образам. Но я постеснялся, тем более что службы не было. Да еще монастырские предупредили: «Далеко не ходи, а то скажут: будет начальником». Я только посмеялся про себя: вот помыслы — что только ни придет людям в голову. С тем мы и уехали, было это 28 июля. А 30 июля — день прославления старца Гавриила Седмиезерного. Наши прихожане поехали сюда на праздник. Это была первая Литургия по новопрославленному Церковью старцу. И в тот день вдруг раздается телефонный звонок из епархии, и Владыка Анастасий говорит: «Отец Герман, прими наместничество в Седмиезерной пустыни. Завтра я тебя жду к десяти часам». И на следующий день мне не оставалось ничего иного, как принять монастырь. Несмотря на болезни, сказал: «Господи, да будет воля Твоя! Не как я хочу, но как Ты!» Потому что знаю: если человек не несет Крест, данный ему Богом, то второй Крест бывает еще тяжелее.

Мать Анисия походатайствовала

Шел 1997 год. Какая здесь была разруха! Кто приезжал, говорили: «Батюшка! Вы видите, что здесь творится!». Я отвечал: «Я ничего не вижу». Помощников и жертвователей не было. И вот Господь и Матерь Божия, святые угодники сами все здесь устроили. Так, одному из священников было явление очень почитаемой в монастыре матери Анисии, в честь которой освящен один из наших источников. Если кто-то заболевал, просто говорили: «Надо поехать к матери Анисье исцелиться». Так и делали. Простудился, поехал, искупался в холодной воде — и все прошло. А я не переставая думал: «Кто же это такая мать Анисья? Хоть бы явилась, показалась, какая была». И вот приезжает к нам батюшка один, привозит картошечку. Мы ведем его на источник матери Анисии. Он спрашивает: «А кто она у вас была? Не схимница?». Мы отвечаем: «Схимница». Он говорит: «А знаете, какое мне было видение? Я уже почти проснулся, не спал, но еще и не бодрствовал. Заходит ко мне схимница и говорит: «Иди, отвези им картошки. Пять лет маются, не могут восстановить». Я говорю: «Матушка, благослови!». Она отвечает: «Как же я тебя благословлю? Ты сам священник. Ты не бойся своих прихожан, ты их люби. Что ты ни попросишь у Бога — Бог все будет исполнять». И когда я просил благословения матери Анисьи, я взял ее руку и поцеловал. В это мгновение такая неизъяснимая радость наполнила мое сердце! Она поцеловала мою руку. И я вижу, как схимница выходит из комнаты». Этот священник — бывший шофер. А картошки-то у нас совсем нет, и съездить за ней некому: то машина у одних сломалась, то другой водитель в отпуске. И вот, видимо, мать Анисия походатайствовала за нас. Мы здесь, а она за триста километров явилась тому священнику, который не сразу понял: кому нужна картошка? Куда ее везти?
— Батюшка, как сейчас живется вашему монастырю?
— Как сказать? Если будем жить без искушений — это беда. Это будет означать: или мы не спасаемся, или полностью погибаем. Поэтому идет борьба, духовная борьба. Но благодарим Господа, Пречистую Его Матерь и святых угодников Божиих: старца Гавриила, батюшку Александра и сонм угодников Божиих, которые предстоят у Престола Божия и молятся за наш монастырь. Седмиезерная пустынь — одна из великих святынь России, это место избрано Самой Царицей Небесной. По словам матери Анисии, задолго до основания обители здесь слышались колокольный звон, церковное пение.

«За все благодарю Господа и Матерь Божию»

— Искушения бывают, но Матерь Божия как чадолюбивая мать прощает нас. Как только я принял монастырь, мне очень хотелось все восстановить, чтоб все нам помогали, жаловался, ходил, просил всех. А приехал один батюшка и сказал: «Отец Герман, я так думаю: пусть вы будете жить в нищете, самое главное — чтобы жизнь была монашеская. А от хором-то что толку?». И я смирился. Потому что это был как голос с Неба. И ведь чудом Божиим этот храм восстановили братия. Можете себе представить, за четыре выходных дня разрушенный храм полностью отштукатурили, побелили и для Архиерейской службы подготовили. Приезжали к нам человек тридцать-сорок трудников, немного меньше было братии. Как муравьи бегали-трудились. Когда Владыка прибыл — очень удивился произошедшим переменам. 9 июля мы служили в домовой церкви, а 10 августа, в день празднования Смоленско-Седмиезерной иконе Божией Матери — уже в двухэтажном храме.
В монастыре нашем нет ни одной неправедной лепты, Матерь Божия не принимает. Сколько было «потенциальных спонсоров», которые многое обещали: мы к вам придем, поможем. А ни одного нет — появятся и тут же пропадают. Правдивый человек, Христианин пожертвует какую-то долю, копеечку свою — этим и живем. Вот эта церковь восстановлена руками братии, без найма рабочей силы. С четырех утра каждую щелочку, полосочку замазывали, заклеивали, полностью сохранили старинную архитектуру. Я за все благодарю Господа, Царицу Небесную и говорю всегда братии: «Поймите, я ведь никто здесь. Здесь наша Госпожа, наша Мать Пресвятая Богородица — Она Хозяйка».

На снимках: наместник Седмиезерной Богородичной пустыни игумен Герман (Кузьмин); храм во имя преподобного Евфимия Великого и Святителя Тихона Задонского в Седмиозерной пустыни; преподобный Гавриил (Зырянов).

Записала Ирина Гордеева
г. Елабуга
20.02.2009
Дата: 20 февраля 2009
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru