Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«Вера помогает постичь и объяснить многое...»

Интервью с известным Православным писателем и кинодокументалистом Юрием Юрьевичем Воробьевским.


Интервью с известным Православным писателем и кинодокументалистом Юрием Юрьевичем Воробьевским.

Среди участников выставки-форума «Православная Русь», проходившей в декабре в Самаре, был известный Православный писатель, автор замечательных книг и фильмов о Святой Горе Афон, а также интересных исследований тайной стороны истории Юрий Юрьевич Воробьевский.

«Орден Иуды»

— Юрий Юрьевич, расскажите, с чем вы приехали к нам на выставку?
— Во-первых, мы представляем здесь себя как авторов, наш стенд называется «Православный авторский фильм». Здесь собраны мои фильмы и фильмы группы дружественных Православных авторов. Кроме того, на этой ярмарке я представляю еще и радио «Радонеж», потому что являюсь постоянным автором этого радио, где выступаю очень часто. Мне трудно говорить о том, что для Самары является новинкой, а что нет. Но когда у меня обычно спрашивают: «Что у вас нового?» — я всем говорю, что вот моя новая, последняя книга (она вышла только в ноябре этого года) — книга «Орден Иуды». Дело в том, что в этом году исполнилось 300 лет, когда эта уникальная, единственная в своем роде антинаграда была отлита в металл. Этим «орденом Иуды» Император Петр I хотел наградить предателя Мазепу. Именно этот исторический факт послужил толчком для создания моей книги, потому что, к сожалению, дух измены, предательства в последнее время только крепнет. И в первую очередь это измена Богу, неверие, которая уже проецируется в измены самые разные — семейные, политические, военные.
И, к сожалению, ощущение, что дух измены крепнет, связано еще и с тем, что сейчас пытаются оправдать многих изменников прошлого и даже сделать их героями. Уже написана целая серия книг о том, что якобы Иуда был не презренным изменником, а выполнял особое Божие предназначение. А раз уже нашлись защитники у Иуды, то дело не могло не пойти вширь… Написаны книги о том, что генерал Власов на самом деле был не предателем, а героем и борцом с большевизмом. Предатель Мазепа стал чуть ли не национальным героем на Украине. Моя книга — не только такой паноптикум чудовищных изменников всех времен и народов, но еще и попытка осмысления того, почему происходит оправдание измены сейчас. Психологически это понятно. Оправдывают измену те люди, которые сами готовы изменить Богу, которые сами уже чему-либо изменили в своей жизни. И тогда они пытаются оправдать других изменников, негодяев и подлецов. Но в то же время эта книга не просто об измене. Я ее называю «книга об измене и верности». Потому что, слава Богу, были и есть у нас достойные верные люди. И один из очерков этой книги посвящен замечательному человеку, человеку долга и чести — следователю Николаю Алексеевичу Соколову, который в 1918 году расследовал убийство Царской Семьи и совершил, в общем-то, настоящий подвиг.

Четвертый удел Богородицы

— У меня недавно вышел фильм «Дивеево — четвертый удел Богородицы». Я в течение нескольких лет был членом попечительского совета по восстановлению Канавки Матери Божией. Эта удивительная духовная работа проходила на моих глазах. Мы снимали не только то, что происходит внешне — возрождение монастыря, возрождение Канавки. Но и то, что происходило с людьми. Ведь с их душами происходило, по словам Силуана Афонского, «самое главное, сокровенное чудо, когда душа человека от неверия переходит к вере». По ходу этой работы были найдены уникальные видеоматериалы, связанные с Дивеево — хроника посещения монастыря Царской Семьей во время прославления Преподобного Серафима Саровского, хроника 80-х годов прошлого века, когда монастырь находился в руинах. Все они вошли в фильм, так что лента получилась, как мне кажется, весьма содержательной. Еще одна новинка — фильм о старце Николае Гурьянове с острова Залита «Молитва до неба», который снял с моим участием известный Православный режиссер Александр Александров, лауреат фестиваля «Золотой витязь». Это воспоминания о старце, потому что он в свое время, еще в 1997 году, благословил нас несколько дней провести на острове вместе с ним. Получился, как мне кажется, уникальный его портрет, составленный из наших видеоматериалов. Сейчас мы сделали досъемки на этом острове. Сняли остров со старцем и остров без старца — такой светлый и где-то щемящий фильм о сильном молитвеннике.

Конспирология от Воробьевского

— Над чем вы сейчас работаете?
— Один из проектов связан с моим недавним посещением Санкт-Петербурга, где были очень интересные встречи и собраны очень интересные материалы, связанные с Императором Павлом I. У истории жизни и смерти этого оболганного, но, как я считаю, замечательного императора есть и конспирологическая подоплека. Ведь главное направление моего творчества — это конспирология, то есть изучение процессов в прошлом и настоящем, которые по каким-либо причинам скрывались и скрываются. Меня интересует теневая сторона истории. И у убийства Павла I тоже существует своя конспирология, поскольку он в то время уже начал сильно мешать глобальным британским интересам в Индии и на Мальте. И мне кажется, что работа с этой темой может быть очень интересной.
А второй проект, который, может быть, пойдет быстрее всего, это продолжение «Ордена Иуды». Потому что когда я писал эту книгу, я не ожидал, что она окажется настолько актуальной. Например, генерала Власова, о котором я уже сегодня говорил, в книге я упоминаю только вскользь. А сейчас, к моему удивлению, развернулась в церковной среде целая полемика об этой личности. Когда я был на Православной выставке в Санкт-Петербурге, один мой знакомый, который занимает немалую должность в Санкт-Петербургской епархии, священник, меня специально пригласил и сказал, что для нас сейчас очень актуальна проблематика, связанная с генералом Власовым, идет целая волна оправданий Власова в церковной среде. Она пошла именно из Санкт-Петербурга, от профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии протоиерея Георгия Митрофанова. Он написал книгу, на которую тут же откликнулся Синод Зарубежной Церкви, который тоже подтвердил мнение, что Власов не изменник, а борец с большевизмом. И последние поколения священников Санкт-Петербургской и сопредельных епархий прошли через обучение в Академии и через профессора Митрофанова, которому привыкли доверять, считают, что это мнение — верное. Поэтому, я думаю, следующую книгу надо писать как продолжение «Ордена Иуды», но не только о генерале Власове и других отрицательных персонажах истории, но и о людях чести и верности, которых я знал лично, павших на поле духовной брани. Это отец Даниил Сысоев, недавно убиенный. И подзабытый, к сожалению, но настоящий герой нашего времени — это крупный военный аналитик, один из руководителей казачьего движения, полковник Владимир Владимирович Наумов, который был убит наемным убийцей пять лет назад. Мы с ним были хорошо знакомы, сотрудничали. И я надеюсь сделать очерк о нем.
— Смелость ваша тоже чуть больше, чем позволительно…
— Я действительно, наверное, был бы уже давно распылен по атомам, если бы не молитвы добрых людей.
— А много вы встречаете противодействия, в том числе и в церковной среде?
— Конечно, ощущаю, встречаю.
— И как вы к этому относитесь?
— С пониманием. Хотя, конечно, меня печалит то, что происходит вот такой процесс. Иногда, знаете, люди, которые даже не читали моих книг, не знают, о чем я пишу, но знают кем-то выработанный такой информационный вирус, который называется «страшилки Воробьевского». То есть уверены, что Воробьевский только зря пугает людей. Такое было и до революции тоже. Например, Архиепископ Никон (Рождественский), замечательный публицист, писал: «Какие масоны, о чем вы говорите? Кто их видел?» Но прошло несколько лет, и — все члены Временного правительства оказались масонами. А самого Владыку Никона (Рождественского) в 1918 году не просто убили, а отрезали ему голову… Еще таким людям, которые знают меня только по моим «страшилкам», я говорю: вы знаете, я пишу ведь далеко не только о масонах. Вы, наверное, не знаете, не читали моих книг об Афоне, о Византии, о Дивеево…

«Черный ящик»

— Каков был ваш путь к Богу?
— Жанр Православной конспирологии, которой я занимаюсь, возник не сразу, а формировался в течение целого ряда лет. Я долгое время работал в телеграфном агентстве Советского Союза, был политическим обозревателем ТАСС. А потом работал на Первом канале телевидения. Это было начало 90-х годов, и сейчас мы уже подзабыли, каким было телевидение в то время. Я первым начал делать передачи в жанре журналистского расследования на Первом канале. У меня был свой авторский цикл, который сначала назывался «Черный ящик». Это были журналистские расследования достаточно жесткой тематики, которая в то время всплывала. Это и «черный рынок» трансплантатов, и преступления вокруг наших сибирских алмазов, и психотропное оружие — удивительная тема, появившаяся в то время, проявление тоталитарных сект, которые в те годы начали просто заполонять нашу страну, увлечение сатанизмом части молодежи. Все эти темы стали появляться в моих передачах. Но у меня складывалось такое внутреннее ощущение, что, несмотря на то что уже все вроде бы расследовано, все объяснено, что и как происходит, нечто все равно осталось недоговоренным и по большому счету не сходятся концы с концами. Потому что, например, мы расследуем сатанинское убийство, которое совершено, как говорят следователи, с нечеловеческой жестокостью. И ведь только человек верующий, знакомый с духовной жизнью, понимает, что эта жестокость — действительно нечеловеческая. Происхождение практически всех преступлений подсказывается человеку из мира, который находится рядом с нами, который невидим, но в котором, помимо опекающих нас Ангелов Света, находятся и падшие ангелы, те демоны, которые вмешиваются в человеческую судьбу. Понимание этого стало появляться у меня во время съемки материалов «Черного ящика». А усилилось оно после духовного соприкосновения с великими святынями Православного мира.
Как раз в то время начали отправляться из Одессы пароходы в многочисленные паломнические поездки по святым местам. Я дважды отправлялся в такие поездки. Первоначально — как руководитель съемочной группы, мы снимали фильм об этих местах. Мы снимали фильм о святынях, будучи сами в то время еще невоцерковленными. Но Господь так управил, что на пароходе, на котором мы плыли, находились удивительные батюшки, настоящие миссионеры, которые нас с супругой духовно направили. Первая в жизни исповедь, первое Причастие у Гроба Господня. И потом, когда мы уже вернулись, может быть, нам самим тогда еще это не было понятно, но окружающие люди нам с супругой говорили о том, что мы вернулись другими людьми. На уровне интеллектуальном, то, о чем нам рассказывали на этом пароходе, в ходе бесед батюшки-миссионеры, мы все это знали. Но когда некие слова пропущены через свое сердце, они звучат для тебя совсем иначе. Я не преувеличиваю, будучи писателем, роль слова. Потому что слово — это всего-навсего плоть, а наши духовные проблемы решаются только духовными способами. Это молитва. И когда молитва одухотворяет слово, тогда только слово может пробиться до самого сердца. После этого вся моя дальнейшая работа стала всегда связываться с Православной историософией, с Православным пониманием того, что происходит. Потому что без этого, какие бы ни были умники, аналитики, — они всегда ошибаются (и мы это видим) в своих прогнозах, в своих догадках. Потому что эти умники, как правило, в своих рассуждениях не учитывают одного главного фактора — Господа Бога, Который всегда рядом с нами, Который создал всех нас и Вселенную. Этого нельзя не учитывать. И нельзя не учитывать другого фактора — того противника, который отпал от Бога и пытается воздействовать на человека насильственно, нагло и обманно.
— Сегодня нашу историю много раз переписывают, искажают, преподносят в таком свете, что нам ничего хорошего о своих предках и не вспомнить…
— Действительно, история для некоторых людей — очень опасное оружие, которое используется, чтобы промывать мозги. Одна из моих книг в значительной мере посвящена тому, как определенные теневые центры, которые действуют в мире и существуют в виде теневых организаций, реализуют один специфический проект — формирование послушного и управляемого человечества, которое будет верить всему, что ему скажут. В том числе верить и той истории, которая искусственно написана и переписана заново. Этот проект называется «изменение образа человека». Мы, Православные люди, знаем, что человек создан по образу и подобию Божию. А они хотят другого человека, которому скажешь, что снег черного цвета, и он охотно поверит в это. Моя книга так и называется «Черный снег на белом фоне». Она посвящена изучению этих проблем, и ее подзаголовком является такая фраза: «Массовый идиотизм как наукоемкий продукт», потому что в одурачивание людей вкладываются большие силы и средства. Это серьезная и, можно сказать, многовековая работа. Все началось с тех британских философов, сказавших, что человеческое сознание — это чистый лист бумаги, на котором можно писать все, что угодно. Потом эти философские постулаты стали воплощаться во вполне конкретные технологии. И, к сожалению, мы видим вокруг себя немалое количество людей, которые едва ли не готовы поверить в то, что снег черного цвета.

«По Афону нужно ходить пешком»

— Юрий Юрьевич, вы много писали и снимали фильмы о Византии, Афоне…
— На самом деле интерес к Византии для меня проснулся именно через Святую Гору Афон. Потому что ее в ходе своих многочисленных поездок на Афон я воспринял как островок живой Византии. Потому что монастыри афонские живут по древним византийским уставам. Ведь даже время на Афоне — византийское. Солнце заходит за горизонт — и это всегда полночь, в любое время года. И над самим Афоном развевается не только греческий флаг, но и флаг Византийской Империи — черный двуглавый орел на золотом фоне. Это действительно живой островок Византии, совершенно уникальная территория. И мне было интересно после многочисленных поездок на Афон побывать и на основной исторической территории Византии — Константинополе (который теперь называется Стамбулом), в тех малоизвестных в нашем Православном мире местах, которые связаны с древними византийскими святынями. И действительно такая экспедиция удалась. По итогам всех этих многочисленных поездок была написана книга «Наступить на аспида». Она в себя вбирает восемь лет поездок на Афон и поездки к византийским древностям. Также снято и четыре фильма — три фильма по Афону и один по Византии. Это, наверное, самые популярные мои фильмы и это, наверное, самая любимая моя книга, потому что здесь конспирологии совсем немного. Это самая моя светлая, самая любимая, приятная моему сердцу книга. Потому что она об афонских старцах, об афонской молитве, о святынях Афона — тех местах, которые меня самого тронули до самого сердца.
Когда я был на Афоне, я, как мне кажется, понял, что поразило послов Князя Владимира, когда они выбирали правильную веру, в Царьграде, под куполом Святой Софии, грандиозного храма, где они побывали на Литургии. Они говорили: «мы не знаем, где находимся — на земле или на небе». Когда я впервые побывал на праздничной, по-настоящему византийской, службе в греческом монастыре на Афоне — это был монастырь Ксиропотам, — меня эта торжественная служба так поразила, что я понял чувства послов Князя Владимира. Эта служба несколько отличается от нашей службы. Длинное, торжественное Богослужение в темном храме, ночью, где нет электричества. Там зажигают все паникадила, хорос — огромный круг, украшенный свечами, большие и малые лампады. И все эти светильники в полумраке ночного храма запускаются, раскручиваются. Они начинают вращаться, по большой амплитуде, эти огромные метровые горящие свечи. И возникает ощущение, что это вращаются светила, планеты в черном космосе. Удивительное византийское монашеское пение, есть такая вещь, которая называется «телерем» — пропевается одно это слово на разные мелодии, но значение его неизвестно. Потому что по преданию «телерем» — это то, что боговдохновенные старцы услышали в Ангельском пении. И они попытались передать это пение. Когда звучит «телерем», когда вращаются светильники — возникает ощущение, что Сам Господь Бог запустил в темном хаосе планеты, поставил их на орбиты, зажег светила и хор Ангелов славит Творца. Это удивительное ощущение. И мне тогда показалось, что я понял, наверное, что так поразило в византийской службе русских посланников. Конечно, у нас были сложные отношения с Византией. Некоторые говорят, что Византия для Руси была такой строгой мачехой, но, тем не менее, это преемство остается ключевым моментом нашей духовной истории.
— Говорят, что на Афоне вы машиной не пользуетесь, везде ходите пешком…
— Конечно. Афон нужно проходить своими ногами.
— Весь прошли его?
— Практически да. На Афоне, если уж подвизаться по-серьезному, тебя должны сопровождать два главных чувства: у тебя всегда болят ноги и тебе всегда хочется спать. Потому что днем ты стараешься как можно больше пройти, а службы-то ночные. И пытаешься выдержать в таком режиме как можно дольше. Спать приходится мало, а все больше ходить. Почему именно ходить? Потому что, когда ходишь, Господь посылает тебе просто удивительные встречи. Большие афонские монастыри, первоначально казавшиеся тебе невероятно древними, какими-то византийскими монастырями X века, после того как ты попадаешь в пещеры, где подвизаются отшельники, начинают казаться большими современными городами. На Афоне все относительно. Действительно есть места, куда трудно попасть, но попасть туда стоит. Например, туда, где лежит глава нашего современника, почившего в 63-м году прошлого века, известного старца иеромонаха Никона, который был одним из адъютантов Царя Николая II. Это был полковник из немецкого рода по фамилии Штрантманн, его родной брат во время Первой Мировой войны был нашим посланником в Сербии, это известные исторические личности. После революции они оказались в эмиграции, полковник Штрантманн и стал иеромонахом Никоном, о котором, как о великом подвижнике, есть упоминания и в современных книгах греческих афонских авторов-монахов. Во время Херувимской песни он возносился над землей, чему были свидетели. То, что это пишут греки — особенно ценно, потому что порой к русским они относятся не без некой духовной ревности. Глава старца Никона находится в соборном храме Карули, Карульского скита. Туда попасть трудно и страшно. Когда я впервые пришел к этому месту — подумал, что не пойду туда ни за что и никогда. Это обрыв скалы, а вниз брошена цепь. И, держась за эту цепь, надо спускаться вниз, а там — пропасть. И когда ты спускаешься вниз, ищешь уступ, куда бы поставить хоть носок ноги, а кроме цепи никаких поддержек нет, да под тобой все время — глубокая пропасть. Но потом страх пересиливаешь, проникаешь на эту удивительную территорию Карульскую… И забываешь обо всем.
— На Афоне говорят, что Иверская икона Божией Матери никуда не уходила из монастыря, как вы однажды об этом написали, и ее не находили на берегу, как это описано в вашей книге.
— Это все афонские предания, которые одними монахами передаются так, а другими иначе. Постепенно какие-то предания отсеиваются, какие-то оказываются ложными. Люди, внимательно читавшие мою книгу, могут заметить, что я передаю их с чужих слов, говоря «мне рассказывали». Но, с другой стороны, я до сих пор отношусь с доверием к тем рассказам, которые услышал на Афоне от серьезных монахов, молитвенников. И однажды я сам видел, как отпирают храм, где находится Иверская икона Божией Матери. Только что закончилась ночная служба, еще раннее утро, никого нет. Я смотрю — монах идет отпирать этот храм, и думаю: сейчас я тоже к иконе приложусь, пока никого нет. Я зашел за ним следом и увидел, как он буквально пробежал по полутемному храму и ощупал икону — на месте ли она. Она была на месте.

Настоящие «новые русские» сейчас за ручку с мамами ходят в храм…

— Ваша семья поддерживает вас в вашей работе?
— Да, у нас, слава Богу, Православная семья. Меня иногда смущают некоторые активисты Православного патриотического движения, которые имеют неверующую жену, разболтанных детей, но при этом смело выступают на митингах и учат других, как надо спасать Россию. Человек, который не управил свою семью, не имеет никакого морального права делать такие заявления. В своих детей нужно вкладывать душу и сердце и очень много прикладывать труда. Это никому не видимый труд. А спасать Россию, выступая на митингах и получая аплодисменты, гораздо легче. Супруга — моя коллега, она тоже училась на факультете журналистики, в то время еще Ленинградского университета. Сейчас, поскольку мы многодетная семья, деятельной журналистикой ей заниматься некогда. Но она является моим редактором и первым читателем. А детей у нас четверо. Старший сын уже достаточно большой, скоро будет заканчивать ВГИК, режиссерское отделение. Несколько последних фильмов мы делали с ним вместе, он выступал в качестве режиссера. Меня такое сотрудничество с сыном только радует. Остальные мои дети пока еще маленькие.
— Тяжело быть многодетной семьей в наше время? Некоторые люди говорят, что если детей много — они страдают от недостатка родительской любви.
— Я так не считаю. Потому что любовь либо есть, либо нет. Ведь нельзя немного, дозированно любить. Либо любишь — либо нет. Я не представляю, как можно дозировать любовь, как ее может не хватать, если она уже есть. А трудно ли быть многодетной семьей? Это большое счастье иметь детей, большая радость, но это, конечно, и очень тяжелый труд. И все многодетные родители знают, что иногда возникают и усталость, и утомление, но радость от детей все перекрывает. И «житейская» мудрость о том, что «не надо плодить нищету», в корне неверна. Потому что к решению демографических проблем материальный уровень не имеет никакого отношения. Все знают, что все экономически развитые страны имеют демографический спад, а бедные страны — демографический рост. Когда в твоей Православной семье рождаются новые дети, то Господь тебе дает для этих детей все необходимое. И меня радует, что на тех приходах, где я бываю постоянно, семьи растут — там появляются вторые, третьи, четвертые дети. Среди русских, славянских семей такое наблюдается, как правило, только среди Православных. Радует, что за семьдесят лет безбожной советской власти искривленные и почти засохшие генеалогические древа снова растут, на них пробиваются маленькие веточки — детки. Я думаю, что эти дети, которые с младенческого возраста ходят с мамами и папами в храм, как бы их ни потрепала потом жизнь, все равно в храм вернутся. И я думаю, что эти люди — и есть подлинные новые русские. Это та новая популяция нашего народа, на которую и можно надеяться.

Татьяна Горбачева
Фото И. Киселева
24.12.2009
Дата: 24 декабря 2009
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru