‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

О делах текущей жизни

Сокровенный дневник Митрополита Иоанна (Снычева).

Сокровенный дневник Митрополита Иоанна (Снычева).

Продолжение. Начало см.

Дневник Архиепископа Куйбышевского и Сызранского Иоанна (Снычева). 1983 год. Куйбышев/Самара.

10 июля (воскресенье). Служил Литургию. Господь посылает крепость телу совершать службу. После службы отслужил панихиду о своей родительнице. Упокой, Господи, душу ее со святыми.

Приехал Михаил Степанович Иванов. Он на днях возвратился из Иерусалима. Рассказал о своих впечатлениях от поездки в Святой град. Радостно было побывать в местах, которые освящены земным пребыванием Христа Спасителя, но так плачевно было видеть там оскудение веры и благочестия.

На праздник Св. Троицы наши паломники молились в Храме Воскресения. Совершали службу видные иерархи. Народа было человек сто всего. В обители Саввы Освященного живут 12 иноков, а в монастырях преп. Герасима Иорданского и Евфимия Великого - только по одному иноку. Явление плачевное. Но на Кипре и в Румынии храмы содержатся в образцовом порядке.

Очень много туристов посещают Иерусалимский храм, превращая христианскую святыню в настоящую толкучку. Интересно, что для туристов-католиков оборудованы специальные автобусы с часовенкой, где совершается служба. Генисаретское озеро и до сего дня изобилует рыбой, которую называют «петровской», а воду - целебной.

11 июля (понедельник). Весь день стояла жара. Для меня трудное время. Вечером служил всенощную в Петропавловском храме. Народа был полон храм. Неплохо пел большой хор. В одном месте «От юности...» солист ошибся по вине регента, но быстро исправился. В храме было душно, и благословлять народ я не стал. Ушел в алтарь и там оканчивал всенощную.

12 июля (вторник). На улице жарко, а в храме еще жарче. Едва я вошел в Петропавловский храм, как всего меня обдало жаром. Трудновато было служить. Хор пел хорошо. Чувствовалось, что регент подготовил хор к празднику. Моих телесных сил хватило только на Литургию и проповедь, а на молебен - нет. На молебне посетила меня немощь, и стал я глохнуть. Огорчился на батюшек за вялое участие в пении на молебне. «Ну пойте же наконец! - заявил я им. - Видите, я человек больной и петь мне трудно!» Несмотря на мои увещевания они продолжали петь вяло и нам с о. протодиаконом пришлось потрудиться. Службу окончили многолетием.

Трапезовал у о. настоятеля. Остаток дня провел у реки. Воздух и здесь был горячий и влажный, и я от пота промок до ниточки.

13 июля (среда). Сегодня принимал людей в канцелярии. Приехал о. Паисий Уверов, направленный ко мне в епархию. Но он просит меня отпустить его в монастырь в Жировицы. Я посоветовал сначала узнать, возьмут ли его туда. И о. Бориса Васильева потянуло в Белоруссию. Отпускаю его. Пусть едет с Богом в свои родные края. Придется теперь искать человека на его место.

На приеме был у меня и о. диакон Николай Васюков [ныне Митрополит Уфимский и Башкортостанский] из Ульяновска. Доброй души он человек. Трудится он в Неопалимовском храме. Привыкает к обстановке и изучает нравы людей. Кому-то он высказался, что Ульяновск - это Аляска, и ему понятно, почему у меня случился инфаркт (инфаркт у Владыки Иоанна случился в 1982 году).

14 июля (четверг). Ночью прошел дождь, но с утра снова стало жарко. Я принимал людей в канцелярии. Очень томительный был прием. Жарко и душно в комнате. К концу приема совсем изнемог. Кое-как дотянул до конца. Остаток дня провел на даче. Спасался от жары в воде.

15 июля (пятница). Днем поездом выехал в Москву. В вагоне была сильная духота. Окна в купе не открывались. Спасались только в тамбуре. Мы боялись, что и ночью будет такая же духота, но Господь помиловал. Местами шел сильный дождь и остужал накаленную атмосферу. К ночи похолодало, и мы спокойно улеглись спать.

16 июля (суббота). В Москву мы прибыли с опозданием на один час. Нас встретил Слава. Временно остановились на Пятницкой. До обеда отдохнули и в два часа дня отправились в Загорск. Туда мы прибыли около четырех часов. Остановились у Михаила Степановича Иванова.

Всенощную слушал в семинарском храме. Пели семинаристы. Пели неплохо. На полиелей выходил о. инспектор. Не знаю от чего, но с середины службы я начал дремать. С большим усилием домолился до конца всенощной. Настоящее искушение. Прости меня, Господи.

17 июля (воскресенье). Утром приложился к св. мощам Преподобного Сергия и поднялся в Академический храм к Литургии. Служил о. инспектор. Пел тот же хор. Странная вещь! Простое «Хвали душе моя Господа» хор не смог правильно спеть. На запричастном стихе говорил проповедь воспитанник 4-го класса. В одном месте этот проповедник после слов: «Авва Дорофей говорит так...» - замолчал и получилась довольно длинная пауза. Но потом он все-таки пришел в себя и продолжил проповедь.

В три часа дня был акафист во всех храмах обители. На акафист я не пошел. Убоялся духоты.

Имел беседу с одним студентом академии по имени Павел. Он учится и в академии и на заочном отделении института. Парень весьма толковый. Ищет духовного руководителя.

В шесть часов вечера началась всенощная. Я служил в Трапезном храме. Возглавил богослужение Митрополит Алексий Таллинский. Ему сослужили 12 архиереев.

Всенощная прошла не на высоте. Певцы временами ошибались. Жаль.

Имел беседу с Митрополитом Алексием о певчих. Я спросил его: «Согласована ли юридическая справка о певцах с Советом?» Он ответил, что да, согласована. «Но почему же тогда ульяновский уполномоченный получил справку из Совета совершенно иного характера?» - «Трудно сказать», - ответил Митрополит и попросил меня написать противоречивый ответ из Совета и передать ему. Он будет выяснять.

Всенощную я не достоял. Допели «Честнейшую» и я ушел. Время было 9 часов вечера. Трудно молиться при многолюдстве в алтаре. Постоянная ходьба батюшек, иподиаконов и диаконов не дает сосредоточиться на молитве.

Во время всенощной шел дождь. Какая завтра будет погода?

18 июля (понедельник). Утро наступило тихое и солнечное, жары не было. Я сходил приложиться к св. мощам Преподобного и в 8.30 посетил Митрополита Алексия. Немного побеседовали. Меня интересовал вопрос относительно законопроекта, дозволяющего священнослужителям быть избранными в 20-ку. Владыка пояснил мне, что такой законопроект разрабатывается и что он сам читал его. Это уже третья редакция законопроекта. А на восстановление Данилова монастыря и построек на его территории понадобится сумма в 60 млн рублей. Тяжелым бременем ляжет это восстановление на плечи епархий.

Литургию начали в 10 часов утра. Я служил в Трапезном храме. Печально, что в такой праздник Лавры хор пел слабо, честно говоря, совсем плохо, часто ошибались. Митрополит Алексий совершил хиротонию во иерея одного диакона. Руководил хором при хиротонии Архиепископ Смоленский Феодосий, а я подпевал. Служба прошла не без милости Божией. Во время пения «Верую», когда Архиереи держали покров над Дарами, я неожиданно почувствовал себя пребывающим среди Апостолов на Тайной вечере, и страх объял меня. Казалось мне, что все мы, стоящие окрест престола, находимся не на земле, а на небе.

Вот так благодатно окончилась Литургия даже при плохом пении семинаристов. По окончании Литургии все вышли на молебен на лаврскую площадь. Погода была чудесная. Народа много. Слава Богу, всё обошлось хорошо.

На два часа дня был назначен обед в патриарших покоях. Там я встретил о. Антония Кузнецова, впервые за много лет подошедшего ко мне под благословение. Значит, сердце его в отношении ко мне потеплело. Слава Богу!

В покоях Святейший сфотографировался со всеми Архиереями. От Совета был П.В. Макарцев. Трапеза была праздничной. Я сидел рядом с Архиепископом Питиримом. Поинтересовался у него относительно издания Евангелия. Ответ был неутешительным. Предполагают издать Евангелие только в будущем году и только служебное, а для чтения - неизвестно когда.

Святейший поздравил всех нас с праздником и в своей речи довольно ярко отметил, что необходимы от епархий пожертвования на восстановление Даниловского монастыря и в фонд мира. Я подумал о том, а выдержат ли епархии такие пожертвования? Ведь бюджет епархий весьма ограничен.

После трапезы я почувствовал усталость. Пришлось остаться в Лавре до вечера и немного отдохнуть. Только в семь часов вечера мы, поблагодарив Преподобного Сергия за его небесный покров, оставили Лавру и отбыли в Москву.

19 июля (вторник). Отдыхать на квартире в Москве было трудно. Шум от машин постоянно нарушал ночной отдых. Но слава Богу за всё! Ночь прошла благополучно. День наступил солнечный, но жарко не было. Я никуда не ходил и не ездил. До самого отъезда пребывал дома. Всё думал о том, что Митрополит Алексий в этом году собирается посетить ряд епархий в связи с юбилейными датами и с тем, чтобы ознакомиться с епархиальными делами. К нам он обещал приехать в 1986 году, когда наш город будет отмечать 400-летие своего основания и 125-летие нашего кафедрального Покровского собора. Ну что ж, будем ожидать этих дней, если доживем.

В 18.28 мы отбыли в свой родной город поездом «Жигули». На этот раз вагон был благоустроен и мы не чувствовали жары и духоты.

20 июля (среда). Ночью в вагоне было плохо с сердцем. Казалось, что оно оторвалось и вывалилось из груди. Но Господь помиловал. В Куйбышев прибыли благополучно.

Немного отдохнул и отправился на всенощную. В меру своих сил пел малый хор. Все-таки у нас благодатно. Молиться было легко. Прославляли Царицу Небесную.

21 июля (четверг). Служил Литургию. Заметил, что чего-то в моем сердце не хватало для благодатного служения. Не было особой теплоты. Прости меня, Господи, если я чем-либо согрешил пред Тобой. С большим усердием и громкогласием пел малый хор. Служба прошла торжественно. Отслужили и молебен Царице Небесной. Владычице, храни всех нас честным Своим омофором.

Во второй половине дня побывали и на рыбалке: я, Михаил Степанович Иванов и диакон Михаил Сушков. Улов был приличный: 5 кг хороших карасей.

23 июля (суббота). В ночь на пятницу зело скорбел о своих чадах. Как трудно усваивают они христианские добродетели. Учишь их смирению и неосуждению, а они не очень воспринимают всё это. Вот и скорбишь сердцем. Боже, помилуй всех нас.

Перед самой всенощной позвонила мне из Пюхтиц игумения Варвара. Она интересовалась Антониной Коржаевой - певчей, изъявившей свое желание поехать в монастырь. Просила меня, если возможно, отпустить ее. Я не возразил. Пусть с Богом едет. Только трудно ей будет в обители.

Вечером служил всенощную. Пел большой хор. Пел не очень слаженно. Отрицательно сказался на нем отпуск. Но Бог даст, наладится.

24 июля (воскресенье). Испытываю некое угрызение совести. В чем-то я все-таки погрешил. Господи, прости меня за все мои немощи. Хотелось после молитвенного правила сосредоточиться на богомыслии, но так и не удалось осуществить доброе желание. Пришли люди со своими горестями и нуждами, и мне пришлось их утешать.

Служил Литургию. Сегодня хор подтянулся и пел стройно и умилительно. Настроение было молитвенное. Мой иподиакон Иван Феодорович совсем старик стал. Пошел в алтарь и на амвоне упал. Жаль его стало. Ноги уже не те.

Недавно прочитал в газете «Труд» от 21 июля сего года статью «Лекарство от гипертонии». Удивительно, что врачи признали отрицательным явлением всякие научные прогрессы. Вот что они пишут: «Когда исчезли инфекции и улучшились социально-бытовые условия жизни человека, врачи надеялись на резкое снижение смертности и значительное повышение продолжительности жизни. Но на деле оказалось все не так гладко, как хотелось. На смену инфекциям пришли стрессы, связанные с научно-технической революцией. Рост городского населения, усложнение производственных процессов, широкое распространение транспорта, радио и телевидения, увеличение потока информации неизбежно сказываются на здоровье человека. Гипертония начинается с душевных переживаний, нервных встрясок». Отвечал на вопросы корреспондента директор института кардиологии им. А.Л. Мясникова академик АМН СССР И.К. Шхвацабая.

Вечером опять возникла сердечная печаль о непослушном чаде.

Часов в десять вечера пошел дождь и продолжался до полуночи. Сверкали молнии и гремел гром.

26 июля (вторник). Утром принимал людей в канцелярии и задержался на приеме почти до трех часов дня. Было много батюшек, и с ними пришлось долго беседовать. Очень опечалил меня о. М. Господи, сохрани нас от немощей! Сегодня я разговаривал с ним о его поступке. Придется наложить на него запрещение в священнослужении месяца на три. Может быть, это остепенит его. Да и о. С. оказался с большими немощами. Придется отложить его назначение в Мало-Малышевку.

Что-то я умственно утомился. Почувствовал сильную усталость. В таком состоянии я и поехал в собор на акафист. На проповеди испытывал трудности.

27 июля (среда). Ульяновский уполномоченный все-таки стал применять закон о певцах. В случае непредоставления справки с основного места работы приказал либо увольняться с этой работы, либо уходить из церковного хора.

Днем выехали во Владимировку Хворостянскую. Дорога была хорошая, и мы туда прибыли в четвертом часу дня. Встретил нас о. игумен Николай. Странный он человек. К нашему приезду стол не был накрыт. Пришлось его расшевелить. Немного перекусили, передохнули и в пять часов начали всенощную. Народа собралось человек двести. Пели два хора: наш и здешний. Надо сказать, что здешний хор пел неплохо. Но как прекрасно звучал наш хор! Певцов было только восемь человек, а казалось, что поют человек тридцать. Весь храм был наполнен звуком. Замечательная в здешней церкви акустика.

Всенощная прошла торжественно. Мне сослужило шесть священников: о. игумен Николай, о. Александр Телегин и о. Леонид из Кинель-Черкасс, о. Николай Винокуров из Ташлы, о. Александр из Чебоксар, о. Константин Сибряев и два диакона. После всенощной говорил небольшое поучение.

28 июля (четверг). Отдыхал спокойно, но ночью ощущал небольшие боли в сердце. Литургию начали в восемь часов утра. Народа прибавилось. Не обошлось без искушения. Поставили мне узкую и высокую кафедру. Встал я на нее и вдруг закружилась голова. Ноги сами собой подкашивались, вот-вот упаду. Я даже боялся смотреть вниз. Так и промучился до малого входа. Господи, прости меня и укрепи.

Служба прошла торжественно. Хор пел хорошо. Стихиры русским святым на запричастном звучали великолепно. Отслужили молебен св. кн. Владимиру и провозгласили многолетия. Народ остался весьма доволен и службой, и пением.

Здешняя певица Антонина-слепая не очень ладит с настоятелем и собирается бежать. Уговорил ее смириться и продолжать служить Богу в здешнем храме.

Трапезовали у о. настоятеля. Сегодня стол был накрыт вовремя. Отец игумен Николай преподнес мне в дар панагию. Подкрепив себя пищей, мы в полдень отбыли к себе в город.

30 июля (суббота). В 10 часов утра встретили Архиепископа Берлинского Мелхиседека (Лебедева). Он прогуливается на теплоходе по Волге до Ростова. На обратном пути 8 августа он снова заедет к нам и отсюда отправится поездом в Москву.

За трапезой я поинтересовался его берлинской паствой. Услышал печальное. В воскресный день к Литургии при архиерейском служении собирается в храме человек семьдесят. И это уже по их понятию много. В двунадесятые праздники, если они приходятся на рабочие дни, в храме бывает всего 5-7 человек. Владыка Мелхиседек чувствует себя там не очень хорошо. Обстановка у них весьма сложная. Мы показали Владыке оба наших храма: Покровский и Петропавловский. Они ему весьма понравились. После осмотра церквей я проводил его на пристань и мы тепло расстались в ожидании скорой встречи.

В два часа дня отбыли в Бирлю. По прибытии туда в 17.30 сразу отправились в храм ко всенощной. Народа было всего человек сорок. Служба прошла не очень гладко. Пение было отрывистое, дерзкое. Слова коверкались. Певцы то обгоняли, то отставали друг от друга. Я не выдержал подобного пения, и как только благословил народ, разоблачился и стал на клирос управлять хором. И удивительный парадокс! Со мной ирмосы и стихиры пели хорошо, но сами певцы утверждали, что самостоятельно они поют лучше. Вот греховное самохвальство!

После службы я отбыл в Димитровград и там у диакона Виктора переночевал.

31 июля (воскресенье). Литургию в Бирле начали в восьмом часу утра. Народа было человек пятьдесят. Как трудно было служить с батюшками, которые не умеют даже повернуться у престола. Приходилось буквально «брать за шею» и поворачивать на нужную сторону. Это мука, а не служение. На всём святом лежал отпечаток небрежности о. настоятеля. Евангелие замызгано, Апостол так истрепан и испачкан, что его брать в руки неприятно. Ни одного церковного ковшика нет. Вместо ковшика употребляется разбитая чашечка. Аналой, что ставится под Евангелие на середину храма, весь расшатан и до него боязно дотрагиваться. Иконы и в алтаре и в храме висят как попало. А что представляют из себя просфоры! Уродство! Как больно на всё это смотреть!

После Литургии преподал небольшое поучение и всех благословил.

Трапезовали у о. настоятеля. За обедом я сделал ему замечание относительно небрежного отношения к святыням. А он вместо того, чтобы позаботиться об исправлении, стал обвинять других людей. К нему присоединилась его матушка и так рьяно они стали говорить, что стало мне не по себе. Я быстро закончил трапезу и вышел из дома. С тяжелым чувством покинул Бирлю. Как же верующие этого прихода могут научиться доброму от такого батюшки? Горько. И заменить его некем. Господи, помилуй нас грешных.

Из Бирли заехали в Димитровград, потом в Ташлу на источник. Искупался там и только в девять часов вечера вернулся домой.

1 августа (понедельник). Вечером служил всенощную. Тамара провела службу по-праздничному. Примечательно, что как только я начал читать Евангелие, на улице загремел гром и пошел сильный дождь. И вспомнил я, как сорок лет назад именно в этот вечер св. пророк Божий Илия показал мне танцующих в образе бесов и отвратил меня от погибельного пути и наставил на путь правый. Сегодня день моего духовного рождения. Храни меня, св. пророче [Илия], от всякого греха.

2 августа (вторник). День солнечный. Служил Литургию и молебен. В храме было благодатно. Молитвенно и торжественно звучал большой хор. На душе отрада и утешение. Усталости не чувствовал.

4 августа (четверг). Что-то сегодня мне было очень трудно. Нападал сон, и я едва его перебарывал. Принимал людей в канцелярии и чувствовал себя неловко. Слушал посетителей, а дремота мешала воспринимать их рассказы разумно. Приходилось постоянно переспрашивать собеседников. Кое-как дотянул до конца приема. Господи, прости мне мою немощь.

Днем прошел кратковременный ливень. Поздно вечером позвонил о. Даниил. У них снова оскудение батюшек: отец Владимир Юлин заболел, о. Сергий Максимов в отпуске, а о. Михаил Бобров в командировке. Остался один о. Даниил. Вот искушение! Отец С. поступил неблаговидно: о. Даниил попросил его поуправлять хором за всенощной св. пророку Илии, а он наотрез отказался и уехал. Да, видимо, я ошибся в своих чаяниях на о. С. Хотел видеть в нем ревностного пастыря, но, увы, пока этого не вижу.

5 августа (пятница). Сегодня утром меня осмотрела врач и нашла мое здоровье удовлетворительным. Так ли это? Ведает один Господь. В верхней части сердца чувствую небольшую ломоту.

6 августа (суббота). Сегодня вечером служили всенощную в Волчанке. Народа было человек 150. Пел наш любительский хор. Пел неплохо, но хуже, чем во Владимировке.

Домашняя обстановка у здешнего батюшки очень хорошая. Чистота и уют. Много икон. Вот только возгласы батюшка произносит едва слышно и трудно разобрать слова.

7 августа (воскресенье). Ночь прошла благополучно, хотя сон был некрепким. Часто просыпался. Утро наступило солнечное и немного прохладное.

Литургию начали в восемь часов. Народа немного прибавилось. Причащалось человек 60. Настроение было молитвенное. В целом хор наш пел неплохо, но временами по вине регента - медленно и тихо. После Литургии говорил небольшое поучение и всех благословлял.

Трапезовали у о. настоятеля. Стол для села был вполне приличный. Принимали нас с любовию. Матушка жаловалась, что жители с. Волчанка мало посещают храм, хотя большинство из них люди верующие. Все боятся, как бы не узнали о них на работе и не стали бы поносить их. Даже по воскресным дням в храме бывает только человек шесть. Печально. Но батюшкой верующие довольны.

В двенадцатом часу мы выехали из Волчанки и во втором часу были уже дома.

8 августа (понедельник). В три часа дня встретили с теплохода Архиепископа Берлинского Мелхиседека. Угостили его и проводили на поезд в Москву. По всему видно, что человек он простой и преданный Церкви. Дал ему почитать свою диссертацию и, если будет возможность, отпечатать ее. Подарил ему на память облачение, панагию и крест.

9 августа (вторник). На приеме было не много людей, и я в 12 часов дня уже освободился. По телефону разговаривал с ульяновским уполномоченным. Договорился с ним о рукоположении во диакона Ивана Александрова (в Кокрять).

Служил акафист Божией Матери и говорил небольшое поучение.

Одна из моих близких духовных чад находится в большом искушении, и я никак не могу заставить ее понять свою ошибку. Мне очень больно за нее.

Продолжение следует.

58
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест":

Вы можете пожертвовать:

Другую сумму


Яндекс.Метрика © 1999—2024 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru