Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

История села Хилково

В прошлом этого старинного самарского села были и славные, и черные страницы, словно в миниатюре раскрывающие драматические периоды в истории нашей страны…

В прошлом этого старинного самарского села были и славные, и черные страницы, словно в миниатюре раскрывающие драматические периоды в истории нашей страны…

Об авторе. Александр Сергеевич Малыгин родился в селе Хилково Красноярского района Куйбышевской области. С самого раннего детства мечтал стать художником. Окончил факультет рисунка и живописи Московского заочного Университета искусств. Лауреат областных, всероссийских и всесоюзных выставок. Семь персональных выставок. С 1971 г. проживает в п. Мирный Красноярского района Самарской области.

В 2019 году нашему храму Архангела Михаила в селе Хилково Красноярского района Самарской области исполнилось бы 250 лет.

Этот храм был построен на средства прихожан села Хилково в 1769 году и освящен в честь Архангела Михаила. Село тоже сначала называлось Архангельское. Вскоре все земли на сто километров к северу от реки Кинель выкупил у калмыцкого князька за 40 рублей (конечно, прежними деньгами) граф Василий Иванович Толстой, внук основателя графского рода Толстых, соратника Петра Первого Петра Андреевича Толстого. Номинально это были ничьи земли - ну, гоняли тут калмыки или ногайцы свои стада, нынче здесь, завтра там… Когда в Поволжье в 1737 году многие калмыки были крещены, русские перестали опасаться их набегов и стали заселять эти территории.

Так в 1762 году и появилось наше село. Основным костяком его населения были беглые крепостные крестьяне, староверы и остатки людей из разгромленных волжских вольниц. Староверы (кулугуры) сразу построили для себя молельный дом, он находился на верхнем порядке недалеко от Горшкова оврага, рядом с домом нашего деда Степана, именовался этот молельный дом во имя Казанской иконы Божией Матери, и разорили его, так же как и Православный храм, в 1930 году. Родители моей матери, она сама и ее сестры были староверы и ходили молиться в их молитвенный дом.


Художник Александр Малыгин в своей мастерской.

Село быстро росло, и вот на сходе жители Архангельского решили построить Православный храм, что уже в 1769 году было сделано. Тут и появился граф Василий Иванович Толстой и объявил, что это его земли, и крестьяне снова попали в крепостную зависимость. Как говорится, от чего уехали, к тому и приехали.

В конце восемнадцатого века земли у села Архангельского граф Василий Иванович Толстой передал своей дочери Ирине, когда она вышла замуж за князя М.Я. Хилкова. Вот и село постепенно стало называться Хилково, так оно потом было отмечено на всех картах Самарской губернии. Хилковы прожили здесь недолго и уехали в город, а эти земли Василий Иванович Толстой передал своему племяннику Степану Федоровичу Толстому. В свою очередь, Степан Федорович поделил потом эти земли между двумя сыновьями: Петром Степановичем и Михаилом Степановичем, причем последний и владел землями у села Хилково более пятидесяти лет.

Почему я всё это подробно описываю? Да потому что, когда мы стали конкретно выяснять, кто же захоронен позади алтарной стены нашего храма, то по архивам Самарской губернии и по клировым записям Самарской епархии было выяснено, что рядом с храмом был в 1853 году захоронен граф Михаил Степанович Толстой, а рядом с ним в 1854 году был похороненсвященник Иоанн Яковлев. Неоценимую помощь в этих поисках нам оказал кинель-черкасский краевед П.Д. Столяров. Он написал книгу о Толстых, подробно знает их родословную.

Рядом с храмом около оврага была церковноприходская школа, куда в 1925-27 годах ходила учиться моя мать. Она рассказывала мне, как выглядело здание нашего храма, и про эти захоронения. В 1930-х годах начали массово разрушать и взрывать храмы во всей России, не избежал этой участи и наш храм. В 1930 году его разобрали и сделали из него клуб на территории совхоза, а часть бревен использовали для строительства барака. Большинство икон было сожжено, а часть тайно разобрали и спрятали у себя верующие сельчане. Одну красивую икону из этого храма мне потом пришлось реставрировать. Кованую ограду тоже растащили для своих огородов и палисадников. Колокола разбили и увезли на переплавку. Долго не могли разбить большой и мощный колокол, но и здесь нашелся какой-то приезжий умелец. Он толстым сверлом просверлил несколько дыр по прямой линии, потом вставлял в них железный клин и бил по нему кувалдой, и эта дьявольская выдумка принесла свои горькие плоды. Колокол сначала треснул, а потом стал разваливаться на куски. Стальные языки от колоколов и все железные изделия отвезли к колхозной кузнице - «может пригодиться». Когда мы в детстве бегали туда с друзьями играть на сломанных косилках и жнейках, я мог наблюдать, как за язык нашего большого колокола тетя Валя привязывала свою козу. Постепенно всё ненужное свалили в яму около этой кузницы, и следы храмовой утвари затерялись. Теперь на территории разобранного храма образовалась большая площадь, и лишь три могилы сиротливо чернели своими крестами.

В том же 1930 году на первом отделении нашего совхоза «Ягодное» была образована машинно-тракторная станция. Теперь девки на вечерках лихо пели под балалайку кем-то придуманную частушку: «Я, бывало, уважала круты горы, темный лес, а теперь я уважаю тростянску МТС!» Трактористы там были разные, и из нашего села, и тростянские. Бригадиром был какой-то приезжий из Самары, они с женой жили у местной бабки на квартире в Тростянке (Красноярского района).

Осенью 1931 года 5-6 тракторов вместе с трактористами пригнали для подъема зяби в Хилково и все трактора поставили на площади, где был раньше храм. Трактористом был и закадычный друг моего отца Володя Адвокатов, именно он рассказал эту историю. В ту ночь бригадир должен был заночевать у Адвокатовых, а рано утром вся бригада на тракторах должна была приступить к вспашке.

Хочу вкратце описать, как были обустроены могилы у храма. Перед коваными крестами на каждой могиле возвышался склеп из дубовых бревен, обложенных большими плитами из спрессованного песчаника. Этот камень, очевидно, подбирали и возили из естественных его выходов в обрывах оврагов и карьеров. На могиле графа Толстого плита была особенно большой и тяжелой.

В тот вечер бригадир с Володей ходили и от нечего делать осматривали эти могилы. И тут бригадир говорит Адвокатову: «А давай сейчас заведем трактор, сдернем эти плиты, да и посмотрим, как там покойники себя чувствуют!» Володя от такого предложения просто опешил: «Да ты что, разве можно покойников тревожить, это большой грех!» - «Какой грех, мы, комсомольцы, когда-то пели такую песню: “Бога нет, царя убьем, провались земля сырая - мы на крыше проживем”». После этих слов бригадир завел трактор, тросом зацепил за эти плиты и начал свое черное дело.

Плиты со склепов были сдернуты, причем плита с графской могилы переломилась почти пополам. Потом в эти зияющие могилы бригадир начал залезать и копаться там в истлевших костях, что-то рассовывая по карманам.

У графа нашлись какие-то украшения, Володе бригадир их не показал, у священника был позолоченный крест, вандал спрятал его в боковой карман за пазухой. Какие драгоценности он нашел в могиле у девушки, Володя тоже не увидел, но, когда тот вылез, в руках у него была роскошная шелковая персидская шаль, Евангелие в серебряном окладе и толстая длинная девичья коса с заплетенной в ней синей шелковой лентой.

«Смотри-ка, - с восхищением сказал бригадир, - ничего еще не истлело, видно, не очень давно была похоронена!» - «Зачем ты это всё вытащил, положи на место!» - сказал Володя. «Нет, ей это уже не нужно, а нам кое-что от буржуев пригодится, вот косу, пожалуй, брошу назад, а Евангелие давай твоей бабушке отдадим, пусть читает». Уже в сумерках пошли домой к Володе. Баба Фекла, узнав, в чем дело, даже не пустила бригадира на порог.

Постояв у дома и немного поразмыслив, бригадир сказал: «Ладно, возьму сейчас у дежурного конюха лошадь и поеду в МТС, все равно я комплект ключей забыл, а завтра спозаранку приеду».

Утром, подходя к стоянке тракторов, Володя еще издали услышал возмущенные возгласы трактористов. Увидев его, они потребовали объяснение за это безобразие с разграблением могил, а когда всё выяснили, сразу пошли в контору совхоза к директору Синцову. Он позвонил в МТС в Тростянку, ответил ему механик, сказав, что рано утром бригадир с женой взяли лошадь с возницей и срочно уехали в Кинель на станцию, а потом в больницу, потому что жене его вдруг стало плохо с сердцем. Больше их у нас никто и никогда не видел. В этот же день директор посмотрел разграбленные могилы, велел всё сровнять с землей, чтобы никаких следов не осталось. С годами этот пустырь зарос сорной травой и акациями. Прошло много лет, рядом с территорией храма построил свой дом Ни-колай Панин, и краем своего огорода он захватил часть территории когда-то церковной земли. Однажды весной С.С. Елисеев помогал пахать Панину этот самый огород, и при вспашке из земли была вывернута табличка с могилы графа Толстого с датами его жизни и смерти. Табличку эту он отдал то ли в школу, то ли в контору, и следы ее затерялись.

На этом всё до времени закончилось и забылось.

В 1954 году на границе храмовой земли, которая выходила на улицу, построили сельский магазин, мой отец крыл крышу на этом магазине и потом ее красил, а я с интересом смотрел с друзьями на его работу. За магазином уже непосредственно на церковной земле решили поставить емкость под керосин и вырыли две канавы под фундамент. Именно тогда рабочие наткнулись на человеческий череп, но шума поднимать не стали, а потихоньку зарыли его рядом. Потом эта емкость стояла там до середины 1980-х годов, пока не сгнила, а сам магазин сломали за ненадобностью.

Наконец грянули 1990-е годы, советская безбожная власть канула в лету, люди стали интересоваться историей своей страны, и не только советской. Володя Петрухин со своими друзьями и единомышленниками убрали территорию бывшего храма и поставили там памятный поклонный крест. Я изготовил табличку с надписью, когда был построен наш храм и когда разобран. Теперь нам осталось найти конкретные места захоронения графа, священника и той неизвестной девушки. Когда мы спрашивали у старожилов Евдокии Аверьяновой, Александра Равина, они показывали все разные места. Исходя из того, что священников обычно хоронят рядом с алтарной стеной храма, с благословения нашего батюшки мой друг Володя начал раскопки. Надеялся натолкнуться в раскопках на надгробные плиты, которые были когда-то на могилах. И могилы были найдены! К тому же были найдены и еще более давние захоронения. Я сразу предполагал, что у такого старинного храма, помимо этих трех, должны быть и еще захоронения, ведь храм до закрытия прослужил 160 лет. В 1903-1906 годах его частично перестраивали и расширяли, а в 1913 году он сгорел от печного отопления и был снова очень быстро построен в начале 1915 года (на средства купца Ивана Георгиевича Курлина, владевшего имением в Хилкове). Колокольню с колоколами тогда удалось отстоять от пожара.

Обычно на территории храма в его церковной ограде хоронили умерших священнослужителей и помещиков, их чад и домочадцев. Наверное, неизвестная девушка с косой и была дочерью помещика, судя по ее роскошной шали и богато оформленному Евангелию, была она не из бедных.

Теперь осталось нам изготовить кресты, а графу Толстому положить на могилу обломанную часть той старой плиты и привинтить к этим крестам поименные погребальные таблички.

Отдельно хочу сказать о старом церковном кладбище, что было раскопано на самом низу ближе к речной пойме. Там все захоронения были сделаны в дубовых долбленых гробах, которые от давности почти все превратились в труху. Мы сильно этому удивились: какие могучие дубы росли у нашего села в восемнадцатом - начале девятнадцатого веков. Мы хотим поставить на этом месте общий крест и написать: «Старое церковное кладбище», чтобы здесь никакие земляные работы не проводились.

36
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru