Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

На пути в монастырь

Главы из автобиографической повести иеромонаха Антипы (Авдейчева).

Главы из автобиографической повести.

Начало см.

Об авторе. Иеромонах Антипа (Александр Алексеевич Авдейчев) родился в Самаре в 1964 году, окончил Куйбышевский государственный медицинский институт. Кандидат медицинских наук. В 2001 году овдовел, отец двоих детей. В 2005 году рукоположен в сан священника и направлен служить в село Сырейка Кинельского района Самарской области. В 2012 году принял монашеский постриг. Около года подвизался на Сочинском подворье Валаамского монастыря. В настоящее время — заштатный клирик Самарской епархии.

Сорокоуст в скиту

26 мая 2014 года — первая Литургия. Волнение, как и должно быть перед началом большого и важного дела. В моих обстоятельствах (дети звонили, конфронтация с игуменом по поводу земных поклонов на Пасху, предстоящий юбилей у меня и игумена Ефрема*) сорокоуст** видится абсолютно логичным и необходимым средством умилостивить Господа. Смущаюсь позицией братии — спать ушли. Непонимание с их стороны истинного значения литургической молитвы. Радость по поводу помощи о. А. Важна была поддержка именно на первой, «тестовой» Литургии сорокоуста как мне, так и ему. Чувство легкости и свободы в отсутствие обязанностей перед клиросом, настоятелем, возможность вдумчиво и без спешки вникать в смысл тайных молитв. Стремительность самой службы, ощущение исполненного священнического долга.

27 мая — вторая Литургия. Служил в полном одиночестве. Совершенно всё по-другому! Похоже, впервые за девять лет [в священническом сане] мне хоть как-то удалось проникнуть в глубь смысла не только литургических молитв, но даже и возгласов. Это раньше не удавалось, поскольку нужно быть очень сильным человеком (как это в гештальтпсихологии Курта Левина именуют, поленезависимым), чтобы перестать совершенно обращать внимание на стоящих в храме людей и полностью погрузиться в молитвенное служение, даже осознавая, что, по сути, именно этого они от меня и хотят и за этим, собственно, и пришли сюда! Поразительное чувство причастности к тайне Самого Бога! Осознание наличия у себя полного ПРАВА ОСТАНОВИТЬСЯ и ПЕРЕЖИТЬ любой текущий литургический момент. Даже после полученного сегодня опыта сомневаюсь, что мне удастся всё это перенести на общую — с клиросом, а тем паче соборную службу. После отпуста возникло сильное желание поблагодарить Господа за данную Им возможность соединиться с Ним в литургической молитве и евхаристии. Только сейчас стало понятно, что значит ЕВХАРИСТИЯ — благодарение. С усилием потребил весь греческий антидор, поскольку братья сетуют, что некуда его девать. После выхода из храма не возникло ни малейшего желания идти в трапезную за вкусненьким. Этому очень помогло и пресыщенное антидором чрево. Не хотелось ни с кем общаться. Даже заглянувший в храм о. И. встречен мной не по обычаю сдержанно, он деликатно поспешил ретироваться.

В заснеженных горах Кавказа.

28 мая — третья Литургия. Отдание Пасхи. Служил с о. И. Он деликатно попросил возможности помолиться со мной на Литургии. Контраст ощутил явно: эффект присутствия. Необходимость угождать и Богу, и присутствующему с его немощами. Из принципа тайные молитвы вычитывал вслух «не борзясь». Накануне была конфронтация с игуменом по поводу оправданности отправки из скита вниз А. Молча выслушал нотации игумена, но в душе было смущение: мол, не по адресу, я ведь не благочинный и отправкой не занимаюсь. За трапезой И. заговорил о своем желании уйти в горы в Абхазию. Прозвучало имя монаха Константина. Вспомнилось благословение о. Владимира. Вечером посмотрели фильм «Граждане неба», и в голове стал раскручиваться соблазнительный план. Одним словом — искушения посыпались. Это — сорокоуст! Завтра — соборно: праздник Вознесения Христова. Ждем игумена. «К нам едет ревизор!»

29 мая — четвертая Литургия. Вознесение Господне. Общая служба. Своя радость соборного пения. Как всегда удивительная по смыслу проповедь игумена Ефрема. Прояснилось, почему правы психологи в том, что человека невозможно изменить, можно только познать. И почему право Православие в том, что человек просто обязан измениться. Измениться, стать лучше можно только силой Божией. Всё так просто! К психологу верующий просто не пойдет!

30 мая - пятая Литургия. Служил один. После вчерашних переживаний, связанных с Р., и безпокойной ночи не ощутил особой сладости от одиночного служения, хотя было тщеславное ощущение, когда все ушли досыпать, что я один предстою Богу в высшей из церковных служб у подножия Большого Кавказа.

31 мая — шестая Литургия. Служил один. Во время Евхаристического канона через открытую форточку алтаря стал доноситься разговор о. И. с игуменом Ефремом. Вначале хотел расслышать причину их веселья, но вдруг понял, что я в данный момент не здесь, не в этом мире, эмоции кажутся просто чуждыми и неуместными. Поразился. Снова проживал каждое прошение и каждый возглас, проникаясь сердцем к ним.

1 июня — седьмая Литургия. Вот и лето пришло! Воскресная служба. Хотя была обычная суета, особенно вечером на фоне жары, грозы, раздражения игумена и моих проблем с желудком от недожаренных грибов на обед, — полученный от уединенных Литургий навык внимательного отношения к тайным молитвам удалось с Божией помощью удержать. Проповедь после благодарственных молитв получилась созвучная игуменскому слову, хотя и вряд ли услышанная братьями. Впереди насыщенная суетная неделя. Господи, благослови выдержать! Престольный праздник во вторник с приездом братии из Адлера, память мученика Василиска Команского и Третье обретение главы Иоанна Предтечи с Троицкой родительской субботой, а Троица — выезд на скит к отцу В. на престольный праздник.

2 июня — восьмая Литургия. В неспешности и внутреннем сосредоточении. Даже телефонные звонки, на которые нужно было ответить, не выбили из колеи. Глубоко вник в содержание Апостола о предсказании пророка Агава Павлу уз. В ожидании престольного праздника — амбивалентные чувства: радость, возможность внести разнообразие и сожаление о неизбежности акцента «на публику». Братья уже в пути!

3 июня — девятая Литургия. Престольный праздник. Суетливая, не слишком молитвенная атмосфера. Высокопознавательная проповедь игумена Ефрема. Потом по традиции — весьма отягчающий обед со многими пустыми разговорами, которые продолжились и в скорый ужин. Дай, Господи, сил отказаться от этого излишества! А можем ли мы без этого? При малой вере душа греется об общность переживания чьих-либо эмоций. Вечером — маета с копиями паспортов. Завтра они все уезжают!

4 июня — десятая Литургия. В одиночестве. Нечаянная радость: Троицу игумен благословил служить на скиту одному, не ехать в Ермоловку на престольный праздник. Повод — необходимость молебна в деревне. Вот и служи Литургию пустым и слабым после вчерашнего праздничного ужина. После окончания — наконец-то тихая радость. Письмо от О., согрелся. Ох, как далеко мне еще до настоящего монашества!!!

5 июня — одиннадцатая Литургия. Служил один. Вновь ощутил радость уединенной литургической молитвы. Осознал, что сорокоуст — это очень высокий иерейский подвиг… и испугался немного. Сколько сейчас безплотных сил сражаются за каждое мое действие, за каждое мое слово! Господи, помилуй! На душе смягчилось. Немощь братии воспринимается спокойно.

6 июня — двенадцатая Литургия. Вновь пришло удивительное чувство литургического единения с Богом. Сегодня этому способствовала немощь: головная боль, вероятно на перемену погоды. «Сила моя в немощи совершается». Потеря чувства времени, глубокое проникновение в тексты литургических чтений. Не могу ждать после Причастия: благодарственные молитвы прорываются сразу же после Причащения, а не как обычно — перед выходом из храма. Убедился в том, что я не один служу сорокоуст. Перед сном попросил своего Ангела-Хранителя сберечь меня от лукавых нападений во время сна. Снился блудный сон, который мог завершиться осквернением, но я вдруг проснулся, и беды не случилось! Благодарю тебя, мой верный Хранитель! Удалось сговориться с братией об уставном служении Троицкой родительской субботы — утреню будем служить УТРОМ!!!

7 июня — тринадцатая Литургия. Служили вместе с братией. Бодро и гладко. Проникновенные слова тропарей заупокойного канона утрени всегда поражают своей глубиной. В проповеди говорил об участи убиенных на Украине. Политика — политикой, а Промысл Божий о каждом из нас. Случайно ли, что эти люди родились и прожили именно там и именно сейчас? Проповедь «зацепила» И. совершенно с неожиданной стороны, долго выясняли отношения после службы. Расстались, еще больше сблизившись. Слава Богу!

8 июня — четырнадцатая Литургия. Праздник Пресвятой Троицы. Служили вместе с братьями. Бодро, поскольку нужно было успеть до приезда за мной машины из деревни. Молитвы, особенно коленопреклонные, читал напористо. Никакого особого удовольствия от этого не получил, удовлетворение на финише. Только дал отпуст, как послышался собачий лай. Приехали! Оказалось — искушение. Это была другая машина, а моя сломалась, и за мной приехали только через час. Автокросс по горам на уазике с усиленной подвеской — неповторим! Затем акафист, исповедь и Причащение в избушке библиотеки. Причастил всех, кто посчитал себя готовым к этому. Ждал и жду последствий с трепетом. Господи, помилуй!

Игумен Ефрем с братией и паломниками.

9 июня — пятнадцатая Литургия. День Святого Духа. Девятилетие моей иерейской хиротонии. Служили с о. И. и И. Оба они спали на ходу. Куда лучше одному служить, чем когда они находятся в таком расслаблении. Игорь в конце совсем сник. Да и сам я был в состоянии парабиоза. А. ушел с правила бинтовать коленку и так и не вернулся. Дай Бог нам сил!

10 июня — шестнадцатая Литургия. У меня юбилей! 50 лет. Память святого преподобного Никиты исповедника, епископа Халкидонского, имени которого я не удостоился пятьдесят лет назад из-за человеческих страстей (родственники «отходили» от правления Никиты Сергеевича Хрущева). Пятьдесят лет исполнилось в неделю Святой Пятидесятницы, очень хочется расценивать это как знак благоволения Божия. Хотя, конечно же, вопросы тоже есть. Если тот, кто родился пятьдесят лет назад, умер с монашеским постригом, то сегодня юбилей тела, в котором сейчас вольготно проживает иеромонах Антипа. А самому иеромонаху Антипе до юбилея еще сорок восемь лет! Одним словом, сплошные загадки! Как подарок — служба в одиночестве, без суеты, с осознанием происходящего. Вместо именинного пирога — вкусный антидор от греческой просфоры с вкусной теплотой из чудесного вина «от бабы Лены».

11 июня — семнадцатая Литургия. Опять тайна уединенной Литургии. Ощущение, что каждое слово прошений, возгласов, молитв проваливается вглубь, в сердце и вызывает там волну чувств. Не надо никого. Чувство, насколько труднее молиться вместе с другими! Хотя, конечно же, это неправильно. Ведь Литургия переводится с греческого как общественная служба. Все мы разные, и предназначение у каждого тоже разное. Кто-то из священников призван молиться в кафедральном соборе, кто-то в небольшом монастыре, скиту, а кто-то — совсем уединенно. Наверное — так! Господи, не дай впасть в прелесть!

12 июня — восемнадцатая Литургия. Искушение вечером — приехал о. А. около 22.00. «Наехал» слегка не по делу. Утром он не пришел на правило. Постепенно накалил себя, решил искоренять всеми силами безпорядок на подворье (вечерние посиделки, неявки на правило и т.д.). Разошелся. Господь неожиданно помог! Игорь вдруг попросился со мной на Литургии помолиться и помочь. Гладко и тихо прошла Литургия. Он совсем не мешал. В конце я поисповедовал его, он излил душу, ему полегчало… и мне. Удивительная разница, когда в Литургии участвуют «ужаленные» и когда просто по расписанию.

13 июня — девятнадцатая Литургия. После утреннего правила обрадовался, когда все ушли. Потом пришлось закусить удила: вернулся И. помочь служить. Мелькнула шальная радость: пораньше закончим, в баню схожу, компрессы успеют высохнуть до вечернего правила. Ужас! Вот она — моя вера! Впрочем, послужили неплохо, но прохладновато. Когда я научусь не лукавить? Господи, помоги!

14 июня — двадцатая Литургия. Половина сорокоуста позади. Суббота. И. не пришел на утреннее правило, я было обрадовался в предвкушении уединенной Литургии. Но к концу правила он все-таки появился, и пришлось вносить коррективы в свои планы. Спал на ходу, в начале, на антифонах, даже пришлось присесть и слегка отключиться. Но потом вошел в русло. Особых молитвенных взлетов не было. Было какое-то смутное ощущение, что главное удивление ожидает после Литургии. Так и оказалось. «Преставился отец Спиридон», — значилось в смс от отца Вадима. Помолился о упокоении души смиренного старца-молитвенника иеромонаха Спиридона из Царевщины. Светлое ощущение: «Наконец-то он нас, окаянных, покинул и отбыл на Родину!»

Стал смотреть украинские новости. Небольшой переворот в сознании! Сейчас осмысливаю. Главный вывод: мир многовариантен… без Бога. В Боге — он един. Стало легче! Дай, Господи, не растерять Твои подарки. Сегодняшняя задача-максимум: выстоять и не попасть на юбилей к игумену в город.

15 июня — двадцать первая Литургия. Воскресенье. День рождения игумена Ефрема. Господь услышал меня! Про поездку вниз в Черешню на подворье на торжество вчера даже никто не заикнулся, весь вечер с тревогой смотрел на телефон, и он не подвел!
С сожалением наблюдаю, как в отсутствие игумена изнутри начинает выпирать самость. Неосознанно начинаю «пропесочивать» сомнительные жизненные устои на скиту и выстраивать их под собственное понимание. Для монаха это погибель. Постарался отслоить от этого недовольства лишь безспорное и уместное. Предложил братии после Литургии заменить во время обеда слушание житий святых и проповедей с магнитолы или обычную болтовню за трапезой живым чтением, а также возобновить традицию ежедневного вечернего Крестного хода. Буря эмоций! Сказал, что возьму это на себя после благословения игумена. В отношении решения И. об уходе из скита понял, что он прав. Согласился внутренне с игуменом о безполезности (и даже вреде для остальных) его дальнейшего пребывания здесь. Жесткая эгоцентрическая картина мира не позволяет ему выйти за пределы своего понимания происходящего. Ему нужна шоковая терапия в миру. Пусть Господь его благословит!

16 июня — двадцать вторая Литургия. Накануне состоялось бурное объяснение с И. Нанеся «удар» сразу после Литургии, он собрался взнуздать меня и ехать на моей шее дальше. Понимая пагубность такого поворота событий для нас обоих, я решил нарушить его деструктивный сценарий. После вечернего правила он подошел ко мне и изъявил желание исповедоваться. Я отказал ему в этом. Доводом выставил отсутствие у него аргументов, оправдывающих нас, священников (отца Н., меня и, в конечном счете, отца Ефрема). Как можно исповедоваться «волкам в овечьей шкуре»? А ведь он как раз так о нас говорит. Он не ожидал такого исхода. Вечером притих, на утреннем правиле был отчужденным и сдержанным. Господи, помоги не перегнуть палку и пройти эту ситуацию Твоим Царским путем! В уединении Литургия прошла тихо и молитвенно. Теперь я знаю, что значит утешиться литургическими молитвами! Даже пересоленная просфора не создала ощутимых помех! Слава Богу за всё!

17 июня — двадцать третья Литургия. Накануне вечером И. пошел на примирение. Он понял причину нашего «междусобойчика» после прослушивания за работой творений Святителя Иоанна Златоуста. Оказывается, я похвалил как-то его и поэтому получил такой удар. Согласившись с ним, я пошел дальше, не имея на него ни зла, ни особенного умиления. Все мы хороши! «Всяк человек ложь» — сказано пророком Давидом. Утром я предложил ему прерваться в работе на два часа и помолиться на вечерне и повечерии, поскольку назавтра он хочет причаститься в день Ангела. Он вынужденно согласился, без особой радости.

Литургию отслужил уединенно, посещали помыслы о событиях на Украине. Старался не поддаваться им. Очень укрепляет ощущение, что здесь, за престолом, я на своем месте. По мере удаления от престола эта уместность все более и более снижается.

18 июня — двадцать четвертая Литургия. Служили Литургию вместе с И. Он был послушен и ласков, как шелковый. Конечно, не удалось погрузиться в литургические глубины: надо было помнить и об имениннике. После отпуста сказал ему проповедь о своеобразии его Небесного покровителя, сменившего за свою жизнь четыре имени-статуса: Игорь, в крещении Георгий, в иночестве — Гавриил, в схиме — Игнатий. Почему поминаем святого Игоря некогда языческим именем, а не настоящим христианским — Игнатий? Игорь не понял вопроса, да и сам я не понимаю. Первое объяснение — угодил государству, Киевской Руси, как Игорь, а всё остальное — его личное дело. Смиримся и еще раз вспомним, что мы — пленники здесь, на земле.

Иеромонах Антипа (в центре) с подвизающимися в абхазских горах.

19 июня — двадцать пятая Литургия. Сонный день. Сменилась погода — пошел дождь, вчера поздно лег спать. Не хватало даже сил всё пропеть, читал про себя. Пропел антифоны и Херувимскую. Приехали отец Ефрем, А. с дядей. Добавилось суеты, молитвенности — убавилось. Ролевые игры — тяжелая вещь. Отнимает столько сил. Куда радостнее и полезнее были бы искренность и открытость. Маски, маски!!!

20 июня — двадцать шестая Литургия. В этот день в 2005 году меня рукоположили в иерея. Служил после вчерашних «тактических согласований» с игуменом. Тяжело на душе, понимал, что разворачивается привычное действие отрезвления и осознания своего одиночества. Мы — чужие, несмотря на наши попытки казаться близкими единомышленниками. Понимаю, что процесс нашего расставания шел и раньше. Мы прошли этап эйфорического «душа в душу»: торопливого насыщения изысканными деликатесами со столов друг друга. Сейчас идет этап насыщения, а следом — будет пресыщение и расставание. Как тяжело, как будто заново, каждый раз проживается естественный цикл человеческих взаимоотношений. Только Божия благодать способна сломать этот тяжелый маховик. После правила исповедовался отцу Ефрему. Полегчало! Литургию служил один, спокойно и вдумчиво. На Украине — бойня продолжается. Привыкли уже! «Добили раненого и отрезали у него ухо». Неужели и этот ужас станет почти привычным?.. Каждая жизнь — подарок Божий. Что ждет убийц?! Концентрат смертного греха, а вовсе не территория спецоперации!

21 июня — двадцать седьмая Литургия. Скит существует в гостевом режиме. При таком отношении к братии и нуждам скита и при такой частоте появлений здесь игумен Ефрем, увы, тоже гость. Мои попытки объяснить ему это результата не дали. Наша с благочинным инициатива перейти со слушания магнитолы во время трапезы на живое чтение, как это принято в монастырской традиции, не была поддержана. Как компромисс, не запрещен возобновленный нами недавно вечерний Крестный ход. Всеми силами удерживаюсь от осуждения. Соответственно, снизилась моя планка участия в делах скита. Со спокойной совестью перехожу в режим «неформального анахорета» — внесение посильного вклада при душевной отгороженности от их проблем. Единственный человек, с которым мне можно иметь дело — благочинный отец И. Слава Богу! Стало легче, когда осознал это, Литургию служил спокойно и молитвенно. Все спали, шел дождь. Где такую возможность еще найдешь?

…Похоже на последние дни видимого мира. На Украине сплошные провокации с обеих сторон. Всем нужна война при списании ответственности за ее начало. Крайним окажется опять Господь! И опять Он согласится с этим и принесет Себя в жертву! Господи, помилуй!

22 июня — двадцать восьмая Литургия. Тяжесть этого дня, наверное, связана с датой — 22 июня, воскресенье [День начала Великой Отечественной войны]. Суета была неимоверная! Отвык на фоне уединения! 11 человек на Литургии — это рекорд! Тяжело было молиться. Общественная служба. Собственно, какой она и должна быть. После этого — деревня, панихида. Обратный путь с игуменом, неспешный. Не успел отслужить ни 9-й час, ни вечерню. Только Псалтирь и светильничные молитвы.

23 июня — двадцать девятая Литургия. Наконец-то возвращение покоя и молитвы! Стал замечать, что нахожусь где-то на подходе к проникновению в Православие. Как оно должно быть, без напряга и фантазий. Именно — в духовную систему! Это было особенно заметно в литургических молитвах: не просто неспешно вычитать и понять, а улететь из реальности в вечность. Каждая молитва, как магнит, притягивает к себе массу новых мыслей и чувств. Приехать сюда стоило хотя бы ради этого! Слава Богу!

24 июня — тридцатая Литургия. Во время Литургии ощутил свое УЧАСТИЕ в событиях, происходящих в мире. Как всё между собой связано: глобальные процессы, войны, мир, наши личные обстоятельства! Осознал зыбкое равновесие на весах Жизнь-Смерть. Одна песчинка может это равновесие нарушить. Этой песчинкой может быть совершаемая мной Литургия с моими немощными молитвами, но могучей волей Христовой. Позади три четверти дистанции, еще — четвертушечка впереди!

25 июня — тридцать первая Литургия. Два наиболее радостных момента в утреннем Богослужении: окончание утреннего правила и уход братии продолжить прерванное ночное дело — досыпать, и — конец Литургии. Горько осознавать это, но это говорит о том, что мне еще далеко до возможности уединиться, поскольку общество пока еще влияет на меня, а значит, греховные страсти во мне творят свое дело и силы уходят на самопрезентацию. С другой стороны, Литургия внутренне воспринимается мной как нелегкое, но необходимое дело, которое с радостью оканчиваешь. Печально, но до настоящего Православия мне — ой как далеко!

26 июня — тридцать вторая Литургия. Еще одну утреннюю радость отметил сегодня: когда И., остающийся после всех дочитать свой синодик, уходит, то я остаюсь НАЕДИНЕ С БОГОМ. Остро ощутил неотвратимость хода Литургии, когда понимаешь, что служба с Божией помощью и при навыке автоматизма ее последования исполняется только Им, но моими руками. Вряд ли это возможно ощутить так явственно при соборном служении. Ощутил и приближение конца сорокоуста. Возникло чувство, что это будет большой ПОТЕРЕЙ для братии и меня самого. Решил продолжать служение Литургий, хотя бы по средам и пятницам. С благословения игумена предложу продолжить сорокоуст отцу А., хотя почти уверен, что он, сославшись на немощь и занятость, откажется. Сейчас плохо укладывается в голове, как священник может прожить хотя бы день как мирянин, не совершив ни одного деяния, которого кроме него никто совершить не может (молебен, литию, требу…)! Не в самопревозношение, а в удивление подумалось!

27 июня — тридцать третья Литургия. Служил один в раздумьях. Осталось немного до завершения сорокоуста, и мне потом будет сложно осознавать, что о моих чадах никто не будет сегодня приносить Безкровную Жертву. Отец А. как-то замысловато ответил на мое предложение о дальнейшем служении Литургий. Скорее всего, откажется. Игумен тоже занимает странную позицию, судя по всему, не видит острой необходимости в этом. Не совсем понимаю его: если раньше не было возможности из-за отсутствия священников, то сейчас такая возможность есть. Вокруг шумят масштабные дела: урчит «камаз», работает трактор, суетится армия пчел, готовится к пышной помпе памятник-крест в деревне. Дел наших громадьё, одним словом. Ропщу, наверное, излишне! Надеюсь уразуметь происходящее с помощью отца В.

28 июня — тридцать четвертая Литургия. После вчерашнего «наезда» И. (вернее — через И.) всю Литургию мысли возвращались к этой проблеме и вообще моему смыслу нахождения в скиту. Обратил внимание, что «официальная», слышимая часть Литургии как бы стала фоном, ушла на второй план по отношению к тайным молитвам. Удивительное ощущение как бы автономного течения времени в ходе Литургии. Вчера получил согласие от отца В. и завтра с Божией помощью смогу оказаться в Ермоловке. Знаменное пение, сменить обстановку, присмотреться и посоветоваться.

29 июня — тридцать пятая Литургия. Воскресный день, а страсти кипят. Среди братьев ропот и недовольство. Отец П. в отчаянии ушел пешком в Ермоловку к о. В. Мне игумен сделал внушение по поводу находящихся в архондарике телефонов, которые искушают братию, хотя я и перенес их подальше от общего обозрения. Исповедовался, стало полегче, но потом снова нахлынули помыслы. Возможно, придется подумать о другом месте своего нахождения, хотя переход и претит моему отношению к этому. Вечернее Богослужение и Литургия — общим почти что «концертным» порядком. Молитвы было мало. Все знают про то, что мешает плохому танцору. В раздумьях! После обеда — вниз к отцу В.

30 июня — тридцать шестая Литургия. Служил в Ермоловке у о. В. Молились впятером. Отец П. — здесь. Ночевал, исповедовался, причащался. Радостно и молитвенно. Знаменный распев. По-особому понял, что значит: если не приняли вас в одном городе, идите в другой. На скиту не приняли сорокоуст, отец В. этого их отношения не понял вместе со мной. Пусть Господь решит, где мне быть. Осваиваю новое место, есть положительная поддержка от Господа в еле уловимых знаках. Обычное занятие! Господи, благослови!

1 июля — тридцать седьмая Литургия. Вторая литургия с о. В. Господь внимательно наблюдает каждый наш шаг. Сегодня стоило сообщить о. В. о своем решении принять его предложение о дальнейшем переселении в Ермоловку, как А. повредил ногу каким-то невероятным образом. Звонил игумену Ефрему, в голосе — напряжение. Хотя, может быть, это моя проекция в связи с моим решением. Отец П. — в Абхазии, звонил, спрашивал о моих планах, намекал о возможности переезда в Ишеры. Литургия прошла гладко. Ощущаю разницу между строгим режимом скита и Черешни и свободным иерейским служением в Ермоловке.

На Украине и вокруг нее — усиление напряженности, наступление нацсил. Везде — война! Главная война — в наших душах. Мира нет ни у кого.

2 июля — тридцать восьмая Литургия. Служил в третий раз с о. В. Знаменное пение — великая вещь для Литургии. Столько времени для молитв дается. Лишь бы желание было. Теперь понимаю тех, кто после знаменной Литургии больше никак служить не может… и не хочет. Клиросные концерты хороши для сентиментальных дам и вальяжных господ, но они безпощадны к служащему священнику и, соответственно, бывают бедны на молитву. Зато при знаменном распеве служба идет без напряга, вполголоса, как будто боишься спугнуть ангелов. Господи, помоги удержать это чудо!

3 июля — тридцать девятая Литургия. Отслужили относительно гладко. С утра было нападение: немотивированное раздражение до ярости, недовольство, но потом всё понемногу улеглось. Ощущение усталости на финише и, вместе с тем, удовлетворения. Ищу поддержки у близких мне людей. Непреодолимая внутренняя потребность. Держусь в рамках, по крайней мере стараюсь. Общаюсь в виртуале. Неуместно, но неизбежно, главное, чтоб не через край. Тихая Литургия опять порадовала. Отец Ефрем по телефону не проявил особого недовольства моим отсутствием на скиту. Полагаю, что это даже ему на руку. Решили с о. В. попросить его прямо о смене моего места дислокации.

4 июля — сороковая Литургия. Последняя Литургия прошла тихо и радостно. Жаль расставаться с сорокоустом, как с собственным чадом. Смешно, но реально! Перемены за это время, казалось бы, незначительные. Пережил я юбилей, оказался в иной, более привлекательной духовной среде, забрезжили иные перспективы. Увидел игумена Ефрема без прикрас. Неприязни не ощущаю, но четко осознал необходимую дистанцию. Осторожно приоткрывается новая для меня традиция монашеского служения.

Слава Богу за всё!


* Игумен Ефрем (Виноградов-Лакербая) — настоятель Сочинского подворья Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, автор многих книг (под псевдонимом игумен N.).

** Служение сорокоустов — давняя духовная традиция, когда священнослужитель в трудные периоды жизни просит вразумления у Бога и совершает каждый день Литургию в течение сорока дней. Известный сторонник совершения сорокоустов Митрополит Вениамин (Федченков) в 1927 году во время такого сорокоуста в Сербии оставил дневниковые записи, которые сейчас стали широко известны.

Дата: 28 декабря 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
4
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru