Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

Праздничные дни в Иерусалиме

Записки поклонника Гроба Господня.

Записки поклонника Гроба Господня.

Удивительное дело: каждый раз, когда бываю в паломнической поездке на Святой Земле, обязательно попадаю на новые святые места и сталкиваюсь с новыми проявлениями Промысла Божьего и милости Божией.

Ну, допустим, новые святые места появляются в паломничестве ко Гробу Господню стараниями руководителя Самарской службы «Паломник» Екатерины Викторовны Арутюнян, у которой ни одна поездка не похожа на другую. Даже заранее составленная подробная паломническая программа претерпевает изменения, потому что, как постоянно напоминает паломникам Екатерина Викторовна, главный Экскурсовод на Святой Земле Сам Господь. А вот благодатные моменты в таких поездках появляются только по Промыслу Божьему, направленному на спасение души человеческой.

На Святой Земле даже птицы ведут себя необычно...

Первая особенность очередного моего путешествия на Святую Землю в составе небольшой группы поклонников Гроба Господня состояла в том, что проходило оно летом. Обычно в это время года, особенно жаркое в благословенной Палестине, в паломничество мало кто отправляется. В прежние века настоящие поклонники Гроба Господня прибывали в Иерусалим осенью, встречали Рождество в Вифлееме, Пасху и Вознесение в Иерусалиме, Троицу в Хевроне, совершали паломничество по другим святым местам и к лету возвращались домой. Сейчас паломники приезжают на Святую Землю на Рождество, на Пасху, реже на Троицу, на Преображение и осенью, на праздник Казанской иконы Божией Матери в женский Горненский монастырь. Летом же паломников и туристов в Израиле почти не встретишь.

И вот на этот раз, невзирая на самое жаркое время года и на пугающую информацию о вспыхнувшей угрозе террористических актов, Екатерина Викторовна решила организовать паломничество во второй половине июля, когда Православная Церковь празднует память святых Царственных мучеников Дома Романовых, Преподобного Сергия Радонежского и Казанской иконы Божией Матери. В проведении этих русских праздников в Святом Граде состояла вторая особенность моего путешествия с паломниками из Самары.

Из аэропорта первым делом мы приехали в Яффу, в монастырь Апостола Петра, который расположен на том месте, где находился дом праведной Тавифы, воскрешенной Первоверховным Апостолом силою Господа Иисуса Христа. Это райское благоухающее место наполнено всевозможными птицами, особенно много там зеленых попугайчиков.

Когда мы от храма спускались вниз, на мою голову, вернее на скуфейку, сел большой желторотый птенец какой-то птицы, кажется, палестинского скворца. Наверное, он слетел с ближайшего дерева. Птенец сидел спокойно, будто позировал. Одна из паломниц, оказавшаяся рядом, стала его фотографировать. Выждав некоторое время, странный птенец перелетел на ее голову. Теперь уж я стал его снимать на свой фотоаппарат. Неожиданно птенец спикировал на бордюр, отделяющий дорожку от клумбы. И тут… Дело в том, что в палестинских монастырях, а собственно и не только в палестинских, много кошек. Они чувствуют себя там комфортно. Всегда сыты и ухожены. Но охотничий инстинкт никуда не денешь. Так вот. Кошка-охотница давно заприметила птенца, позировавшего на наших головах. И как только он слетел на бордюр, она мгновенно метнулась к нему, схватила зубами и потащила в кусты. Так неожиданно трагично закончилась недолгая жизнь желторотого птенца. Конечно, нам было его жалко, тем не менее в этой печальной истории скрывался глубокий смысл. Если мы, христиане, призванные стремиться к горнему и к Богу, опускаемся в житейское море с его суровыми законами, зачастую противоречащими Евангельским заповедям, да еще увлекаемся славолюбием, то рискуем оказаться в пасти дьявола, который «ходит, как рыкающий лев, и ищет, кого бы поглотить».

И еще один пример того, как мы должны быть осторожны в бурном житейском море.

Протоиерей Сергий Гусельников и игумения Елисавета у мощей святой преподобномученицы Великой княгини Елисаветы.

Из Яффы наша группа отправилась в Кесарию Приморскую. От этого древнего города сохранились до нашего времени остатки некогда величественных сооружений: амфитеатра, ипподрома, дворца царя Ирода, в котором почти постоянно жил Понтий Пилат, христианской базилики Апостола Петра, часть мощного акведука, который тянется параллельно береговой полосе.

Ненадолго мы остановились рядом с акведуком, чтобы поплавать в теплых волнах Средиземного моря. И здесь-то как раз и произошло еще одно, казалось бы, незначительное событие в жизни нашей небольшой паломнической группы, связанное в духовном плане с историей гибели несчастного птенца.

Нескольких наших женщин обожгла медуза. Это полупрозрачное студенистое существо не очень заметно в воде, но одно лишь прикосновение медузы вызывает довольно сильный ожог и покраснение кожи. Так и в житейском море, наполненном духовными медузами — страстями, мы получаем ожоги от этих страстей, которые подчас кажутся нам не очень опасными, но надолго оставляют болезненный след в нашей душе, а порой и на нашем теле.

На Святой Земле почти каждая простая ситуация становится духовной аллегорией, заставляющей задуматься над главным вопросом нашей жизни — спасением души.

На следующий день мы поехали в Хайфу — прекрасный портовый город на берегу Средиземного моря. Там я никогда не был. Нас интересовал в Хайфе католический монастырь кармелитов Стелла Марис («Морская звезда»). Почему монастырь кармелитов? Потому что он расположен на горе Кармил («Виноградник Божий»), где некогда жил пророк Илия. Его дом-пещера сохранился, и над ним сейчас возвышается католический храм.

В дом пророка Илии мы, к сожалению, не попали. В храме шла месса, а дожидаться ее окончания у нас не было времени. Зато мы увидели место, возвышающееся над безбрежным морем, откуда Божий пророк молился о даровании дождя Израилю и ожидал появления первого дождевого облака.

Теперь немного о печальном. О событии, происшедшем в Израиле в конце июня этого года, за три недели до нашего приезда туда. Сначала мы узнали о нем в Назарете от продавца христианского магазина Елены, а потом воочию убедились в его действительности, когда приехали в Табгу — место чудесного насыщения Христом пятью хлебами и двумя рыбами пяти тысяч человек. Здесь расположен католический монастырь Умножения хлебов и рыб. Экстремисты подожгли его, и во время пожара погибли католический священник и девушка-волонтер. Средства массовой информации об этом умолчали.

Елена из Назарета жаловалась нам, как трудно сейчас русскоязычной православной общине молиться в этом городе, где прошли детские годы Господа нашего Иисуса Христа. Только Православная община обоснуется в одном помещении и начнет там совершать Богослужения, как власти под любым предлогом забирают его. Находит община другое помещение, заново обустраивается маленький храм, возносится соборная молитва к Богу. Узнают об этом городские власти и опять забирают помещение. Елена просила нас молиться за нее, чтобы Господь дал ей силы выдержать эти испытания.

И все же в паломничестве благодатная радость от посещения святынь перекрывает все остальные чувства.

Всегда приятно на Святой Земле встретить своих земляков или близких людей. В русском скиту святой равноапостольной Марии Магдалины, расположенном на берегу Галилейского моря, в церковном магазинчике мы встретили самарчанку, прихожанку и трудницу храма Всех Святых Ирину. Она уже третий год трудится во славу Божию в Русской Духовной Миссии. Узнав, что мы из Самары, Ирина очень обрадовалась и угостила нас шоколадом с символикой Русской Духовной Миссии. А мне подарила еще и варенье, которое сестры сами делают в скиту из местных фруктов.

В Русской Духовной Миссии несет послушание моя духовная дочь Наталья. Но встретились мы с ней только на пятый день нашего паломничества, хотя с третьего дня находились уже в Иерусалиме. Дело в том, что, когда мы туда приехали, у мусульман закончился пост и начался праздник. Опасаясь каких-то провокаций со стороны экстремистов, и руководство Миссии рекомендовало своим работникам не выходить в эти дни на улицы Иерусалима. Правды ради надо сказать, что эти опасения были пустыми и ни одного нападения на христиан в эти дни, слава Богу, не было!

Мы все же встретились с Натальей в самый разгар мусульманского праздника Ураза-байрам. В этот день наша группа совершала пешее паломничество по Святому Граду. Наталья нашла нас в Претории, когда я читал Евангелие о суде над Спасителем. Мне нужно было передать ей посылку от ее отца, для этого надо было оставить паломническую группу и вернуться в гостиницу.

Узенькие улочки старого Иерусалима были заполнены празднично одетыми последователями Магомета. Мы с трудом протискивались сквозь возбужденную толпу, особенно плотную у выхода в новый город. Я шел в рясе, с наперсным крестом, Наталья в подряснике и апостольнике (она послушница Горненского монастыря). Не скрою, нами владело внутреннее напряжение в толпе иноверцев, но почему-то на нас никто не обращал внимания. Тем же путем мы вернулись из отеля в храм Гроба Господня, где снова встретились с нашей паломнической группой. Милостивый Господь уберег нас от искушений.

Второй раз мы встретились с Натальей в русском Горненском женском монастыре, и встреча эта явилась для меня неожиданностью. Мы приехали в монастырь на престольный праздник — память чудотворной Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Правда, всенощное бдение совершалось не в Казанском храме, где находится сама Горненская чудотворная икона, а в соборе Новомучеников и Исповедников Российских. Служили священники из Русской Духовной Миссии, духовник Горненского монастыря и молодой батюшка из Екатеринбурга. Меня тоже пригласили служить акафист Божией Матери.

Так как нам нужно было переезжать в Вифлеем, после помазания мы вышли из храма. Я сел на свою любимую лавочку напротив собора, чтобы внутренне сосредоточиться на переживании благодатных впечатлений прошедшего дня. Вдруг из дверей храма появляется моя духовная дочь и направляется ко мне. Оказывается, она с сестрами Русской Духовной Миссии
приезжала на праздник и пела с певчими на клиросе. Молодой человек из съемочной группы телеканала «Союз», пребывавшей в эти дни в Иерусалиме, сфотографировал нас на фоне красивого пейзажа, открывающегося с просторной площадки возле собора…

Еще один праздник, на котором нам посчастливилось побывать, проходил в русском женском монастыре святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. 18 июля по новому стилю — память преподобномучениц Великой княгини Елисаветы Феодоровны и ее келейницы инокини Варвары. У игумении монастыря матушки Елисаветы был День Ангела. У одной из монахинь по имени Варвара тоже был День Ангела.

Мы приехали в монастырь к началу Божественной литургии. Матушки любят, когда к ним на службу приезжают паломники из России, и всегда радушно встречают. На просторной террасе перед храмом, напоминающим сказочный терем, уже стоял длинный стол для священников и монахинь, а вокруг него расположились маленькие столики для гостей обители. Служил праздничную Литургию начальник Русской Духовной Миссии Зарубежной Церкви в Иерусалиме архимандрит Роман (Красовский) в сослужении с тремя священниками. Некоторые из нашей паломнической группы исповедались и причастились Таин Христовых. Отслужив молебен у раки с мощами преподобномученицы Великой княгини Елисаветы, архимандрит Роман и служившие с ним батюшки поздравили игумению Елисавету и монахиню Варвару с Днем тезоименитства, после чего настоятельница монастыря, встав на середину храма, благословляла прихожан и паломников иконками и просфорами. В этот момент я с ней и познакомился, рассказал, откуда мы приехали на престольный праздник. Матушка Елисавета любезно согласилась сфотографироваться со мной на память для Православной газеты «Благовест» и пригласила нас на праздничную трапезу. Кушанья были простыми, но по-монастырски очень вкусными.

Как не хотелось нам уходить из этого красивого, обласканного солнечными лучами благодатного места, где несказанная радость переполняла наши сердца!

Благословением преподобномученицы Елисаветы милость Божия в этот день не оставляла нас. На Елеонской горе нашей группе несказанно повезло. Место Вознесения Господа нашего Иисуса Христа, ласково называемое Стопочка, принадлежит арабам-мусульманам. Разумеется, за небольшой бакшиш они пускают туда христиан и даже торгуют там, если так можно выразиться, христианским товаром. Обычно паломнические и туристические группы идут туда друг за другом, поэтому времени для молитвы в часовне, возведенной над камнем, на котором отпечаталась стопа Спасителя, очень мало. И вдруг араб-смотритель, извиняясь, говорит нам, что ему необходимо ненадолго отлучиться. И он попросил разрешения у руководителя нашей группы Екатерины, чтобы мы побыли на территории Часовни Вознесения, а он закроет нас снаружи. Нет нужды говорить, как мы обрадовались! Минут пятнадцать наша группа в полном одиночестве молилась у величайшей христианской святыни. После прочитанного мною Евангелия каждый имел возможность спокойно приложиться к Стопочке и мысленно попросить о своем Вознесшегося здесь к Престолу Бога Отца Сына Божия.

В русском Спасо-Вознесенском женском монастыре нас ожидало своего рода чудо, связанное с незабвенным устроителем русских земель в Палестине архимандритом Антонином (Капустиным). Именно его памяти и посвятил я свою книгу о Святой Земле «Цветок Сиона». Монахини монастыря с радостью рассказали нам, что Великим постом прямо во время Богослужения сама собой лопнула трехсантиметровая мраморная плита у изголовья гробницы архимандрита Антонина. «Мощи архимандрита Антонина просятся наружу, — так прокомментировала это необычное явление одна из насельниц обители. — А сам он давно достоин прославления!» Действительно, этот великий подвижник Святой Земли, с Божьей помощью практически один устроивший Русскую Палестину, заслужил Церковное почитание.

С благоговением осмотрев вскрывшуюся плиту и камни, часть из которых матушки сложили в пластиковый пакет, мы отслужили у могилы архимандрита Антонина краткую заупокойную литию и попросили его святых молитв. «Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 14-16). Эти Евангельские слова по полному праву можно отнести к жизни архимандрита Антонина (Капустина).

В ночь на воскресенье мы молились в храме Гроба Господня. Мне предстояло принять участие в Божественной литургии, совершаемой греческим епископом в Кувуклии. Два момента вызвали у меня приятное удивление. Во-первых, в алтаре греческой церкви Воскресения Христова было мало священников. Обычно здесь бывает встать негде, столько собирается греческих, русских, румынских священников. А теперь, кроме служащих греческого иеромонаха и иеродиакона, я встретил в алтаре лишь одного русского священника, а позже подошел отец Леонтий из Русской Духовной Миссии. Так вчетвером мы и сослужили греческому епископу в приделе Ангела.

Во-вторых, священник, которого я встретил в алтаре, оказался игуменом Силуаном, наместником Свияжского мужского монастыря. В начале июня мы с паломнической группой от нашего храма посетили святыни Казанской земли, были в Свияжске и там мимолетно виделись с отцом Силуаном. И вот теперь Промыслом Божиим мы вместе оказались в храме Гроба Господня и причащались из одной Чаши. Перед службой мы поговорили с отцом Силуаном о его монастыре, вернее, о двух монастырях — он окормляет еще и соседнюю женскую обитель. «Обычно я приезжаю в Иерусалим осенью, — сказал мне отец Силуан, — и бываю в Горненском монастыре у матушки Георгии. А сейчас меня один батюшка попросил привезти сюда писаную икону для подарка, вот я и приехал летом».

Конечно, служить со знакомым священником у Гроба Господня было для меня милостью Божией.

Повезло нам и с пешим паломничеством по Иерусалиму. Мы ходили по Святому Граду, почти не встречая ни туристических, ни паломнических групп. На каком-то этапе нашего пути к нам примкнула молодая пара из Киева — Сергей и Вера. Они плохо ориентировались в святынях Иерусалима и с радостью присоединились к нашей группе.

В монастыре Георгия Хозевита, что расположен в живописном ущелье Вади-Кельт, я обнаружил недавно происшедшие изменения. Рака с мощами великого подвижника XX века преподобного Иоанна Румына, Нового Хозевита, из маленькой церкви первомученика Стефана была перенесена в обновленный храм, а сама церковь переделана и заново расписана. Обновили греки и пещеру пророка Илии, где молились не только он, но и другие ветхозаветные пророки, а также праведный Богоотец Иоаким молился здесь о даровании чада.

Отец Сергий держит капсулу с кровью священномученика Филумена.

Не один раз я бывал в городе Наблусе (другие его названия — Шхем, Сихем, Сихарь), где в православном греческом храме находятся колодец Иакова, кувшин Фотинии Самарянки и мощи священномученика Филумена. Но на такой праздник, который для нашей группы устроил его настоятель архимандрит Иустин, мне довелось попасть впервые.

Отец Иустин сам вышел нас встречать к воротам и был очень рад редким гостям. Дело в том, что Наблус является палестинской автономией и своего рода «горячей точкой», поэтому не всегда сюда пропускают туристические и паломнические автобусы, особенно если на них израильские номера. На КПП от арабских военных можно запросто получить «от ворот поворот». Но русским группам, как правило, везет.

Отец Иустин дал мне в руки колбу-чашу, в которой находится запекшаяся кровь священномученика Филумена, зверски убитого фанатиками во время вечерней службы 16 ноября 1999 года. Благодаря радушию отца-архимандрита мы смогли с благоговением помолиться и приложиться не только к раке с мощами мученика за Христа, но и к этой капсуле с кровью святого Филумена.

На верхней террасе храмовой территории отец Иустин устроил для нас обед по-восточному со свежесваренным кофе и сладостями. Приветливые женщины-гречанки накрыли круглый столик, мы уселись вокруг него и с нескрываемой радостью беседовали с гостеприимным настоятелем. Было тесно, и кому-то пришлось стоять, но мы чувствовали необыкновенную благодать.

Вифлеем. Базилика Рождества Христова. И снова праздник для души. Мы молимся на Литургии, которая всегда служится над местом Рождества Богомладенца Христа.

Храм почти пустой, что удивительно, потому что в пещеру Рождества обычно стоят большие разноязыкие очереди. Я имею разрешение от Иерусалимского Патриархата и потому сослужу Литургию пожилому арабскому священнику отцу Спиридону. Служба совершается на двух языках — на греческом и арабском. С благословения отца Спиридона я подаю возгласы на церковнославянском. В святой пещере только наша группа и несколько греков. Служить мне здесь непривычно, но благодатно. Если в Кувуклии престолом является камень, на котором после Воскресения Христова сидел Ангел, а жертвенником сам Гроб Господень, то здесь плита над местом Рождества Богомладенца служит одновременно и жертвенником, и престолом. Иконостаса нет, певчие стоят прямо за священнослужителями, среди молящихся. Поэтому возникает ощущение, что ты молишься в древней катакомбной церкви. Пещерная Литургия на таком святом месте наполняет наши грешные души трепетом и возносит к горнему миру — «Горе имеем сердца!» И здесь реально чувствуется соборность Христианской Церкви: в пещере Рождества Христова молятся рядом и священнослужители, и певчие, и миряне. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20). Мы с отцом Спиридоном и иеродиаконом причащаемся Таин Христовых у всех на виду, а потом отец Спиридон из Святой Чаши причащает всех, кто приготовился к Причастию.

После Литургии мы снова поднимаемся в храм и с удивлением видим, что он так же пуст, как и раньше. Получается, Божественная служба у Вифлеемской звезды совершалась для нашей группы и нескольких греков. Когда еще можно удостоиться такой чести!

В предпоследний день нашего паломничества по Святой Земле мы посетили Хеврон. Это тоже «горячая точка» Палестины. Но, сколько помню, нам всегда удавалось проехать на русский участок с Мамврийским дубом. Правда, один раз в сопровождении хевронского полицейского на мотоцикле.

Как обычно, нас встречает хранитель Мамврийского дуба господин Анвар. Рядом с ним его младший сын. Помню его еще мальчиком лет пяти, а теперь он уже подросток. Помолившись в храме Святых Праотец, где находится чудотворная икона Божией Матери «Скоропослушница», мы возвращаемся к ветхозаветному дубу. Анвар, по-детски радуясь встрече, дарит мне большой кусок коры от дуба и горсть желудей. Я воспринимаю это как благословение патриарха Авраама, которого благословила Сама Пресвятая Троица!

Ощущение праздника продолжает жить в моей душе. Православная вера, как Мамврийский дуб, продолжает, несмотря ни на что, твердо стоять в этом мире, сея семена благодати в истосковавшиеся по истинному Богу человеческие души.

Протоиерей Сергий Гусельников

настоятель Кирилло-Мефодиевского собора, г. Самара.

Дата: 14 декабря 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
9
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru