Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Поклон тебе, любимый храм!

Слово прихожанки.

Слово прихожанки.

14 января — день памяти самарских Новомучеников. Двое из них служили в Петропавловской церкви Самары. Это священномученики Александр (Трапицын), Архиепископ Самарский и священник Василий Витевский ( 1938). А сколько не прославленных, но до смерти пострадавших за Христа служителей Петропавловской церкви?! Десятки имен… — от настоятеля, старосты и до церковного сторожа включительно! Всех их расстреляли в 1930-е годы.

Наш Петропавловский храм закрыли в 1939 году. Его здание использовали под военный склад, а затем под конюшни. В конце Великой Отечественной войны храм вновь возвратили верующим. Его капитально отремонтировали, заново расписали внутри, принесли в него церковную утварь, что уцелела от других разрушенных храмов. Официально считалось, что Петропавловская церковь не закрыта, а только служба в ней прекращена. Уборщице дали указание от гражданской власти — замков не вешать, поэтому верующие могли свободно заходить туда и прикладываться к иконам. Для жителей Куйбышева в те годы слово петропавловские стало синонимом слова Православные. В нашей церкви никогда не служили обновленцы.

О Петропавловской церкви в годы войны писала дочь священника Сергия Самуилова Наталья Самуилова в статье «Верою победиша»: «Прихожане вновь возбудили ходатайство о своей церкви, и надежда услышать что-нибудь новое, вместе с желанием помолиться, нередко приводила их в этот пустой храм, особенно в праздничные дни. Иногда кто-нибудь начинал вполголоса читать акафист перед Смоленской иконой Божией Матери или перед чтимой иконой, около чтеца собиралось человек пять-шесть, начинали припев, сначала негромко, потом смелее и тверже… »

Протоиерей Иоанн Букоткин.

О протоиерее Иоанне Букоткине теперь знают все воцерковленные самарцы. А я когда стала ходить в этот храм, еще не знала о нем. Только сердце было зорким: заметила горячую любовь этого старенького батюшки ко всякому прихожанину. Что ни Литургия — он в левом приделе храма, в честь Казанской иконы Богородицы, исповедует десятки прихожан. В начале 1990-х годов кроме Покровского кафедрального собора и этого храма пока нигде больше не было регулярных служб. На воскресных Литургиях здесь трудно было совершать крестное знамение от тесноты — как говорится в народе, яблоку негде упасть. Как же мне повезло, что был в этом храме батюшка Иоанн. На общей исповеди он так захватывал наши грешные души покаянием, что плач стоял многоголосый…

… Шел урок истории в пятом классе. Его вела Клавдия Ивановна, участница Великой Отечественной войны, имеющая множество наград, о которых говорили колодки на пиджаке ее костюма. На ее уроках всегда было шумно. Она вроде бы и не замечала, что дети не слушают рассказы по теме. И вот однажды она, рассказывая о Древнем Востоке, вдруг начала говорить об Иисусе Христе. Это в шестидесятые годы было чистым героизмом! Клавдия Ивановна водила указкой по карте, показывая путь Господа на Голгофу. Я услышала имя Господа, которое в семье произносили тайно. Бабушка велела им спасаться в непредвиденных случаях:

— Деточка, если кто вздумает тебя обидеть, ты в сердце позови: «Иисус Христос!» Это наш Господь, Он — Спаситель. Только никому Его имя не называй вслух…

И что же — вот мой учитель рассказывает об Иисусе Христе. И никто не слушает о Нем. Мне, тихоне, так захотелось закричать:

— Эй, вы, замолчите! Вам про Боженьку рассказывают…

Но я промолчала. И уже прозвенел звонок… И я, как все одноклассники, выбежала из кабинета истории, не поблагодарив учителя за самую важную информацию.

— Прости меня, милостивый Господи! — каюсь в этом грехе.

Удивительно, старческий голос отца Иоанна был слышен всем нам, стоявшим тесной толпой перед амвоном. Такое очищение души здесь и сейчас было сродни русской бане для самого грязного тела. Омывшись, хотелось скорее в чистое белье закутаться.

У амвона отец Иоанн исповедовал отдельно каждого из нас. Было впечатление, что ему открылась вся моя душа.

Вот открылись Царские врата, и отец Иоанн с Чашей вышел на амвон.

— В помощь к исправлению нашей жизни дается вам самая большая святыня — Тело и Кровь Искупителя.

Мурашки побежали по телу: самая большая святыня. Как давно я Тебя не принимала. Когда же это было? В раннем детстве бабушка водила в храм, и это помнилось в глубине души как пребывание в раю. И еще тогда, когда болезни стали изнурять молодой организм в период выхода из возраста отрочества, мама привела в маленький, стоящий среди частного сектора Казанский храм Тольятти, где батюшка исповедал меня за ширмой и причастил, единственную из трех присутствовавших на Литургии прихожан. Болезнь отступила. Но я, грешница, не соотнесла это благо с Божией помощью. Пелена прикрывала душу до самого 1994 года. Богу слава, что мамочка и папочка все годы нашей жизни Бога почитали и Ему молились за нас.

После службы к отцу Иоанну всегда была очередь на благословение и на беседу. Мне посчастливилось у него получить ответ на сложный для моей семьи вопрос: можно ли в доме держать собаку. Сначала купили пуделька для сына, а потом стали сомневаться: можно ли? Вопрос свой я задала пастырю около Царских врат, на амвоне. Он положил свою руку на мою голову, помолчал. А потом, как бы припоминая что-то, сказал:

— Вот я и ему говорил (редактору «Благовеста» А.Е. Жоголеву, опубликовавшему статью на эту тему другого священника, с противоположным взглядом на проблему): собака тоже тварь Божья. Да еще и служит людям на благо. Почему же ей грех быть рядом с человеком? Разве она виновата, что нет теперь двора для каждой семьи, а есть общий двор…

Добрый батюшка говорил что-то еще про товарища, с которым уже горячо обсуждал этот вопрос, но я стояла в такой благодати, что уже ничего другого и не желала. Он снял с моей головы руку, благословил крестом, и я пошла счастливая домой.

Через два дня после этой беседы моя собака спасла мне жизнь. В дверь моей квартиры позвонили, я открыла. На пороге стоял хмурый мужчина, в его руке лежал тяжелый прут, завернутый в газету, которым он поколачивал о свою другую руку. Я напряглась, увидев свирепый взгляд. Но в это время вырвался из комнаты Лордик и по своей гостеприимной привычке бросился к пришедшему. Тот испугался и отступил. Я успела схватить собачку и закрыть дверь. Нам с ней повезло. А в соседнем доме этот негодник накануне стукнул женщину по голове и ограбил ее квартиру.

Приходя к могилке отца Иоанна на территории самарского Иверского монастыря, люди просят его помощи с верою, что нашего батюшку Господь одарил возможностью помогать нам.

В последние годы настоятель нашего храма — Митрополит Самарский и Сызранский Сергий. Это придает Петропавловской церкви особую значимость в Самарской епархии.

В церкви Петра и Павла за последние 15 лет в разные годы наш приход вдохновлялся монашествующими священниками — игуменом Серафимом (Барякиным) и игуменом Корнилием (Синяевым, ныне Епископ Волгодонский и Сальский).

И вот уже почти год служит в нашем храме полюбившийся прихожанам за искренность и теплоту иеромонах Нектарий (Мохов), недавно принявший постриг. Их объединяет любовь к прихожанам храма и глубокая молитва о страждущих.

Запомнился мне дорогой батюшка — протоиерей Михаил Калугин, захороненный рядом со своим родственником и сомолитвенником — протоиереем Михаилом Фроловым в 2006 году на территории нашего храма. Редкий прихожанин церкви не склонит голову с молитвой «Со святыми упокой», пройдя мимо этих могилок. Горячие, верные служители Богу!

Уроки Петропавловки…

На водосвятии при окроплении со всех сторон слышится:

— Батюшка, сюда! Батюшка, на меня побрызгай…

Старенькая худенькая женщина тихо говорит:

— На иную капля святой водички ляжет — всю освятит. А другой и ведро на голову вылей, все мало будет для очищения: веры нет…

О схимонахине Марии (Матукасовой), самарской блаженной, я еще ничего не знала.

Однажды я перешла в северный придел храма и увидела, что из боковых дверей ввели в храм старую женщину и повели на солею. Вскоре к ней потянулся народ за советами, с просьбами помолиться. Очередь к прозорливой старице была недолгой, минут через десять сообщили:

— Всё, не слышит. Уснула.

Потом я узнала о ее духовных подвигах. Она очень любила Петропавловский храм, даже одно время жила в здании на территории храма, где сейчас детский центр.

Однажды во время воскресного помазания у меня пропала сумка, небрежно оставленная в углу. Я стала ее темпераментно искать, обратив на себя внимание свечницы Маргариты.

— Проразявила?

— Да только на минутку и поставила… Там у меня билет на самолет и паспорт! Во вторник надо в командировку в Москву.

— И денег, поди, куча, — строгим тоном говорит Маргарита.

— Нет-нет, деньги я уже потратила сегодня, так — мелочь… Паспорт нужен…

— Иди к иконе мученика Иоанна Воина, проси о помощи!

Я никогда не слышала еще об этом святом и не знала, где в храме эта икона. Но как крепко уверовала, что он поможет! И пошла прямиком к его иконе, никем не направляемая. Она стояла под лестницей на хоры в южном приделе, рядом со старинной иконой Божией Матери «Взыскание погибших». После некоторой реконструкции в храме икону мученика Иоанна Воина поставят на входе в притвор: всем поможет, всех защитит святой!

Около иконы мученика Иоанна я просила об одном: мне ничего другого из сумки не нужно, кроме паспорта и билета. Ни косметички, ни новых кожаных перчаток, ни портмоне, ни записной книжки с множеством адресов, ни… ничего не нужно. Только паспорт… Пожалуйста, а то я подведу людей, если не приеду на семинар…

Святой услышал меня! На следующее утро рано-прерано вор принес мне паспорт и билет домой, сказал, что он их нашел на помойке. И если я его угощу стаканом водки, то, может быть, там еще и моя сумка найдется. Я расплатилась с ним за документы деньгами (водку не стала наливать). Он было продолжил искать способ опохмелиться, но в прихожей появился мой заспанный муж богатырского вида, что заставило воришку уносить ноги без дальнейшего торга. Святый мучениче Иоанне Воине, величаем тя!

Уроки Петропавловки…

Кто первым нас встречает в церкви? Свечницы!

Однажды, получив крупную премию на работе, я решила ее пожертвовать на церковь. Еще не очень воцерковленная, вошла в Петропавловский храм в обеденное время, когда там не было прихожан.

— Скажите, кому я могу пожертвовать деньги на содержание храма? — спрашиваю продавщицу свечной лавки. Она на меня подозрительно смотрит: чего тебе надо? Я пояснила. Сестра Тамара, старейшая работница нашей церкви Петра и Павла, вышла из лавки и с ворчанием повела меня в глубь храма:

— Нагрешат сначала, а затем деньгами откупаются. Вот сюда опускай… — указала она на кружку под иконой Божией Матери «Взыскание погибших» и так же с ворчанием удалилась на свое рабочее место.

Я расстроилась, конечно. Шла с благим намерением помочь церкви, а оказалось, за грехи свои плату вношу, вроде как индульгенцию. Весь вечер терзалась: видно, на лбу у меня написано — грешница. Сначала обидно было. А порассуждав, поняла, что все от Бога: так и есть — грешница. Сколько вспомнила-то своих проступков и грехов… Прости меня, Господи!

Всякое бывало в нашей церкви. Грубости, суеверия и злобу от сестриц можно было часто слышать. Некоторые прихожане даже уходили в другой храм, столкнувшись здесь с тем, чего в миру много — нелюбовью.

Прошли годы. И сегодня в нашем храме прислуживают смиренные Христианки, неустанные труженицы, любвеобильные сестрицы — Ирина, Галина, Люба, Лидия, Мария, Татьяна, Алла и другие. Всегда помогут новоначальному прихожанину советом, не останутся безучастными к просьбе.

Двадцать лет назад в нашем храме готовилась к постригу инокиня Мария, сейчас схимонахиня Елизавета. Она одного возраста с моими родителями и по-матерински учила меня молиться Богу в храме:

— К Алтарю стой всегда лицом, там Престол — главная святыня.

— На «Достойно есть» делай земной поклон: Матери Божией гимн поем.

— Крестное знамение строго клади на себя четким крестом: на лоб, живот, правое плечо, левое плечо.

— Не разговаривай во время службы ни с кем, молись Богу.

По окончании вечерних Богослужений мы часто вместе выходили из храма: нам было по пути. Матушка по дороге мне духовные стихи читала. Память у нее великолепная, она знала множество изречений, стихотворений, притч.

Не удосужилась я запомнить причину, но помню, что перед постригом матушка полгода была в молчании. Она стояла в нашем храме около сени с плащаницей и слезно молилась.

Слава Богу за встречи с замечательными людьми в старинном храме в честь Первоверховных Апостолов Петра и Павла!

Я люблю свою церковь, дом Господень. И желаю ее прихожанам милости Божией.

Слава Богу за всё!

р.Б. Фотиния Иващенко,

г. Самара.

1559
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
9
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru