Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

«Не отринет Господь людей Своих»

Непридуманная история.

Церковная лавка, где я работала, находилась в поликлинике и редко бывала без посетителей. Сколько женских судеб прошло перед моими глазами! Нелегких, пронзительных и прекрасных судеб русских женщин. Многие из них были в преклонном возрасте и многих сейчас уже нет в живых, но я с большой теплотой вспоминаю их и по мере сил поминаю в молитвах.

С одной из них мне довелось познакомиться уже после ее трагической смерти. Прошло уже больше десяти лет, а у меня до сих пор сжимается сердце.

Как-то принесла одна женщина в лавку стопку тетрадей, листков, брошюр с акафистами и рассказала, что у них есть дача недалеко от Самары, в районе Сорокиных Хуторов. Ее муж, гуляя по лесу, нашел в овраге недалеко от кладбища этот пакет.

— Куда мне все это девать? — спросила она. — Тут же церковные книжечки…

Многие не знают, что отслужившие свой век книги, календари и другую литературу, где упоминаются или изображаются Господь, Божья Матерь или святые, не стоит выбрасывать туда, где они могут быть вольно или невольно осквернены, а нужно сжигать или отдавать в храм, где, как правило, есть для сжигания определенное место.

Женщина попросила разобрать это наследие и что можно — отдать в библиотеку при храме, а остальное сжечь. Многие тетради содержали в себе переписанные аккуратным круглым почерком акафисты, молитвы и выдержки из статей «Благовеста» и «Лампады». Там были ссылки на номер и год издания с короткими комментариями и отзывами. Отдельные листочки тоже пестрели выписками, но два из них поразили меня особо.

На одном, сильно пожелтевшем, были написаны имена родных и даты их смерти. Самые ранние даты относились к концу 19 века! И так трогательно было читать напротив каждого имени: прадед, прабабушка, дед, сестра, сын… Сын Лев… Она пережила своего сына, это страшно. Тогда мне подумалось, как, должно быть, радуются души тех, за которых молилась эта немолодая уже женщина. А как же звали ее саму? Нигде я не нашла ее имени. Только на одной из тетрадей стоял номер телефона. Я позвонила и объяснила, как он попал ко мне. Женщина, взявшая трубку, сказала мне, что записи принадлежат рабе Божьей Капитолине. Не так давно она погибла на дороге, ее сбила машина.

Второй листок адресовался родным и в нем было подробно написано, что делать в случае болезни или смерти автора. Какого батюшку позвать, во что одеть, что читать на исход души и после… И столько было в этой просьбе мольбы, ответственности за свою душу, заботы о ней, строгости и ревности в вере, что без слез невозможно было читать.

Не знаю, где нашла свой последний приют р. Б. Капитолина. Может быть, на кладбище Сорокиных Хуторов под Самарой, где неподалеку в овраге нашло свой последний приют ее завещание? Не знаю также, было ли оно исполнено. Все говорит о том, что нет. Зато знаю точно, что когда уходят в иной мир такие тихие молитвенницы за весь род и некому больше подавать записочки на проскомидию, то их родные, пусть не сразу, а позже, но обязательно ощутят, как благодать Божья оставляет их дом, их семьи, их сердца.

Помню еще одну пожилую женщину. Звали ее Елисавета. (Пусть простят мне читатели то, что упоминаю здесь конкретные имена. Я имею надежду на то, что многие помянут их в своих молитвах). Она-то и рассказала мне, что еще в девушках сняла в Самаре в частном домике убогонькой девицы Наталии угол.

— Почему убогонькой? — спросила я.

— Она не могла ходить и передвигалась по дому ползком. Эта Наталия приютила у себя Архимандрита Феодосия, который служил когда-то у нас в городе, был гоним отовсюду и принял помощь от калеки, которая, чтобы прокормить его и себя, сдала комнату одинокой девушке. Они и научили меня вере, молитве и смирению. Потом Архимандрит Феодосий уехал в Тулу. Там и почил. А я вот уже восьмой десяток живу и все его поминаю.

И правда, не было случая, чтобы она, придя в поликлинику, не подошла к церковной лавке и не заказала проскомидию по Архимандриту Феодосию и девице Наталии. И в очередную нашу встречу поведала мне Елисавета свой давний и дивный сон:

— Знаю, снам верить нельзя. Но этот был такой яркий, светлый, радостный, что и проснулась я вся в радостных слезах. Вижу, идет полем пшеницы мне навстречу мой дорогой батюшка Архимандрит Феодосий. Вокруг солнце сияет и он весь, как солнышко светится. Через руку у него перекинута ряса, и он мне говорит: «Лиза, поминай меня всегда только проскомидией, слышишь? Только проскомидией». И пошел по дорожке дальше. Вот я теперь выполняю его наказ. В любом храме, в любом месте, где есть возможность, пишу его на проскомидию. Царство ему Небесное!

Царствие Небесное и вам, дорогие русские женщины.

Маргарита Драгина, г. Самара.
Рис. Г. Дудичева


От редакции.
Так получилось, что первой в редакции прочитала эти заметки Маргариты Драгиной заместитель редактора Ольга Ларькина. И сердце обожгло: да ведь в начале их говорится явно о Капитолине, которую она знала хотя и не так долго, но очень любила! Та Капитолина жила в поселке Красная Глинка, а это недалеко от Сорокиных Хуторов, где были найдены бумаги. Редкое в наши дни имя — и, кажется еще более редкое сочетание в одном человеке горячей любви к Богу и людям, молитвенного духа и глубокого смирения… Она?

Не удержалась, позвонила автору. И Маргарита Анатольевна подтвердила:

— Да, это та самая Капитолина — в ее записках было и ваше имя, она просила в случае ее смерти сообщить об этом в «Благовест» Ольге Ларькиной. И когда ко мне попали эти бумаги, я поехала в редакцию, но вам уже было известно о ее гибели.

— Прихожанки храма Святителя Алексия, в который ходила Капитолина, через несколько дней после трагедии рассказали мне в Крестном ходе о том, что она погибла. Мы с младшей дочкой ведь и познакомились с Капитолиной в Крестном ходе вокруг города. Маленькая, худенькая, в свои восемьдесят лет она была очень светлым и даже радостным человеком. С ней хорошо было идти рядом, хорошо — молиться. И даже когда под рукой не было помянника — сколько раз Господь Сам приводил на память ее имя и при жизни ее, и после трагической кончины. Читаю ваши записки — и тронута до слез, и перед глазами стоит ее лицо с лучиками-морщинками, ее добрый и любящий взгляд… Спаси вас Бог за этот рассказ! Всей душой присоединяюсь к вашему молитвенному пожеланию: Царство Небесное, вечный покой Капитолине и всем нашим дорогим и незабвенным молитвенницам!

Дата: 9 ноября 2012
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
4
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru