Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

В доброй сказке…

«Думала ли я, что когда-то со мной произойдет настоящая рождественская история?..»

«Думала ли я, что когда-то со мной произойдет настоящая рождественская история?..»

Об авторе. Матушка Юлия Кулакова — супруга священника Димитрия Кулакова, настоятеля храма в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» в поселке Просвет Волжского района Самарской области. Юлия Кулакова — профессиональный журналист, автор многих публикаций в Православной газете «Благовест» и журнале «Лампада».

С праздником Христова Рождества всегда неразрывно связаны рождественские истории. Придуманные и непридуманные, жалобные и милые. Про то, как чье-то доброе сердце отзывается на чужую скорбь, и сирота обретает семью, нищий — кров, а больной — надежду на выздоровление.
Думала ли я, что когда-то со мной произойдет настоящая рождественская история? Конечно же, нет. Что Господь позовет меня кому-то помочь — это представить я как раз себе могла. Но вот другую «сторону баррикад»… Ни сиротой, ни нищим я не была, а здоровью можно было только позавидовать. До поры до времени.
Когда же здоровье вдруг решило внезапно меня подвести — тоже было не до рождественских историй. Установить причины не представлялось возможным, и я, как и многие в подобной ситуации, продолжала принимать лекарства, прописанные годы назад, наполнять жалобами интернет-блог и отвечать молчанием на бодрые вопросы: «Ну неужели ты всё еще болеешь?»
От старца муж привез совет найти «доброго верующего врача»: подобная история была в монастыре с одним братом, но нашелся хороший доктор — и болезнь отступила. «И как его искать? — думала я, комкая в руке четки, привезенные из Лавры. — Такие, конечно же, есть, но если бы я могла ходить и искать — то и врач был бы не нужен…»
Болезнь уверенно загоняла меня из реальной жизни в виртуальную. Господь не оставлял, посылал прекрасных друзей, с которыми мы вместе могли радоваться и молиться.
Однажды раздался звонок. Звонила одна из моих виртуальных подруг. В виртуале мы познакомились на одном форуме, а в реале могли бы никогда и не встретиться, ибо до Москвы от нас путь неблизкий. Человек, как я смогла понять, нежный, скромный, она всегда была готова присоединиться к молитве за больных и терпящих скорби, но никогда не участвовала ни в каких спорах и бурных обсуждениях.
— …Юль, передам трубку мужу, надо просто рассказать ему о течении болезни, он знаком с прекрасными специалистами… — и пока я обдумывала, в трубке зазвучал добрый, уверенный мужской голос.
— Но как я — и вам — расскажу? — забормотала я.
— Но я же доктор! — просто ответил голос.
Перед глазами встало лицо старца, виденное мною только на фотографиях. Простое и с хитринкой в глазах. «Нужен добрый верующий доктор…»
***
— Нет, мы с вами по МКАД не поедем, движение плохое, ой плохое! Но красиво как… Это вы нам погоду такую привезли. Была слякоть, а теперь смотрите, какая сказка! Центр пустой, провезу вас по городу, хоть посмотрите! — водитель выразительно махал рукой куда-то вперед.
Впервые за 10 лет я покинула Самарскую область. Когда решался вопрос, соглашаться или не соглашаться на предложение наших новых друзей приехать на обследование, здоровье внезапно улучшилось — ровно настолько, чтобы перенести дорогу. Ответ пришел сам собой, и вот я уже еду по московским дорогам, разглядывая заснеженные дома и деревья, на которые продолжает тихо опускаться сказочный пушистый снег. Дорога идет вверх, ей нет конца, и она похожа на новогоднюю елку, расцвеченную вместо гирлянд фарами машин.
Друзья встречали меня у гостиницы. Спокойный внимательный доктор Андрей и тоненькая Татьяна с нежными, по-детски радостно и широко распахнутыми глазами.
Если бы я знала… Мешает, мешает гордыня принимать помощь и просто благодарить за нее. Мои друзья взяли на себя все расходы, не позволили потратить ни копейки собственных денег, буквально завалили подарками.
Я не впадала в разбойники, и не проходил мимо меня быстрым шагом древний левит. Но когда мои друзья рассчитывались с «гостинником», в роли которого оказалась коротко стриженая дама в возрасте, похожая на дипломата «старой школы», — меня окончательно покинуло ощущение времени.
— Ты где? — спрашивали по телефону мои родные, оставшиеся дома.
И я, глядя из окна гостиничного номера на заснеженные клумбы, ели и фонтан, честно отвечала:
— Кажется, в доброй сказке.
Иконы в кабинете каждого доктора. Врачи, к которым меня привозили, были внимательны и тактичны. Не только обследовать, но еще и проследить, чтобы диагноз не вызвал у пациента уныния, — такое я видела впервые. Уныния и не было. Появилась надежда.
Одна из докторов потом звонила моим друзьям: «Я всё думаю над этим случаем, что еще можно здесь попробовать сделать…»
Улицы. Скользко. Под руку с Таней. Добрый, участливый взгляд и добрые слова. Доктор Андрей — кардиолог… может, поэтому он когда-то сразу разглядел, какое у Тани большое и чуткое сердце?
Рядом с ними именно сердце начинает биться иначе. Ровнее, спокойнее. Строго следишь за собственными интонациями голоса, потому что чуть резче сказать — и это прозвучит преступной грубостью. А грубость рядом с ними и вовсе невозможна. Они — воплощенная нежность. И становилось понятно, почему — они и почему — я. Они просто органически не могли пройти мимо. Узнали — и пришли на помощь, причина — следствие. И по-другому для них никак.
В этой семье, продолжающей докторскую династию, подрастает маленький сын, умненький, задорный, веселый. С детства впитывает только доброе, не видя в семье ни тени плохого.
До сих пор тяжко, что из-за цейтнота пришлось расставаться на бегу. Их сынишка, наверное, обижается на меня, что впопыхах забыла я забрать для своего сына его подарок — рисунок и пластилинового петушка.
Я впервые при расставании еле держалась от слёз. Но держалась — чтобы Таня не расстроилась из-за того, что расстроилась я.
Три дня я была рядом с ними. И три дня они жили моими интересами, моими заботами и радовались моим радостям. Радуйтесь с радующимися, плачьте с плачущими…
Нет, это не сказка. Это быль. Пока рядом с нами живут такие люди… Ну, вы меня поняли. Можно надеяться. Держаться. Жить дальше. А кто в силах — «идти и поступать так же». Дай вам Бог этих сил.
А если для кого эта история — «лубок» и «экзальтация»… — то вам пора к кардиологу, господа. Чтобы срочно отвязать от своего сердца камень. Поверьте, он там совершенно ни к чему. Я теперь это точно знаю.

Юлия Кулакова.

Рис. Г. Дудичева

1212
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru