Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Зарубки на память

Своими размышлениями делится столичный филолог, член-корреспондент Академии наук Владимир Мельник.

Своими размышлениями делится столичный филолог, член-корреспондент Академии наук Владимир Мельник.

Прощеное воскресенье Анны Ахматовой

Великая русская поэтесса ХХ века Анна Андреевна Ахматова свои дневниковые записи датировала по-разному: то просто напишет число и месяц, то сопроводит дату записью: «ночь», или: «Комарово», наконец: «понедельник».

Но одна надпись у неё совершенно особенная. Она умерла 5 марта 1966 года. Чувствовала приближение конца: ещё за две недели до смерти, 20 февраля 1966 года, обозначила дату: Прощеное воскресенье. Этот церковный праздник всегда очень много значил для неё.

В Прощеное воскресенье 1963 года она обратилась к собравшимся знакомым: «В этот день мама выходила на кухню, низко кланялась прислуге и сурово говорила: «Простите меня грешную». Прислуга так же кланялась и так же сурово отвечала: «Господь простит. Вы нас простите». Вот и я теперь у вас прошу: «Простите меня грешную». Прощеное воскресенье она чтила до смертного часа. А какое сочетание в этом празднике: прощение и (как следствие) — воскресение! Ахматова это понимала!

Говорить или молчать?

Сейчас учат на специальных курсах быстрому чтению. А надо бы учить медленному, потому что разучились думать о прочитанном…. Также учат красиво и правильно говорить (риторика), но никто не учит молчать. А ведь все великое совершается медленно и в молчании, и Христа зовут — Начальник Тишины.

…Всю жизнь совершенствовать свою речь, чтобы лишь к концу жизни понять, что главное — научиться молчать. Но на это нужна еще одна жизнь.

Правда — у святых, а не у предателей

Давно отгремела Великая Отечественная. И чем далее она от нас, чем меньше остаётся на свете фронтовиков, прошедших через её закаляющее горнило, тем больше всяческих мифов о ней бродит по свету. Недавно взялись обсуждать Власова: а может быть, сдавшийся немцам и воевавший против своей Родины генерал на самом-то деле истинный герой? Может, он добра хотел? Задумал перехитрить и фашиста Гитлера, и большевика Сталина? Такая была у него правда — «с загогулиной», с хитрецой — соответственно ситуации?

Как разобраться во всём этом? Как всегда — прислушаться и присмотреться к нашим святым. Преподобный Амвросий Оптинский сказал: «Где просто — там ангелов со сто, а где хитро — там ни одного». А Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), как только началась Отечественная война, не стал выжидать, пока Бог накажет богоборческие власти, а как горячий русский патриот и как врач включился в общую работу по защите Родины. А ведь был он по отцу поляком и находился в то время в сибирской ссылке!

Правда — она у святых. Так её и зовут: святая правда…

Церковь богатая — церковь незапертая

Когда Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) получил Сталинскую премию, он отдал её детям. Священники же ожидали, что Владыка Лука отдаст деньги Церкви. Ведь Церковь всегда была его первой заботой, он всегда настаивал на открытии церквей.

Председателю Тамбовского обл-исполкома, который предложил Владыке «всё, что тот захочет» в награду за его выдающуюся хирургическую деятельность на Тамбовщине, Владыка Лука ответил: «Откройте городской собор». Чиновник ответил: «Этого нельзя». Тогда Владыка сказал: «Ничего другого мне от вас не нужно». Ожидания священников не оправдались, и они доносами выжили Владыку из епархии.

А Владыка Лука понимал, что богатая церковь — открытая церковь. Открой храм, а дальше его жизнь как-то устроится.

Сейчас ситуация изменилась: церкви открыли, но на скольких из них после службы висит замок, в скольких, по сути, нет приходской жизни… Кто же закрывает храмы сразу после служб? Не власти, а мы сами.

Иерусалим, Иерусалим!

Иерусалим — святое место для каждого Православного человека. Паломничество в Иерусалим для наших предков было зенитом их духовной жизни. Ещё бы: месяцы, а то и годы шли паломники пешком в Палестину, претерпевали труды, дорожные трудности, в которых их поддерживала живая вера.

Возвращались русские люди на родину с чувством некоего выполненного долга: «Теперь и умереть не страшно!» — и с ещё более крепкой верой. Многому их учила сама дорога в Иерусалим, солёный пот этой дороги, палящий зной Палестины.

Долго ещё от человека, побывавшего в Иерусалиме, исходил свет благодати, крупицами которой питались тысячи людей, слушавших необыкновенные рассказы о святых местах, о Гробе Господнем, об Иордане, о Вифлееме, о горе Фавор.

Неспешно, с затаённой думой обходил русский человек как бы знакомые с детства места. И уносил в своей котомке странника нехитрые подарки ближним: камешки, веточки, простые иконки. Для оставшихся дома это были дары, не имеющие цены.

Паломничество в Иерусалим замышлялось за годы вперёд, человек долго каялся в своих грехах, перебирал в душе всю свою жизнь, боясь осквернить своей нечистотой святое место, где родился и ходил Своими стопами Иисус Христос. Он месяцы и годы молился Богу, прося Его допустить в Святую Землю — не любопытства ради, а для очищения от грехов. В основе такого странничества было покаяние.

В общем, можно сказать, что Иерусалим был делом жизни. Главным результатом такого паломничества было преображение души.

В проповеди одного современного батюшки прочитал: «Сейчас многие приходят в храм за чудом, за чем-то необыкновенным, но не за трудом. Даже едут в Иерусалим». И правда, слетать в Иерусалим теперь не составляет никакого труда. Некоторые летят даже по «горящей путёвке».

К такому паломничеству готовятся наспех: лишь бы вещи успеть собрать, даже визы теперь не нужно. Отсюда и результат паломничества: в жизни человека, к сожалению, мало что меняется. Только прибавляется сознание того, что «я был в Иерусалиме». Да, уже был, уже использовал свой шанс круто изменить свою жизнь. Изменил ли?

Не счастливее ли был юродивый Васенька Симбирский: он ходил вокруг храма в старых сапогах, с пряником в кармане пиджака, и Иерусалим не сходил у него с языка, он постоянно говорил: «Меня возьмут в Иерусалим, скоро меня возьмут в Иерусалим»?

Владимир Мельник

Дата: 18 ноября 2011
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru