Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«Искренне любить людей — это значит быть с Богом»

Артист Сергей Маковецкий недавно закончил работу над ролью священника в фильме «Поп».


Артист Сергей Маковецкий недавно закончил работу над ролью священника в фильме «Поп».

На Светлый Праздник Пасхи по всей стране от Владивостока до Калининграда в кинотеатрах состоится премьерный показ нового фильма режиссера Владимира Хотиненко «Поп». Фильм рассказывает о Псковской Православной миссии, когда священники-миссионеры возрождали церковную жизнь на оккупированных фашистами территориях. Главного героя, отца Александра, сыграл популярный артист Сергей Васильевич Маковецкий. Он снялся во многих фильмах, среди них — «Макаров», «72 метра», «Жмурки», «Чудо», сделал исключение для двух сериалов Сергея Урсуляка, сыграв в «Ликвидации» и «Исаеве». Маковецкий избирательный, принципиальный и вдумчивый актер, он никогда не играет в тех фильмах, где его не устраивает сценарий, режиссер или роль.
Во время гастролей со столичным театром имени Вахтангова в Самаре он любезно согласился встретиться с корреспондентом «Благовеста» и поделиться своими впечатлениями о работе над фильмом «Поп» и в картине про «стояние Зои» — «Чудо». Маковецкий одет был демократично — джинсы и джемпер, был сосредоточен и почему-то немного нервничал, много курил и пил кофе… С администратором, угостившим его кофе, попытался расплатиться, но тот был рад угодить московскому гостю и от денег отказался. «Я после интервью обязательно денежку отдам», — негромко пробурчал Сергей Васильевич. Вот такой совсем не сноб, не «звезда», которая считает, что за его талант ему все вокруг должны. А совсем наоборот —  человек, не желающий ущемить интересы другого человека даже простой чашечкой кофе.

Фильм про «попа»

— Сергей Васильевич, любое дело для Православного человека начинается с благословения батюшки, а c чего начались для вас съемки фильма, рассказывающего о нелегкой судьбе священника?
— Сама эта история была написана по благословению ныне покойного Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Царство ему Небесное! Его отец, священник Михаил Ридигер, сам ездил в концентрационный лагерь в Эстонии, чтобы облегчить участь военнопленных, там духовно укреплял Православных людей и, бывало, брал с собой маленького сынишку. И будущий Патриарх все видел своими глазами — и страдание, и голод, и смертельные болезни среди пленных русских воинов и мирного населения. В одной из таких поездок отец Михаил усыновил двоих детей и тем самым спас их от верной гибели. Таких спасенных, возможно, было не так много, как этого хотелось священникам-миссионерам, но они были, и эти попытки помочь несчастным порой заканчивались трагически для самих батюшек… Эта страдальческая страница нашей истории была для Святейшего Патриарха Алексия II болезненна и близка… И когда возникла такая идея фильма, он благословил сначала написание романа «Поп», а потом кинокомпания «Православная энциклопедия» пригласила режиссера Владимира Хотиненко, меня и других артистов принять участие в картине. Все это делалось и творилось по благословению священноначалия.
У нас на съемках был удивительный помощник — игумен Кирилл, настоятель храма Пресвятой Троицы, что на Сухаревке в Москве. После каждого съемочного дня мы садились с батюшкой и продумывали, какая будет следующая сцена. Все выверялось, каждая сцена выстраивалась батюшкой. Просто хирургическая работа, чуть шаг в сторону — и будет карикатура на попа. Все было непросто — непросто было мне, мирянину, брать в руки кадило и читать ектению перед Царскими вратами, приходилось даже репетировать, выверять интонации, чтобы звучало как в настоящем храме. Голоса не хватало, потому что дрожь охватывала… Вы думаете, это так просто — вышел и прочел слова молитвы? Робость охватывала, и игумен Кирилл очень помогал сделать все верно. Конечно, я не батюшка, но если я передал образ этого человека достоверно, если вы мне верите, значит, удалось без фальши передать образ священника…
— Персонаж был скопирован с какого-то конкретного батюшки или это был собирательный образ?
— У меня же есть знакомые батюшки, я с ними общаюсь, хожу в храм, стараюсь приходить в церковь на большие праздники. Смотрел, как они служат, разговаривают с прихожанами, что-то запомнилось, отложилось и помогло в работе над ролью отца Александра.
—  Сергей Васильевич, не страшно ли было без благодати сана — играть священника? Имитировать благодать…
— Ну что же, артисты — не люди, что же мы — не ходим в храм?! Мы так же исповедуемся и причащаемся, другой вопрос, что степень этой благодати не та… Да и сохранить нам ее в душе труднее, чем священникам, случайно или не случайно, а человек поступил так, что в этот же день от него и ушла вся благодать. Но, тем не менее, она была, ведь актеры очень совестливые люди. Поэтому если бы за душой ничего не было, то сыграть такую роль было бы для меня невозможно…
— Вы побывали в роли священника, что почувствовали? Смогли бы в реальности быть батюшкой? Потянули бы?
— Не-е-ет.
— Были в работе над фильмом такие моменты, когда чувствовалось, что это явная помощь Господа?..
— Давайте мы обойдем такие вопросы, а то можем впасть в прелесть. Мне не хочется этого делать, впадать в прелесть. Могу сказать одно: работалось очень аккуратно…
— Работа над ролью священника внесла какие-то корректировки в вас лично? Чего теперь себе не можете позволить сделать?
— Может быть, что-то эта роль изменит во мне, посмотрим. К огромному моему сожалению, я курящий человек, но облачение меня сдерживало, в облачении с крестом я не курил (к сожалению, другой замечательный артист Олег Янковский в своей последней роли Митрополита Филиппа в печально известном фильме «Царь» «прославил» скандальную картину еще и тем, что весь мир облетел кадр, как он курит свою неизменную трубку теперь уже в митрополичьем облачении, над чем ерничали журналисты на разных языках мира - ред.). Само священническое облачение было не софринское, а взятое из Троице-Сергиевой Лавры, старинное, ему было лет сто, а наперсный крест 1837 года. Представляете, как все это было намолено, и как ответственно в это облачаться и играть свою роль в этом. Но вот совсем бросить курить все-таки не получается как-то…
— Вы очень изменились после этой роли?
— Вы должны понять, что есть актерство, великое актерство! После этой роли я пошел играть другую роль, роль мошенника. Тоже ведь профессия актерская… Вы скажете, а как вы посмели, — а как я не посмею — это моя работа. Не надо считать, что в этой роли батюшки была только работа, я с невероятным трепетом относился к своей роли. Мне казалось, что я понимал — что́ это такое, и очень достоверно пытался все передать. Как отец Александр смотрит, как слушает, как терпит, как любит… Он же ничего героического вроде бы не совершает, в нем подвиг совсем обычный — жизни, веры и любви…

«С Божьей помощью сохранить свою душу…»

— Ну хоть что-то в вас от отца Александра сохранилось?
— Сохранился я сам… Не только после этой роли, а всегда себя надо сохранять. Как-то прикладываешь старание, может быть не через меру, но прикладываешь… Но ошибки мы все равно совершаем — на земле живем, не на Небе. Даже выходя после Причастия, вы представляете, насколько долго вы эту благодать храните? Вот вас случайно толкнули, что-то не то сказали, и еще не выйдя из храма, вы уже успели нагрешить. А в актерской среде… Вот вошли в работу над очередной ролью — и все…
— Актерская профессия об руку идет с тщеславием, как же уживаются вместе талантливый амбициозный актер и верующий человек Сергей Маковецкий?
— Без гордости нет нашей профессии… И стараешься сам себя обуздать, обуздать гордыню и чрезмерное тщеславие, дали тебе за фильм там какую-то финтифлюшечку или не дали. Главное, как ты к этому относишься, если ты живешь этим неполучением — это одно, если ты к этому спокойно отнесся, то совсем другое. И начинаешь вспоминать слова Писания о том, что не надо искать благодарности от людей, иначе от Отца вашего что же будете получать… Если я вам скажу — у меня нет ни самолюбия, ни гордыни, вы же не поверите! Все у меня это есть, но идет работа души…
— Молитва?
— Все вместе…
— Как вы пришли к пониманию веры?
— Не помню когда… Но вот как-то случилось, что привел Господь. Почему — не знаю, Господу было так угодно.
— Что самое главное для Православного человека?
— Простой ответ — вера… И по вере поступать. Думать о том, как ты относишься к людям. Все же взаимосвязано, как вы относитесь к людям, так и они относятся к вам. Несмотря на то, что я постоянно нахожусь в какой-то раздерганности: то гастроли, то интервью, то съемки, то какие-то разговоры. В такой ситуации сохранить себя Православного получается только с Божией помощью. Почаще в храм ходить, правила хотя бы читать утреннее и вечернее, коль считаешь себя Православным… Но читать молитвы только со старанием, а не так просто. И все это помогает. Уверен, что помогает… Даже в актерстве помогает.
— Вы крестились в сознательном возрасте?
— Крестила меня мамочка, я был еще маленьким.
— Своим маленьким внукам что говорите о Боге, что рассказываете о Православной вере?
— Беру за ручку и веду в храм, читаем детскую Библию, но вот серьезных разговоров еще не было.
— Видно, роль дедушки вами любима. А среди созданных на экране ролей какая самая любимая?
— Ну как мне вам себя объяснить. Роли — это творческий порыв, твое желание сыграть, показать себя… Творчество — это эгоизм. Как ни крути, но это так. Режиссер хочет поставить пьесу, а ты хочешь там играть, а потом твои старания высоко ценит публика, и тебе это очень нравится.
— Как вы думаете, что мешает прийти человеку к Богу?
— Ну что значит прийти к Богу? Да все как-то стремимся… Понимаете, может быть некрещеным человек, но любить людей искренно, помогать им, а значит, уже быть с Богом. А бывают люди крещеные и в храмы ходят, а ближнего поедом съедают. Получается, что поступками их Православие не подтверждается.
— Любить людей нужно, но иногда такие личности бывают, что побыстрее скрыться от них хочется…
— Да… Порой смотришь и думаешь: за что же нас любить? Какие же мы страшные и по поступкам, и по жизни. Потому что мы все время отворачиваемся от Господа, нам Боженька каждую секунду дает право выбора и счастье быть с Ним. У нас каждую секунду идет борьба за или против — что сказать, как поступить, как поглядеть… Даже сейчас пока мы с вами беседуем, сколько было искушений! Но всегда есть возможность прийти ко Христу и искренно покаяться! У меня тоже возникают мысли, что мы не стоим того, чтобы нас любили… Но потом ловишь себя на этой страшной мысли и думаешь: о чем ты говоришь, Сережа? Как же тогда работать и жить, если людей-то не любить.
— А как научиться прощать?
— Главное сделать это по-настоящему, искренне, ну хотя бы дотянуть искренности процентов до 30, хотя бы уж так…

«Чудо» без чуда?

— Сергей Васильевич, когда вы впервые услышали о стоянии Зои, что почувствовали? И почему согласились играть в фильме об этом? Что зацепило?
— Я прочитал историю о стоянии Зои в сценарии и сразу в нее поверил… Не могу вам сказать, что почувствовал, не стоит об этом рассказывать для всех. Я очень люблю Александра Анатольевича Прошкина, мы с ним сделали уже не одну картину. Когда рядышком такой режиссер, то работать одно удовольствие. И вот меня пригласили на фильм и дали прочитать такой материал, где еще такая удивительная роль — уполномоченный по делам религии. Очень сложный характер, любопытный, и воплощать его было интересно. Он же со всеми разный: с журналистами — один, c батюшкой — другой, с начальством — третий, нам же понятна его должность и кажется понятным нутро… Но образ не одноплановый, он умный человек, начитанный, да и, может быть, единственный, кто верит во всю эту страшную историю о Зое, действительно верит… Но ему по должности — и время такое было, что нельзя было верить, — не положено.
Когда прочитал сценарий, увидел, что там был выписан образ дьявольский — одноглазый, мимикрирующий, лукавый — я сказал, что создавать образ некой потусторонней силы я не буду. Боже упаси меня от этого! Я сказал: человек одноглазый, потому что прошел войну, работает уполномоченным по делам религии, потому что очень образованный и очень хорошо знает свой предмет. Он знает, что такое религия и вера — вот кто этот человек. Он отчетливо понимает, что он делает, и ему приходится со всеми быть разным. Батюшке он говорит — хотите, чтобы вам храм сохранили — вот вам проповедь, а батюшка хочет написать сам, но «вам привезут», — говорит уполномоченный, и батюшка волей-неволей соглашается.
— Почему обязательно нужно было вашему герою сломать дух священника?
— Да он не ломал никого…
— Но уполномоченный сначала заставил прочитать свою проповедь, где утверждается, что чуда нет, а потом показал батюшке это чудо, от которого он отказался во время проповеди… Разве это не сломал?
— Это лишь такая небольшая провокация. А была ли крепка вера в батюшке, если вот так легко сломали?.. Многие из нас считают себя верующими, а потом вот неудача — и запили. Где же вера? Одно маловерие… Я так для себя понял, что вера была в нем не сильна, и батюшка убегает, сбегает.
С каждым, кто соприкоснулся с чудом, в фильме происходит чудо опосредованное или конкретное. С журналистом (Хабенский) — он уходит со своей не очень любимой работы и меняется по отношению к жене. В новелле с Хрущевым, помните, когда они летят, ему говорят — вот вы взяли в руку палку, и все сразу наладилось — так восприняли чудо коммунисты. А Никита Сергеевич узрел свое чудо в красивой игре облаков…
Фильм о великом Зоином стоянии — это история чуда, которое многое меняет в людях, это фильм о том, как мы все относимся к чуду. Нам чудо только вынь да положи…
— Но самого чуда в фильме почти не чувствуется, для души среди чернухи-бытовухи, показанной в фильме, не осталось просвета, зритель остается без чуда в себе…
— Как же нет? Может, у вас нет, а у кого-то есть… Ведь журналист меняется… Да все немного становятся лучше!
— Да, но это чисто технически — журналист ушел с нелюбимой работы, нам за него в фильме не дали порадоваться… Город наш Самару (тогда Куйбышев) почему-то очернили, да еще назвали другим именем, каким-то Гречанском, и его жители показаны гротесково, уродливо — все как-то втоптано в грязь и потом еще названо чудом…
— Мне так еще никто не говорил, на всех просмотрах фильм «Чудо» зрителям очень нравился, и я был рад, что работал в этой непростой картине. Ну, может, что-то недотянули, но очень хотелось рассказать эту историю людям и вместе с ними подумать над вопросом, надо ли дожидаться такого страшного чуда или же просто начать жить хотя бы немного с Господом в душе.
— Вам не сразу удалось пробиться в первый эшелон артистов. Где искали поддержку, как не впали в депрессию и продолжали верить в свои силы?
— Это же не от меня зависит. Мне оставалось только терпеть и делать свое дело. А терпение понадобилось огромное… Еще очень важно в этот момент не обозлиться на жизнь, на людей. В такие периоды для каждого человека важна поддержка близких, и — слава Богу — у меня она была. Да, хотелось вырваться, вернее, стать очень известным. Но вот чтобы в этом была моя цель, не могу сказать. Хотелось хорошо играть… Я не «шел по трупам», не перешагивал через людей. Вот так как-то происходило в жизни, даже уже не совсем завися от меня. Вдруг пришло время, и понадобилось мое умение, мастерство.
— Как разобраться, что зависит от Всевышнего в твоей жизни, а что от тебя?
— Есть такой хороший, уж простите меня, анекдот. Человек обращается к Богу и печально cпрашивает: ну почему я никогда в жизни не выигрываю в лотерею? На что Господь с любовью ему отвечает: купи хотя бы один лотерейный билет, приложи хотя бы старание — и это уже будет оценено Господом. Поэтому купи, пожалуйста, билет.

Ольга Круглова
18.03.2010
Дата: 18 марта 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru