Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Страница о Святителе Николае Чудотворце

Чудо Святителя Николая на Самарской земле

Стояние Зои

Памятник Святителю Николаю в Самаре рядом с домом, где в 1956 году было Стояние Зои.

Много великих и малых чудес совершил в России Святитель и Чудотворец Николай. Но все же самарское чудо, о котором мы хотим рассказать, стоит наособицу даже и среди других его дивных чудес. И не только потому, что случилось оно в не столь далекое от нас время — в 1956 году. Не потому лишь только, что весть о чуде разнеслась по всей стране. И даже не из-за того, что «Стояние Зои Куйбышевской» укрепило в вере тысячи людей, живших в то время под гнетом государственного атеизма. Наиболее важной нам видится другая причина, хотя и тесно связанная с вышеназванными. Стояние Зои давно вышло за рамки «исторического времени». Стало не просто фактом, не только событием. Оно стало частью церковного предания, которое достовернее любого факта, так как отражает не внешнюю только канву событий, но и раскрывает их символический, духовный смысл, то есть учит вере.

А еще это чудо особенно дорого нам потому, что в нем отразились сразу две главные черты святости любимого всем народом Николая Чудотворца. Те черты, которые принято почему-то считать противоположными, но которые на деле лишь дополняют друг друга… Николай Угодник известен и любим в России как грозный обличитель и наказатель грешников. Но он же и милует, прощает кающихся. Ходатайствует за них перед Господом. Вот эти две черты святости дивно переплелись и соединились в самарском чуде. Зоя была наказана за грех кощунства, но и прощена, помилована Святителем Николаем…

Еще одна удивительная особенность чуда на Чкаловской улице, на наш взгляд, заключается в том, что его «соавторами» стали сотни людей. Это они, безымянные авторы «народной повести» об окаменевшей девушке Зое, записывали в тетрадки и передавали своим соседям, сослуживцам, родственникам странички с записанными безхитростными словами, своеобразной летописью происшедшего.

Что такое «народная повесть»? Это прежде всего слепок с народной души. А она, душа, и в прежние годы гонений верующих питалась все же великой христианской культурой. Сейчас у всех на слуху еще так недавно запретные «самиздатовские» произведения. Но при всем уважении к их авторам заметим, что «самиздат» был уделом лишь тонкого слоя интеллигенции и широкого влияния на народ не имел. Иное совсем — «самиздат» народный. О нем и сейчас-то не принято говорить. Но ведь был и он! И охватывал всех верующих, достигая и до самых отдаленных углов Православной России! «Народная повесть» о Зое — в этом ряду…

У этого произведения нет автора, как нет его, в привычном смысле, у древнерусских летописей, у духовных стихов, у народных песен… Народ Божий как бы усыновил, признал написанное за свое. И этим решил его судьбу. Писанные-переписанные от руки (переписчик становился соавтором), листочки эти расходились по городам и весям, зачитывались до дыр, поддерживали в людях веру. И были безсильны перед этими безхитростными письменами запреты, цензура, вся дутая мощь пропагандистов безбожия.

Благодаря письмам читателей мне известны два «свода» народной повести. Пожелтевшие и совсем свежие рукописи эти продолжают читаться и переписываться, а стало быть — жить! При некотором различии в малозначительных деталях варианты повести в сердцевине своей едины. В них речь идет о вполне реальных, хотя и чудесных (тут нет никакого противоречия) событиях. И все же строится повесть не на основе фактов, которые так часто лукавят, а, что гораздо важнее и достовернее, на народной интуиции, эти факты объясняющей. Ее же, как правило, обмануть невозможно… Рядом с необозначенными персонажами (не значит — вымышленными) в повести действуют и живут вполне конкретные исторические личности: Патриарх Алексий I и иеромонах Серафим (Полоз), который действительно подвергся гонению от властей предержащих…

Полную правду о тех далеких уже событиях всем нам, надеюсь, еще предстоит узнать. Но верить в истинность великого чуда нужно нам и теперь. И в него верят! А что касается скептиков, то тут не помогут и факты. Про них ведь сказано Спасителем на века: «если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16, 31).

Антон Жоголев

СТОЯНИЕ ЗОИ КУЙБЫШЕВСКОЙ В 1956 ГОДУ

Народная повесть.

Страница рукописной повести о Стоянии Зои. 

Вся земля да поклонится Тебе, Господи, да поет хвалу Имени Твоему, да возблагодарит Тебя, хотящего отвратить многих от пути нечестия к вере истинной.

Событие это произошло в Куйбышеве в 1956 году в день Нового года, когда у христиан дни Рождественского поста. Задумала Зоя, работница трубочного завода (ныне завод им. Масленникова —  А. Ж.), устроить вечер с танцами по случаю приезда ее жениха. Вопреки воле своей благочестивой матери, которая пошла в этот вечер в церковь помолиться. Пришли гости: семь девиц и семь молодых людей. Они соединились в пары и стали танцевать, а Зоин жених Николай еще не пришел. Зоя задумала снять с божницы образ Святителя и Чудотворца Николая и сказала: «Пойду с ним танцевать». Подруги ее уговаривали: «Не делай, Зоя, греха», — но Зоя не послушалась уговоров подруг и дерзко ответила: «Если есть Бог, пусть Он меня накажет».

Начались танцы, Зоя прошла два круга — и тут поднялся невероятный шум, вихрь, молоньи, невыносимый свет… Веселье обратилось в ужас, все в страхе выбежали из комнаты, только одна Зоя осталась с иконой Святителя и Чудотворца Николая в руках, онемевшая, холодная, как мрамор. И никакие усилия прибывших медиков не могли привести ее в нормальное состояние. Иглы шприцев гнулись и ломались об ее окаменевшее, словно из мрамора, холодное тело. Но сердце билось, Зоя была жива. Ноги ее были словно прикованы к полу, и попытки взять ее под наблюдение в больницу не удались.

Пришла мать и лишилась рассудка. Но ее вера в милосердие Божие, горячие молитвы о помиловании дочери восстановили ее силы, она пришла в нормальное состояние: слезно молилась и взывала пред Богом о прощении и помощи…

Послали просьбу к Святейшему Патриарху Алексию помолиться о помиловании Зои. «Кто наказал, Тот и помилует», — ответил Патриарх.

Первые дни дом был окружен множеством народа, верующие и любопытные приходили даже издалека. Но скоро властями была поставлена стража, посетителей не пускали в помещение. Дежурство производилось посменно двумя милиционерами по восемь часов. И вот эта стража, поставленная советской властью, как некогда римские воины у Креста Спасителя, как стража Пилата у Гроба Господня, была первым свидетелем великих знамений и чудес у мраморной статуи живой девы Зои. Ибо сердце Зои билось, в этом убедился приезжавший из Москвы профессор медицины. Он непрерывно наблюдал за ней. Суточное безмолвное Стояние Зои нарушалось полуночными криками, приводившими в страх и трепет дежурных и неотлучно стоявшую на молитве скорбящую мать. Некоторые из дежурных милиционеров 28-32 лет поседели от ужаса и полуночных взываний: «Мама, молись за меня! В грехах погибаем. Молись!».

Близилось Рождество Христово. Мать Зои хотела взять икону Святителя и Чудотворца Николая и воздать ей должную почесть, поставить в передний угол. Но никто из присутствовавших не мог взять из рук Зои икону Святителя, ибо неверием были исполнены их сердца.

В самый праздник Рождества Христова, полный веры и благоговения, пришел иеромонах Серафим, и пламенным усердным молением он освятил воду перед иконою Святителя и со страхом Божиим и верою легко взял образ святой из рук Зои, сказав при этом: «Теперь надо ждать знамения в Великий Христов день, а если оно не последует, недолог и конец мира». На эти слова его недостойные слушатели ополчились, ибо в их сердцах жило нечестие. Отец Серафим, благочестивый иеромонах, был взят на допросы и следствия, где находился долгое время, и там его заставляли объявить перед всем народом, что никакого чуда на самом деле нет. Но раб Христов не солгал пред Лицом Господним…

Посетил Зою и усердный молитвенник, имеющий великую силу, — Митрополит Московский Николай. Он подтвердил слова благочестивого иеромонаха Серафима и, совершив моление, сказал: «Нового знамения надо ждать в Великий день».

Близился праздник Благовещения Пресвятой Девы Марии. Дом, где находилась Зоя, как всегда, был закрыт для посетителей, но вот приходит благообразный старец и просит дежурных милиционеров впустить его к Зое. Ему в этом отказывают. На другой день старец опять просится в дом повидать девицу. Опять получает отказ. Но вот в день самого праздника Благовещения третья смена дежурной стражи промыслом Божиим допустила старца к Зое. И слышала стража, как он ласково спросил ее: «Ну что, устала стоять?». Сколько он там пробыл и что говорил — неизвестно, но только когда вспомнили, что прошло время и пора выпускать старца, то там в комнате никого не было, кроме мрачной холодной фигуры Зои. И в это самое время вдруг отверзлись ее уста, и на вопрос, где старец и куда ушел он, Зоя ответила: «В передний угол ушел», — и указала на икону Святителя Николая…

Прошло четыре месяца — 128 дней, до 25 апреля по старому стилю. И в ночь Светлого Христова Воскресения Зоя стала взывать великим гласом свою постоянную мольбу так громко и страшно, что ночная стража в ужасе стала спрашивать: «Что ты так кричишь?».
И последовал ответ Зои: «Молитесь, люди, во грехах погибаем. Молитесь, молитесь, кресты надевайте, в крестах ходите, гибнет земля, качается, как колыбель… »

Она ожила. В мускулах появилась мягкость, жизнеспособность. Ее взяли, положили, а она продолжала взывать и просить молиться, возвещая о мире, в грехах горящем, о земле, в беззакониях погибающей… Ее спрашивали: «Как ты жила? Кто тебя кормил?» — «ГОЛУБИ, — был ответ, — ГОЛУБИ… » И этот ответ был возвещением помилования десницы Господней, милующей грешников и посылающей благодать Святого Духа на создание Свое. Ибо Он есть умилостивление за грехи наши и всего мира.

Святым Духом жила душа Зои, и сердце ее билось в окамененном и холодном, как мрамор, теле. И простил ей Господь прегрешение предстательством Святителя и Чудотворца Николая.

Люди, объятые трепетом, слышавшие о чудесах и взываниях Зои, молились в храмах. К святой вере обратились и неверные; не носившие крестов на груди своей — стали покупать кресты, и их даже недоставало всем желающим купить.

На третий день Христова Воскресения Зоя отошла ко Господу, пройдя тяжелый путь Стояния — 128 дней перед Лицом Господним — за свои прегрешения, и Святой Дух в виде голубине хранил ее жизнь, чтобы в Светлое Христово Воскресение воскреснуть ей для жизни вечной. Ибо само имя Зоя означает — «жизнь». Дивен Господь Бог во святых Своих, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Если же кто прочитает эти чудеса и не поверит, тот согрешит. Составлено и написано рукой очевидца. Было это в 1956 году.

(Стилистика повести сохранена.)

Клейма иконы Святителя Николая Чудотворца, изображающие чудо Стояния Зои, из самарского храма Иоанна Воина.


Чудо на Чкаловской улице

Об «окаменевшей отроковице, или, как говорят в просторечье, Стоянии Зои, в Самаре не позабыли. А ведь целые десятилетия атеисты всех рангов всеми силами старались «разоблачить» самарское чудо! Такая была им дана команда… Для верующих христиан вопрос о том, что же все-таки было на Чкаловской улице, в основном решается однозначно: необычайное проявление силы Господней, то есть чудо.

Попробуем показать, как возникла «атеистическая доктрина» чуда о Зое. Все архивные материалы публикуются впервые. Их стилистика сохранена.

Паника

19 января 1956 г. (самый «пик» событий вокруг дома на Чкаловской; толпу, собравшуюся возле «дома Зои», разгоняют конные разъезды). Совещание по лекционной пропаганде в ОК КПСС. Стенограмма выступления зав. отделом религиозных культов ОК КПСС Алексина:

«Все зарегистрированные религиозные общества (их у нас 40) работают очень активно. А мы недостаточно. Примером является случай на Чкаловской. Они все это подгадали к областной партконференции! (здесь и далее выделено мной — А. Ж.). В религиозные праздники церковь не помещает людей. Празднования Рождества, Крещения, Пасхи — стали прогрессировать.

Вопрос: Нельзя ли выделять деньги на ремонт клубов из доходов Церкви?

Ответ: Нельзя. Мы не беднее их.

Вопрос: Как относиться к религии?

Ответ: У нас свобода религии. Но партии не безразлично, как и кто относится к религии».

Итак, первое, что пришло на ум: «они подгадали это к партконференции». Кто такие они, я думаю, ясно. Ну а что же партконференция? Она все-таки состоялась. Но вместо ритуальных отчетов о «падении религиозности» и «наступлении атеизма по всему фронту» первому секретарю Куйбышевского ОК КПСС Ефремову пришлось отвечать на совсем иные вопросы…

20 января 1956 г. Стенограмма 13-й Куйбышевской областной партконференции. На вопросы делегатов отвечает т. Ефремов: «В г. Куйбышеве широко распространились слухи о происшедшем якобы чуде на Чкаловской улице. Записок по этому поводу пришло штук двадцать.… Да, произошло такое чудо — позорное для нас, коммунистов, руководителей парторганов. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. После этого стали говорить: окаменела, одеревенела — и пошло. Начал собираться народ потому, что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и еще кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост, а где милиция, туда и глаза. Мало оказалось милиции, так как народ все прибывал, — выставили конную милицию. А народ, раз так, — все туда.

Некоторые даже додумались до того, что вносили предложение послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома посоветовалось и дало указание снять наряды и посты, убрать охрану, нечего там охранять… А по существу это самая настоящая глупость, никаких танцев, никаких вечеринок в этом доме не было, живет там старуха (прямая ложь! В этой квартире жила Клавдия Петровна Болонкина с сыном, о чем даже написали в «Волжской коммуне» 24 января 1956 г. — А. Ж.). К сожалению, наши органы милиции здесь не сработали и не выяснили, кто распространил эти слухи (а как же тогда с той старушкой, которая «шла и сказала»? — А. Ж.). Бюро обкома порекомендовало бюро горкома виновников строго наказать, а товарищу Страхову (редактор «Волжской коммуны» в те годы — А. Ж.) дать разъясняющий материал в газете в виде фельетона».

Речь «первого лица» области напоминает горячечный бред перепуганного человека. Тут и признание, что «чудо произошло», и полное его отрицание. И поиски злоумышленников, и ругань в адрес «перебдевшей» милиции… А в завершение всего — приказ газете сфабриковать «фельетон». Как видим, даже жанр заметки «Дикий случай» был предопределен «сверху». Не лучше обстояли дела и в горкоме КПСС.

«Скандал в благородном семействе»

3 февраля 1956 г. Стенограмма заседания бюро Куйбышевского горкома КПСС.

Член бюро ГК КПСС т. Ветлицкий: «По всем линиям атеистическая работа не находится на должном уровне. Фильмов по научно-атеистической пропаганде не выпускается, газеты тоже не освещают этого вопроса. Фельетон в газете появился слишком поздно, а можно было рассеять это гораздо раньше. Но редакции почему-то нужна была подсказка на конференции ОК КПСС, сами по своей инициативе они не могли этого сделать».

«Случай на Чкаловской улице — дикий, позорный случай. Он служит упреком в адрес пропагандистских работников горкома и райкомов КПСС. Пусть же уродливая гримаса старого быта, которую многие из нас видели в те дни, станет для них уроком и предостережением!» («Волжская коммуна», 24 января 1956 г…

Тов. Банников: «Речь идет о моральной ответственности тех товарищей, которые непосредственно занимаются этим делом и которые допустили провал в городе. Поэтому если не партийную, то моральную ответственность они должны понести… Надо дать факту на Чкаловской улице принципиальную оценку».

Постановление бюро Куйбышевского горкома КПСС от 3 февраля 1956 г. о мерах по усилению научно-атеистической пропаганды в городе.

«В результате ослабления научно-атеистической пропаганды в городе заметно активизировались церковники и сектанты, распространяющие всякого рода небылицы и слухи религиозного характера. Слух о «наказании Божьем» «грешников», распространившийся в городе во второй половине января с.г., привлек, например, на Чкаловскую улицу большое количество граждан, пытавшихся посмотреть на якобы происшедшее «чудо». Однако местные партийные организации не приняли срочных мер к разъяснению трудящимся провокационного характера этого слуха… Данный дикий случай на Чкаловской улице со всей остротой подчеркивает необходимость принятия неотложных мер по усилению идейной борьбы с религией».

«В чудо многие верят»

Из «Справки о выполнении постановлений бюро ОК КПСС и секретариата за 1956 г. по отделу пропаганды и агитации»: «Количество читаемых лекций на естественнонаучные и атеистические темы значительно возросло, что видно из следующих (неполных) данных. В 1954 г. было прочитано 832 лекции, в 1955 г. — 1438 и за 8 месяцев 1956 г. свыше 2000 лекций».

«Отчетно-информационный доклад уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при Совмине СССР по Куйбышевской области С. Алексеева за первое полугодие 1956 г.»:

«В июне месяце при ознакомлении с соСтоянием и деятельностью церкви в с. Заплавное Борского района в беседах с работниками села и некоторыми верующими я выяснил, что в селе еще ведутся разговоры о мифической окаменевшей девице на Чкаловской ул. г. Куйбышева.

Секретарь партбюро колхоза «Победа» т. Титов говорит: «В селе очень много верующих. Сейчас еще многие верят в чудо об окаменевшей девице, хотя фельетон об этом диком случае обсудили широко».

Счетовод сельсовета т. Сундеев говорит: «Об окаменевшей девице было очень много разговоров, нельзя было сказать, что это неправда. И сейчас еще есть разговоры, что она стоит».

Члены колхоза «Победа» Панарин и его жена Панарина М.А., 50 лет (из активных верующих): «О чуде с окаменевшей девушкой много и сильно говорят. Слухи об этом чуде сильно подействовали на пользу религии — под праздники и в Страстную неделю в этом году не было слышно песен и гармошки, больше стали ходить в церковь и причащаться, приходили даже издалека. В Страстную неделю кино срывалось. Мы точно не знаем, что там было на Чкаловской улице, но говорим об этом и сейчас, поддерживаем веру в это чудо и припугиваем этим молодежь, чтобы не хулиганили, меньше ходили на танцы, а больше ходили в церковь».

Зав. клубом т. Сундеев говорит: «Под Пасху в кино не пришло ни одного зрителя». Сторож церкви Медведев рассказал: «В этом году больше народа ходит в церковь. Особенно после чуда с девицей стало много ходить. Каждое воскресенье много людей идут к Причастию».

Вот так. Не помогли ни милиция, ни постановление, ни даже две тысячи лекций… «Ибо если это предприятие и это дело — от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его» (Деян. 5, 38-39).

Как это было

Рассказывает бывший секретарь Самарского Епархиального управления Андрей Андреевич Савин («Волжский комсомолец», 2 сентября 1990 г.): «При епископе Иерониме это было. Утром я увидел группу людей, стоящую возле того дома. А уже к вечеру толпа доходила до тысячи человек. Были выставлены патрули. Но людей сначала не трогали, видимо, сказывалось первое замешательство. Это уже позднее всех начали разгонять. Предлог обычный — «нарушаете покой жителей, движение автотранспорта»… Но толпа все равно росла как на дрожжах. Многие даже из окрестных сел приезжали.

Те дни были очень для нас напряженными. Народ, естественно, ждал от нас разъяснений, но ни один священник и близко к тому дому не подходил. Боялись.
В те годы мы все ходили по «тонкой жердочке». Священники были на «регистрации» — их утверждал и смещал уполномоченный по делам религии исполкома.
В любой момент каждый мог остаться без работы и средств к существованию. А тут такой прекрасный повод свести с нами счеты! Нас бы сразу же обвинили во всем…

На пятый день Стояния епископу Иерониму позвонил уполномоченный Алексеев. Попросил выступить с амвона церкви, назвать этот случай нелепой выдумкой. Нам-то народ поверил бы!…

Это было поручено настоятелю Покровского собора отцу Александру (Надеждину), который жил по соседству с тем местом и был в курсе всех дел. Но было поставлено одно непременное условие: отец Александр должен побывать в том доме и своими глазами во всем удостовериться. Такого «поворота» там не ожидали. Ответили, что подумают и перезвонят через два часа. Но позвонили… через два дня! Сказали, что наше вмешательство уже не требуется. В тот дом никого так и не пропустили.

Потом я снова проходил по Чкаловской и видел машину «скорой помощи», людей в белых халатах. Видимо, заметались следы…

Вскоре среди верующих прошел шепоток, что Зоя прощена и в день Святой Пасхи воскреснет. Люди ждали, надеялись. А по городу уже вовсю расхаживали отряды комсомольцев. Бойко «разагитировали», уверяли, что были в доме и ничего не видели. Это все только подлило масла в огонь, так что и те, кто и правда не верил, под конец усомнились. Наверное, все же народная молва права не во всем. Но что в доме на Чкаловской улице все-таки произошло нечто удивительное — не сомневаюсь!»

† † †

Годы идут, но остаются вопросы. Что стало с Зоей? Простил ли ее Святитель Николай Чудотворец? Но думается мне, что наказание за грех святотатства еще в этой жизни — тоже ведь милость Божия! Значит, там не будет так тяжело…

Рассказывает Митрополит Псковский и Великолукский (в 1990-1993 гг. Архиепископ Самарский и Сызранский) Евсевий:

«Свидетелями этого чуда были многие люди. Известно: была вечеринка, и вдруг святыню взяли на поругание. И, чтобы приостановить беззаконие, в этот момент случилось чудо. Я узнал об этом в 1957 году, во время учебы в семинарии. Сомнений не было никаких: это — величайшее чудо! В то время, когда вера подвергалась гонению и поруганию от безбожных властителей, этот случай чудесного проявления силы Божией стал сенсацией. И не только для жителей Самары.

Чудо о Зое стало уроком многим. Ведь относиться к святыне нужно с благоговением. Это урок и безбожникам: ты можешь не верить, но святыню не тронь. Иначе последует наказание. Если бы неверующая Зоя не прикасалась к святой иконе, ничего ведь не произошло бы.

Подобных чудес совершалось немало: когда нечестивцы касались святыни, они поражались. Аффоний в Иерусалиме при погребении Богородицы хотел опрокинуть Ее гроб — и на виду у всех Ангел Господень отсек ему руки… Известны случаи, когда человек сбрасывал на землю колокол и вместе с колоколом сам летел вниз…

Да, в те времена у людей была большая потребность в чуде. Но чудеса являются, когда они нужны для народа, когда Господь определит».

Антон Жоголев






Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru