Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«Да кто душу свою положит за други своя...»

Интервью с настоятелем храма Нерукотворного Образа в г. Казани священником Феодором Ситкиным.

Интервью с настоятелем храма Нерукотворного Образа в г. Казани священником Феодором Ситкиным.

Казань-город на костях стоит,
Казаночка-река кровавая течет,
Мелкие ключики — горючие слезы,
По долам-лучам — все волосы,
По крутым берегам — все головы
Молодецкие, все — стрелецкие.
Сколько горя и печали в этой песне! Как сострадал народ своим сородичам, отдавшим жизнь на поле бранном. Через два дня после взятия Казани (13 октября 1552 года  н. ст., перед праздником Покрова) вновь прибыл Царь Иоанн Грозный из своего стана на место недавней брани. Но горькое чувство всенародного горя охватило покорителя Казани. Увидел он тела тысяч убиенных воинов, отдавших жизнь за Царя и Отечество. По приказу Царя хоронили их с почестями. Царь, потрясенный увиденным, приказал немедленно заложить на месте братской могилы монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы и молиться там денно и нощно по усопшим. Потом из-за половодья перенесли монастырь на Зилантову гору.
Господь не предал забвению имена павших. Синодик с их именами, составленный  по памяти спустя сто лет, до сих пор сохранился. Царь Иоанн Грозный и Царица Анастасия  прислали денег четыреста рублей, и на месте братской могилы была построена часовня, где служили панихиды монахи Зилантова монастыря. Вот как чтила Русь своих героев! Книга синодика с именами павших под Казанью русских воинов не раз перепечатывалась. Их потомки, заселившие этот край, могли оплакать своих дорогих усопших.
Прошли столетия, но место их захоронения не предавалось забвению. Монахи служили  панихиды по усопшим. А когда в 1812 году русское оружие снова доказало миру свою доблесть и силу в борьбе с Наполеоном, наместник Успенского Зилантова монастыря Архимандрит Амвросий Сретенский собрал пять тысяч рублей народных денег, вложил также все свои средства. Проект  храма одобрил Император Александр I и пожерт-вовал на него большую сумму. 23 июня 1823 года церковь Образа Неруко-творного был освящена. Храм представлял собою четырехугольную усеченную пирамиду высотой двадцать метров. На его вершине стоял золоченый Георгиевский крест.
Серебряные богослужебные сосуды прислал в дар Император Николай I ко дню открытия памятника 2 октября 1832 года. Возле храма находились ядра и чугунные пушки времен взятия Казани. Эти древние стены видели многих русских Царей. Сейчас же бедность храма просто поражает. Раньше в центре подвального помещения храма находилась гробница с прахом павших. Над нею горела неугасимая лампада. А старославянские письмена гласили: «Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15, 13). И сейчас можно спуститься в этот склеп со свечою в руке. Там в гробу сложены останки воинов, которые удалось собрать прихожанам в развороченном и оскверненном храме. Его настоятеля иерея Феодора Ситкина я попросила рассказать о возрождении этого удивительного храма.
— В марте 2005 года власти передали этот храм Православной Церкви, — говорит священник Феодор Ситкин. — Единственное, что городская администрация нам пообещала, это достроить мост, укрепить дамбу, освещение провести. Но дамбу никто не укрепляет, и весной она полностью затапливается. Света по-прежнему нет. Перед приездом в Казань летом сего года Патриарха Московского и всея Руси Алексия II храм побелили, сделали косметический ремонт, чтобы издалека смотрелся хорошо. А мы как раз в это время поставили Георгиевский крест над храмом.
При взятии Казани в войсках Иоанна Грозного было собрано ополчение со всей России. Здесь лежат кости Православных русских патриотов. Ведь покоряли Казань народное ополчение, добровольцы. Они не имели кольчуг, шли в бой в холщовых рубахах и с топорами. Любое ранение было смертельным. Их полегли тут тысячи! Они знали, что идут на верную смерть. Что двигало этими людьми? Любовь к Отечеству! Слишком большой урон наносил россам безпокойный сосед — Казанское ханство. Здесь татары держали в рабстве тысячи Православных. И не было семьи на Руси, которая бы не пострадала от захватчиков. Иного выхода не было — оставалось идти войной на это ханство, если мы хотели защитить страну от набегов. У русских в крови державность. И если государство в опасности, поднимаются все как один. Как-то пришел к нам казанец и рассказал, что в синодике погибших есть имя его далекого предка-дворянина. Тут полегли наши предки!
—  Отец Феодор, в последнее время в храм часто приходят местные мусульмане. Они осматривают храм, интересуются его историей и стремятся пройти в склеп, куда их сопровождает пономарь Евгений.
— Раньше здесь была мерзость запустения. Храм был обезображен до неузнаваемости. В советское время отсюда утащили все, что можно утащить. Священные кости русских воинов пионеры сдавали в утиль, а иконы, украденные из храма, обыватель из Адмиралтейской слободы использовал под свинарник. Юношу Евгения все это до глубины души задело. Он знает, что осуждать нельзя, но нужно работать, нужно нанесенный вандалами ущерб как-то возместить. И стал он с нами в этом холодном храме добывать дрова для отопления печки-буржуйки, расчищать склеп. А днем пономарь Евгений водит людей в склеп, рассказывая им историю нашего храма.
— Когда заходишь в склеп, где не видно ни зги, и по винтовому подземному переходу идешь со свечою в руках, думаешь: и мой прапрадед, возможно, лежит в этом холме, на котором возвышается храм Нерукотворенного Образа Спасителя. Тысячи воинов тут схоронены. Наклоняясь над гробом в центре склепа, хочется прошептать: простите нас, ратники, да упокоит Господь души ваши!
— Склеп сохранился. Гробница стояла там же, так же шел подземный извилистый ход, спускаясь все ниже и ниже. Когда сюда приезжал Император Николай I, он спускался в склеп и даже ниже склепа по винтовой лестнице. Ему показывали длинный прямой подземный ход, ведущий в сторону Казанского кремля. Но он туда не пошел: уже тогда в любую минуту мог случиться обвал. Сейчас этой лестницы нет. Времени прошло много, ход мог и обвалиться, потому что между храмом и кремлем образовался искусственный фарватер реки Казанки. Искусственно спрямляли реки. В том числе спрямили нашу Казанку. Подземный ход был подтоплен.
Этот храм закрыли в 1918 году, когда стали закрывать все церкви в Казанском кремле (там находился военный гарнизон). А наш храм тоже относился к военному ведомству, и на этом основании власти безбожной он помешал.
— Кто ваши сегодняшние прихожане?
— У нас приход состоит в основном из Православной интеллигенции, которая радеет о возрождении русской культуры, поэтому ни в каком другом казанском храме нет такого большого количества кандидатов, доцентов и профессоров, как у нас. 
— А бывали тут случаи экстремизма, нетерпимости? Ведь здесь схоронены воины, бравшие Казань, а значит, поборники Православной веры.
— Нет, ничего такого не было. Все посетители ведут себя с пониманием, и мусульмане в том числе. Так было со студентами речного техникума. Они раньше ходили сюда хулиганить и выпивать. Но когда объяснили им, они, наоборот, сами стали присматривать, чтобы хулиганства не было, старались помочь. Когда людям объясняешь смысл этой гуманной идеи — поминовения усопших воинов, они проникаются патриотическим настроением. Это находит отклик и у мусульман, и у людей невоцерковленных.
— Случались ли в храме какие-то неожиданные события, чудеса?
— Когда мы только начинали тут работу, то в алтаре над местом, где устанавливается престол, вдруг возникло огненное распятие. Это видели несколько прихожан. Оно несколько секунд как бы висело в воздухе, а потом пропало. Это было в 2002 году. Мы проводили уборку храма, и вот в это время люди увидели такое чудо. Распятие было там, где совершается безкровная жертва Богу. Видимо, этим чудом Бог показал, что Он с нами.
По преданиям, тут захоронены казненные мученики Стефан и Петр, а также святой мученик Иоанн, русский воин. И под нашим храмом упокоены мощи этих трех святых — Иоанна, Стефана и Петра. Иоанн был в плену у татар, как это происходит нынче с нашими воинами в Чечне, и не снял креста, как и русский воин Евгений, попавший в наше время в плен к чеченцам. История повторяется. Отечество свято, и Православие незыблемо. Иоанн попал в плен в 1529 году, до взятия Казани. Его принуждали принять ислам. Он отказался и за это был умучен. Он погиб за веру во Христа и канонизирован. Петр и Стефан — это казанские татары, принявшие святое Крещение и также умученные за принятие Христианства. Их по воле Царя Иоанна перезахоронили на Христианском кладбище. Вероятнее всего, их мощи покоятся тут, в холме, на котором стоит наш храм.

На снимке: Храм Нерукотворного Образа в Казани. Священник Феодор Ситкин.

Людмила Суханова
г. Казань.
21.10.2005
964
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru