Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«Здесь Матерь Божия так близко…»

21 октября исполняется 90 лет со дня явления иконы Божией Матери «Избавительница от бед» в самарском селе Ташла.


Сколько ни бывала в Ташле — и в автобусе, паломницей, и в большом Крестном ходе из Самары, — село это всякий раз предстает по-иному. Целый комплекс новых построек вырос у святого источника, поднялся ввысь великолепный бревенчатый храм. Возле старинного приходского Свято-Троицкого храма в самом селе выстроили из красного кирпича двухэтажную гостиницу для паломников. Но, как всегда, после шумного города оглушает неотмирная тишина, которой, похоже, так уютно в этом небольшом селе, прозвучавшем столь громко на всю Россию. Девяносто лет тому назад вот в этом самом овраге девушка-келейница (так называли в тех местах монашек в миру) Катя Чугунова, выполняя волю Пресвятой Богородицы, обрела Ее чудотворную икону «Избавительница от бед». Маленький, всего-то с ладонь, этот образ таит в себе неизреченную благодать, что врачует недуги, помогает страждущим, избавляет от всяких бед. Потому-то и едут в Ташлу, к чудотворной иконе и святому источнику, забившему на месте явления, паломники со всей России, из ближних и дальних стран. О сегодняшнем дне Ташлы мы беседуем с клириком Ташлинского Свято-Троицкого храма иереем Евгением Голобородько.

Три магнита Ташлы

— Отец Евгений, как вы сами оказались в Ташле? Раньше вы слышали об этой святыне?
— Конечно, слышал — от моих верующих дедушки и бабушки. Бабушка работала в Казанской церкви города Тольятти. Сам я приезжал в Ташлу еще семинаристом — и по Промыслу Божию именно здесь принял священство 21 октября 1994 года. В тот день отмечалось 77 лет обретения в Ташле иконы Божией Матери «Избавительница от бед». Владыка (тогда Епископ, а ныне — Архиепископ Самарский и Сызранский) Сергий рукоположил меня здесь, в этом святом храме, в сан священника. Служить довелось в других местах, а в ноябре 2002 года Господь привел в этот храм, к протоиерею Николаю Винокурову. И с тех пор вот уже скоро пять лет служу в Ташле, в Свято-Троицком храме.
Ташла привлекает тремя вещами: чудотворной иконой, святым источником и батюшкой Николаем. Три больших магнита, которые притягивают душу человеческую. В этом году ожидаются большие торжества по случаю 90-летия обретения иконы. Тем более что день этот выпадает на воскресенье. На источнике идет большое строительство, все благоустраиваем. И в храме сестры очень много трудятся, чтобы достойно встретить и Владыку Сергия, и всех многочисленных гостей Божией Матери, чтобы всем было в этот день радостно, благодатно. И за молитвы нашего настоятеля протоиерея Николая Винокурова Господь дает нам такую возможность.
— Батюшка ведь уже в годах, а сколько трудов по-прежнему несет!..
— Да, отец Николай из поколения людей кремниевых. Один такой десятерых молодых стоит — таких как я. Хоть у батюшки здоровье слабое, на ногах язвы от долгого стояния и молитвенных бдений, душой он по-прежнему крепок. Он очень скромный и так мудро управляет приходом, что административный нажим не чувствуется. Все решается по любви, по взаимному пониманию и согласию. Естественно, мы все почитаем батюшку Николая. Он ведь почти сорок лет служит на одном месте, в послужном деле единственная запись: Ташла. Церковь высоко оценила жизненный подвиг отца Николая, его заслуги перед Богом и Отечеством нашим. Батюшка награжден большими церковными наградами, митрой, правом служения Божественной литургии с открытыми Царскими вратами до «Отче наш»…
Чтобы стяжать премудрость Божию, надо иметь по-детски простую душу. И вот смотрите: многие высокоученые интеллигенты приезжают в Ташлу, к смиренному батюшке Николаю, встают в большие очереди на исповедь к нему — понимая, что этот человек имеет не книжное многознание, а именно ту премудрость Божию, которая отвечает на любые жизненные вопросы. Люди интуитивно чувствуют это и тянутся к батюшке. И решают свои жизненные проблемы, которые при помощи логики решить не могут.

«От горя, бед и гибели спасающая»

— Всего несколько дней осталось до такого большого праздника… Вы не застали в живых очевидцев чудесного обретения иконы?
— К сожалению, нет. Я, получается, уже как будто бы правнук этого события. Сужу о том, что произошло здесь осенью 1917 года, по тем же книгам Антона Евгеньевича Жоголева, по публикациям в «Благовесте» и рассказам батюшки Николая — он сам здесь с 1969 года служит! Его трудами так преобразился приход и источник, даже вот эти столы во дворе появились как знак его любви к Крестному ходу, который ежегодно приходит в Ташлу из Самары. Крестный ход увеличился, исполнилось десять лет, как по благословению Владыки Сергия было положено его начало, и теперь очень много людей принимает в нем участие. Всех надо встретить, накормить и обогреть…
— Теперь ведь и из Тольятти приходит Крестный ход к чудотворной иконе «Избавительница от бед»?
— Уже который год подряд из Тольятти через Санчелеево приходит Крестный ход, приуроченный к дню убиения Царской Семьи, 17 июля.
— Не случайно же икона Божией Матери явилась именно в те предгрозовые дни семнадцатого года…
— …за две недели до октябрьского переворота. Матерь Божия явлением Своей иконы словно бы говорила: «Не бойтесь, люди Православные, тех бед, что грядут на Русскую землю, Аз есмь с вами. Придет время, когда вера превозможет демоническую злобу». И мы сейчас видим, что молодежь, дети приезжают к иконе, многие люди со слезами прикладываются к священному образу и предстательством Пречистой Владычицы получают помощь Божию и тем самым укрепляются в вере. А ведь когда молодежь приобщается к вере своих предков, то и конец этого мира отодвигается еще на какое-то время. Потому что он придет, когда вера совсем иссякнет на земле, а пока верующие еще есть, пока дети учат «Отче наш» и «Верую», занимаются в воскресных школах и приходят с родителями в храмы на Литургию, я думаю, что время благоприятное еще продлится. Господь ни одну душу верующую дьяволу не отдаст.

От сердца к сердцу

— Что вы считаете главным в жизни прихода?
— Скажу на примере нашей женской монашеской общинки. Наблюдая за ее жизнью со стороны (она находится в ведении батюшки Николая, я-то больше общаюсь с мирянами, прихожанами и паломниками), я вижу, с какой любовью отец Николай все в ней устроил. Сестры искренней любовью отвечают на любовь батюшкину отеческую. И мало-помалу сестры становятся мудрее, проникаются молитвенным духом. Учатся жить в мире и согласии меж собою, неленостно трудиться и неустанно молиться.

— Паломники зачастую покидают Ташлу со слезами. Кажется: вот останься здесь, живи — и больше ничего не надо! Слышала я такое от людей…
— А как же: ведь в многомятежном мире каждый шаг дается человеку большими усилиями, встречные порой смотрят недобро, в магазинах и транспорте ни с чего возникают ссоры. И вот он, весь задерганный, сжатый в комок, приезжает сюда и видит нашего батюшку Николая, который спокоен, живет как бы вне времени, — и изумляется: это же невозможно!.. Оказывается, возможно. И когда паломник начинает приобщаться к духу нашего прихода, он и сам перестает торопиться, начинает раскрываться — святости, молитве, спокойствию, которое царит в этом небольшом коллективе, на приходе, в неторопливом Богослужении, в негромких проповедях батюшки. Они не слишком витиеватые, батюшкины проповеди, но помазаны Духом Святым, и то состояние умиротворенности, тишины, которое сам батюшка Николай в себе носит, передается слушателям.
Но и на святых местах, в том числе и здесь, враг не дремлет. Искушения бывают, и если безпечности предаться, то можно очень сильно поскользнуться. Получили благодать — радуйтесь, но помните, что главное — удержать ее. И здесь необходим собственный труд.
— А надо ли благодатью делиться? Знакомая обижалась — родная сестра, с которой они долго не виделись, встретила ее возгласом: «Не прикасайся ко мне — я только что из Дивеева!..»
— Да ведь благодать Божия — это не личное приобретение человека, это Дар. У благодати есть удивительное свойство: ею хочется — и надо! — делиться с ближним. От этого она не уменьшится, а только приумножится. «Многоопытные» паломники часто наставляют: приехал благодатный — спрячься куда подальше, ни с кем не разговаривай. Конечно же, пустых разговоров вести действительно не надо. Ходить в какие-то компании тоже не надо. Но если ты встречаешь душу, которая жаждет соприкоснуться с той реальностью, с которой ты соприкоснулся, как же эту реальность не открыть? Если человек сподобился быть участником благодатных событий и потом начинает об этом рассказывать другим, пережитое им чувство сразу вспоминается и передается от сердца к сердцу.

«Христос нас соединяет»

— Я слышала, что многие иноверцы, побывав в Ташле, принимают Православие…
— Таких случаев и здесь, в Ташле, и повсюду, где проповедано Евангелие, немало. На источнике и в храме встречается много бывших иноверцев, уверовавших в Христа. А в монастыре Симона Петра на Святой Горе Афон я познакомился с двумя французами, один из них, отец Макарий, уже тридцать лет подвизается на Афоне. Мой знакомый, Георгий, — он русский, из Санкт-Петербурга, но двадцать лет живет в Париже — на прекрасном французском языке беседовал с отцом Макарием. Я стоял поодаль и понимал лишь отдельные слова, но с радостью чувствовал, что большего и не надо, и без знания языков Христос нас соединяет! Просто видишь, что человек рад тому, что ты тоже Православный и исповедуешь единого с ним Христа. И эта радость светится на лицах, и она соединяет, открывая все двери, все запоры, что могут быть в миру преткновением для дружеских отношений. На Афоне, в уделе Пресвятой Богородицы, особенно чувствуется, что и сербы, и румыны, и грузины, и греки, и русские — все это дети Божией Матери.
То же самое происходит и здесь. К Божией Матери все приезжают. И все — как дети. И каждый паломник — гость Божией Матери, и каждый для нас — драгоценная душа, которая не должна уехать неутешенной, должна все сумки, что привезла с собой, наполнить благодатью.
Иной раз паломницы жалуются, что мужья не пускают в храм, лютуют. Мы говорим этим женщинам: приобщитесь духа Божьего, и вы уедете светлыми, радостными. Когда вернетесь домой, благоверный удивится: «Ты какая-то необыкновенная приехала, что с тобой произошло?» — «Я ведь была на святом месте, молилась в храме, причастилась…». Пройдет неделя-другая, лампада вашего духа станет угасать, на лице начнет проступать темный отпечаток, и муж сам скажет: «Дорогая, ты давно не была в храме! Тебе надо в храм быстрее!» Вот так можно избежать противостояния с собственным супругом. На святом месте надо не просто искупаться, заказать обедню, отстоять от сих до сих, а постараться приобщиться к благодати — через молитву, через смиренное отношение к себе, через покаяние. Ведь самое главное, ради чего человек приходит в храм, — чтобы приобщиться вечности, получить в залог вечное безсмертие.
— И как хорошо, что у нас есть такая великая Ходатаица пред Господом, Матерь Божия!..
— Каждая верующая душа обязательно сталкивалась в своей жизни с милостью Матери Божией. Стоит только обратиться к собственному опыту, и сразу слезы навернутся, душа умягчится, умилится. Даже только произносишь Имя Пресвятой Богородицы, душа уже сразу смягчается. Здесь, у места явления Ее чудотворной иконы, все дышит Ее любовью к Своим чадам. И кажется, что Сама Она здесь — ближе…
В акафисте Матерь Божия именуется «тлителя смыслов Упраздняющая». Если человек — существо словесное, мыслящее, — потеряет смысл жизни, это трагедия! И тот, кто потерял смысл жизни, должен молиться Божией Матери, чтобы Она восстановила в нем, открыла ему этот смысл. Потому что иначе — для чего жить? Если ответа на этот вопрос нет, человек становится самым несчастным существом на земле, и отсюда рождается нигилизм, материализм в самых грубых его формах. Но как Святитель Николай Сербский говорит: «Миллионы глаз наблюдают за жизнью каждого человека во вселенной». Столько духов следят за каждым нашим шагом, за каждым движением нашего сердца. А мы живем безпечно, не ищем глубокого смысла в жизни. Поэтому долг родителей обязательно в какой-то момент заговорить со своими детьми на эту тему.
— Нынешним тридцати-сорокалетним нередко приходится заботиться о духовном устроении не только своих детей, но и… родителей! Бывших комсомолок, коммунистов.
— Об этом мы тоже говорим с прихожанами, да и с паломниками. Видимо, так устроен человек, что в его сознании, как на негативе фотопленки, что прочно отпечаталось, то и на фотографии будет. И очень трудно — это просто единицы, по великим молитвам и не знаю еще по какому Промыслу Божию — в старости все-таки обратить человека от заблуждений его. Нужно очень много терпения тем детям, чьи родители далеки от веры. И молитв. Потому что все равно Бог может сотворить чудо. Нужно помнить свой сыновний долг и молиться, чтобы родители хотя бы на смертном одре покаялись — и спаслись.
Страшно, когда среди самих верующих встречаются люди фарисейского устроения. Они отталкивают других от Церкви своей гордыней внутренней: «Я в церковь хожу, а ты пьяница!». Но если в теле загноится палец на левой руке, разве будет правая рука радоваться этому! Видя согрешающего человека, восплачь: «Был бы я святой, помолился бы за него, и он стал бы добрым — как бы хорошо было!..»
— Ташла отличается от других сел?
— В Ташле народ — видимо из-за того, что здесь такое святое место, что храм столько лет действует, совершается молитва, — мне кажется, все же не настолько подвержен порокам, как во многих других селах. Авторитет отца Николая, его пример тоже особый отпечаток накладывает на село. Нет такой разнузданности, как в других селах. Я в других селах мало бывал, но слышал много рассказов других батюшек, да и паломников из разных мест.
Ташлинцы очень любят свою церковь, святой источник, гордятся ими. Может быть, они и не так часто ходят в храм, но все-таки любовь к своей церкви, к святому источнику, к иконе Божией Матери у них есть. Даже те, которые давно уже живут в городе, с гордостью говорят: «Мы из Ташлы!». Местность наша пользуется большой популярностью, многие хотели бы сюда переехать, поближе к святыне, и сразу — рыночная экономика! — цены взлетели на жилье.
Многие ищут духовного окормления. Но не все же могут стать духовными чадами протоиерея Николая Винокурова или где-то еще найти другого духоносного старца. Духовный отец не обязательно должен быть прозорливым чудотворцем. Важно, чтобы он был благоговейным человеком, хранящим традиции Русской Православной Церкви. Если он благоговейно относится к Богу, к Богослужению, к Церкви — для нас, немощных, и это уже немало. Тогда привязывайся к такому кораблю своей утлой лодчонкой и плыви вместе с ним. А то мы ищем чудотворцев — и наталкиваемся на них, только потом долго плачем. И едем в Ташлу лечить душу…
— Сюда ведь едут люди и с душевными болезнями, и с телесными?
— Да, конечно. И в первую очередь надо понять, что болезнь — это горькое лекарство, которое Господь прописывает нашей душе с одной целью: как ее спасти. На святых местах люди ищут духовного снадобья от своих болезней — и Господь помогает им в этом, Бог «смиренным дает благодать». Врачующую благодать.
У нас одна послушница записывала случаи исцелений и иных чудес, которые происходят на святом источнике, по молитвам у чудотворной иконы Божией Матери (сейчас она, как и все сестры, трудится на подготовке к нашему празднику). И в книге «Избавительница от бед», изданной «Благовестом», приведено много таких сведений. Эти случаи происходят и сейчас, и люди благодарят Матерь Божию за Ее милость. Сталкиваясь с явными чудесами, укрепляешься в вере. Но ведь и каждый прожитый день для верующего человека — чудо! Только понять: я живой, могу трудиться, ведь сколько людей лежат в инвалидных колясках, а я, такой грешник, до сих пор хожу!
— И, может быть, не только за исцелением люди по нескольку раз приезжают в Ташлу, но и памятуя о полученных здесь благих уроках…
— Конечно, когда человек испытал глубокое чувство духовного просветления, радости, умиления, то даже фотография этого места или какое-то воспоминание вызывают в сердце те же благодатные чувства. Вновь получить тот стимул, который заставит нас подвизаться. Святые всякий раз так служили Литургию, словно служили ее впервые. То же самое может происходить и с нами, когда мы каждый вздох нашей жизни живем с Богом. Каждый вздох, каждый шаг — неповторим. И если мы это понимаем, то будем дорожить каждым мигом своей жизни и видеть, как удивительно прекрасен Божий мир! Наше слово может эту красоту нарушить, а может, напротив, все немое свидетельство тварного мира соединить в слово хвалы и вознести это слово к Богу. Если каждый миг своей жизни жить с Богом, это дает такое мощное ощущение полноты и красоты жизни, которое не могут дать ни изысканные яства, ни Багамские острова, ни иная земная роскошь. Человек может жить в малосемейке с пьяными соседями за стеной, но в его келейке будет Царство Небесное — если человек живет с Богом в сердце.

Ольга Ларькина
Фото автора
12.10.2007
928
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru