Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Огни Енисея

В Красноярске прошла выставка-ярмарка «Сибирь Православная».

В Красноярске прошла выставка-ярмарка «Сибирь Православная».

Счастливый вы, будете из окна на Енисей смотреть! - сказал таксист, когда я у красноярского аэропорта садился к нему в машину, чтобы ехать в гостиницу «Огни Енисея».

- Ну уж и из окна… - засомневался я. - Такие вопросы ведь надо заранее обговаривать. Да еще за отдельную плату, поди. А меня, скорее всего, окнами на какой-нибудь задний двор разместят.


Красноярские священники служат молебен на выставке.

Приехали. Гостиница «Огни Енисея» и правда находится на самой набережной. Дали «карту гостя» и заселили… с видом на Енисей!

Каждая река - не просто река. А что-то большее. Общаешься с ней - и лучше понимаешь край, в котором оказался, людей, которые живут по ее берегам. Не говорю о Волге, на ее берегу прошла почти вся моя жизнь. Но и Нева мне что-то важное когда-то давно прошептала. Город без реки - как дом без окон. В Курске мне было до того тоскливо, наверное, от того еще, что Сейм обмелел давно. Когда к нам в Самару лет пятнадцать назад приехали московские известные писатели Владимир Крупин и Александр Сегень, была уже листопадная осень, что-то вроде багрового октября. Но они, считай, первым делом пошли в Волгу окунаться. Сказали: как же не искупаться, если сюда приехали. А я вот думаю, поскромничали они. Не сказали всей правды о том, что так вот через купание в реке хотели побыстрее понять, чем здесь у нас люди дышат.

В Енисей я, конечно же, не полез. Холодно, да и не тот совсем настрой. Но Енисей теперь для меня не абстракция, не хлесткая строчка из Мандельштама («Уведи меня в ночь, где течет Енисей // И сосна до звезды достает, // Потому что не волк я по крови своей // И меня только равный убьет»), а что-то настоящее. Едва ли не личное. Красивая, не слишком широкая, быстрая река. Холодная!.. Но в этом есть и своя суровая прелесть. А по набережной ходят вполне счастливые сибиряки - живут себе и живут на ее берегах, в четырех часовых поясах от столицы. Смотрел на них с балкончика и радовался: не знаю, есть ли настоящая жизнь на Марсе, но в Красноярске живая жизнь обязательно есть. В этом городе можно быть счастливым.


Сибиряки поклоняются Плачущей Казанской иконе Божией Матери.

Если живешь с видом на Енисей.

Приехал я в Красноярск, конечно же, не киселя хлебать и не Енисеем любоваться («От Волги и до Енисея сплошная кругом Рассея...» - вспомнил вдруг, чуть переврав, строчку из чьей-то песни популярной). Были дела поважнее. Скажу весьма бережно, что привела меня сюда «молитва по соглашению», которую читают и в редакции нашей, и многие читатели «Благовеста» в помощь газете. Ну и конечно же, не случайно мой приезд совпал со временем работы выставки «Сибирь Православная», которая этими днями проходила как раз в Международном выставочно-деловом центре «Сибирь». Туда и направил я свои стопы сразу, как только чуть отдышался от дальнего перелета.

Выставка!.. Сколько их уже я перевидал на своем журналистском веку. Много. Чопорно-столичные, безбашенно-простые, разухабистые, с претензией, без претензии, всякие бывали выставки. И всех их отличало одно: на них мне бывало радостно. Очень радостно!..

Православные выставки непросто пробивали себе дорогу в нашу жизнь. Пришлось им пробираться через частокол фарисейства (почему не в храме? почему святыни рядом с копченой рыбой? - и т.д.). Но это как раз та новая форма миссионерства, которая пришла к нам по требованию времени. И потому никому не удалось и уже не удастся остановить эту светлую волну. Пока она сама не иссякнет… Само время подсказало нам такой вот полусветский-полуцерковный путь. Потому что и люди сейчас в большинстве полусветские-полуцерковные. А какое время на дворе, такое и на столе угощение. Уже и появились особые «выставочные» люди, которые кочуют со своим нехитрым товаром с одной выставки на другую. По всей великой нашей стране разъезжают, как заправские коробейники. Сегодня они в Самаре или Питере, потом едут в Ростов. Оттуда в Новосибирск или вот в Красноярск. Нескольких таких людей увидел я и на этой выставке. Встретился, как с родной, с Татьяной Малкиной из Ульяновска, с Алексеем-не-знаю-откуда (но он всегда привозит иконы), с женщиной, привозившей нам в Самару кедровые орехи. Да всех и не назовешь!

Но выставка в Красноярске все же меня подивила. Нет, не своими масштабами. Видел я выставки и пошире в плечах. Хотя и тут, в Красноярске, все было выполнено с сибирским размахом. Просто такого еще я нигде не видал. Обычно ведь как? Есть главная святыня выставки, а рядом - разливанное море всевозможных товаров. Там и святыни, и не святыни, все вместе, все скопом. Все так развалено, что и не разобраться. А тут… Тут коммерческая составляющая выставки явно оказалась если и не вынесена совсем за скобки (все же это далеко не так), то хотя бы несколько урезана в своей значимости. Да, и торговля шла своим чередом. Но главным на выставке было все же другое. Несколько больших залов в помещении были отданы сплошь под святыни! И не под одну-две, на которые обычно и зазывают людей. А тут оказались выставлены целые залы святынь…


Все посетители выставки смогли помазаться освященным елеем от мощей сибирских святых.

Захожу в один такой зал и вижу: вдоль всей длинной стены размещены старинные иконы, ковчежцы с мощами, какие-то еще реликварии… И люди так же вот выстраиваются в ряд и проходят вдоль всего зала от одной святыни к другой. Идут не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой. И в конце пути их встречает - у иконы святого праведного Феодора Томского, тоже сибиряка, с частицей его мощей - старенький батюшка и помазывает каждого елеем. Вот это маршрут! Встраиваюсь и я в длиннющий ряд. Все святыни невозможно описать, даже просто назвать невозможно. Их тут десятки, если не сотни. Но хоть некоторые назову. Обращают на себя внимание в первую очередь местные святые, с которыми, к своему стыду, пока что я почти не знаком. Речь, конечно, не идет о всем хорошо известном Святителе Луке Крымском, безмездном врачевателе. В годы войны он здесь на берегах Енисея врачевал израненных воинов. Но пришлось встретиться с именами для меня лично новыми. Большая частица мощей мученика Василия Мангазейского. Что знаю об этом первом сибирском святом? Только то, что его убил хозяин торговой лавки связкой амбарных ключей… Но теперь постараюсь побольше узнать… Старец Даниил Ачинский… другие сибирские святые. Далека Сибирь, а в духовном мире нет расстояний. Встречаю здесь большую икону с частицей мощей святого Иоанна Русского - завтра его память (9 июня). С чувством прикладываюсь к дивному образу. Мы досадно мало молимся этому великому святому, как бы «подарили» его грекам, которые чтут нашего русского Ивана необычайно. Есть святые, и их немало, которые в своем подвиге настолько слились с той местностью, в которой они подвизались, что даже вобрали ее в свое имя. Но этот святой один такой. Который в свое имя вобрал как бы сразу всю Россию! Святой Иоанн Русский! Маленькой наградой мне за почитание этого святого стало приобретение четок, сплетенных в скиту его имени на Афоне. Словно подарок от Иоанна Русского! Впрочем, главный подарок еще впереди…

В другом зале большая икона Божией Матери «Всецарица», писанная на Афоне. А какие здесь иконы старинные выставлены!.. Хожу по рядам со святынями и вдруг отчетливо понимаю, что это словно бы вся Православная Сибирь собралась, чтобы излить благодать на меня и на всех посетителей выставки. А людей все прибывает и прибывает…. Все удлиняется «хвост» у очереди к святыням… Кто-то уходит в «торговые» залы, кто-то остается на молебен, который служат сразу несколько священников.

Чтобы разобраться во всем этом духовном изобилии, надо найти собеседника из местных. Проводника. Шарю испытующим взглядом, кто бы им мог стать. И внимание привлекает средних лет батюшка (нас тянет ведь в основном к своим ровесникам) с добрым лицом, в светлой рясе. Вот кому Сибирь понятна и близка… Знакомимся. Оказалось, иерей Сергий Немодин привез на выставку редкую икону Архангела Михаила из своего храма. А служит он в церкви преподобной Евфросинии (Евдокии), Великой Княгини Московской, что в селе Сизая Шушенского района Красноярского края.

- Еще не знал, что с вами познакомлюсь, - говорю отцу Сергию Немодину, - а икона из вашего храма уже меня удивила. Расскажите об этом образе.

- Ничего не могу о нем рассказать, уж простите. Я в этом храме служу недавно, с января всего. Еще не о всех святынях узнал подробно. А икона находится в храме нашем лет пятнадцать уже. Да, необычная икона, сибирского письма.

- На красноярской выставке - такое удивительное обилие святынь! На других выставках я такого не видел.


Молитва у старинной иконы.

- Это у нас и задумывалось с самого начала как выставка красноярских святынь. Раньше Красноярская епархия была едина, а сейчас Красноярская Митрополия состоит из Красноярской, Енисейской, Канской, Минусинской, Норильской епархий. В этом зале выставлены святыни Енисейской епархии и Минусинской, в которой я служу, а в другом зале показывают свои святыни храмы Норильской епархии. Каждый храм привез на выставку свои реликвии. Это уже шестая или даже седьмая такая выставка, и каждый раз так вот много святынь со всей Митрополии привозят в Красноярск. Раньше на таких выставках народу поболее было, но и сейчас много посетителей. Я полгода служу в Шушенском районе. А до этого служил в кафедральном Крестовоздвиженском соборе города Лесосибирска Енисейской епархии, там был третьим священником. А сейчас второй священник на подворье Преосвященнейшего Епископа Минусинского Никанора. В выставках участвую давно, раньше сопровождал сюда наших продавцов церковной лавки из лесосибирского храма, а сейчас приехал на выставку самостоятельно. Когда я в свое время побывал в Троице-Сергиевой Лавре, и там, где мощи Преподобного Сергия Радонежского находятся, рядом есть такая комнатка, где хранятся мощи многих святых…

- Эта комнатка называется Серапионова палата, мне там тоже посчастливилось побывать. Там покоится десница первомученика Архидиакона Стефана…

- И вот когда первый раз туда зашел, то даже остановился: дух захватило! И здесь, на выставке, то же самое почти. В Лавре, конечно, святынь побольше, но и здесь у нас очень много благодати от мощей, от икон. Дух захватывает от такой разлитой вокруг благодати. И вот когда на выставке среди таких святынь сидишь, то душой отдыхаешь.

- Как Сибирь Православная себя сегодня чувствует?

- Неоднозначно. Да, я бы вот так и сказал: неоднозначно. Чем западнее, чем ближе к Уралу, тем отношение к вере трепетнее, тем верующих людей больше. Сибиряки народ очень открытый, но в то же время и очень жесткий, и даже грубоватый бывает. Сам я не сибиряк, но живу здесь с 1977 года, приехал в 14 лет с родителями из Запорожской области,из Мелитополя. Я, можно так сказать, «хохол». Потому что «хохлы» живут везде, а украинцы - на Украине. Ну, это я так в шутку говорю, не хочу никого задеть. А священником я недавно, всего 14-й год.

- Ну, это уже не недавно.

- Все-таки недавно. Здесь, на выставке, во-о-н там, видите, в середине ряда, есть икона Божией Матери «Владимирская». Она сюда прибыла с моего бывшего места служения, из собора в Лесосибирске. Столько моих молений та икона услышала, приняла! И теперь вот встречаюсь с ней на выставке и чувствую: икона меня не забыла… Больше всего молюсь я у Владимирской иконы Божией Матери. У каждого ведь есть свои любимые святыни. Эту икону к нам в собор откуда-то из запасников музея передали в начале 1990-х годов, всю почерневшую. Только по контурам и сумели определить, что это Владимирская икона. И вот в первый же год, на Пасху, икона начала обновляться. Сейчас на ней изображение хорошо видно.

- А на какие еще святыни вы посоветуете обратить особое внимание? И еще дайте совет: как посетителю не потеряться в таком обилии святынь?

- «Господи, благодарю Тебя за всё Твое великолепие!» - так должен в сердце своем произнести каждый посетитель выставки. И я сам уже успел пройти по всему ряду святынь, помолился, поблагодарил Бога, попросил святых помолиться обо мне. Все это для меня очень трепетно, очень дорого, как проявление Божьей воли.

В этом ряду есть одна удивительная святыня: Плачущая Казанская икона Божией Матери. Слезы из глаз Божией Матери раньше текли настолько сильно, что на иконе даже образовались бороздки от слез. Как бы навсегда набухли слезы на Лике Пресвятой Богородицы…

- И все эти святыни находятся сейчас в бизнес-центре, на выставке. Почему не в храме? Не в
кафедральном соборе?


Священник Сергий Немодин.

- А ведь первые христианские храмы в Греции находились в так называемых «физических училищах», то есть в училищах физкультуры, проще говоря, в спортзалах, в которых люди тогда занимались вообще нагими. И Апостол Павел даже там проповедовал, и ничего. И языческие храмы приспосабливали под нужды церковной общины. Бог иногда использует самые разные площадки, чтобы хоть кого-то привлечь к истинной вере. И в результате, не скажу за весь наш регион, но у кого-то в сердце что-то меняется после прихода на нашу выставку. Это как проповедь: она бывает иногда вроде бы проповедью для всего храма, а оказывается так, что она была произнесена для одного человека. А бывает и наоборот: говоришь проповедь для одного, а оказывается, что для всего храма. Так и здесь - Бог все использует для спасения человека. Бывают на наших выставках и исцеления. Всяко бывает здесь. Просто мы не следим за этим. Зачем? Зачем доискиваться того, что Бог совершает? Если надо, Он сам покажет.

- Шушенское - «ленинские места»…

- В самом Шушенском сейчас храм хороший, при нем довольно крепкий приход, и казаки есть. Все же ведь потихоньку меняется. Ленин в наших местах в ссылке был. Даже тут он венчался в Петропавловском храме.

- Я тоже слышал об этом диве: главный атеист страны, богоборец Ульянов-Ленин, оказывается, сочетался в храме законным браком…

- Ничего в этом нет особенно удивительного. Брак в Российской Империи признавался только после венчания. Так что хочешь не хочешь, но ему просто пришлось обвенчаться.

- Как он к этому отнесся?

- Для него это был, скорее всего, просто обряд, формальность. Ну, как сегодня для верующих молодоженов в загс сходить, как-то вот так. Как это сейчас? Православные пришли в загс, расписались, выполнили необходимую формальность, а потом в храм пошли на венчание, уже заключать настоящий церковный брак. Так и для Ленина это было, но с точностью до наоборот: пришли с Крупской, расписались. То есть повенчались…

- Нравится вам там, на месте ссылки, служить?

- Вот так «ссылка»! Это после Лесосибирска-то? Да ведь Шушенское на 800 километров южнее находится, у нас тут и яблоки, и груши вызревают, и абрикосы. А я же человек южный, все это люблю. И храм в поселке Сизая хороший. Так что эта «ссылка» для меня весьма приятна. Матушку сюда привез, а дети у нас уже взрослые, у каждого своя судьба. Приход наш, правда, по большей части состоит не из жителей поселка Сизая, а из приезжих, кто в соседних поселках живет. Да ведь и сам я тоже не в Сизой живу, а в поселке Черемушки (звучит как в Москве). Да, в Шушенском климат мне больше подходит. И - красота вокруг! Места очень красивые, горы, воздух чистейший, Енисей. Правда, в Енисее не купаются в наших местах. Вода только до +8 летом, ведь плотина на Саяно-Шушенской ГЭС 242 метра в высоту, и вода не прогревается.

- А что скажете про Украину?

- Мне уже, признаюсь, стало надоедать за происходящим там следить. У меня родственники на Украине на два лагеря разделились, причем ровно пополам. С теми, кто за «европейские ценности» и против России, с ними разговаривать стало уже невозможно. А с другими спокойно общаемся. Именно пополам разделилась родня! Даже на восточной Украине это так, в Полтаве, на Запорожье… А что уж тогда про западную часть Украины говорить? Все это устаканится со временем. Мы неразрывно связаны и все равно срастемся опять. Трудно, но срастемся. Но придется много времени выждать, чтобы опять срослось.

- А вдруг на этот раз не срастется? И найдут наши братья какой-то другой совсем путь?

- Да не уйдут они никуда. Я как украинец это чувствую, на это надеюсь.

Вот сколько знаю тех, кто приезжает с Украины в Сибирь. И все говорят одно: здесь, в Сибири, жить легче. И это несмотря на климат суровый, на отдаленность от столиц…

- А вы сами довольны, что здесь, в Сибири, служите и живете?

- Да, доволен. Господь сделал так, как Ему и надо было сделать со мной. Вот и все. И что в Шушенском районе сейчас служу, тоже на то есть Божья воля.

Шушенская фантасмагория

То, что Ульянов и Крупская обвенчались в Петропавловском храме села Шушенское Минусинского уезда 22 июля (н. ст.) 1898 года, в советское время старались не афишировать. И даже для верности в 1938 году до основания срыли храм, в котором сие таинство имело место быть. Но сохранились клировые ведомости, в которых все честь по чести расписано: кто венчался, кто венчал и кто был свидетелем таинства - два местных крестьянина со стороны жениха и один со стороны невесты. Ленин отбывал ссылку в Шушенском, Надежда Константиновна - в Уфе. Чтобы соединиться, чтобы Надежде Константиновне не жить в Шушенском «на птичьих правах», нужен был законный брак. Ну а раз нужно, то и нужно. Это, так сказать, официальная версия. Но есть и другая. Крупская была из родовитой дворянской семьи, к тому же единственным ребенком у родителей (отец Ленина, Илья Ульянов, своим трудом выслужил сначала личное, а потом и потомственное дворянство). И ее мать настояла на венчании. Революция, мол, революцией, а какой же брак без венца? Впрочем, в этом «законном» браке детей все равно не было, хотя и священник в Шушенском честно просил у Бога многочадия венчающимся «рабу Божию Владимиру и рабе Божией Надежде».

Вот уже который год, с тех пор, как моя дочь Анна стала учиться на художника, прошу ее - когда, конечно, окрепнет ее кисть, - написать эту картину маслом. Иногда за чаем мы с дочерью даже и расписываем пока что в словах это будущее полотно. Сельский храм, старинные иконы в окладах. Добрый батюшка с окладистой бородой ведет по храму за руку Ильича и Надежду Константиновну («Исайя, ликуй!..) и не видит, не замечает, конечно же, с какой ехидной «ильичевской» улыбочкой вприщур смотрит на все происходящее будущий сокрушитель трона и алтарей… Улыбочка на его губах играет до того скаредная, до того пронзительно-язвящая, что иподиакон онемел и застыл в неописуемом ужасе… Кажется, еще секунда, и молодой бунтарь покажет «рожки» за спиной у священника… Но нет, ведет себя грамотно, чтобы «не создавать проблем». А Наденька… она-то вот поплыла немного, вот что тревожит всерьез Ильича. Накануне вечером она вместе с Володей так же ехидненько подсмеивалась над предстоящим таинством, но когда таинство началось - вот ведь, женщина! - забыла о своих вчерашних шуточках, и вот стоит теперь ни жива ни мертва, - и с каким горячим чувством выдохнула свое «да» на вопрос батюшки… «Ох уж мне эти религиозные пережитки, - пеняет ей в душе Владимир Ильич. - Ну да ладно, доберусь я когда-нибудь до всей этой великой ектении… ох и доберусь...»

Написал это и понял: чтобы изваять такое эпическое полотно, надо быть очень большим мастером. Дочери моей не скоро окажется такое вот по плечу. Да и надо ли?.. Вот если бы взялся за кисть известный Православный художник Филипп Москвитин! Кто увидит его, передайте мою смиренную просьбу.

…А может, на восстановленном в Шушенском Петропавловском храме повесить скромную такую табличку: «Здесь венчался богоборец В.И. Ленин» - в грустное назидание потомкам?

Быстрым, быстрым, как течение Енисея, был для меня этот красноярский день. Но еще ночь впереди. Зажглись огни Енисея. Красавец-мост уже окрасился в тона российского триколора. Подсветка сделала все вокруг праздничным и каким-то таинственным. Засверкал огнями противоположный берег. Где-то грянул салют. Шум машин постепенно стал утихать. Зато смех и голоса горожан, гуляющих по набережной под моим окном, стали еще слышнее. Здесь, на берегу Енисея, вглядываясь в его огни, невольно думал и о своей судьбе, вот занесшей же меня и сюда, и о судьбе всей страны, раскинувшейся на невообразимых пространствах… Не до сна. Успеть бы до конца продумать ту думу, которая вдруг вот здесь меня обуяла.

Гостиница «Огни Енисея» открылась в 1964 году. Недавно ее подремонтировали. Она всего на год старше меня (видно, и я нуждаюсь уже давно в каком-нибудь там косметическом ремонте…). Я же писал уже, что всегда нас тянет к ровесникам… И потому я здесь. Небо еще темно. Но что-то незримо указывает на близость рассвета. Смягчаются и гаснут краски, глуше звучат голоса. Внизу, замечаю, подъехала уже знакомая мне машина. Тот самый водитель, кто вез меня сюда из аэропорта, теперь повезет обратно в аэропорт. Ровно в четыре утра выхожу из гостиницы. Едем. Ночной город в сонной дреме равнодушно провожает меня, случайного и недолгого постояльца. Через несколько минут всего по пустым улицам выбираемся за городскую окраину. Небо чуть просветлело, но еще не совсем рассвело. Солнце лишь самым краешком выглянуло из-за холма. Но что это?.. Впереди - прямо перед нами - разноцветными переливчатыми огнями горит волшебный фонтан радуги! «Смотрите! - почему-то не говорю, а скорее шепчу водителю. - Это радуга посреди ночи… Вы такое когда-нибудь видели?» - «Это чудо, - спокойно мне говорит таксист Андрей. - Чудо нельзя увидеть. Его можно только узреть».- «Ну вот мы его и узрели!» - отвечаю ему. На табло цифры 4:08 утра, 9 июня. День Иоанна Русского начинается радугой. «Вы посмотрите назад. Вы ведь еще не все увидели! - советует мне таксист. - Там вся дуга вам откроется». В машине сзади стекла с тонировкой, чуть затемненные, и потому не так красиво смотрится, как впереди. Но все же вижу огромную, через все темное еще пока что небо перекинутую радугу-дугу. Да еще и двойную в самом начале… Вот это чудо! Вот это Красноярск! Радуга в ночи… «А ведь и сухо, дождя нет», - говорю попутчику. «Да, дождя нет, - вторит мне Андрей. - Может, где-то там вдалеке и покапало малость, а у нас сухо». Потом все же ветровое стекло покрылось совсем мелкими капельками, как покрывает миро киот иконы. Но радуга никуда не исчезла. Сияла в небе, вместе с нами встречая рассвет.

Антон Жоголев.
Фото автора.

53
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1




Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru