Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

Помни час смертный…

Письмо читательницы.

Поведать эту историю людям благословил меня протоиерей Михаил Фролов, ныне покойный (4 сентября 2006 года), священник нашего храма в честь святых Апостолов Петра и Павла. А я всё никак не могла это сделать. Вот, наконец, решилась — может быть, кому-то эта история поможет в трудный час поступить по-Божьи, по-Православному.

Было это давно. Я тогда работала в больнице няней, и мне запомнился один больной, долго лечившийся там. Звали его Георгий, 42 года, инженер. У него была семья — жена и две дочери.

Георгий часто рассказывал о своей жизни, вспоминал то, что особенно запало ему в душу. Из-за своей болезни он часто лежал в больницах, ездил на курорты и, где бы он ни был, везде ходил в храмы. Но ходил как на концерт, ради церковного пения, как он сам говорил, ничего не зная и не понимая в церковной жизни. Некому было подсказать ему, что в храме, кроме пения, можно получить благодать Божию через исповедь и Причастие Тела и Крови Христовых. В дни своего дежурства я приносила ему святую воду и просфору, и он принимал их.

Однажды ему стало совсем плохо, и я вызвалась пригласить батюшку, чтобы он причастил его. Но Георгий сказал: «Я сам схожу в храм и причащусь». Я не стала настаивать.

А он в тот же день упал, потерял сознание. Сбежались врачи, медсестры, хотели дать ему кислород, но он пришел в себя и отказался от кислородной маски. Его подняли, увели в общую палату, где с ним вместе лежали и другие больные.

В следующее мое дежурство я увидела его уже в отдельной, одиночной палате. В палату я вошла не одна, а с врачом и медсестрой. Георгий сидел на постели «калачиком», поджав ноги, и плакал. При этом он озирался со страхом, от кого-то уклонялся и всё говорил: «Вон они сидят. Вон они летают, меня задевают! Их так много! Они лохматые, глаза огненные! Куда мне спрятаться?! Была бы яма, я бы спрятался в яме от них...» Врач посмеивалась: он-де разума лишился. Когда врач с медсестрой вышли, я начала читать 90-й псалом: «Живый в помощи...» — и крестить всё кругом, догадываясь, кто явился несчастному Георгию. Долго я читала, а он всё видел «их» и страшился, потому что они стерегли исходящую его душу, чтобы утащить ее в преисподнюю. «Вон, вон они сидят! Теперь поодаль, смеются надо мной и кидают кирпичами!» — говорил несчастный. «Дорогу делают для меня — я умру! Никогда я так никого не боялся, как сейчас боюсь их!» — всё кричал он.

Страшно мне было всё это видеть и слышать. А еще больше жалко было его, страдальца. Не зная, как еще помочь ему, душе его, я сказала, чтобы он каялся, вслух, прямо сейчас, а я буду как бы свидетелем его покаяния. По моей просьбе он начал громко каяться со слезами, называл свои грехи… Всю ночь я была около него — он боялся остаться один, боялся обступившей его нечисти. Я как могла утешала его и почти безпрерывно читала молитвы. Видимо, ему стало полегче. Когда рано утром в палату вошла ночная медсестра Антонина Александровна, она удивилась, что он в сознании, в своей памяти и не выглядит таким безумным, как накануне. Но через час нам нужно было меняться сменой, и Георгий скорбел душою, что мы уходим. Ему было страшно оставаться одному. Смена закончилась, и я с тяжелой душой ушла домой.

А покоя душе не было и дома, и я, отложив домашние дела, решила навестить его днем. Георгий лежал, уставившись в одну точку, как обреченный, уже не метался. И самое главное — на нем не было креста. Что его заставило снять крест, на это я не получила ответа, но, к сожалению, он был уже без креста. Видимо, бесы получили власть над ним и заставили его снять крест. «Их» он видел, «они» по-прежнему сидели и ждали исхода души его. «А ты боишься?» — спросила я. «Нет, уже не боюсь», — ответил Георгий.

В этот же день, в пять часов вечера, он умер. Что произошло с его душой? Это не ведомо никому, кроме Бога. А я до сих пор корю себя, что не позвала священника, когда Георгий имел еще намерение пойти в храм и причаститься, но уже не смог это сделать.

Всем Православным братьям и сестрам желаю не опоздать в последний час, помочь умирающему близкому человеку облегчить его страдания при разлучении души с телом. Для напутствия души сделать всё, что только возможно, особенно вовремя пригласить батюшку для соборования и Причастия Святых Христовых Таин. Не дать погибнуть душе христианской для вечной жизни с Богом.

Нина Петровна Трифонова,

прихожанка и просфорница храма в честь святых Апостолов Петра и Павла, г. Самара.

1010
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru