Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

Такая вот фиеста…

Из «Рассказов дачника».

Из «Рассказов дачника».

Когда гости наконец уехали, жена поделилась со мной огорчением: Алиса огорошила её вопросом, на который она не смогла толком, убедительно ответить:

— Бабуля, а ты веришь в Бога для выгоды?

Я взглянул на её расстроенное лицо, попытался успокоить:

— Я, кажется, знаю, почему она так спросила.

Алиска — моя внучка. Она частенько бывает летом у нас в Курочкино, в домике над Волгой под огромным куполом неба. Она крепко сдружилась с «бабой Ниной», хотя юридически Нина ей не бабушка. Алиса любит расспрашивать бабу Нину об иконах, которые живут в нашем доме, — именно живут, а не висят или просто находятся… Потому что мы на них молимся и говорим с изображенными на них, как с живыми, как с образами! Особенно внучка расспрашивала об иконе Божией Матери «Отрада и Утешение», празднество которой как раз в день рождения Алиски, 3 февраля. Еще она любит спать рядом с Ниной: маленькой она побаивалась незнакомой обстановки, а теперь просто привыкла — и привязалась к бабуле. В этом году Алисе исполнилось четырнадцать лет, и она вдруг призналась бабуле, что думает о крещении… Мы с женой даже испугались немного: дочь моя Елена к религии относится «толерантно», а про Алиску сказала: пусть подрастет и сама определится. Вот, подрастает уже, и теперь вдруг такой поворот — «для выгоды».

— Да, знаю… — повторил я.

В этот свой приезд отец Алисы, Ильгизар, решился съехать по крутому серпантину деревенской улицы к самой Волге. Обычно-то он оставляет свою «Фиесту» на горке, на более-менее ровном месте. Паркетная ведь машинка, не ровер какой-нибудь.

Когда пришло время уезжать, мы со своего бугра проводили их взглядом — и удивились, когда не увидели сквозь просвет в деревьях, как машина въезжает на улицу. Потом услышали хлопок двери, встревоженные голоса. Навстречу им с улицы спустился джип «Шевроле-нива» — и опять молчок. Конечно, мы заволновались, особенно Нина. Я позвонил Ильгизару, он ответил, что всё нормально, сейчас поедут… И опять тишина. Что-то явно пошло не так.

Я спустился с горки, пошел к ним. «Фиеста» стояла, почти упершись в дерево: это Ильгизар не смог въехать, и машина спустилась задом по серпантину. Ильгизар с Леной рылись в багажнике, извлекая из него какие-то пакеты, домкрат, запаску… Вытащили и трос — он, конечно, был в самом низу. Но оказалось, что его не к чему прицепить: у этой машины не было спереди крюка. Лена принялась листать паспорт автомобиля (помните шутку: «Если ничего не помогает, прочтите инструкцию!») и нашла наконец гнездо для троса — изощренный по западному образцу трос «Фиесты» крепился ввинчиванием. Гнездо для ввинчивания было, но его самого, как водится, не было. Поэтому и не стал их вытаскивать водитель «Нивы».

Гости мои дорогие были в полной растерянности. Пришлось подключить моих деревенских друзей. Николай Денисов, мастер на все руки, сам огорчился, что не может помочь: его «Нива» (совсем не «шевроле») была им собрана из деталей самого разного происхождения, сцепление было никудышное… Зато Валерий Сидорович Щетинкин, хозяин местного хозяйства (его здесь называют «свойхозом»), сразу согласился помочь и прибыл к месту происшествия на величественном «Рено-дастере». Они с Ильгизаром развернули «Фиесту» и попытались вывести ее задом на ровную дорогу. Но куда там! Рулить «по зеркалам» на этой вьющейся крутизне было практически невозможно…

Я стоял, крестился и твердил негромко: «Господи, помилуй! Помоги, Господи!» Ведь даже представить себе, что машину придется оставить тут на неопределенно долгое время…

Алиса, тоже изрядно напуганная, подошла ко мне:

— Дедуля, я тоже буду! Что надо говорить?

И принялась помогать мне, взволнованно повторяя: «Господи, помилуй! Помоги нам, Господи!»

… «Фиеста» в очередной раз скатилась вниз, до более-менее ровного места… Сидорович, величественный и круглоголовый, поставил свой джип в сторонке на одном из виражей и решительно спустился вниз.

— Дай-ко я!…

Ильгизар, уже отчаявшийся, только согласно кивнул. Щетинкин кое-как втиснулся в «Фиесту», завел мотор… Все замерли, только мы с Алиской негромко повторяли: «Господи, помилуй!»

… Мотор взревел — и «Фиеста», вмиг набрав скорость, резво вскарабкалась, взлетела, вознеслась, лихо лавируя на поворотах, на ровное место…

— Вот как, оказывается, тут надо ездить! — выдохнула Елена.

— Да уж… — отозвался я.

А Алиска уже бежала за отцом, он — за «Фиестой», и Лена пустилась за ними…

В общем, все враз благодарили Сидорыча, он благосклонно принимал наши «спасибо», отмахнулся от материального вознаграждения, тиснул мне руку на прощанье…

Приключения, однако, на этом не закончились. Не успел я дойти до дому, как зазвонил телефон. По Алискиному аппарату звонил Ильгизар.

— Роберт Иванович (он зовет меня «по паспорту», в крещении-то я Родион), мы к вам идем.

— Как это? — опешил я. Ждал-то звонка уже с трассы, а потом и из дома, ждал рапорта о благополучном прибытии…

Оказалось, что «Фиеста» сделана не для прос-тодушных россиян. Пока хозяева благодарили Сидорыча, прощались с дедом, машина… сама собой закрылась на замок, не считаясь с тем, что ключи-то остались внутри. Такая вот техника безопасности. Немую сцену, когда хозяева осознали это, я не видел, скрывшись за очередным поворотом серпантина. А вот их смущенные лица заставили меня улыбнуться, когда они поднялись на наш бугор. Теперь вся надежда была на Тимофея, сына Лены. Он ответил на звонок, сказал, что часа через два закончит работу, заберет запасные ключи и приедет. Это еще полтора часа (живем-то мы все в Казани)…

Впрочем, мы не скучали. Искупались, пообедали. Шутили, что Курочкино не хочет их отпускать. Бабуля тихо молилась в огороде. Алиска прошла туда — и тогда-то и задала свой «трудный вопрос».

Ответил я ей несколько дней спустя.

— Помнишь, Алиса, как мы машину вытаскивали?

— Ой, деда, конечно, помню! Я же вместе с тобой молилась.

— Тогда ведь нам Бог помог? И Валерий Сидорович был дома, и приехал сразу, правда?

Алиска кивнула.

— А знаешь, почему нам Бог помогает?

— Почему, деда?

— Ну вот, возьми нас с тобой. Мы ведь любим друг друга?

Она кивнула опять.

— Когда надо, мы же помогаем друг другу, верно?

Я уже не ждал кивка, продолжил:

— Вот и Он… Он нас очень любит. И когда бывают такие вот ситуации — обязательно помогает. Только надо, чтобы мы на Него надеялись, но и сами что-то делали, старались… Ты меня поняла?

Алиска прижалась ко мне, кивнула опять.

Родион Копосов,
деревня Курочкино Козловского района Чувашской Республики, июнь 2014 г.

Рис. Ильи Одинцова.

Дата: 20 июня 2014
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
10
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru