Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

«Чтобы как можно больше людей духовно прозрело»

Беседа с Православной писательницей и психологом Татьяной Львовной Шишовой.

Татьяна Шишова во время встречи с читателями в Самаре.

Беседа с Православной писательницей и психологом Татьяной Львовной Шишовой.

Гостем Православной выставки в Самаре в марте этого года была известная многим Православным читателям детский психолог, педагог и писательница Татьяна Львовна Шишова. В наш город она приехала для участия в Родительском собрании в рамках международного фестиваля «Борис Коценко представляет». Татьяна Шишова — вице-президент Фонда социально-психической помощи семье и ребенку, член Союза писателей России. В соавторстве с Ириной Яковлевной Медведевой ею написано немало глубоких книг и статей по актуальным для нашего времени вопросам воспитания детей. Уже первые их произведения — «Книга для трудных родителей», «Разноцветные белые вороны» и другие — стали бестселлерами, привлекли внимание родителей. И каждая новая книга помогает вовремя распознать те опасности, которыми изобилует нынешний век, — под какими бы привлекательными обертками они ни таились.

В конференц-зале выставки, где проходили встречи с Татьяной Шишовой, собрались люди разного возраста и профессий, но всех объединял горячий интерес к выступлениям психолога. Ведь «прежде всего мы — родители, а все остальное — потом», — был такой слоган в одной из популярных телепередач. Рядом со мной сидела поэтесса из Оренбуржья Надежда Акисова — уж казалось бы, нам-то с ней, вырастившим по пять детей и давно уж бабушкам, известно все до тонкостей о том, как воспитывать деток. Но и для нас, и для седовласых педагогов эти встречи оказались очень полезны.

Взять хотя бы такой вроде бы простенький момент, как — надо ли маленьким детям смотреть мультики. Хорошие, добрые, поучительные мультики. Многие из нас считают — конечно, можно!

А Татьяна Львовна категорически против!

— Взрослые часто думают, что хороших впечатлений у ребенка должно быть как можно больше, — сказала она. — Родители считают, что это полезно для него, что таким образом радуют ребенка, а на самом деле избыток впечатлений, даже самых хороших, — это не очень хорошо, как и любой избыток. Психологи советуют вообще не показывать детям до трех лет мультфильмы. У детей, которые с младенчества смотрят мульт-фильмы, в школьном возрасте могут возникнуть проблемы с русским языком и с чтением. Дело в том, что восприятие мультфильмов — слишком большая нагрузка для ребенка. Гораздо лучше, когда ребенок слушает хотя бы в аудиозаписи сказки и песни. Вот это — полезно, это очень хорошо, потому что он приучается слушать речь. И через образный мир сказок он может получить много знаний. Излишне сильные впечатления могут послужить причиной неправильного поведения ребенка, его расторможенности, непослушания.

Сейчас очень часто — в Москве, во всяком случае, это частое явление — дети начинают говорить после двух лет. Одна из причин задержек речи у детей состоит в том, что во многих домах постоянно включен телевизор. Многие, особенно дедушки и бабушки, уже не представляют себе жизнь без телевизора, и в каждой комнате у них светится экран. Но речь человеческая на ребенка действует очень сильно, это очень сильный стимулятор мозговой активности. А теперь представьте: телевизор включен постоянно — и постоянно идет речевая атака на неокрепший мозг ребенка. Но ребенок же не может постоянно реагировать на этот стимул! Он начинает раздражаться, он перестает слышать речь, перестает ее воспринимать. А в дальнейшем у него возникают проблемы в общении. Мама говорит: «Убери игрушки!..» — а у него уже привычки нет воспринимать речь, он не слышит. У него возникает то, что называется психологическая глухота…

И вот в перерыве между выступлениями Татьяна Львовна Шишова ответила на вопросы корреспондента «Благовеста».

Идеальный образ мамы

Татьяна Львовна, вы в своем выступлении особый упор сделали на младенческом возрасте. Почему?

— В психологическом смысле младенческий период — от рождения и до полутора лет — очень важен, потому что именно в это время укрепляется связь с миром — прежде всего с мамой. И от того, насколько прочна детско-родительская связь, в дальнейшем может зависеть поведение ребенка уже в более взрослом возрасте. Если время упущено, уже у повзрослевшего человека труднее устанавливаются какие-то дружеские, а затем и семейные отношения, ему нелегко входить в коллектив. Самая главная связь у ребенка — именно с мамой. А многие молодые женщины стремятся как можно раньше выйти на работу, взять няню или отдать ребенка бабушке. Не понимая, что этим разрушают то, что неприкосновенно!

И вот казалось бы — маленький ребенок, ну что он знает! Но, оказывается, у детей есть врожденное представление о том, как должна выглядеть женщина и как должен выглядеть мужчина. В психике человека есть то, что называется — родовая или генетическая память. Это то, что не зависит от индивидуальных особенностей человека, его характера, это нечто такое, что передается из поколения в поколение. И когда мама выглядит совсем не так, как подсказывает родовая память, у ребенка возникает ощущение безпокойства: что в ней не то, что — не так? Это ощущение какой-то неправильности возникает у ребенка тогда, когда мама ведет себя вопреки тому, как традиционно вели себя мамы — по-мужски, агрессивно, когда у нее грубый голос, резкие движения. А сейчас многие молодые женщины ведут себя именно так — грубо, напористо. И заложенная еще в утробе детско-родительская связь искажается, потому что ребенок не понимает маму, а мама в ответ не понимает его…

Поэтому очень важно, конечно, соблюдать традиционные нормы в общении с ребенком. И — чтобы мама выглядела как мама.

Ребенок видит гораздо больше, чем мы можем себе представить! Мы просили детей 5-6 лет нарисовать свои семьи. И эти рисунки очень красноречивы… Вот скажите, можно ли по рисунку определить, кто главный в семье? Оказывается, очень просто. Дети из неправославных семей часто рисуют маму больше папы — именно потому, что она в семье играет первую скрипку. Она, а не папа. Ну а на рисунках Православных детей мама изображена иначе. Она и ростом меньше папы, и одета по-женски, в юбке. И папа изображен сильным, большим мужчиной.

— С таким папой не страшен серый волк…

— И вообще никто не страшен! Ребенок чувствует себя защищенным с таким вот настоящим папой. Неправославных детей нередко приходится спрашивать, кто на их рисунке папа, а кто — мама. Они одного роста (а то и мама выше папы), оба в брюках, оба с короткой стрижкой, их различить нельзя. Разве что по надписи: «Это папа» или «Это мама»…

Все это далеко не мелочи! У ребенка с младенчества на протяжении всего детства закладывается образ того, какой должна быть мама, каким должен быть папа. И, сверяясь в жизни с этими идеальными образами мужчины и женщины, ребенок будет в дальнейшем ориентироваться на те образы, которые уже вошли к нему в подсознание. Дети забывают то, что было вчера, но то, что заложено в их младенческие ощущения, остается в глубинах подсознания. Большинство людей наиболее отчетливо помнят свое детство примерно лет с семи, до этого — лишь отдельные фрагменты. Ребенок забудет очень многое из того, что было в раннем детстве. В основном будет ориентироваться уже на рассказы взрослых о его прошлом, отдельные сюжеты каких-то воспоминаний. Но ключевые моменты, касающиеся образов мамы, образов мужчины и женщины, взаимоотношений в семье, ложатся в подсознание. На уровне подсознания остается в душе и памяти то, как мама подходила к колыбели, кроватке, что и каким голосом она говорила… И всё это влияет на дальнейшую жизнь ребенка. Потому что мальчик будет стремиться стать таким же сильным и крепким, как папа, а девочка будет во всем подражать маме.

Берегите малышей от стрессов!

— Вот еще: о стрессах. В вятской деревне, где недолго жила моя семья, был Юра Манылов — его в младенчестве напугал громким криком петух, и мальчик стал слабоумным… Таким и остался на всю жизнь.

— Подобных случаев много! В раннем возрасте особенно надо беречь ребенка от стрессов. Я когда-то беседовала с московским психиатром, доктором наук, профессором. В ее многолетней практике были случаи, когда у маленьких детей из-за пережитого в раннем возрасте достаточно серьезного стресса запускался механизм развития шизофрении.

Стрессы в раннем возрасте очень опасны, потому что провоцируют возникновение психических заболеваний, которые при других условиях могли бы не развиться. И не только крик петуха или лай собаки могут спровоцировать болезнь. Поэтому очень важно, чтобы младенческий период жизни проходил как можно более спокойно, без каких-то резких изменений, без криков, окриков, ссор между собой и так далее, потому что дети очень-очень чувствительны.

— А может ли стать стрессом для ребенка какой-то педагогический эксперимент? Родители стараются дать своим детям лучшее — и нередко хватаются за различные методики, зачастую противоречащие одна другой. Но это же небезопасно для детей?

— Конечно! Детские психиатры, которым приходится исправлять последствия родительских ошибок в семье, говорят о том, что очень опасно, особенно в первые периоды жизни ребенка, проводить с ним все эти модные эксперименты. Например — ранние занятия плаванием, когда с рождения приучают плавать, или такая гимнастика, когда папа берет малыша за одну ручку и крутит в разные стороны… В полной уверенности, что уж в его-то надежных руках ничего плохого с его ребенком не случится. А вдруг?..

Много экспериментов предлагается в различных книгах и брошюрах, на сайтах и в телепередачах. Но педагогика и воспитание — это очень консервативная область. Эксперименты в этой области чреваты тем, что ребенок, подвергаясь опасному воздействию, может покалечиться как телесно, так и духовно. Но для чего кидаться в крайности, перенимать чьи-то придумки, если в нашей отечественной педагогике и в воспитании хранятся лучшие образцы того, как надо обращаться с детьми.

Ведь посмотрите: если старшее поколение вырастило здоровых физически и нравственно детей, и эти дети не стали преступниками, не стали наркоманами, не стали алкоголиками, если они смогли построить свою семью, смогли родить и воспитать таких же достойных членов общества, — это значит, что люди действовали правильно. Наши не слишком грамотные прабабушки прекрасно управлялись с большими семьями.

Эксперимент тем и отличается, что мы не знаем, какими будут последствия. И одно дело, когда ученый ставит научный эксперимент и видит, что пошел по ложному пути — что ж, попробует другие методы. Совсем иное — ошибки в воспитании, поскольку их невероятно трудно, а иногда и просто невозможно исправить! Это человек, это его судьба! Последствия эксперимента, может быть, скажутся на всей его жизни и даже на его детях и внуках.

Противодействие злу

Что заставило вас, педагога с большим стажем, психолога, переводчика, взяться за перо и вместе с Ириной Яковлевной Медведевой писать такие непростые, серьезные книги? Боль за страдающих детей?

— Это произошло в начале 90-х. Мы с Ириной Яковлевной уже работали с детьми как психологи. И вот мы стали замечать, как под влиянием новых мировоззренческих установок, что внушались людям через средства массовой информации, вдруг стала искажаться психика детей. Сначала мы были очень удивлены, потом стали отслеживать, сопоставлять, искать в чем же дело.

Таких случаев было слишком много, чтобы объяснить их какими-то индивидуальными отклонениями у отдельных детей; тревожные тенденции нарастали. И тогда мы стали об этом писать, чтобы повлиять на общественное мнение и попытаться удержать людей от каких-то пагубных вещей. В первых книгах мы обращались к родителям, предостерегая их от ошибок в воспитании детей. Но когда в 1996 году было объявлено, что вскоре запускается проект полового воспитания в российских школах, мы просто пришли в ужас. Мы поняли, что если это произойдет, то в нашей стране будет страшно жить… И если дочь Ирины Яковлевны к тому времени уже выросла, то для меня это стало и личной болью: мои дети были школьного возраста, и я была категорически против того, чтобы это все творилось в том числе и с ними.

И вот мы стали писать о необходимости противодействия этому злу. Ну а дальше — дальше стали выявляться все новые проблемы, и стало понятно, что на самом деле они взаимосвязаны, это звенья одной цепи. Всё больше и больше людей начало понимать, что этот проект — глобализационный, он направлен на формирование людей с так называемым новым мировоззрением для апокалиптического будущего. И всё больше людей стало включаться в противодействие этим зловещим планам.

— Ну а то, что вы блестящий переводчик с профессиональным знанием английского, испанского и португальского языков, помогает в теперешней работе? Скажем, сделанные вами переводы Габриэля Гарсиа Маркеса?

— Конечно, всё это сейчас очень помогает! Оглядываясь назад, я понимаю, что все, чем я раньше занималась в жизни, не было случайным. Вот сейчас проявляется все более целостная картина происходящего в мире. И в этом очень большую службу мне сослужило то, что я многие вещи, которые помогают понять ситуацию, читала раньше. Те книги, которые для большинства в нашей стране стали открытием, давно были мною прочитаны и осмыслены. И, кроме того, мне уже не приходится слепо доверяться чьему-то переводу, который может — случайно или намеренно — что-то очень важное исказить.

Кому выгодна ювенальная юстиция?

— Принцип мира, лежащего во зле, — разделяй и властвуй. Сейчас, кажется, он стал еще более циничным: разрушай и властвуй!

— Глобализационный ювенальный проект — он по сути своей разрушительный. Поскольку идеологи его проникнуты разрушительным мировоззрением.

— Для чего нужна ювенальная юстиция? Как вопрошали в Древнем Риме — кому выгодно?

— Как обычно, в таком непростом деле можно увидеть несколько слоев. С одной стороны, некоторые ювенальщики, возможно, преследуют цель — отдавать больше детей за границу. Для этого нужны дети здоровые, с хорошей наследственностью, с которыми будет не так сложно управляться в приемных семьях. Именно поэтому они не столько интересуются детьми пьяниц и наркоманов, сколько — вполне благополучными семьями. Кроме того, когда дети попадают за границу, их судьба часто неизвестна. В прошлом году начальник отдела надзора за соблюдением законодательства по делам несовершеннолетних Генеральной прокуратуры Украины Наталья Шестакова привела тревожные цифры: за 6 лет иностранцы усыновили через Государственный центр усыновления более восьми тысяч четырехсот украинских детей. При этом о судьбе более четырех тысяч из них в Центре не смогли отыскать никаких данных. Это заставляет задуматься: как же складывается судьба всех остальных?

Есть в лишении родительских прав без должных на то оснований и другая сторона. Когда вступает в действие ювенальная юстиция, то патронатные родители получают от государства деньги за каждого ребенка; более того — возникают новые структуры, появляются чиновники с весьма неплохими окладами.

Но главное, конечно, — это идеологическое разрушение института семьи. В новом (читайте — апокалиптическом) обществе не должно быть привязанностей, родственных связей. Нужны кочевники, не имеющие родины, национальности, семьи… И поэтому чем больше детей будет воспитываться в неродных семьях, тем больше вырастет таких безродных кочевников. Потому что ребенок, воспитывающийся вне родной семьи, — и это суровая правда! — не защищен всем тем, что дает человеку воспитание среди самых близких ему по крови людей. В этом состоянии ребенок очень внушаем, нередко ему можно внушить все, что угодно. Этим детям достаточно легко заложить определенные установки, далекие от заповедей Божиих и даже просто — традиционной морали. Сейчас известно много случаев, когда и у нас в детдомах, и в приемных семьях за границей детей развращают — или старшие дети, или воспитатели. И поскольку это происходит не в одном месте, не по вине единичного маньяка-педофила, то вырисовывается неприглядная картина, в которой угадываются некие атрибуты нового мироустройства. Это происходит в достаточно широких масштабах. И уже многие дети, развращенные взрослыми подонками, становятся объектами порноиндустрии. Это ли не страшно!?

Тлетворный ветер

— Но ведь и в благополучные вроде бы семьи уже проник тлетворный ветер греха. По улицам ходят юные девочки, одетые и разукрашенные, словно продажные женщины…

— А это происходит потому, что взрослые не понимают опасности подобной моды! Ведь если девочке не стыдно ходить в такой одежде, то и внутренние установки у нее уже подточены, понятия о целомудрии размыты. И более того: уже нередко и взрослые люди забывают о нравственной чистоте. Сколько случаев, когда на старости лет бросают свои семьи, заводят молоденьких любовниц или «бойфрендов»…

— Заводят! — слово-то какое…

— Так оно и есть. Сегодня — одна живая игрушка, завтра надоест — почему бы не заменить на другую. Некоторые пожилые люди часами смотрят по телевизору пошлые сериалы или передачи — и уже сами воплощают в своей жизни увиденные пошлости, и не видят ничего дурного в том, что кто-то столь нелепо устраивает свою жизнь.

Если бы взрослые вели себя иначе, если бы занимали более строгую нравственную позицию, то и дети бы по-другому себя вели.

— Однажды я велела своей маленькой дочери скорее отойти от газетного киоска: там были разложены газеты с непристойной обнаженкой. Но стоявшая рядом вполне обычная бабушка возмутилась: «Вы ничего не понимаете, это эротика! Искусство!..»

— Да, растление уже прочно вошло в нашу жизнь. Но с другой стороны, возрастает и становится более осмысленным противодействие этому злу. Потому что когда люди идут к вере — а сейчас многие молодые родители приходят в Церковь, стараются жить по-православному и воспитывать верующими своих детей, — тогда их прежде интуитивное сопротивление греху становится осмысленным.

Сопротивляться греху

— Да, у нас пока еще не отнята возможность сопротивляться греху!

— А это во многом зависит и от нас, потому что если мы будем сопротивляться греху, то нам и Бог будет помогать. А если будем катиться, куда ветер гонит, как перекати-поле, то, конечно, отнимется и эта возможность.

Посмотрите, вот эта гнусная история с Pusi riot, происшедшая в Храме Христа Спасителя. Уже известно, что это не просто глупые девчонки устроили кощунство. Это была специально устроенная провокация, которая и должна была выявить, как мы все воспримем это безобразие. Проглотим и смолчим — или решительно дадим отпор. И слава Богу, что власти и народ отреагировали должным образом, не позволили торжествовать кощунству.

— Это при том, что в СМИ развязали кампанию в защиту «бедных девочек». Ну что, мол, такого — пошалили, ну пожурить их и простить.

— Прощают тех, кто просит прощения! А здесь же нет никакого покаяния, только наглость.

— Если бы кто-то набезобразничал в доме любого из этих «защитников», хозяин тут же сдал бы пакостников в полицию. Почему же от нас требуют согласия со злом? Почему вообще нам так агрессивно навязывают то, как мы должны одеваться, как жить, как строить отношения в своих семьях?

— Известно почему! Потому что сильная Россия, сильные духом люди опасны носителям идеологии глобализма, они мешают планам по переустройству мира на свой лад. И надо не позволять творить зло, надо сопротивляться греху. Православная Россия и Православная Греция — это два последних оплота на пути глобалистского будущего. И не случайно, конечно же, на Архимандрита Ватопедской обители Ефрема обрушились такие гонения, клевета и судебное преследование. Ведь он привез в Россию со Святой Горы Афон такую великую святыню! К Поясу Пресвятой Богородицы устремились сотни тысяч людей, многие из которых только в эти дни вдруг вспомнили, что они — Православные. И встреча со Святыней многое перевернула в их душах, позвала к свету, к Богу! Как же могли враги Православия простить такое!

Надо делать все, что мы можем, чтобы как можно больше людей духовно прозрело, включилось в сопротивление злу и уповало на милость Божию. В мире, который стараются построить глобалисты, все равно нам жить невозможно. Не для Христиан он строится…

— Название последней книги, написанной вами в соавторстве с Ириной Медведевой, «Бомбы в сахарной глазури», бьет в точку. Потому что эти бомбочки действительно преподносятся в такой красивой упаковке, что не всякий способен распознать их сущность.

— Сейчас многие уже достаточно хорошо разобрались в том, насколько пагубны все эти приманки нашего времени. Разобрались, в том числе, и благодаря нашей книге. И всё больше людей уже не глотают покорно всё, что им преподносят в «сахарной глазури», а смотрят внутрь: что в ней.

Совет психолога

У вас есть такой духовный наставник, священник, к которому вы чаще всего приходите со своими духовными вопросами?

— Есть — протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса. Отец двенадцати детей, человек глубокий и мудрый…

— И последний вопрос. Что вы как психолог посоветуете всем без исключения родителям — молодым и зрелым?

— Научиться понимать своих детей. И сделать все, чтобы дети вас понимали. Многие родители думают, что самое главное, чтобы ребенок начал рано читать, считать; уже в детском саду отдают его учиться иностранному языку, хотя это очень вредно. Ребенок должен как следует усвоить и полюбить родной язык, потому что это язык, на котором говорили и думали многие поколения его предков, это язык, на котором говорят его родители. Детям очень важно, чтобы с ними разговаривали ласково. Мы же часто общаемся с ними ровным тоном, как со взрослыми. И от этого нередко возникает эмоциональная глухота. На детей очень хорошо действует сказочный тон, немного преувеличенная похвала: «Какой ты молодец! Да ты просто богатырь!..» Или — «Умничка моя, мамина помощница!» Этих простых слов достаточно, чтобы помочь ребенку поверить в свои силы, захотеть стать лучше.

Родительское слово очень важно для ребенка! Для маленького — особую, ни с чем не сравнимую силу имеет голос мамы. Известный московский врач, всю жизнь работавший в детской психиатрии, рассказывал, что во многих случаях заикания, даже шизофрении состояние ребенка улучшалось только за счет того, что мама говорила ребенку что-то хорошее, ободряющее, нацеливающее его на выздоровление. Причем это действовало исключительно в тех случаях, когда с ребенком говорила его родная мама. Были дети приемные, которые не знали о том, что они приемные, их воспитывали с любовью и заботой, но… — ласковый голос приемной мамы не воздействовал с такой силой, чтобы нацелить ребенка на выздоровление. Попробовали так же с отцами — голос отца не действовал! Действует голос бабушки по материнской линии, потому что голоса у этих женщин похожи. По мнению психиатра дело в том, что ребенок, находясь девять месяцев в животе мамы, слышит ее голос — и этот голос для него приобретает особую значимость. Материнские слова могут как духовно воскресить, так и ранить очень сильно. И даже взрослыми мы прибегаем к маме за утешением, и от простых ее слов на душе становится легче, беды кажутся не такими уж горькими. Но мы очень болезненно воспринимаем, когда наша мама говорит нам что-то обидное, резкое. И я хочу предостеречь женщин: надо этой данной Богом матерям властью пользоваться очень аккуратно, осторожно. Не навредить своим детям!

Как у Сухомлинского в школе было написано: «Матери, берегите детей!» И — «Дети, берегите матерей!»

Записала Ольга Ларькина

1579
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru