Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Нисирос: между раем и адом

На этом греческом острове дымятся вулканы и происходят чудеса от иконы Пресвятой Богородицы.


Вход в монастырь Панагии Спилиани.

На этом греческом острове дымятся вулканы и происходят чудеса от иконы Пресвятой Богородицы.

Маленький греческий остров Нисирос таит в себе такие высоты и низины, такие тайны скрывает он — что к нему стоит причалить.

Есть в нем такое, что манит туристов со всего света — слышны тут и английская, и немецкая речь, мягкое французское грассирование. А в туалете при кафе возле вулкана увидишь надпись на самом что ни на есть русском языке о том, чтобы бумажки в унитаз не бросали, а только в урну…


Кратер вулкана похож на рскаленную сковороду.

Но на острове этом и правда есть на что посмотреть. Сначала туристов везут к одному из кратеров вулкана. Я уже привык к тому, что кругом сплошные «вывески» для туристов, и потому не слишком рассчитывал увидеть что-то действительно примечательное. Подумал: может, и было что-то такое тысячу лет назад, но давно погасло. И быльем поросло. Аттракцион для иностранцев. Но оказалось, все тут не просто дымит, а готово взорваться в любую минуту.

Нас привезли, высадили. И я оказался в совсем неожиданном пространстве. Пахло серой. От этого «туалетного» запаха нигде тут не спрятаться. Его, оказывается, изрыгает сам вулкан. А вулкан хоть и спит покуда (последний раз икнул он гидротермической лавой в далеком относительно 1871 году), но ворочается во сне, урчит, вскипает… Ждет.

Спускаемся к округлому кратеру. Он диаметром где-то метров триста. Внизу на совершенно ровном плато ни травинки — голая выжженная мягкая поверхность, тепленькая, словно отапливаемая изнутри — «полы с подогревом». Почва тут не тверда. А сероводород бьет в ноздри так, что хочется убежать куда-то. И десятки дымящихся дырок. Там внутри что-то странное происходит, кипит, шипит, гудит, как при старте ракеты. Коснешься рукой — и сразу обожжешься. Что-то до того величественное и страшное открывается во всем этом. Какой там аттракцион! В одной из «лунных» норок (весь пейзаж — как на лунной поверхности) я увидел кипящую серу… Она булькала, она брызгалась… Жуть. И этот запах, мерзкий запах тьмы, извергаемый откуда-то из инфернальных глубин на поверхность…


Икона Панагии Спилиани (чудотворный образ вложен в левую ладонь на киоте иконы).

Вот оно, серное озеро! Чуть ли не на поверхности… Из некоторых дырок так и валит белый пар. Шипят почти все отверстия. Все тут в движении. Вулкан «дышит во сне». А внутри него происходит какая-то странная работа. «Глубины сатанинские» (Откр. 2, 24) здесь словно бы выглянули на поверхность. Шекспир таинственно назвал всю нечисть «пузырями земли» («Макбет»). И вот я увидел эти «пузыри» воочию.Епископ Варнава (Беляев) писал, что сероводород — это не просто «утробный» запах, нет, это естественный запах адских сил. Он обозначает их присутствие, близость темной бездны… Если истинные видения из Божьего мира сопровождает неизъяснимый, неземной аромат, то приближение бесов узнаешь по этому тяжелому запаху… Ну и невольно вспомнишь здесь о серном озере, где будут вечно мучиться грешники. В Апокалипсисе об этом очень определенно сказано, вплоть до химического состава: «озеро огненное, горящее серою» (Откр. 19, 20).

Думаю, и вулканы неспроста имеются на Земле. Это просверки ада, это места, где темная инфернальная мощь нашла себе лазейку в наш мир уже видимо, для всех очевидно.

Возле вулкана тревожно. И молиться тяжело. Тут почему-то смолкают шутки. Люди делаются серьезны и сосредоточенны. Жмутся друг к другу на этой голой «лунной» поверхности. Почему-то именно в кратере не работает сотовая телефонная связь. Видать, излучение из глубины идет такой силы, что слабенький поток прирученной «инферналки» телефонных сообщений рассеивается под более мощным воздействием жуткого кратера. Какая-то адская сковородка — весь этот вулкан. И закипит, польется лавой, когда будет сигнал. Когда он будет? За этой воронкой зла, за адской кухней ведут неусыпные наблюдения ученые-вулканологи. Пока вроде бы ничто не предвещает скорого вскипания. Но… Когда-нибудь это непременно случится, пусть и в конце времен, когда «Земля и все дела на ней сгорят» (2 Пт. 3, 10). Уж если один только исландский вулкан с труднопроизносимым именем Эйяфьятлайокудль (похожим на какое-то древнее кельтское заклинание духов) сумел на месяц почти остановить авиаперелеты по всей Европе, то что за светопреставление будет, когда сразу несколько европейских вулканов разом проснутся и «заговорят»?! (Кстати, уже вернувшись из Греции, в первый день дома из новостей узнал: вдруг проснулся вулкан на Сицилии — Этна… К чему бы это?).

Ну и еще одна тревога: как же люди-то в Нисиросе живут буквально — на вулкане?

Мы были в кратере около часа всего. Но и то успели «надышаться» всем этим древним ужасом. А тут еще вдруг поднялся ветер и подхватил, закрутив воронкой, всю эту ядовитую пыль и бросил на нас. У многих с голов полетели соломенные шляпы и туристические кепки с козырьками. Я закрыл глаза и отвернулся. Видимо, не один я горячо помолился в тот миг, — и ветер неожиданно утих. А ядовитая серная пыль осела на гладкую поверхность кратера.

— Папа, мне эта кипящая едкая дрянь капнула на ногу! — жалуется дочь Анна. — Хорошо еще — туфли закрытые. Но все равно чуть-чуть обожгло…

На острове всегда во множестве водились змеи и саламандры. Их и сейчас тут навалом. А вот маленькие полутораметровые крокодильчики, эти жалкие отпрыски древних драконов, исчезли на Нисиросе всего два столетия назад. А до этого их тут было много, крокодилов. Ползали по всему острову, пугая людей. А что, хороший мог бы получиться аттракцион: за десять евро всего — «убить


Вулканический пейзаж на Нисиросе очень похож на лунный.

дракона». Так сказать, поразить копьем… Думаю, охотников среди туристов было бы навалом. Это так, шутка. Но если откуда-нибудь из расщелины Огненной Горы и сейчас вылезет вдруг встревоженный пламенем вулкана дракон — я не слишком этому удивлюсь. Место тут такое, драконье.

Потому, наверное, и избрала Царица Небесная именно этот остров для Своего светлого чуда. Кто-то же должен держать на привязи всех этих драконов из серного озера!

В 1400 году местные крестьяне стали замечать дивный свет. Он лился ровным потоком из пещеры, в которой хранили солому, на отвесной скале над морем. Вскоре там обнаружили небольшую — размером всего с ладонь — икону Пресвятой Богородицы. Как она там появилась, никто не знал. Стало быть, чудо Божье, решили греки. Сразу перенесли явленную икону в храм. Но она ночью таинственно вернулась в ту же пещеру. И так до трех раз возвращалась на избранное место. Тогда решили, что здесь ей и надлежит быть. Возле венецианского замка построили монастырь на скале. К пещере теперь ведет сто тридцать восемь ступеней. И икона стала храниться там же, где и явилась — в той же пещере. Через два века была написана и спустя еще полтора века заключена в серебряный оклад большая икона Панагии Спилиани (Пещерная или, как еще говорят, Ущельная Богоматерь). Левая рука Панагии на окладе сделана гораздо большего размера, чем правая. Сюда, в левую ладонь на иконе Пречистой Девы, и вложили ту, первоначальную, небольшую явленную икону Пресвятой Богородицы. Вскоре заметили, что от этой Своей иконы Царица Небесная посылает молящимся исцеления и особенно помощь в рождении детей. На Нисирос потянулись паломники…

А пока мы едем к монастырю, что в небольшом портовом городке Мандраки, экскурсовод Наталья продолжает рассказ о необычном острове. Население Нисироса редко когда превышало три тысячи человек. Сейчас здесь живет и вовсе менее тысячи греков. Зато приезжает сюда за год в десятки раз больше народа. И не только иностранцы — едут сюда и греки из Афин и Фессалоников. Греческая богема облюбовала этот остров. Едут сюда в небольшие отельчики на несколько номеров художники и музыканты… Остров дарит им вдохновение и отдохновение. А на самом острове много лет живет держатель местной арт-галереи — замечательный фотохудожник Артин Каракасян. Он давно уже оторвался от родной Армении и пустил корни здесь — стал греком. И стал он настоящим певцом этого острова, на который, конечно же, неспроста занесла его судьба. Певцом его святынь и вулканов. Его флоры и фауны. Но в первую очередь — его людей. Мне довелось познакомиться с этим человеком. Настоящий мастер! Для него Нисирос — как творческая лаборатория. Недавно в международном географическом журнале «Дискавери» вышла подборка его замечательных нисиросских фотографий. Они сделаны с большой любовью к новой родине.

Из галереи Каракасяна просто не хочется уходить. Звучит песня о Нисиросе. Всюду — потрясающие воображение снимки. Вдобавок еще он попросил наш фотоаппарат и на английском, а больше жестами показал, что хочет сфотографировать нашу дочь Анну. Мы с Людмилой с радостью согласились. И было приятно слышать комплимент от художника: «beautiful eyes» («прекрасные глаза»). Я дал ему редакционный фотоаппарат, и он сделал несколько замечательных снимков. «В интернете, «в контакте» эти мои фото размещу!» — радостно щебечет нам Анна. Да, у него подлинно рука мастера. А ушли мы из его галереи с еще одним подарком — диском со всеми его фотографиями. С некоторыми из этих снимков я постараюсь познакомить читателей…

Наталья тем временем говорит нам о том, что воду на Нисирос привозят с Коса и Родоса. Своих источников пресной воды тут нет. Морскую воду, переработанную в пресную (есть тут такой небольшой заводик), жители острова отказываются пить. Собирают росу (ее тут много), собирают воду в период дождей. Но переработанную морскую вот пить почему-то отказываются. Наверное, на это есть причины. А электричество тоже приходит сюда с соседних больших островов. Кабель проложен по дну моря.

Вот уже идем мы группой по узким улочкам Мандраки. Возле административного здания останавливаемся у памятника какому-то греческому генералу. Наталья немного смущенно объясняет нам, что так вот причудливо отразилась на этом острове Вторая мировая война. На Нисиросе стоял небольшой немецкий гарнизон. И перед самым бегством фашистов с острова в 1944 году, группа немецких военных в местном кафе (видимо, за кружками с пивом) повздорила с группой греческих воинов. Кто первый начал стрелять — до сих пор так и не выяснили. В общем, попойка закончилась перестрелкой. В ней и погиб известный греческий генерал (фамилию его я, к сожалению, не запомнил). Память о нем вот так вот запечатлели установкой его бюста на острове. На главной площади, которая величиной не больше пятнадцати метров! Вот ведь и сюда дотянулась своей костлявой рукой война! Хотя и не в виде больших сражений, а в виде почти курьезной (если бы не кровь!) кабацкой разборки. Но все же дошла и сюда… Даже до Нисироса! Так или иначе коснулась всех…

В монастыре Панагии Спилиани хранится еще одна большая святыня. Мощи святого Харалампия. Святого, которому молятся в том числе и об устройстве денежных дел. Бог сказал святому: «Приди,


Не стоит прикасаться к дремлющему вулкану. Под тонким слоем грунта — кипящая лава…

Харалампий, так много пострадавший за Меня, проси у Меня, чего хочешь, и Я тебе дам». А раз так, то люди предпочитают просить у него пополнения своих кошельков (я, кстати, не исключение). Пишу это, конечно, без осуждения. Ибо и денежные вопросы порой стоят так остро, что от их решения зависит ох как много! А еще в день святого Харалампия к нам в Самару приехал в 1993 году Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий. Ведь память святого — 23 февраля н. ст. Вот и помолился я святому Харалампию о нашем Архипастыре на этом далеком от Самары острове.

Мощи святого Харалампия привезли сюда с материковой Греции много веков назад. Тогда на острове косила людей какая-то страшная болезнь. Как только ковчег с мощами святого был доставлен на Нисирос, эпидемия сразу прекратилась. И островитяне взмолились о том, чтобы мощи Харалампия остались у них и далее охраняли бы остров. Их просьба была удовлетворена.

Жена моя почему-то забыла, что это мощи именно Харалампия. И возле них горячо молилась… мученику Трифону. Конечно же, по ошибке. Два раза я говорил Людмиле, как правильно звучит имя этого святого. А она все равно забывала и продолжала просить помощи у святого Трифона. Потом, правда, вернулась в храм — и чтобы исправить ошибку, помолилась именно святому Харалампию. И что же? Уже в гостинице на Косе прочел я в путеводителе по монастырю Панагии Спилиани, что в ковчеге том хранится еще и частица мощей мученика Трифона… Выходит, и ошибки не было никакой.

На старинном иконостасе возле иконы Христа Спасителя (с необычным, греческим ликом) множество знаков благодарности от паломников и прихожан. В основном подвешены алюминиевые изображения-чеканки корабликов. Видно, по молитвам ко Господу Иисусу Христу не раз в этих местах утихали на море шторма. А возле иконы Царицы Небесной подвешены куклы (понятно, почему) и чеканки, изображающие различные части тела — все это в благодарность за многочисленные исцеления.

Антон Жоголев о. Кос, Греция.

Фото автора и А. Каракасяна.

Дата: 18 августа 2011
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru