Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Слово пастыря

Возвращение блудного сына

"Притча о блудном сыне! Самое глубокое место в Святом Писании, самое близкое сердцу грешника. Думается, если бы в Евангелии была только эта притча, из нее одной можно было бы получить полное представление о любви Бога к человеку".

"Притча о блудном сыне! Самое глубокое место в Святом Писании, самое близкое сердцу грешника. Думается, если бы в Евангелии была только эта притча, из нее одной можно было бы получить полное представление о любви Бога к человеку".

…У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся. (Лк. 15, 11-32).

Возвращение блудного сына
Притча о блудном сыне! Самое глубокое место в Святом Писании, самое близкое сердцу грешника. Думается, если бы в Евангелии была только эта притча, из нее одной можно было бы получить полное представление о любви Бога к человеку. Такое непосредственное и сострадательное участие Бога в судьбе грешника не оставляет места греху; от такой отеческой любви покаяние становится как бы необходимостью. Это дивное уважение Бога к человеку, находящемуся в грехах, исключает всякое равнодушие к святости и чистоте жизни.
Сколько многоразличных суждений о природе греха, о его "законности и необходимости" породило грешное человечество… И все эти домыслы перечеркивает Любовь Бога-Отца к младшему сыну, соблазнившемуся мнимой радостью внешней свободы и еще не познавшему истинной радости свободы внутренней — свободы от грехов и безумия, которую человек получает, только возвратившись к Богу. В любви — вся суть жизни, и только в ней — настоящая свобода. Тайна жизни ставит всех нас на грань искушений, и порой тяжких. Каждый из нас проходит свою школу жизни и стремится увидеть, пережить в ней по возможности все. Мы ввергаем себя в безконечный круг желаний, и от ненасытности, от неудовлетворенности, от непонимания часто приходим в уныние, а порой — в отчаяние. Это знает Отец наш Небесный и потому сострадает нам, и потому с любовью ждет нашего возвращения в Отчий Дом, откуда увел нас сатана в свое дикое царство.
Мы не захотели поверить простому слову своего Отца, Который, как детям, сказал нам доброе о послушной жизни, решили все перепробовать сами, всего хотелось и желалось… И вот перед нами — свиные рожки, потерянная жизнь.
Послушание Богу — это способ познания сути вещей. В свободе человек — всегда в новом, неизведанном, и потому — возможно опасном. Послушание Богу в такой ситуации есть своеобразная гарантия безопасности и в то же время — приращение себя в любви. А всякое непослушание Богу — это оторванность от Целого, это какое-то кричащее проявление "я", которое ничего не знает, ничего не умеет, но мнит. И хотя мнит не на пустом месте, ибо в потенции человека заложено многое (по благодати), но не реализованный потенциал — это мираж в пустыне, а реализуется он только в Боге — через свободную любовь к Нему, в решимости принятия воли Божией о себе. И никак иначе.

Логически понятно послушание сына Отцу, здесь непослушание — безумие, гибель. И особая дивность притчи в том, что в ней нет места ни малейшей строгости, даже намека на нее. Старший сын добивался справедливости, но и ее Отец отверг — все разумно, милостиво и просто: да, человек получил свободу, но он не захотел услышать об опасностях, заложенных в ней; да, человек опробовал полученную свободу в полной мере, даже пренебрегши Творцом… а теперь он должен возвратиться к изначальному, чтобы, уже имея мудрость знания жизни, навсегда полюбить Бога — Отца и остаться в Его Доме, наследовать его.
Притча о блудном сыне не поднимает вопроса о цене возможности возвращения в Отчий Дом, а просто открывает двери покаяния для любого сознания, говорит о возможности покаяния для всякого грешника, словно ничего не случилось, будто жертва Креста — вещь обыкновенная для любящего Отца.
Нет никакой обиды Бога-Отца на блудного сына. Человек живет на земле в испытании свободы, и Бог, даруя свободу, знал, что все так и будет: человек захочет до конца ее познать, ведь радость свободы — высшая радость жизни, главная составляющая человеческого достоинства. Но Он верит человеку и надеется, что, обойдя все далекие страны, он все-таки возвратится и это возвращение будет чудесным праздником, радостью, которую невозможно ни выразить, ни передать. Это возвращение будет утверждением Божией Правды гораздо более, нежели когда старший сын, слушая Бога-Отца, никуда не уходил. Ибо это возвращение есть уразумение веры в непреложности Божественной Любви. Сын вначале просто верует, что Бог его любит, а здесь, при своем возвращении, он это увидел, пережил… Вера — это как бы ожидание любви, а здесь — любовь состоявшаяся. Всего этого не захотел понять старший сын и возмутился. Отец вышел его уговаривать, объясняя, что испытание свободы прошло успешно, жизнь получила свое утверждение.
Конечно же, жизнь разнообразна, и не все испытываются, как и в притче. Ведь не все проходят испытания войной, голодом, тяжкими болезнями, жуткими страстями… Но кого эти беды постигли, тому необходимо глубже размышлять над Евангелием, над таким простым и все содержащим смыслом жизни, изложенным в этой притче. Евангельская притча объясняет нам, что уход из Отчего Дома — совсем не радость обретения свободы, а потеря уникальной возможности не страдать. Уходя от Бога, человек уходит и от самого себя, становится неестественным, принимает маску, которую навязывает ему общество, и часто с этим не своим лицом живет всю жизнь…
Интересно отметить общественное мнение, которое сопровождает впадающих в искушение (мнение старшего сына). Это превозношение, какая-то неосмотрительная радость по поводу того, что не я, а другой согрешил, некое презрение к грешнику, который, по людскому мнению, недостоин любви Бога, и тем более — какой-то особой любви. Конечно же, хвалить пренебрегших заповедями Божиими не за что, потому что не все возвращаются… — свобода остается, остаются и опасности. Но разумное понимание жизни, ее сложности и глубины, ее переменчивости и непредсказуемости понуждает нас с любовью и участием следить за жизнью друг друга, не превозноситься и не отчаиваться.
Все мы находимся в зоне притяжения Любви Божией, но никто не застрахован от искушений. Память о Любви Бога-Отца да сохранит нас от отчаяния, да понудит к покаянию. Бог-Отец ждет нас, всегда ждет. Давно умерших Владыка жизни опять зовет жить, обещает брачную одежду и благодать.
При своей уникальности притча о блудном сыне, естественно, не охватывает всей жизни. Жизнь безконечна в проявлениях каждой свободной твари. Наличие свободы — это уже законная невозможность все предусмотреть, все разъяснить, от всего предостеречь… И в этом удивительность жизни, ее радость, ее всегдашняя новизна, в этом к ней неисповедимый интерес. Но особенная радость веры состоит в том, что от всех недоумений, противоречий, опасностей есть абсолютная гарантия защиты — Любовь Божия. Размышляя о ней, всякий человек найдет разрешение сугубо своих, для других не понятных, тяжких недоумений. Нужно лишь принять "Любовь Истины для своего спасения" (Ап. Павел).

Протоиерей Иоанн Гончаров, г. Самара

30.03.2001
1547
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru