Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Православие в Польше

Интервью с Православной журналисткой из Белостока Анной Радюкевич.


   В ноябре в Москве проходил международный фестиваль Православных средств массовой информации «Вера и Слово». На встречу съехались представители  всех  епархий Русской Православной Церкви, светские журналисты. Фестиваль собрал множество гостей из ближнего и дальнего зарубежья. Мое внимание привлекла группа журналистов из Польши. Известно, что это преимущественно католическая страна, поэтому было интересно узнать, как там живется Православным коллегам. Господь сподобил познакомиться и побеседовать с Анной Радюкевич, журналисткой из Белостока, которая работает в польском журнале «Православное обозрение».

    —  Вам приходилось принимать участие в подобных форумах раньше?
    — Первое подобное мероприятие на моей памяти происходило в 1998 году в Греции, где собралось около сотни Православных журналистов. За его организацией тогда стоял «Синдесмос» (Всемирное братство Православной молодежи), генеральным секретарем которого был мой коллега из Белостока, где, собственно, и располагалось в то время бюро этой организации. Мы с ним часто говорили о необходимости встречи, на которой можно было бы организовать «Международное общество Православных журналистов». Но в «Синдесмосе» поменялось руководство, и бюро генерального секретаря перенесли из Белостока в Афины. В Афинах же, к сожалению, нашу идею не восприняли. Поэтому я считаю, что встреча в Москве — это шаг вперед по сравнению с тем, что было в Греции.
   Необходимо организовать курсы Православных журналистов, на которых осуществлялись бы контакты с профессиональными журналистами, потому что в Православной среде еще очень много журналов и газет издается недостаточно профессионально. Во-вторых, надо периодически устраивать небольшие встречи журналистов, причем не ради досужих разговоров, а на конкретные темы. Так, например, мы сделали в прошлом году: пригласили Православных журналистов из Финляндии, Белоруссии, Украины, России…
   — Нужен ли такой интернет-сайт, на котором Православные журналисты разных Поместных Церквей могли бы обмениваться информацией?
   — Такой сайт, конечно, нужен. Он должен выходить на трех языках — английском, русском и греческом. У нас молодежь основала в этом году подобный сайт. Вообще самое большое количество Православных сайтов имеет Польская Церковь. Я приведу такую статистику: в России — на 100 приходов 1 сайт, в Греции — на 50 приходов 1 сайт, а в Польше — на 10 приходов 1 сайт.
   — Разрешите поинтересоваться, откуда вы так хорошо знаете русский язык?
   — О, я стесняюсь своего русского языка! (смеется)
   — Совершенно напрасно.
   — Дело в том, что я  белоруска. Мы — белорусы, живущие в Восточной Польше, и для меня родной язык — белорусский. А русский язык я учила в школе.
   — Как вы считаете,   нужно ли нам, Православным славянским народам Восточной и Южной Европы, во что бы то ни стало стремиться  сохранить в своем богослужении церковнославянский язык? Сам-то я, конечно, за церковнославянский…
   — В Польше об этой «горячей» проблеме сейчас много говорят и спорят, особенно прозападно настроенные Православные поляки. И они приводят такой аргумент: после того, как финны перешли на свой родной язык, и богослужение у них стало понятным, сразу усилилась Православная миссия. Но я принадлежу к очень традиционным кругам и всегда буду бороться за древний славянский язык в Церкви. Это жемчужина нашей культуры, которую обязательно надо сохранить. Во-вторых, церковнославянский язык — это наш «эсперанто» во всех славянских Церквях. Если я приезжаю в Москву или в Болгарию, то чувствую себя так, как будто я нахожусь в Польше. Ну и, наконец, существует проблема, свойственная, наверное, только Польше. У нас есть такие семьи, где, махая рукой, говорят примерно так: «А-а-а, все одно: и у них Матка Боска, и у нас Матка Боска». И если мы перейдем на польский язык, то они скажут: «Никакой разницы: и у них служат на польской мове, и у нас служат на польской мове». И тогда мы можем потерять этих людей для Православия. Люди пойдут в католические костелы… Я всегда говорю, что вера — это не то, чтобы нам было все легче и легче. Мы знаем, что, когда западный мир пошел по этому пути, он потерял все. Я спрашиваю, разве трудно изучить церковнославянский литургический словарь, ведь он не такой уж и большой? Вся остальная богословская литература у нас печатается на польском языке. И потом у нас, начиная с детских садов и кончая лицеем, есть уроки катехизации, в которых отведены часы для изучения церковнославянского языка.
   — Надо же?! У нас в России церковнославянский язык не то что в детских садах, но даже и в школах не изучают.
   — Я знаю, что у вас также есть проблема с введением в школах «Основ Православной культуры».
   — Да. А у вас такой предмет есть?
   — У нас он называется «Уроки религии». Первыми введения его в школах добились католики, а затем уже наш Митрополит Савва организовал Православные курсы и подготовил штат катехизаторов по этому предмету. Мы всего на один год отстали от католиков. Все это было в начале 90-х годов. С тех пор наши священники вошли и в школы, и в тюрьмы, и в армию. Их работу оплачивает государство.
   — Как Православие попало в Польшу, ведь это вроде бы традиционно католическая страна?
   — Православных в Польше 400 тысяч человек, это около одного процента населения. И проживают они в основном в Восточной Польше. Дело в том,   что граница Польши постоянно менялась: она то уходила на восток, то откатывалась на запад. И поэтому в сферу влияния Польши всегда больше или меньше входили земли Православных белорусов и украинцев.
   — А какие у вас отношения с католиками?
   — Как ни странно это звучит, католики оказали определенное положительное влияние на общую религиозную ситуацию в нашей стране. Когда рухнул коммунистический режим, и у нас, как и в России, бурно начали процветать секты и оккультизм. Мы, Православные, не могли по своей малочисленности противостоять им, и вся тяжесть борьбы с этими негативными явлениями легла на плечи католиков.
   - Одно время в России бурно шла дискуссия вокруг особого почитания Ченстоховской иконы Божией Матери, что хранится в католическом монастыре в Польше. А вы эту икону почитаете?
   — Несмотря на то, что сейчас рядом с монастырем паулинов, где находится Ченстоховская икона Божией Матери, строится Православный храм, мы больше любим совершать паломничество в Вильнюс,   в Свято-Духов монастырь, к мощам Православных мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. А также сугубо чтим память нашего святого мученика-младенца Гавриила Белостокского. У нас есть свои святыни, и мы стараемся в первую очередь поклоняться им.

На снимках: Анна Радюкевич; польский журнал "Православное обозрение".

Николай Пирогов,
участник фестиваля «Вера и Слово», г. Волжск, Марий Эл.
18.03.2005
1169
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru