‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Хрустальная ваза

У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл - заменитель такой вазы.

У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл - заменитель такой вазы.

Есть особая точка в течении времени, которой словно бы коснулась волшебная палочка, - и она вдруг ожила, а мы обнаружили себя в мире чудесном, лучащемся свежестью. Ее я называю «эмфатический акцент».

Первый эксперимент в исследовании этого феномена я провел в детстве, точнее, в подростковом возрасте, когда учился в Центральной музыкальной школе в Москве и мечтал стать композитором. Мою тетю-художницу, пылкую, энтузиастически откликавшуюся на мои фантазии, я усадил в кресло, взял в руки карандаш, открыл ноты Шумановского «Карнавала». Тетю попросил при слушании пластинки тут же реагировать на места, поразившие красотой. Поставил запись, эксперимент начался. Тетя включилась с увлеченностью. «Нравится!» «Очень нравится!» А я в нотах обводил кружочком эти места.

Вывод из эксперимента? Самый главный: мгновения особой красоты существуют! Они объективны. Поразительно, но все моменты, выделенные тетей, нравились и мне. Стопроцентное согласие!

С моим бывшим учеником, другом, этой зимой почившим, композитором Вячеславом Грачевым мы почти ежедневно подолгу общались по телефону. При встречах речь тоже часто шла о музыке. С удивлением мы обнаружили полное совпадение особенно поразивших нас фрагментов. К примеру, нас обоих восхищало неуловимое чудо при наступлении репризы в сороковой симфонии Моцарта.

У Н.А. Римского-Корсакова был секретарь В. Ястребцов, который собирал поражавшие его гармонические вкусности из разных сочинений композитора. Не вкусности! Зародыши будущих шедевров.

Учиться музыке - значит заниматься воспитанием сердца к восприятию Божественной красоты. Сей навык не может не перекинуться и на все области жизни.

Эмфаза - от глагола файно «являться». Эмфаза - то непроявленное, что вдруг явилось нашему взору, нашим органам чувств как чудо. Чудесную свежесть, первозданность рождения нового бытия - надо взлелеять. Высокое искусство живет чудом эмфазы и просится в жизнь человечества.

Термин акцент я избрал не случайно, а вот по каким причинам.

Акцент - от cano «пою». Родственные слова - кантата, кантабиле, кантилена. Древние языки выстраивались долготными акцентами-пропеваниями. В Новое время слоги стали выделяться громкостью, получили название ударения. По-английски это стресс, нажим. В музыке же, хоть она и перешла к тактовой метрике, силовые выделения вовсе не стали препятствием для эмфатических акцентов, пропитанных вечностью. Слово «акцент» глубоко мотивировано: первозданную свежесть эмфазы - как не продлить пропеванием? Восторг, дыханье красоты славы Божией, расширяя сердце, расширяет и время.

Эмфаза - песнь восторга и любви. От нее и сам человек становится эмфазой бытия. Бытие человечества претворяется в песнь безсмертной красоты.

А эмфатический акцент - это, как я сказал, «здесь и сейчас»: миг, тождественный вечности, преображенное время. Гении исполнительства в музыке творят для нас это чудо красоты, чтобы мы жили творчески и вдохновенно.

Одни времена истории мы называем славными, о других молчим, потому что они позорны. Одно исполнение музыки приподнято восторгом, другое провально.

Время ведь - не только некая измерительная линейка, но и то, что ею измеряется и задает тон всему. Например, от Рождества Христова Земля совершила 2022 витка вокруг Солнца, что мы зовем годами. Это количественная сторона. Но после Рождества Христова время бытия изменилось качественно, история поменяла ход. Сознают или не сознают это цивилизации Земли, но все они - в поле действия христианского времени.

Вне христианства никогда б не взлетели самолеты, не заработала мобильная связь, не было бы самой науки в современном понимании, потому что не появился бы богослов Ньютон и не открыл бы понятия силы, соизмерившей все законы материи.

Еще в большей степени изменилась духовная сторона бытия. Из будущего, озаренного Солнцем откровений, полились неисчислимые чудеса. Во времена Сократа немыслима полифония Палестрины, невозможны кантаты Баха, небесные скрипки Страдивари, симфонические оркестры, фортепианные концерты Моцарта, Чайковского, Рахманинова, Прокофьева…

«Мы и есть времена». И так сказать - тоже мог только христианин. Мысль Блаженного Августина подтверждена всем ходом истории: «Каковы мы, таковы и времена».

Зачем время вообще? Ради чего мир создан вместе со временем? И сам мир зачем? - Это вопросы к Творцу. Христос принес ответ: ради Царствия Божия. А нельзя ли как-то без времени обойтись? - чтобы акт Творения вместе был и открытием Царствия? Нет, так нельзя. Обоженного человека и собеседника Творца, - «сделать» нельзя. Какой же бог (по благодати) без свободы? Просто изделие. Творец же, замыслив человека как возлюбленного собеседника, дал ему (в возможности и по благодати) не простую, но божественную свободу - свободу избирать себя и образ своего бытия. И Бог ее не попирает. Ничего подобного нет нигде. Такой свободы не имеет больше ни одно из созданий видимого мира. Животные ищут пропитание, ищут размножения, но себя в Боге не ищут. Подарив нам неприкосновенную свободу в искании высшего, Бог тем самым в какой-то степени поделился с нами Своим всемогуществом. Благодаря сему Бог и человек - как бы на равных - могут вступить в синергийную связь любви. Она-то и обоживает человека и во времени незаметно созидает сверхвременное Царствие Божие. Вот для какой немыслимой цели задумано время - как школа возрастания (хоть в ней бывают и двоечники).

Богочеловек Христос открыл эру благодати, ставшую временем неслыханной новизны. Откуда новизна? Не из прошлого она! Не из детерминистской скуки, не от сплетения причин и следствий, не из кармической обусловленности. Всё осталось позади. Впереди же - ликующая перспектива Царства благодати. В греческом языке слово благодать (харис) означало триединство любви, милости и красоты. Любовь и красота не насилуют противящуюся душу. Потому существуют двоечники бытия, даже и злодеи, даже христоненавистники. Зато в душу, жаждущую света Царствия, - проливаются потоки вдохновений обильно. Царствие, которое впереди, как общая цель Бога и человека, входя в душу, зачинает в ней дивный росток, незримо всходящий в красоте и любви. «Царствие Божие внутрь вас есть», - говорит Христос о чуде преображения Вселенной.

«Свобода есть познанная необходимость» - эта антихристианская мысль Гегеля, да и марксизма, была тщетной попыткой вернуть мир в языческие времена, несла в себе насилие, была орудием зомбирования. На самом деле никакой исторической необходимости нет и быть не может. Царствие Божие - выбор, а не необходимость. И ад не необходимость, а плохой выбор. Противящиеся Царствию наследуют ад.

Мир ополчается против Христа. И что получит? - Время Апокалипсиса, подробно описанное заранее, несущее ободрение христианам.

Все, что я сказал о времени, - видится пока как бы в тумане, а надо - на ладони очевидности. Очевидность от конкретности. Откуда ее взять?

Такая сфера есть. Она всегда была важнейшим средством воспитания человечества и преподавалась детям. - Это музыка, изумительный прибор для изучения сущего, потому что она - его квинтэссенция.

Исходное начало музыки - тон. От греч. «тяну». Тон - струна, натянутая меж сердцем и Небом. Отсюда и тонус. Вот это да! Вот и готовый измерительный прибор для оценки качества времени как духовного тонуса бытия. Прибор универсальный! Измеряет всё! Всё на свете!

Например, патриотизм? Он может быть божественной любовью к Отчизне, желанием видеть ее в радости Царствия, служить священному будущему, вплоть до подвига жертвы, как у Ивана Сусанина. Но был и казенный патриотизм. На излете советского времени была защищена диссертация «Воспитание патриотизма в классе баяна». Чем закончился казенный патриотизм, - известно: всемирным позором, крахом великой державы СССР, предательством элит, бандитизмом - сколько на кладбищах могил молодых людей, жертв кровавых разборок!

Патриотизм - проявление любви, ибо человек соборен, люди спасаются не врассыпную, но предстоят пред Богом во взаимной любви, которая возрастает по ступеням от семейной до вселенской. Не прыгают сразу на последний этаж. Любовь к Отчизне миновать нельзя. Апостол Павел готов навеки быть отлученным от Христа и Его Царствия - лишь бы спаслись сродники по плоти. Моисей просит о прощении иудеев: «А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал меня». А вот пример из другого ряда. Семилетний Петя Чайковский молится о России: «Господи, и всем русским людям давай столько же, как мне». Преизбыток любви пролился и в его музыку. После бурных оваций в Праге он пишет: «И все это не мне, но голубушке России»! Торжество вселенской любви в открывшемся Царствии Божием в финале его Первого фортепианного концерта - не на теме ли русского характера? Святая Русь - не кровь, а дух, источник любви вселенской. Соборность русской любви простирается на весь мир, ибо и Христос умер и воскрес ради жизни мира, дабы все люди получили возможность возрождения благодатью Царствия Божия.

Как же звучит струна бытия? Однажды дирижер школьного оркестра попросил одних только контрабасистов сыграть вступление к Неоконченной симфонии Шуберта. Мы так и грохнули от смеха: звук был - словно играли не на струнах, а на веревках. Явно как на веревках наша страна играла в тяжкие, а порой и гнусные времена перестройки.

Что же нужно для высокого праздничного тонуса жизни? Бах определил это условие: «служение славе Божией и освежение духа».

Как нам отличать шедевры от шелухи бытия? Критерий Баха работает и здесь. Прекрасная картина - запечатленная эмфаза, явление невидимого в видимом, несказанного в сказуемом. Это то, о чем святитель Игнатий Брянчанинов писал художнику Брюллову: «Всякая красота, и видимая и невидимая, должна быть помазана Духом, без этого помазания на ней печать тления».

профессор Московской консерватории.

48
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru