‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Иже херувимы…

Страницы из забытого блокнота.

Страницы из забытого блокнота.

- Иже хе-еруви-и-и-имы, хе-е-е-руви-и-имы… - тихо пел церковный хор. Но каждое словечко, каждый звук долетал до застывших в безмолвии прихожан.

Как вдруг женщина средних лет с озабоченным видом протиснулась через плотные ряды и зашагала к выходу. Дела у нее… Давно замечено: в самые сокровенные моменты Богослужения, когда «всякое ныне житейское» надлежит отложить попечение - читают ли Евангелие или поют Херувимскую, «Отче наш»… - на некоторых, скорее всего захожан, нападает нестерпимое желание решить какие-то свои проблемы. Кому-то срочно, вот сию минуточку, надо поставить свечу, кому-то ответить на телефонный звонок, кто-то торопится покинуть храм.

Елена подавила сокрушенный вздох, внимая чудесной молитве. Эх, сама-то давно ли такой же была!.. Тоже мало что знала. Нет уж, постою, помолчу.

Но стоявшая позади нее бабушка ринулась наперерез уходящей из храма:

- Стой! Куда ты - Херувимская, нельзя сейчас ходить!

Женщина испуганно встала на месте.

Но она же не одна такая деловая! И полминуты не прошло, как уже другая безцеремонно отодвинула ее с дороги и пошла… - прямо к ревнительнице благочестия! И тоже сподобившись выговора от бабушки, недовольно остановилась. А следом еще и мужчине вздумалось уйти - и бабушка сердито ухватила его за рукав.

А вот тут лопнуло терпение у молодой женщины, до этой минуты смиренно стоявшей впереди Елены. Теперь она кинулась к бабушке:

- Что - комсомол из тебя прёт?! Кто тебя благословил на людей бросаться!

- Батюшка благословил! - возмущенно ответила старушка. - Я спрашивала разрешения говорить людям…

- Батюшка? Ну я пойду, спрошу у него самого! - И молодая прихожанка (благо, пока суд да дело, Херувимская уже отзвучала…) решительно отправилась туда, где священник заканчивал принимать исповедь. Вернулась с ликующим взором:

- Так я и знала! Никого он не благословлял наводить порядок, тем более, за руки хватать!

Старушка чуть не заплакала. И не нашла ничего лучшего, как обратиться к Елене:

- Ну хоть вы скажите, я ведь права, что не даю людям ходить по храму во время Херувимской!

Обе спорщицы повернулись к Елене, и она, непривыкшая быть третейским судьей, вздохнула.

- Ну вот не спросили бы вы меня, я и вмешиваться бы в ваш спор не стала. А раз так… Скажу, что думаю. Простите, если чем-то задену… Конечно, нехорошо, когда люди нарушают порядок во время Литургии. Но если и говорить им об этом, то не в такой момент и не так резко.

- Но после службы их же и не будет в храме, кому говорить! - возразила старушка.

- Да ведь о любой душе христианской Господь печется, Он найдет возможность вразумить тех, кто способен понять. Кто-то другой подскажет, как надо вести себя в храме. Может быть, тот же священник скажет в проповеди. Или в духовной литературе прочтут. А так они только с обидой в душе остались, что вы их одернули.

- Вот! - победно улыбнулась молодая. Только и ее Елена огорчила:

- Ну ведь и вам тоже не надо было обрушиваться с такими упреками. Комсомол, не комсомол… - сейчас-то она уже не молоденькая, намного вас старше. Представьте себе, что это ваша бабушка - вы же не стали бы ее обижать, правда?

- Правда, - смутилась молодая. И попросила бабушку: - Простите меня ради Христа!

- Бог простит, и вы меня простите…

…А самое забавное, что ту молодую прихожанку тоже звали Еленой. Так тепло с ней потом пообщались…

Последняя просфора

Елена в храме всегда старается и стоять в задних рядах, и в очереди к помазанию или к Причастию всякий раз пропускает вперед других: куда мне, такой грешной, я уж последней подойду… Вот и в этот раз тоже пропускала одного за другим, потихоньку отступая в конец очереди. Как вдруг услышала в себе: «Да ведь последние будут первыми! Так что последней быть - еще заслужить надо!»

А и правда же! Что я - самая скромная тут что ли, самая смиренница? Вот уж, как бабушка говорила, смиренная гордея! - подумала Елена. И стала шажок за шажочком идти вперед, никуда не уклоняясь.

Причастилась… - и пошла принять просфорку и запивку.

К одноразовому стаканчику с теплотой для запивки давали и небольшой кусочек просфоры. Но в этот раз рядом со стаканчиком лежал единственный кусочек просфорки. Последний. Идущим за Еленой досталась только запивка, без просфоры. А если бы она отмахнулась от внутреннего голоса (он же иной раз и дельное говорит!), не хватило бы и ей просфоры.

Во всем - милость Божия!..

Ольга Ларькина.

110
Ключевые слова православная проза
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
8
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru