Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Всенощная

По церковным книгам она называется Всенощным бдением, то есть Богослужением, которое продолжается всю ночь. Бдеть — значит не спать и не дремать, быть внимательным, бдительным.

Сейчас у нас Всенощная продолжается не так уж долго, а в древности, во времена апостольские и несколько позднее, христиане перед некоторыми днями молились действительно всю ночь. Начинали службу при захождении солнца, а кончали при восходе его. Нередко бывало и так, что известный возглас «Слава Тебе, показавшему нам свет!» произносился как раз тогда, когда первые лучи света озаряли молящихся.

Во время гонений, когда приходилось прятаться от врагов, только ночью и можно было собраться для молитвы, а кроме того, было у людей и усердие большое, желание встретить день, особенно праздничный, не кое-как, а в церкви, на молитве.

В некоторых местах, например, на Афоне, изредка или не очень редко также проводились длительные ночные Богослужения и гораздо позднее, ближе к нашему времени, но в основном был выработан церковный устав более легкий, доступный и обыкновенным людям.

Однако и этот устав, если его выполнять полностью, без сокращений, требует довольно много времени, и по снисхождению к нашим немощам многое в нем сокращается или совсем выпускается.

Короче говоря, слово «Всенощная» сейчас употребляется как бы условно, в напоминание о том, что когда-то люди молились гораздо больше, чем теперь молимся мы. Постепенно слово это получило другое значение, и под ним мы подразумеваем уже не то, что было когда-то, а то, что есть теперь.

Всенощная — Богослужение очень важное. Важнее его только Литургия (обедня).

Важнее Литургии нет ничего, и ничто с ней не сравнится, а Всенощная по значению занимает следующее за ней место.

Наша Всенощная состоит из вечерни и утрени. Это две отдельные службы, которые соединены в одно, а можно служить их и отдельно, в разное время.

Начало вечерни

Вечерня совершается под конец дня в благодарность Богу за прошедший день и для освящения наступающей ночи.

Она вкратце изображает три важнейших события: сотворение мира и человека, грехопадение человека и воплощение Сына Божия для спасения падшего человека.

Сотворение мира. Какое великое событие! С чем можно сравнить величину его значения?

Начинается земная история!..

Раздается колокольный звон. Внутри храма зажигают свет. Открываются Царские врата. Стоящие в храме могут видеть, что там, в алтаре, а там уже начинается Богослужение, пока еще безмолвное. Священник кадит в алтаре, а дьякон идет перед ним с большой зажженной свечой.

Потом дьякон выходит из алтаря на амвон и громко возглашает:

«Востаните! Господи, благослови».

Иногда, особенно если служит Архиерей, дьякон говорит: «Владыко, благослови». Или эти слова поет хор. В таком случае слово «благослови» будет означать «разреши» приступить к делу, так как получить разрешение начальствующего тоже важно. Кроме этого разрешения, будет здесь и благословение Господне, которое нужно в любом случае.

Епископам, а через них и священникам дано особое право благословлять. Если даже они делают это молча, то сами пальцы благословляющей руки у них согнуты таким образом, что изображают первые буквы имени Христова: Иисус Христос. Следовательно, Епископ или священник даже и без слов благословляет не иначе как именем Христовым.

После первых слов, произнесенных дьяконом, священник, стоя перед престолом и держа в руке кадило, испускающее ароматный дымок, громко и торжественно произносит: «Слава Святей и Единосущней, и Животворящей и Нераздельней Троице всегда, ныне и присно и во веки веков».

Певцы поют: «Аминь».

Слово «присно» означает «потом», или «непрерывно», «всегда», «постоянно».

И сейчас, и потом, и всегда слава в Троице поклоняемому Богу.

Вслед за тем священник вместе со всем духовенством, находящимся в алтаре, поет:

«Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу.

Приидите, поклонимся Христу, Цареви нашему Богу.

Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему.

Приидите, поклонимся и припадем Ему».

Этими словами они приглашают всех присутствующих поклониться Христу Богу с особым усердием.

По уставу в воскресные дни и в субботу вечером земные поклоны отменяются, но ведь приглашение (* Поклонение в данном случае не есть коленопреклонение, но внутреннее сердечное расположение-служение Богу) это — не отменено, оно есть, и нам следует сделать три хотя поясных поклона с мыслью о том, что по грехам нашим следовало бы не просто склониться, а упасть к ногам Спасителя, умоляя Его дать нам истинное покаяние и прощение.

Если увидим, что кто-нибудь и в землю кланяется, — не будем осуждать таковых, тем более — делать замечания. Устав-то ведь не во всем выполняется, и больше склоняется в сторону смягчения, если же кто потрудился сверх устава — не нам поправлять его.

После этого певчие начинают петь некоторые места из 103-го псалма, который так и называется предначинательным. В этом псалме изображаются величие Божие и Его Божественная слава, выразившиеся в творении видимого и невидимого мира, человека и животных.

В будни не поется, а читается весь псалом, а во время воскресной Всенощной, которую служат в субботу вечером, принято петь небольшую часть псалма, причем к каждому стиху, как припев, добавляются слова: «Благословен еси, Господи».

Вот что поют:

«Благослови, душе моя, Господа: благословен еси, Господи.

Господи, Боже мой, возвеличился еси зело.

На горах станут воды. Яко возвеличишася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси. Слава Ти, Господи, сотворившему вся».

/Благослови, душа моя, Господа. Благословен Ты, Господи. Господи, Боже мой! Ты дивно велик. На горах стоят воды. Дивны дела Твои. Все Ты премудро сотворил. Слава Тебе, Господи, сотворившему всё./

В этих избранных местах отмечено, что Премудрость Божия способна сделать и то, что по обыкновенному порядку в природе нам кажется невозможным: вода не стекает с высокого места, а остается на горе. Если вдуматься в это, то будет понятно, что не само собой всё это устроилось, а удивительно Мудрая Сила предусмотрела всё, что будет нужно природе, и установила ей соответствующие законы. В псалме множество примеров того, как премудро и дивно сотворен мир.

Обратим внимание еще и на то, что и здесь участвует слово «Благослови», только теперь уже не начальствующий и высший благословляет низшего, а наоборот, душа наша призывается к тому, чтобы она благословляла Самого Господа.

Божие благословение помогает человеку, освящает его самого и его дела, дает успех, направляет всё ко спасению. То же мы получаем через благословение Епископа или священника, а что же мы-то, грешные и скверные, можем дать Господу? В чем может заключаться наше благословение? В благодарности, в почитании, в понимании значения всех дел Божиих. В посильном уразумении того, что Он делает для нас совершенно безкорыстно. Ведь Он нисколько не нуждается в нашей благодарности и в нас самих. Но если мы не ценим Его забот и любви, Его милосердия и мудрости, то тем самым проявляем себя самих с дурной стороны. Не только проявляем, а и по существу таковы: неблагодарны, неразумны, огорчаем и оскорбляем Господа, как непутевые дети огорчают любящих родителей.

Пока певчие поют, священник с дьяконом обходит вокруг храма внутри его, кадит на иконы и на людей. Сам не поет и ничего не говорит, но его безмолвное шествие красноречиво.

Дьякон несет горящий светильник (свечу), обозначающий свет Божий, а иногда и посланников Божиих, которые были озарены Божиим светом и разгоняли на земле греховную тьму, вразумляя людей и словом, и примером.

Кадило, обращенное от лица молящихся к иконам, к образам Самого Господа и Его Пречистой Матери и угодников святых, — означает самую их молитву, хвалу и благодарение. А когда потом то же самое кадило священник обращает к молящимся от лица Божия, оно означает, что Господь принял жертву сердец наших в пренебесный Свой жертвенник и посылает нам оттуда благоухание духовное, благодать Святого Духа.

В то же время и свеча, и кадило с ароматным дымком напоминают и о том, что при сотворении мира Дух Божий носился над бездной подобно этому дыму.

Легкие поклоны священнослужителей в сторону молящихся означают также и их приветствие присутствующим, молящиеся должны ответить им таким же приветствием-поклоном.

Аромат кадильного дыма напоминает еще и аромат цветов, наполнявших Рай земной.

За сотворением мира следует вспоминать и состояние первых людей Адама и Евы до грехопадения. Когда они жили в Раю, так же вот, как мы теперь видим священника и дьякона, они могли телесными очами видеть Самого Господа и слышать Его своими телесными ушами. Тело их было одухотворено, и они были близки Господу.

Прекрасные люди в прекрасном мире.

Они были чисты и прекрасны как телом, так и душой, ходили в Раю, рассматривая всё сотворенное, и наслаждались познанием того, как всё чудно, как совершенно, как премудро.

Но недолго продолжалось такое состояние…

Окончив каждение в храме, священник входит в алтарь, еще раз кадит престолу, а потом отдает кадило прислужнику, а диакон свечу так же.

Царские врата затворяются.

Кончилась райская жизнь. Затворены двери Рая. Люди согрешили, грех вошел в мир и, как заразная болезнь, будет распространяться на всё будущее человечество.

Можно бы в отчаяние прийти, если бы не надежда на то, что придет на землю Спаситель мира, Который очистит от грехов и введет в Рай Небесный всех верующих в Его пришествие, кающихся и старающихся жить так, как указывает Господь через пророков.

После того, как закрывают Царские врата, в Богослужении появляется и часто повторяется краткая молитва: «Господи, помилуй».

Это как бы крик согрешившей души, сознающей, что именно в этом помиловании вся ее надежда.

Дьякон выходит из алтаря и, стоя перед закрытыми Царскими вратами лицом к ним, начинает великую ектению.

Ектения — это ряд кратких прошений (молений), следующих одно за другим в определенном порядке. После каждого прошения певчие от лица всех верующих поют: «Господи, помилуй!»

Вообще, по идее всё, что поется в храме, должен петь народ, но практически это труднодостижимо, и поэтому приходится иметь специальных певцов, а молящиеся должны помнить, что певцы выполняют их дело, поют вместо них и от их лица. Зато свободные от пения пусть молятся не только за себя, а и за певцов, поскольку поющие вынуждены уделять много внимания технике исполнения.

Великая ектения начинается словами «Миром Господу помолимся».

«Миром» — то есть в мире со всеми, без вражды и гнева, поскольку Господь не принимает молитву во гневе или во вражде.

Великой ектения называется потому, что есть еще малая, сугубая, просительная и другие, реже употребляющиеся. Малая ектения начинается словами «Паки и паки миром Господу помолимся», то есть «помолимся еще и еще».

Великая ектения отличается от малой в основном только количеством прошений. В ней есть прошение о Свышнем мире и спасении душ наших. Свышний мир — это мир, подаваемый Свыше, от Бога человеку.

О мире всего мира, благостоянии Святых Божиих Церквей и соединении всех.

О святем храме сем и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в него.

О Святейшем Патриархе и об Архиерее, управляющем епархией.

О городе, в котором мы живем, о всяких городах и странах и о людях, с верою живущих в них.

О благорастворении воздухов, то есть о том, чтобы не было в воздухе каких-нибудь вредных примесей, чего-то вредоносного, несущего болезни, об изобилии плодов земных, о временех мирных, без войны.

О плавающих, путешествующих, недугующих (больных), страждущих (то есть тех, у кого особенно много горя и скорби в душе).

О находящихся в плену и о спасении их, о том, чтобы избавиться нам от всякой скорби, гнева и нужды.

Каждое из прошений дьякон заканчивает словами: «Господу помолимся», — после чего хор поет: «Господи, помилуй».

Таким образом дьякон ведет всех по пути молитвы, указывая, о чем именно сейчас будем молиться, и этим способом достигается то, что все присутствующие молятся об одном и том же, как бы одними устами и одним сердцем.

В заключение ектинии дьякон произносит еще такое прошение, которое представляет собой сокращенное повторение всего сказанного, общий смысл его вкратце:

«Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию».

Все прошения он заключает словами: «Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим».

О Божией Матери и святых в этих прошениях раньше не упоминалось, но теперь мы должны вспомнить и о них, а потом передать и себя, и друг друга, и всю жизнь свою Господу Иисусу Христу. Передать, поручить Ему, чтобы Он Сам руководил нами по Своей премудрой воле.

Всякая ектения заканчивается прославлением Господа, которое произносится священником.

Она заканчивается так:

«Яко /потому что/ подобает Тебе всякая слава, честь и поклонение, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков».

Связь со сказанным ранее неразрывная: поручаем себя Господу, потому что только Ему подобает настоящая слава и честь, только Он и может спасти нас.

В то время как все молящиеся под руководством дьякона просят у Господа всяких милостей и для земной жизни, и для успеха в жизни духовной, священник стоит в алтаре перед престолом и тайно читает так называемые светильничные молитвы. Так названы они потому, что читаются на заходе солнца, как приближается время зажигать светильники. Молитв этих семь. Содержание их трогательно и умилительно. Это голос Ходатая за всё человечество, которое уклонилось от пути Божия и не ходит уже в истине, которое уныло духом и трепещет перед Богом как перед грозным и праведным Судией.

Подлинный Ходатай у нас Сын Божий, о Котором было предсказано Адаму, что Он сотрет главу змия-дьявола «Семя жены сотрет сотрет главу змия» (Быт.3,15.). Но священник как служитель этого чудного Ходатая тоже ходатайствует, и его молитва уже не то, что молитва каждого из нас, а гораздо значительнее, так как он — служитель Самого Спасителя, ходатайствующего за нас у Престола Небесного.

После возгласа, которым священник в алтаре заканчивает великую ектению, хор поет некоторые избранные стихи из псалмов, в которых выражается раскаяние грешника, надежда на помощь и милость Божию.

«Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых.
Яко весть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет.
Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом.
Блажени вси надеющиися Нань.
Воскресни, Господи, спаси мя, Боже мой.
Господне есть спасение и на людех Твоих благословение Твое».

Как счастлив, блажен был бы Адам, если бы не послушался совета жены, обманутой нечестивым дьяволом. Как блаженна, счастлива была бы Ева, если бы она не приняла совета дьявола и не нарушила заповеди Божией! «Если бы прилепились они к закону Божию и о законе Его помышляли день и ночь, они были бы подобны дереву, посаженному около воды, которое плод свой приносит в свое время. Тогда все, что они делали, удавалось бы им, во всем у них был бы успех». Так говорится в первом псалме, стих 1-3. Это относится как к Адаму с Евой, так и к каждому из нас. Всем через кого-нибудь или через что-нибудь нечестивый дает лукавые советы, которых не следует принимать.

Господь знает все это, и нечестивый путь никогда не приводит к добру.

Дальнейшие слова идут к нам как бы от самого Адама, который предостерегает всех людей, своих потомков: «Работайте Господу со страхом, служите Ему в благоговении; бойтесь нарушить заповеди Его, как я нарушил. Надейтесь на Господа, только Он может вас спасти, но Он — не покинет вас, если вы от Него не отступите, а потому радуйтесь и трепещите, и вместе — радуйтесь».

В то время, когда составлялись эти псалмы, до Воскресения Христова было еще долго, но оно было уже предсказано людям, чтобы они надеялись на будущее воскресение обещанного Спасителя, от Которого исходит и спасение, и благословение.

К каждому стиху прибавляется славословие: «Аллилуия, аллилуия, аллилуия» («Хвалите Бога»). Это — славословие Ангелов, которые с высоты Небес созерцают судьбы рода человеческого и не умолкая восхваляют Господа. Ангельский язык нам недоступен, приходится петь на человеческом. У нас эти слова, как и некоторые другие, взяты из греческого языка, в память того, что в Россию свет Христовой веры принесли из Византии.

Заканчивается эта часть вечерни троекратным повторением слов: «Аллилуия, аллилуия, аллилуия. Слава Тебе, Боже!» Обычно эти слова поются особенно громко и торжественно, а такое пение помогает нам осознать, что и небожители сейчас поют то же самое вместе с нами или певцами, и сердца наши должны отозваться на их общее пение соответствующими чувствами.

Потом следует малая ектения, которая начинается словами: «Паки и паки миром Господу помолимся» (еще и еще). Она представляет собою сокращение великой.

Если вечерня совершается перед Литургией Преждеосвященных Даров, то после малой ектении читаются кафизмы (псалмы). (* Кафизмы читаются не только перед Литургией Преждеосвященных Даров, но и в другие дни.) Чтение несколько раз прерывается выходом из алтаря дьякона для произнесения малой ектении. Это — напоминание о том, что к людям, жившим до Христа, Господь неоднократно посылал пророков для напоминания о том, во что нужно верить, на что надеяться и как жить.

Стихиры на «Господи воззвах»

Так называется та часть вечерни, которая по порядку следует после описанного выше.

Стихиры («многостишие») — это особые песнопения, писанные стихами определенного размера. Рифмы в них нет, но соблюден ритм, позволяющий петь их на определенный глас, то есть голос, мотив, напев.

Всех гласов восемь, и они употребляются поочередно, каждый глас одну неделю (седмицу), начиная с вечера субботы. Всех стихир чрезвычайно много. Именно в них отражается особенность каждого дня — не только праздничного, но и для будничных созданы особые стихиры в честь празднуемых в этот день святых.

Чаще всего употребляются стихиры воскресные, то есть те, которые поются в субботу вечером.

Есть в этой части вечерни и неизменяемые слова, которые поются обязательно на всякой вечерне: «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя. Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе. Услыши мя, Господи».

«Господи, воззвах к Тебе, услыши мя!» Переводить здесь вроде бы и нечего. Всё понятно, но нужно еще почувствовать, что это — голос души, далеко уклонившейся от Бога и весьма сильно нуждающейся в помощи Божией. Несколько раз повторяет она свой призыв, и не просто зовет, а «взывает», то есть кричит с большой силой чувства, как погибающий в волнах или в какой-либо другой беде: «Услыши меня, услышь меня, Господи, когда я обращаюсь к Тебе, услышь меня, Господи!»

Дальше следуют слова, объясняющие причину волнения душевного.

«Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею — жертва вечерняя. Услыши мя, Господи».

«Пусть исправится молитва моя».

Человек понимает, что молитву его нужно исправлять, потому что она недостаточно сильна, горяча, усердна. Понимает и то, что сам он одними своими силами не может сделать ее горячей, сильной, просит помощи у Господа, говорит: «Пусть она исправится. Пусть она поднимается прямо к небу, как кадильный дымок поднимается вверх, никуда не отклоняясь. Вот я и руки свои поднял к небу в знак особой преданности Тебе, и пусть моя исправленная молитва будет вечерней жертвой Тебе, Господи».

В Ветхом Завете, до Рождества Христова, были другие обычаи и при Богослужении применялись многие обряды, не похожие на наши, однако праведные люди и тогда умели понимать, что видимые обрядовые действия должны иметь духовное значение. Тогда полагалось во время молитвы поднимать руки кверху, но и «воздеяние рук», и каждение нужны не сами по себе, а для того, чтобы исправить молитву, сделать ее более усердной. Было у них и такое правило, чтобы приносить Богу определенные законом жертвы в разное время, в том числе и вечером. Вот о такой вечерней жертве и говорится в этих словах. К нам это как будто не относится, но, по слову Апостола, и жертвы, и все обрядовые действия, установленные ветхозаветными законами, служили предсказанием будущего и Той великой Жертвы, Которую обещанный Спаситель принесет за спасение мира.

Мы, дети Нового Завета, живущие уже после того, как Иисус Христос принес Себя в Жертву, должны проникать духом и в давно прошедшие века, мысленно соединять пророчество о Христе с исполнением этих пророчеств. Как раз это и делается при пении стихир на «Господи воззвах». Перед каждой стихирой чтец громко и внятно нараспев начинает читать установленный стих, то есть одну фразу из Священного Писания Ветхого Завета, а хор допевает вторую половину этого стиха. Например, чтец говорит: «Изведи из темницы душу мою», а хор подхватывает: «Исповедатися имени Твоему».

Слово «исповедатися» в данном случае означает признавать Бога, почитать Его, не стыдиться, как не стыдились святые исповедники, которых мучили за Христа. Если их до смерти не замучили, принято называть таких людей не мучениками, а исповедниками. «Исповедатися имени Твоему» означает признавать Бога и безбоязненно почитать Его. Таким образом, весь стих нужно понимать так: «Выведи меня из тьмы греха, чтобы я признавал Тебя и почитал, не обращая внимания на всё, что хочет отвлечь от Тебя».

От лица людей, живущих в эпоху Нового Завета, нам хор допевает стих, но следом за тем начинает стихиру, в которой радостно рассказывает о том, что уже совершилось. Это соединение установлено в знак того, что Ветхий Завет шел перед Новым как рассвет перед появлением солнца. В Новом Завете исполнилось то, что предсказано в Ветхом, чего ожидали люди.

Для примера возьмем одну из воскресных стихир 7-го гласа, где особенно отчетливо выступает разница между внутренним состоянием людей Ветхого Завета и тех счастливцев, которые живут в Христианские времена. В первом случае скорбь, печаль, умеряемые только надеждой на будущее, а здесь уже торжество, радость, исполнение надежды.

«Приидите, возрадуемся Господеви, сокрушившему смерти державу и просветившему человеческий род, со Безплотными зовуще: Содетелю и Спасе наш, слава Тебе»

/Придите, будем радоваться! Господь уже разрушил царство смерти и просветил человеческий род. Будем взывать вместе с Ангелами: «Создатель и Спаситель наш, слава Тебе!»/

Здесь люди как бы осязают воскресшего Господа, пользуются спасительными плодами Голгофской жертвы. Там стонут под тяжестью греха, здесь — ликуют с воскресшим Господом, победившим смерть и разрушившим царство греха. Эта разница замечается и дальше, при чтении стихов и пении стихир.

Вот чтец возглашает от имени ветхозаветного человека: «Мене ждут праведницы». Хор допевает: «Дондеже воздаси ми». /Души праведных людей вместе со святыми Ангелами ждут той минуты, когда Господь искупит согрешивших людей, сойдет во ад и по милосердию Своему за веру и покаяние грешников воздаст им радостью освобождения из ада./

Скорбь ветхозаветных людей, находившихся в темнице греховной, была до того сильна, что они с нетерпением ожидали освобождения.

Опять поется радостный ответ и этому стиху, стихира, рассказывающая о событиях, происходивших во времена Евангельские.

Возьмем стихиру 5-го гласа:

«Воскресение Даяй роду человеческому, / яко овча на заколение ведеся; / устрашишася сего князи адстии / и взяшася врата плачевная. / Вниде бо Царь славы Христос, / глаголя сущим во узах, изыдите, / и сущим во тьме, открыйтеся!»

Перевод: / Дающий воскресение человеческому роду был веден, как овца, которую ведут, чтобы заколоть. Адские князья испугались, и пришлось им убрать двери, державшие в темнице души и заставлявшие их плакать. Испугался ад, потому вошел туда Царь славы Христос и сказал находившимся во узах: «Выходите!», и находившимся во тьме: «Откройтесь!»

Следуем дальше.

Стих: «Из глубины воззвах к Тебе, Господи (чтец). Господи, услыши глас мой! (хор)

Глубина падения была так велика, что человек ветхозаветный едва мог надеяться, чтобы дошел его голос, его молитвенный стон до Господа, а хор новозаветный отвечает опять-таки радостью:

«Тебе, Господи, Сущаго по всей твари, грешнии, камо бежим? На небеси Сам живеши, во аде попрал еси смерть; во глубины морския? Тамо рука Твоя, Владыко. К Тебе прибегаем, Тебе, припадающе, молимся: Воскресый из мертвых, помилуй нас!»

Это из стихир 6-го гласа.

Перевод: / Куда можно убежать от Тебя, Господи? На небе Ты Сам живешь, во аде победил смерть. Во глубину морскую? Но и там рука Твоя, Владыка! К Тебе прибегаем, Тебе, припадая, молимся: Воскресший из мертвых, помилуй нас!/

Стих: Да будут уши Твои внемлюще гласу моления моего.

/ Внимательно слушай мою молитву./

Стихиры:

Веселитеся Небеса, / вострубите основания земли, / возопийте горы веселие: / се бо Еммануил грехи наша на Кресте пригвозди / и живот даяй, смерть умертви, / Адама Воскресивый, / яко Человеколюбец.

Это из первого гласа.

Перевод: «Возвеселитесь, небеса! / Вострубите, основания земли! / Провозгласите радость, горы! / Ибо вот, Эммануил грехи наши ко Кресту пригвоздил, / и, даруя жизнь, смерть умертвил, / Адама воскресив, как Человеколюбец».

Стих: Аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит?/ Яко у Тебе очищение есть (хор).

Перевод: «Если Ты, Господи, строго будешь судить за беззакония наши, никто не может устоять перед Твоею правдою и святостью, но Ты можешь очистить нас».

Стихира (глас 3-й):

Поем Спаса от Девы воплощшагося. / Нас бо ради распятся, / и в третий день воскресе, / даруя нам велию милость.

Перевод: «Поем о Спасителе, воплотившемся от Девы. Он ради нас распялся и в третий день воскрес, подав нам великую милость.

Стих: Имене ради Твоего потерпех Тя, Господи, потерпе душа моя в слово Твое (чтец), упова душа моя на Господа (хор).

Перевод: «Ради Тебя, Господи, ради Имени Твоего, душа моя старается терпеть всё, что Ты велел. Надеется, уповает душа моя на Господа».

Стихира (глас 2-й):

Отверзошася Тебе, Господи, / страхом врата смертная, / вратницы же адовы видевше Тя, убояшася: / врата бо медная сокрушил еси, / и вереи железныя стерл еси, / и извел еси нас от тмы и сени смертныя, / и узы наша растерзал еси.

Перевод: «Ворота смертные со страхом отворились перед Тобою, Господи, привратники же адские, увидев Тебя, испугались, потому что Ты ворота медные уничтожил и столбы железные поломал, вывел нас из тьмы и тени смертной, а цепи, сковывающие нас, растерзал».

Стих: От стражи утренния до нощи, от стражи утренния (чтец), да уповает Израиль на Господа (хор).

Перевод: «От самого утра, когда сменяется утренняя стража, от самого этого времени до ночи пусть уповает Израиль на Господа».

Под словом «Израиль» здесь подразумеваются все право верующие в Бога. Чем больше скорбей и бед, тем крепче и постояннее, всегда неизменно надейтесь на Бога.

Стихира (глас 2-й):

Спасительную песнь поюще, от уст возслем: / приидите вси в дому Господнем припадем, глаголюще: / на древе Распныйся, и из мертвых Воскресый, / и Сый в недрех Отчих, / очисти грехи наша.

Перевод: «Запоем спасительную песнь: «Приидите все к Дому Господню припадем, говоря: Распявшийся на Кресте, и из мертвых Воскресший, и Находящийся вместе с Отцем, очисти грехи наши!»

Всего стихир, как сказано выше, очень много, а здесь приведены немногие, для того, чтобы составить хотя бы некоторое представление о них.

Стихи запомнить гораздо легче. Для каждого гласа стихи одни и те же, повторяются очень часто и запоминаются легко, нужно только понять их и слушать разумно.

Во время пения «Господи воззвах» и последующих стихир опять совершается каждение внутри всего храма — оно напоминает верующим те жертвы, которые приносили Богу наши далекие предки. У нас сейчас в это время кадит дьякон без священника.

Горение ладана, зажженного в кадиле, означает, что мы должны молиться горячо, чтобы и наша молитва возносилась к Богу так же легко и скоро, как дым от кадила, и чтобы молитва наша была так же угодна Богу, как нам приятен аромат кадильного дыма.

Догматики

После всех стихир поют «Слава… и ныне», а потом так называемый Богородичен, или догматик, то есть такую стихиру, в которой раскрывается догмат о воплощении Господа Иисуса Христа от Пречистой Девы, Которая и после рождения Сына навсегда осталась Девой. Слово «догмат» означает важную часть в нашем вероучении, в которую нужно твердо верить, несмотря на то, что наш слабый разум не может этого понять. Для каждого гласа есть отдельный догматик, но все они говорят об одном и том же и прославляют Матерь Божию. Все догматики составлены святым Иоанном Дамаскиным.

Вот догматик первого гласа:

Всемiрную славу, / от человек Прозябшую, / и Владыку Рождшую, / Небесную Дверь / воспоим Марию Деву, / Безплотных песнь, и верных удобрение: / Сия бо явися Небо, и Храм Божества: / Сия преграждение вражды разрушивши, / мир введе, и Царствие отверзе. / Сию убо имуще веры Утверждение, / Поборника имамы из Нея Рождшагося Господа. / Дерзайте убо, дерзайте людие Божии: / ибо Той победит враги, яко Всесилен.

Перевод: «Будем петь о Марии Деве. Она — слава всего мира, Родившаяся от людей и Родившая Бога, Владыку мира. Она — дверь в Небо; о Ней поют безплотные Ангелы, Она — украшение верующих; Она оказалась как бы небом и храмом Божества. Она разрушила стену вражды, отделявшую человека от Бога; Она ввела в мир и отворила Царство. Она и нашу веру делает более твердой, а Родившийся из Нее Господь вместе с нами борется за наше спасение. Итак, не бойтесь, люди Божии; дерзайте, будьте смелыми, зная, что Он, Всесильный, победил врагов».

Во время пения догматика отверзаются Царские врата и совершается вечерний вход.

Через северные боковые двери чинно, не спеша сначала выходит из алтаря свещеносец с зажженной свечой, потом дьякон с кадилом, а за ним священник. Написано, что они выходят на середину церкви, за амвон, но на практике этого не делается, они останавливаются на середине амвона, не сходя со ступенек, лицом к алтарю. Здесь священник, склонивши голову, тайно произносит краткую молитву и благословляет вход крестообразно. У нас впереди их идет алтарник со свечой в подсвечнике. Благословение, по-видимому, относится не ко всем присутствующим, а только к участникам входа — дьякону и алтарнику, которые и кланяются священнику в ответ на его благословение. Потом и священник, и дьякон входят в алтарь Царскими вратами.

Все эти действия имеют символический смысл. Открытые Царские врата напоминают о том, что с пришествием на землю Спасителя вновь открылись для людей двери Рая, закрывшиеся после грехопадения Адамова. Дьякон напоминает собою Иоанна Предтечу, подготовлявшего веровавших в Мессию к тому, чтобы принять Его, Мессию, Христа. Священник, выходящий из алтаря, и его безмолвное моление среди народа напоминает Сына Божия, Христа Спасителя, сошедшего с Неба на землю, и все то, что Он совершил на земле («посреди земли»).

При входе в алтарь дьякон восклицает: «Премудрость! Прости!» Этим он побуждает верующих стоять просто, с благоговением и вниманием слушать мудрые слова вечерней песни, которую начинает петь хор.

Вечерняя песнь «Свете тихий»

Свете тихий святыя славы, / Безсмертнаго, Отца Небеснаго, / Святаго Блаженнаго, Иисусе Христе. / Пришедше на запад солнца, / видевше свет вечерний, / поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога. /

Достоин еси во вся времена / пет быти гласы преподобными, / Сыне Божий, живот даяй, / темже мiр Тя славит.

Перевод: «О, Иисус Христос! Ты — тихий свет святой славы Безсмертного, Святого, Блаженного Отца Небесного. Когда мы достигаем солнечного заката и видим тихий, смягченный свет земного солнца, мы воспеваем Бога Отца, Сына и Святого Духа.

Несомненно, Ты достоин того, чтобы не только на закате, но во все времена пели о Тебе святые голоса.

Сыне Божий, Ты даешь жизнь, и поэтому весь мир славит Тебя!»

Святая слава невидимого Бога так лучезарна и ярка, что человек не может смотреть на нее. Как на солнце, когда оно сияет во всей силе. Только перед закатом свет солнца как бы смиряется, делается тихим, менее ярким, так что на него можно и взглянуть. Точно так же и Христос смирил Себя, взял с Собой на землю не весь свет славы Божества, а только небольшую, тихую часть ее, чтобы люди могли общаться с Богом в образе человеческом.

Есть мнение, что вечерняя песнь «Свете тихий» составлена святым Софронием, Патриархом Иерусалимским, но не все разделяют это мнение, а для нас не так уж важно знать, кто автор. Важно понять смысл, значение.

Предание говорит, что святой Софроний однажды вечером уединился для размышления на одной из гор, и вот вид заходящего солнца вызвал в нем мысль о Солнце Правды, Проливающем тихий свет на темный запад — греховное человечество. Прохладное дыхание вечернего воздуха напомнило ему о благодати Духа Святого, одухотворяющего человека и всю вселенную.

Патриарх Софроний скончался около 644 года, а произведение его живет до сих пор.

Американский поэт-классик Лонгфелло (1807 — 1882) в своей поэме «Золотая легенда» упоминает о людях, которые в своем доме при закате солнца поют «Вечернюю песнь на зажжение светильников», текст которой чрезвычайно близок к нашему, если не сказать что совпадает полностью.

«Господи воззвах» и «Свете тихий» — неотъемлемые части всякой вечерни в наше время.

Прокимен

Во время пения «Свете тихий» священнослужители встают за престолом около горнего места, и потом дьякон, обратившись к народу, возглашает: «Вонмем».

Священник: «Мир всем».

Опять дьякон: «Премудрость, вонмем!»

А затем произносит прокимен.

Горнее место — это возвышение между престолом и восточной частью алтаря. Здесь в некоторых храмах устраивалось «священное сопрестолие», то есть возвышенное седалище для Архиерея с постепенно понижающимися по обеим сторонам его в виде полукруга седалищами для священников. На них сидят они за Литургией во время чтения Апостола. Это как бы место Иисуса Христа и Его Апостолов. (* Еп. Гермоген, стр. 22.) Епископ во время службы изображает Господа Славы.

Слово «прокимен» означает «предварительный», то есть произносимый перед чтением из Священного Писания. Сам прокимен тоже берется из Священного Писания и является как бы предисловием или эпиграфом к тому, что будет читаться.

Слова «Вонмем!», «Премудрость. Вонмем!» призывают молящихся быть особенно внимательными, потому что предстоит слышать слова мудрости Божественной, Священного Писания.

В большие праздники после этих слов читаются на середине церкви так называемые паремии, то есть избранные места из Священного Писания, чаще всего из Ветхого Завета. В них излагаются пророчества, относящиеся к воспоминаемому событию, или объяснение праздника, или похвала тому святому, память которого празднуют в этот день.

На воскресной Всенощной паремии не читаются, а прокимен произносится, да еще с большой торжественностью, с предупреждением об особом внимании. На этот раз он не предшествует чтению Священного Писания, а вместо этого сам излагает вкратце ту мысль, на которую присутствующим следует теперь обратить особое внимание.

Торжественно и громко дьякон говорит:

«Господь воцарися, в лепоту облечеся».

Хор повторяет те же слова.

Дьякон продолжает:

«Господь воцарися, в лепоту облечеся».

Хор повторяет всякий раз первые слова:

«Господь воцарися, в лепоту облечеся».

Дьякон:

«Облечеся Господь в силу и препоясася».

Хор повторяет как сказано выше.

Дьякон:

«Ибо утверди вселенную, яже не подвижится».

Хор повторяет первые слова.

Дьякон:

«Дому Твоему подобает святыня, Господи, в долготу дний».

Наконец, дьякон еще раз, с особой силой повторяет первые слова:

«Господь воцарися…»

Хор заканчивает: «… в лепоту облечеся».

Это всё означает вот что. Мы уже вспомнили о том, как долго человечество томилось, ожидая обещанного пророками Спасителя, и о том, как Он явился и пострадал, терпел унижения и оскорбления, и позорную смерть… Вспомнили о том, как Он воскрес и вознесся на Небо, на Свое место. Теперь нам нужно закрепить в своем сознании, что Он — именно Тот Царь всего мира, о Котором говорили пророки.

Он уже не в унижении, а в славе, у Него и около Него всё прекрасно. «Лепота» — это красота, благолепие. Созданный Богом мир прекрасен, и Сам Создатель его царствует над миром, как бы одевается его великолепием, погружается в него; в то время, как могущество, Сила Божия, как пояс, охватывает всё это великолепие.

Когда человек собирается начать какое-нибудь важное дело, он готовится к этому так, чтобы ничто уж не мешало ему, а одежда может и помешать движениям, поэтому человек опоясывается поясом. У некоторых народов долго оставалась такая особенность языка, а может быть, и сейчас есть, что слово «опоясался» означает «приготовился начать». (Например, у узбеков слова «хох балга» означают и «подвязались поясом», и «решили приступить».) Этим указывается на всемогущество Божие и на Его готовность оказать помощь всякому, кто хочет работать во спасение.

Господь царствует над миром, Он одет великолепием, Он опоясан Силою и всегда готов на помощь.

Вселенная «яже не подвижется» — это всемирная Церковь Христова, то есть всё множество людей, еще живых и уже умерших, объединенных правильной верой во Христа в одну семью. Законы Церкви непоколебимы, основы веры не могут быть изменены, они вечны.

Словом «церковь» мы называем и храм, дом Божий, в котором совершается Богослужение. Для нас храм, в особенности алтарь, изображает как бы Рай земной, и мы должны почитать как святыню не только Небо — Престол Божий, но и храм, и Церковь вселенскую «в долготу дний», то есть всегда.

Дьякон повторяет первые слова прокимна для того, чтобы сильнее внушить нам, что Христос — именно Царь Славы, а не просто оплеванный и униженный человек, образ которого Он принял ради нашего спасения.

На клиросе от нашего имени повторяют первые слова прокимна для того, чтобы выразить нашу несомненную веру в Божественное величие и царственную власть Господа Иисуса Христа, а также радостное ощущение этой власти над нами.

Священник во время прокимна обращается лицом к западу, то есть к народу, потому что священник символизирует Христа, и поэтому народ, стоящий в храме, должен иметь особое почтение к нему.

По окончании прокимна священник, сознавая свою немощь и недостоинство, поворачивается к востоку, поклоняется и отходит на свое место. (* Взято из кн. «Объяснение Всенощного бдения», 72.)

После этого читаются паремии в те дни, когда они положены, или же сразу следует ектения, которая называется сугубою — усиленною молитвою.

Сугубою, или усиленною, она называется потому, что в ней хор от имени народа на каждое прошение отвечает троекратным «Господи, помилуй», а также и потому, что в первых трех прошениях дьякон приглашает верующих усиленно («сугубо») просить Господа услышать нашу молитву и помиловать нас.

1. «Рцем вси от всея души и от всего помышления нашего рцем».

Хор: «Господи, помилуй».

/ «Будем молиться, говорить «Господи, помилуй» от чистого сердца, всеми силами души, всеми своими мыслями». /

2. «Господи Вседержителю, Боже отец наших, молим Ти ся, услыши и помилуй».

Хор: «Господи, помилуй».

3. «Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей, молим Ти ся, услыши и помилуй».

Хор: «Господи, помилуй» (трижды).

Потом следуют прошения о Святейшем Патриархе и о Епархиальном Архиерее, о стране нашей и о властях ее, о строителях храма и о всех усопших Православных, о прихожанах, о благотворителях и о всех присутствующих.

Сугубая ектения заканчивается умилительной молитвой «Сподоби, Господи»:

«Сподоби, Господи, в вечер сей без греха сохранитися нам. / Благословен еси, Господи Боже отец наших, / и хвально и прославлено имя Твое во веки, аминь. /

Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя. / Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим. / Благословен еси, Владыко, вразуми мя оправданием Твоим. / Благословен еси, Святый, просвети мя оправдании Твоими. /

Господи, милость Твоя во век, дел руку Твоею не презри. / Тебе подобает хвала, Тебе подобает пение, / Тебе слава подобает, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Перевод:

«Сподоби нас, Господи, в этот вечер уберечься от греха. Благословен Ты, Господи, Боже отцов наших. Имя Твое достойно хвалы и прославления во веки.

Господи, пусть будет милость Твоя на нас, потому что мы уповаем, надеемся на Тебя. Благословен Ты, Господи, научи меня законам Твоим. Благословен Ты, Владыко, научи меня понимать законы Твои. Благословен Ты, Святой, просвети меня законами Твоими.

Господи, милость Твоя вечна, не презирай, не оставь без внимания меня, творение рук Твоих. Тебе следует возносить хвалу, о Тебе следует петь, Тебя следует прославлять, Отца и Сына и Святого Духа. Истинно (Аминь)».

Законы, о которых говорится в этой молитве, в церковнославянском языке называются оправданиями, в том смысле, что из них мы узнаем праведную волю Божию, и эти законы оправдывают и нас самих, если мы их выполняем, делают нас праведными, избавляют от осуждения.

Эти законы записаны в Священном Писании. Но даже если мы и читаем Писание каждый день, этого еще недостаточно для того, чтобы выполнить записанные в нем законы. Нужно еще действие благодати Божией на наши умы, чтобы она просветила и вразумила нас, а без нее мы можем оказаться в таком состоянии духовной слепоты и глухоты, когда люди, имея перед глазами ясную истину, как бы не видят ее и не слышат слов.

Поэтому и должны мы молить Господа, чтобы Он Сам Своею благодатью предохранил нас от такой опасности и открыл нам мысленные очи наши к пониманию законов Его.

Это моление подробнее раскрывается в ектении, которая называется просительной. Она начинается словами:

1. «Исполним вечернюю молитву нашу Господеви».

/ «Дополним нашу вечернюю молитву Господу». /

В другое время слово «вечернюю» заменяется словом «утреннюю».

2. «Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию».

3. «Вечера (или дня) всего совершенна, свята, мирна и безгрешна у Господа просим».

/ Будем просить у Господа помощи провести весь вечер (или день) в совершенстве, то есть свято, мирно и без греха. /

4. «Ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес наших у Господа просим».

5. «Прощения и оставления грехов и прегрешений наших у Господа просим».

/ Чтобы Господь простил сделанные грехи и помог оставить их, не повторять больше./

6. «Добрых и полезных душам нашим, и мира мiрови у Господа просим».

/ Будем просить не того, что нам приятно, а того, что полезно душам нашим и поэтому является настоящим добром, в том числе чтобы нигде во всем мире не было войны, чтобы все жили в мире./

7. «Прочее время живота нашего в мире и покаянии скончати у Господа просим».

/ провести остаток жизни в мире со всеми и в сокрушении о грехах своих, в покаянии истинном/

8. «Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны и добраго ответа на страшнем судищи Христове просим».

/Христианской кончины, то есть исповедовавшись и приобщившись Святых Таин с такими чувствами, которые должны быть в этот великий момент. Непостыдной — потому что бывают случаи и постыдной смерти, например, от пьянства или самоубийство. Мирной — значит в мире со всеми./

Вместо «Господи, помилуй» после каждого прошения хор поет: «Подай, Господи».

Заканчивается просительная ектения так же, как и великая: «Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим».

Лития

Слово «лития» греческое, оно означает усиленное, крепчайшее моление.

Литии в древности служились по поводу разных общественных бедствий, вроде того, как потом стали устраивать Крестные ходы. Случалась ли страшная засуха или другое какое бедствие, народ собирался в святые храмы, брали из них иконы и с ними обходили город или селения, останавливаясь на улицах и перекрестках, где читали особые молитвы, подходящие к данному случаю, а народ множество раз повторял: «Господи, помилуй», «Господи, помилуй»…

Потом такие усиленные моления стали совершаться чаще, когда и не было никакого бедствия, но люди имели потребность просить Господа заранее, чтобы Он и впредь сохранил их от всякого зла. Для этого избирались такие дни, когда в храме собиралось особенно много народа, — значит, в большие праздники. Еще позднее литии уже были введены в устав для Богослужения в двунадесятые и некоторые другие праздники.

Таким образом, в наше время лития есть особенное, крепчайшее моление о том, чтобы Господь сохранил всех Православных христиан от всяких бед, зол и несчастий, от всего, что может вредить нашей временной и вечной жизни.

Если вдуматься, то можно увидеть, что и сейчас начало ее несколько напоминает торжественное шествие на Крестный ход. Все священнослужители, участвующие в этом Богослужении, в красивых облачениях неторопливо и чинно при пении хора выходят из алтаря Царскими вратами и направляются к выходу, а впереди них несут легкие переносные подсвечники с зажженными свечами. Немного не дойдя до выхода, они поворачиваются и встают в определенном порядке.

Когда кончается пение стихиры, дьякон (или дьяконы, если их несколько) по очереди произносит установленные молитвы, а после каждой из них певчие много раз подряд поют «Господи, помилуй».

Не особенно давно, уже после революции, во многих местах, особенно в селах, не имевших платного хора, певцы-любители тоже шли туда, к выходу, вставали позади духовенства и пели литийные стихиры, стоя там, среди народа, около духовенства. Не особенно легко и удобно им было держать в руках тяжелые церковные книги, по которым нужно было петь, а держать приходилось высоко, чтобы всем певцам видно было. Не роптали на это неудобство, не тяготились им, а наоборот, каждый из певцов радовался тому, что и он удостоился чести присоединиться к процессии и петь от имени народа, стоя среди народа же. Пели простые мужички-любители, совершенно безплатно. Пели без нот, на установленный глас. Настоящего профессионального мастерства у них, конечно, не было, но зато они пели не убавляя все стихиры, положенные на этот день, и пели с чувством, разборчиво, понятно для всех присутствующих.

От платных певчих не приходится требовать глубокого религиозного чувства и умения вложить в наши сердца соответствующие чувства. Нельзя от них требовать того, чего они и сами не всегда имеют, но нельзя и слушать просто так, без молитвы, наслаждаясь их искусством и красотой голосов. Наше дело молиться и за себя, и за них, и не осуждать их даже за то, если у них получается несколько театрально.

Им полагается пропеть «Господи, помилуй» сначала 40 раз, потом 30, затем 50 раз, и наконец два раза по трижды. Если бы все это пелось полностью и однообразно, мы стали бы тяготиться или даже дремать.

Наше дело сознавать, помнить и то, что в стихирах заложено прекрасное содержание, прямо относящееся к данному празднику. Для примера возьмем одну из стихир, которую положено петь накануне дня праздника Святой Троице:

«Егда Духа Твоего послал еси, Господи,

седящим апостолом,

тогда еврейския дети зряще ужасахуся ужасом:

слышаху бо я вещающа иными странными языки,

якоже Дух подаваше им.

Невежди бо суще умудришася,

и языки в веру уловивше,

Божественная витийствоваху.

Темже и мы вопием Ти:

Иже на земли явлейся,

и от прелести спасый нас,

Господи, слава Тебе».

Перевод: «Когда Ты, Господи, послал Духа Твоего ожидающим Апостолам, тогда еврейские люди, увидев это, удивились до ужаса, потому что слышали, как Апостолы сразу стали говорить иностранными языками, которых до этого дня совсем не знали. Они, Апостолы, были людьми простыми, неучеными, невежественными, и Дух Святой, сошедший на них, сразу дал им такую мудрость, такие способности, что они смогли проповедовать о Христе и о Святой Троице людям всяких национальностей. Говорили красноречиво, как искуснейшие ораторы, и как рыбак ловит рыбу в сети, так и они уловили во спасение множество душ человеческих. Поэтому и мы с горячим чувством обращаемся к Тебе, Господи: Явившийся на землю и избавивший нас от льстивого обмана бесовского, Господи, слава Тебе!»

Пока стихиры поют, дьякон кадит, а потом начинает возглашать моления, в которых упомянуты и ближние, и дальние, и богатые, и бедные; о убогих, огорченных, скорбящих и озлобленных (то есть тех, на кого зло особенно сильно нападает), больных, работающих, попавших в плен, и о упокоении всех усопших Православных христиан. Обо всех скажем все: «Господи, помилуй».

Слова этих трогательных молитв должны согревать наши сердца чистой христианской любовью ко всем людям, и с этим чувством мы должны не просто слушать, как певцы поют: «Господи, помилуй», — а согревать это пение своей молитвой.

Потом возглашает священник:

«Услыши ны, Боже, Спасителю наш, упование всех концев земли и сущих в мори далече, и милостив, милостив буди, Владыко, о гресех наших, и помилуй ны. Милостив бо и человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков».

Перевод: «Услыши нас, Боже, Спаситель наш, Надежда всех людей, живущих во всех местах вселенной и находящихся далеко в море. Услышь нас, Владыко, и будь к нам милостив, милостив, не осуди нас так, как мы достойны за грехи наши, и помилуй нас…»

О, это истинная правда! Тот, кто не привык пред Богом колени преклонять и голову склонять, пусть тот отправится по морю, да пусть там подует ветер, загремит и зашумит буря, закипит море волнами, а огромный корабль, как щепку, бросает туда и сюда. Тогда и маловеры многие, и такие, которые никогда не молились, падают на колени, поднимают сердца, и глаза, и руки к небу.

Да что там море — и на земле множество всевозможных бедствий: и стихийных, и от злой воли людей, ставших орудиями злобы бесовской. Никто и никогда не гарантирован от бедствия. И, сознавая это, нужно бы нам не умолкая кричать в сердце своем: «Господи, помилуй!»

Если бы сердца наши не окаменели, мы дорожили бы и тем, как священник говорит нам: «Мир всем!», «Главы ваша Господеви преклоните» / «Наклоните головы ваши пред Господом». /

Затем следует короткая, но великая молитва:

«Владыко Многомилостиве, Господи Иисусе Христе, Боже наш, молитвами Всепречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, силою Честнаго и Животворящаго Креста, предстательствы честных Небесных Сил безплотных … и всех святых Твоих, благоприятну сотвори молитву нашу, даруй нам оставление прегрешений наших, покрый нас кровом крилу Твоею, отжени от нас всякаго врага и супостата, умири нашу жизнь. Господи, помилуй нас и мiр Твой, и спаси души наша, яко благ и человеколюбец».

/ Как птица укрывает от опасностей птенцов своих крыльями своими, так и Ты, Господи, укрой нас, грешных, крыльями Своей любви и милосердия от всяких врагов и всякого зла. Нашу слабую и недостойную молитву сделай сильной, достойной того, чтобы она была принята, прости все наши грехи, сделай мирной, спокойной всю нашу жизнь, помилуй нас и весь мир Твой и спаси души наши. /

После этой молитвы хор поет: «Аминь».

Священнослужители из западной части храма переходят на середину его. Певцы поют «стихиры на стиховне», потом «Ныне отпущаеши», Трисвятое по «Отче наш» и трижды тропарь празднику.

С литиею соединяется другой поучительный обряд — благословение пяти хлебов, пшеницы, вина и елея.

На особом столике посреди храма ставят пять небольших хлебцев и в небольших же сосудиках пшеницу, вино и елей (вино потом выливают на разрезанные хлебы, а елей употребляют на помазание молящихся, когда они прикладываются к иконе). По окончании праздничного тропаря священник благословляет их, читая молитву о том, чтобы Господь, благословивший когда-то пять хлебов и пять тысяч ими насытивший, благословил и теперь это всё и умножил во всем мире земные дары, необходимые для земной жизни, а людей, которые будут вкушать их, освятил. Как видно из самой молитвы, это — воспоминание о чудесном насыщении людей в пустынном месте.

Хлебцы потом разрезают на маленькие кусочки и раздают молящимся в то время, когда они подходят к иконе прикладываться. Практически эти маленькие хлебы, благословляемые на виду, остаются символами, а для раздачи их недостаточно. Верующие приносят для этой цели обычный пшеничный хлеб и передают в алтарь.

В те дни, когда литии не положено, после прокимна сразу поют так называемые стихиры на стиховне, перед которыми опять произносятся стихи из Ветхого Завета: «Господь воцарися, в лепоту облечеся». Из этих стихир укажем одну, знакомую нам по Пасхальной службе:

«Воскресение Твое, Христе Спасе, / Ангели поют на небесех, / и нас на земли сподоби / чистым сердцем Тебе славити».

Это стихира 6-го гласа, ее поют не только на Пасху, но и в субботу вечером на Воскресной службе 6-го гласа.

Желающие научиться различать гласы могут усвоить шестой по примеру этой стихиры, зная, как она поется.

Потом, в конце Всенощной, будут еще стихиры «на хвалитех». Таким образом, на протяжении всей Всенощной распределяется три группы стихир со стихами перед каждой стихирой.

В субботу вечером все содержание их связано с Воскресением Христа, а в другие праздники — с тем событием, которое празднуется. Именно в стихирах больше всего отражается особенность данного праздника, его собственный неповторимый аромат. Все стихиры богаты содержанием, которое изложено своеобразным, красочным языком. Если бы мы имели возможность достаточно ясно слышать и понять их, то получили бы большую пользу для души и ума, а также большое духовное наслаждение.

К сожалению, руководители хоров чаще всего не уделяют должного внимания стихирам, не разъясняют поющим их сущность, а потому и пение у них получается иногда безликое, не впечатляющее.

Нам необходимо помнить о том, что стихиры не досадное малоценное загромождение Богослужения, как кажется кому-то, а сокровищница, которую нужно по мере сил своих открывать, чтобы воспользоваться из нее хотя бы той частью, которая стала доступна и для нас.

«Ныне отпущаеши»

Эту молитву обычно поют красиво, а наш долг воспринять не только внешнюю красоту ее, но и внутреннюю.

«Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, / по глаголу Твоему с миром; / яко видеста очи мои спасение Твое, / еже еси уготовал пред лицем всех людей, / свет во откровение языков, / и славу людей Твоих Израиля».

Перевод: «Теперь Ты, Владыко, отпускаешь с миром раба Твоего, в соответствии с Твоим словом, которое было сказано мне Тобою раньше. Теперь видели мои глаза спасение Твое, которое Ты приготовил для всех людей. Свет для того, чтобы и язычникам открылось спасение, и к славе народа Твоего Израиля».

Народ Израильский, то есть еврейский, долгое время считался народом Божиим и действительно был таковым, потому что люди всех других наций почти поголовно были идолопоклонниками, а евреи почитали Единого Истинного Невидимого Бога. Вот пророки были евреями и обращались только к этому народу, а с язычниками евреям даже запрещалось и общаться, чтобы не воспринять их пагубную веру и безнравственные обычаи. Слово «язычники» (то есть говорящие на другом языке) было синонимом слова «идолопоклонники», значащим то же самое. Однако пророки-то знали, что со временем и язычники обратятся к истинному Богу, и вот теперь старец Симеон предсказывает, что именно чрез этого Младенца, Которого он сейчас держит на руках, откроется свет спасения для людей всех наций, а народ еврейский прославится тем, что по плоти Спаситель произошел от этого народа.

Святой Симеон Богоприимец всю жизнь прожил благочестиво и часто читал Священное Писание, изучал его и даже был в числе переводчиков Писания с еврейского языка на греческий. Ему издавна было обещано Духом Святым, что он не увидит смерти, то есть не умрет, пока не увидит своими собственными глазами Христа Спасителя, явившегося на землю. Такое обещание было дано ему по особому случаю. Переводя Книгу Пророка Исаии, он хотел исправить там одно место, думая, что в текст вкралась ошибка. Пророк писал: «Дева во чреве приимет», а Симеон хотел вместо слова «Дева» написать «молодая женщина». Тогда ему явился Ангел и не позволил исправлять. Сказал, что не ошибка здесь, а тайное чудо, которое совершится прежде, чем он умрет. Долго жил Симеон и так хорошо приготовил свою душу к смерти, что уже не боялся, а хотел умереть, но в то же время жаждал увидеть Спасителя своими глазами.

Когда Младенцу Спасителю исполнилось 40 дней и Пресвятая Дева Мария в соответствии с законом принесла Его в храм, праведному Симеону было открыто Духом Святым, что и он должен пойти туда же. Много было там матерей, пришедших в храм с той же целью, а лично Дева Мария до сего времени не была известна старцу, но он, по внушению того же Духа, сразу узнал Ее среди многих и, как говорит Предание, поспешно подошел к Ней со словами: «Дайте мне Желание мое».

Умудренный Богом старец прямо, определенно и без колебания называет Новорожденного Младенца своим Господином, Владыкой, Тем Самым, Кто определил ему жить до личной встречи с Избавителем мира. Ему было ясно и то, что Ангел говорил с ним от имени Самого Бога, а Сын и Отец одно, как говорил впоследствии Христос.

Это событие особенно вспоминается Святой Церковью в праздник Сретения (15 февраля по новому стилю), встречи праведного Симеона с Младенцем Христом.

В Богослужении на этот праздник среди других умилительных слов есть и такие слова от имени Спасителя: «Не старец Меня держит, но Я держу его, потому он у Меня просит, чтобы Я отпустил его от земной жизни».

Для нас употребление предсмертной молитвы праведного Симеона в конце вечерни имеет тот смысл, что все мы должны вспомнить, как неуклонно каждый человек приближается к закату собственной жизни. И как важно, подобно праведному Симеону, подготовиться к этому событию так хорошо и правильно, чтобы с миром перейти из временной жизни в вечную, блаженную.

После этих воспоминаний и мыслей как не почтить Пресвятую Матерь Божию, и какие слова подходят больше, чем слова, сказанные при Благовещении Архангелом Гавриилом: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!» Поэтому, как только закончится пение «Ныне отпущаеши» и чтение Трисвятого по «Отче наш», положено трижды пропеть слова известной молитвы:

«Богородице Дево, радуйся, / Благодатная Марие, Господь с Тобою: / Благословена Ты в женах, и Благословен Плод чрева Твоего, / яко Спаса родила еси душ наших».

Эта молитва — одна из тех, которую знает почти каждый Православный человек, даже и те, которые не знают почти никакие другие молитвы.

Интересно отметить, что в этой молитве человек ничего не просит для себя и тем самым как бы возвышается над своими обычными земными заботами, отрывается от них. Нам, так крепко привязанным к земле, такой отрыв от нее как будто не свойственен, а между тем молитва эта вошла в жизнь особенно широко и глубоко. По-видимому, душа человека безсознательно чувствует, что Матерь Божия оказывает благодатную помощь призывающим Ее даже и в том случае, если человек не просит об этом. Плохо только то, что иногда слова-то произносятся механически.

33-й псалом

После того, как мы вспомнили важнейшие события мировой истории, поклонились Тихому Свету святой славы Божией, вместе с праведным Симеоном подумали о закате своей собственной жизни и вознесли славу дивной Деве, Церковь предлагает нам наставление словами 33-го псалма, который в будни читается полностью, а в праздники поется первая часть его.

Перед ним хор поет трижды: «Буди Имя Господне благословено от ныне и до века».

«Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих.

О Господе похвалится душа моя, да услышат кротцыи и возвеселятся.

Возвеличите Господа со мною и вознесем имя Его вкупе.

Взысках Господа и услыша мя, и от всех скорбей моих избави мя.

Приступите к Нему и просветитеся, и лица ваша не постыдятся.

Сей нищий воззва, и Господь услыша и, и от всех скорбей eго спасе и.

Ополчится Ангел Господень окрест боящихся Его, и избавит их.

Вкусите и видите, яко благ Господь; блажен муж, иже уповает Нань.

Бойтеся Господа, вси святии Его, яко несть лишения боящымся Его.

Богатии обнищаша и взалкаша, взыскающии же Господа не лишатся всякаго блага».

Перевод:

«Пусть имя Господне будет благословенно всегда».

«Восхвалю Господа во всякое время, хвала Ему всегда будет в устах моих.

Господом будет хвалиться душа моя; пусть услышат кроткие и возвеселятся.

Величайте Господа со мною, и вместе будем возносить имя Его.

Я искал Господа, и Он услышал меня и от всех скорбей моих избавил меня.

Подойдите к Нему («приступите»), и осветитесь, и лица ваши не постыдятся (Он просветит вас светом Своим, и вы поймете, что не ошиблись, сделав выбор быть с Господом).

Вот этот нищий обратился с просьбой к Господу («воззвал»), и Господь услышал его и спас от всех скорбей.

Ангел Господень как бы целым полком воинов окружает боящихся Его и спасает их.

Вкусите и видите, как благ Господь. Блажен человек, который надеется на Него.

Бойтеся Господа все, стремящиеся жить как святые Его. Все боящиеся Его не будут нуждаться в необходимом.

Богатые становятся нищими и терпят голод, а ищущие Господа не лишаются благополучия».

Общий смысл сказанного: Бог — источник всякого блага, нужно надеяться на Него и всегда благословлять Его, благодарить, сознавать Его благодетельную силу, Его милость, не возносить себя, а только Его — славить и возносить.

Вторая половина псалма тоже очень хороша, и ее оставлять без внимания не следует.

«Приидите, чада, послушайте мене, страху Господню научу вас.

Кто есть человек хотяй живот, любяй дни видети благи?

Удержи язык твой от зла, и устне твои, еже не глаголати льсти.

Уклонися от зла и сотвори благо. Взыщи мира, и пожени и.

Очи Господни на праведныя, и уши Его в молитву их.

Лице же Господне, на творящыя злая, еже потребити от земли память их».

Перевод: «Придите, дети, послушайте меня, я научу вас, как жить в страхе Господнем, то есть с опасением, как бы не оскорбить Бога каким-нибудь дурным поступком.

Кто из вас такой человек, который хочет жить и любит, чтобы во всем у него было благополучие?

Если ты хочешь этого, то удержи язык твой от зла и уста твои от коварных, льстивых слов.

Уклоняйся от всего злого, делай только хорошее, ищи мира и иди за ним (следуй за ним).

Очи Господни обращены к праведным, и уши Его — к слышанию слов, которые говорят праведники.

Но лицо Господне против делающих зло, чтобы даже и память о них не осталась на земле».

Остальные стихи в переводе не нуждаются, а общий смысл их таков: нужно стремиться жить по-Божьи, и таковых Господь любит и награждает так или иначе. Всякое злое дело противно Господу, и нужно избегать таковых дел.

Шестопсалмие

Шестопсалмием начинается вторая часть Всенощной — утреня.

В состав его входят псалмы: 3, 37, 62, 87, 102 и 142.

Чтение их полагается слушать с большим вниманием и страхом Божиим, как бы беседуя с Самим Христом Богом, невидимо присутствующим здесь. В это время по уставу не положено даже кланяться, чтобы поклонами не отвлекать своего внимания. Даже во время чтения «Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже», которым шестопсалмие разделяется на две части, положено только креститься, без поклонов. Тем более не полагается ходить по церкви, сидеть или как-либо иначе нарушать тишину и благоговение. Церковные правила повелевают перед началом шестопсалмия погашать яркий свет и оставлять молящихся в полумраке, чтобы им удобнее было углубляться в себя и производить испытание своей совести.

Практически у нас сейчас именно в это время начинается хождение, некоторые присаживаются отдохнуть, а иные и совсем выходят из храма. Это недопонимание. Во время кафизм можно и посидеть, а во время шестопсалмия не должно быть ничего подобного.

Хотя все эти псалмы взяты из Ветхого Завета, но Богослужение все-таки ведет нас к временам Новозаветным, напоминает о них. И перед шестопсалмием поется или читается так называемое малое славословие. Малым оно называется в отличие от великого славословия, которое поется в конце Всенощной. И то, и другое начинается словами, которые в день Рождества Христова пастухи услышали от Ангелов, а теперь нам этими же словами напоминают о том времени, когда родился Спаситель наш. «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Мир, провозглашенный Ангелами в этот день и час, следует понимать не по-земному, а в духовном смысле. Мир души, с пришествием Спасителя получающей возможность примириться с Богом через веру и покаяние.

Многих смущает то обстоятельство, что земля по-прежнему раздирается войнами, и даже больше прежнего, но в этом нет ничего неожиданного. Священное Писание многократно предупреждает и об этом, и о том, что земное благополучие не должно быть главной целью человека. Его Христос не обещал никому и, наоборот, предупреждал: «В мире скорбни будете». «Многими скорбями надлежит войти в Царство Небесное». Скорби необходимы человеку для очищения души, а если бы не так, Господь сумел бы уничтожить их и обезпечить всем полное земное благополучие.

«В человецех благоволение». Что это? Благая воля. Добрая воля. Чья? Божья или человеческая? И та и другая.

Когда мы говорим, что начальник благоволит к такому-то, мы имеем в виду, что он расположен, хорошо относится. Свое отношение к людям Господь уже проявил самым ярким действием — Сам Себя пожертвовал для спасения нашего, но и мы, в свою очередь, не должны оставаться пассивными. Необходимо проявить и свою добрую волю к союзу с Господом, иначе союза не будет.

Перед шестопсалмием эти ангельские слова: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение», — произносятся трижды, а потом к ним добавляются еще и такие слова: «Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою».

Этими словами Святая Церковь напоминает молящимся, что без благодати Святого Духа мы не можем и Бога славословить, как будто закрыт наш рот и не можем мы открыть его, а нужно, обязаны мы возвещать хвалу Божию, то есть сообщать всем весть о Боге, о всех Его делах, напоминать людям, что все дела Божии достойны особой похвалы.

Псалмы составлены под особым воздействием Святого Духа и помогают человеку стяжать Духа Святого и в себе, то есть приобрести себе благодатное молитвенное состояние.

«Господи! Что это так много стало у меня врагов? Многие восстают на меня, многие стараются разрушить во мне надежду на Господа, вызвать опасную, пагубную мысль, что не поможет мне Бог».Само шестопсалмие начинается умилительными словами обращения к Господу: «Господи, что ся умножиша стужающии ми? Мнози востают на мя, мнози глаголют души моей: несть спасения eму в Бозе eго». Вот и нам надо научиться так открыто, по-детски просто, как отцу своему родному, рассказать Богу о своих скорбях.

Пророк Давид написал этот псалом, когда спасался от преследования сына своего Авессалома и увидел, что многие из бывших его друзей изменили ему. И теперь у многих из нас, если не у каждого, бывают в жизни такие периоды, когда умножаются враги наши, да и те, кого мы считаем друзьями, тоже переходят на сторону врагов.

Однако внешние враги все-таки не всегда наступают на нас с особой силой, внутренние же враги — бесы и страсти, грехи и вредные привычки — почти всегда с нами.

Во всех подобных случаях, то есть почти всегда полезно вспомнить и те слова, которые подсказывает нам псалом, говорящий: «Ты же, Господи, Заступник мой еси, слава моя и возносяй главу мою».

«Гласом моим ко Господу воззвах, и услыша мя от горы святыя Своея».

Всех нас так же, как и Давида, заступит, защитит Господь, Слава наша, силой Которого мы можем высоко поднять голову свою. Воззовем к Нему, и услышит нас с высоты небесной.

Я и засыпаю, и сплю, и просыпаюсь без вреда только потому, что Господь хранит меня.

Не испугаюсь множества людей, со всех сторон нападающих на меня.

Воскресни, Господи, спаси мя, Боже мой. Ты поразил всех, враждующих против меня без основания. Ты зубы грешников разбил, всё, на что они надеялись, чем думали искусать меня. От Господа спасение мое, и Ты, Господи, благословляешь людей Своих, а я опять и засыпаю, и сплю, и встаю, потому что Господь защищает меня.

В следующем псалме, 37-м, пророк Давид усиленно сокрушается о грехах своих и просит Господа, чтобы Он не обличил его грехи с такой яростью, которой они достойны, и не наказывал его в гневе, которого заслужили грехи эти.

Сознавая свою греховность с большой ясностью, пророк сравнивает свое состояние с тем, как будто стрелы Божии вонзились в него и рука Божия огромной тяжестью лежит на нем.

«Несть исцеления в плоти моей от лица гнева Твоего, несть мира в костех моих от лица грех моих» (то есть во всем теле моем нет целого места, которое не болело бы от гнева Твоего, нет покоя костям моим от грехов моих).

«Яко беззакония моя превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне» (и все это потому, что беззаконий моих накопилось выше головы моей, и как огромная тяжесть лежат они на мне).

«Возсмердеша и согниша раны моя от лица безумия моего» (смердят, гноятся раны душевные, грехи мои, безумие мое).

«Пострадах и слякохся до конца, весь день сетуя хождах» (я согнулся и поник, весь день хожу и сетую, скорблю).

«Яко лядвия моя наполнишася поруганий, и несть исцеления в плоти моей» (бедра мои, поясница моя воспалились, и нет в них здорового места).

«Озлоблен бых и смирихся до зела, рыках от воздыхания сердца моего» (я изнемог и чрезвычайно сокрушен, кричу от терзания сердца моего).

«Господи, пред Тобою все желание мое и воздыхание мое от Тебе не утаися» (Господи, пред Тобою все желание мое и воздыхания мои не сокрыты от Тебя).

«Сердце мое смятеся, остави мя сила моя, и свет очию моею, и той несть со мною» (сердце мое трепещет в смятении, оставила меня сила моя, и свет очей моих — и того уже нет у меня).

«Друзи мои и искреннии мои прямо мне приближишася и сташа, и ближнии мои отдалече мене сташа и нуждахуся ищущии душу мою, и ищущии злая мне глаголаху суетная и льстивным весь день поучахуся». (Друзья мои и искренние мои отступили от язвы моей, и ближние мои стоят вдали. Ищущие жизни моей, желающие мне смерти ставят сети мне, а желающие мне зла разговаривают о погибели моей и каждый день замышляют козни.)

«Аз же яко глух не слышах и яко нем не отверзаяй уст своих» (я же, как глухой, не слышу и, как немой, не открываю рта, чтобы сказать).

«И бых яко человек не слышай и не имый во устех своих обличения» (и стал я как человек, который не слышит и не имеет ответа в устах своих).

«Яко на Тя, Господи, уповах, Ты услышиши, Господи Боже мой» (на Тебя, Господи, надеюсь, Ты услышишь, Господи Боже мой).

«Яко рех: да не когда порадуют ми ся врази мои: и внегда подвижатися ногам моим, на мя велеречеваша» (и я сказал: пусть не восторжествуют надо мною враги мои, пусть эти люди не величаются надо мною).

«Яко аз на раны готов, и болезнь моя предо мною есть выну» (я уже изранен, и скорбь моя всегда со мною).

«Яко беззаконие мое аз возвещу и попекуся о гресе моем» (беззаконие мое я сознаю и сокрушаюсь о грехе моем).

«Врази же мои живут и укрепишася паче мене, и умножишася ненавидящии мя без правды» (враги же мои живут и укрепляются, и умножается число ненавидящих меня несправедливо).

«Воздающии ми злая возблагая оболгаху мя, зане гонях благостыню» (воздающие мне злом за доброе враждуют против меня за то, что я стремлюсь к добру).

«Не остави мене, Господи Боже мой, не отступи от мене. Вонми в помощь мою, Господи спасения моего». (Не оставь меня, Господи Боже мой, не удаляйся от меня. Поспеши на помощь мне, Господи, Спаситель мой.)

И вот, как человек, тело которого покрыто гнойными, зловонными язвами, ни днем ни ночью не знает покоя от жгучей боли во всем теле, так Давид от сознания тяжести своих преступлений и от бедствий и унижений, постигших его за грехи, чувствует сильнейшее страдание, от которого согнулся и готов упасть. Излив пред Богом все эти чувства, Давид продолжает речь в более спокойном тоне, возлагая надежду на помощь Божию.

Псалом 62-й

2. «Боже, Боже мой, к Тебе утренюю, возжада Тебе душа моя, коль множицею Тебе плоть моя, в земли пусте и непроходне, и безводне». (Боже, Боже мой, к Тебе с раннего утра стремлюсь я, Тебя жаждет душа моя, о Тебе томится тело мое, как в земле пустой, непроходимой и безводной.)

3. «Тако во святем явихся Тебе, видети силу Твою и славу Твою» (чтобы видеть силу Твою и славу Твою, как я видел во святом месте).

4. «Яко лучши милость Твоя паче живот, устне мои похвалите Тя. Тако благословлю Тя в животе моем, о имени Твоем воздежу руце мои». (Потому что милость Твоя лучше самой жизни. Уста мои восхвалят Тебя.)

5. «Тако благословлю Тя в животе моем, о имени Твоем воздежу руце мои» (так я благословлю Тебя в жизни моей, в честь имени Твоего подниму к небу руки мои).

6. «Яко от тука и масти да исполнится душа моя, и устнама радости восхвалят Тя уста моя» (как жиром и маслом, пусть насытится Тобою душа моя, и устами радости пусть она восхвалит Тебя).

7. «Аще поминах Тя на постели моей, на утренних поучахся в Тя» (когда я вспоминаю Тебя на постели моей, размышляю о Тебе с раннего утра).

8. «Яко был еси Помощник мой, и в крове крилу Твоею возрадуюся» (потому что Ты Помощь моя, и защитой крыльев Твоих возрадуюсь я).

9. «Прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя» (к Тебе прилепилась душа моя, а правая рука Твоя поддерживает меня).

10. «Тии же всуе искаша душу мою, внидут в преисподняя земли» (а те, которые желали погибели душе моей, сойдут в преисподнюю, во ад).

11. «Предадятся в руки оружия, части лисовом будут» (будут они поражены оружием, достанутся в добычу лисицам).

12. «Царь же возвеселится о Бозе, похвалится всяк кленыйся Им, яко заградишася уста глаголющих неправедная». (Царь же возвеселится о Боге, восхвален будет всяк клянущийся Им, потому что заградятся уста говорящих неправду — перестанут лгать, как будто во рту их поставлено заграждение.)

«На утренних поучахся в Тя. Яко был еси Помощник мой, и в крове крилу Твоею возрадуюся». (С раннего утра размышляю о Тебе, потому что Ты — Помощь моя и под защитой крыльев Твоих возрадуюсь.)

«Прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя» (к Тебе прилепилась душа моя, а правая рука Твоя поддерживает меня).

Первые три псалма отделяются от всех других краткими молитвами:

«Слава, и ныне» (Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь).

Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе Боже (трижды).

Господи, помилуй (трижды), опять «Слава, и ныне».

Этим воздается слава Святой Троице, совершающей дело нашего спасения, и в то же время напоминается, что и Ангелы, непрестанно поющие это восхваление, смотрят на нас с высоты Небес, удивляясь милосердию Божию, спасающему падшее человечество.

После этого священник выходит из алтаря и, остановившись перед закрытыми Царскими вратами лицом к ним, тихо читает 12 особых молитв, содержание которых такое же, как и в псалмах. Простые люди молятся сами за себя, а священник — за всех, и притом его молитва сильнее. Его чтение никому не слышно, а для всех в то же время чтец продолжает шестопсалмие.

Священник молитвенно ходатайствует за всех, как уже сказано раньше.

Настоящий Ходатай за нас — Сам Христос, но и священник в малой степени тоже ходатай, поставленный для этой цели Самим Богом через Епископа.

Для чтения этих молитв он выходит не в славе, а смиренно, с открытой головой. Ни митру, если имеет на это право, ни камилавку, ни скуфью — никакого головного убора не надевает. Точнее сказать, снимает его с себя и оставляет в алтаре. Все эти головные уборы — награда за личные достоинства, и они приличны для торжественных выходов, здесь же нужно другое.

Четвертым читается псалом 87-й, составленный не пророком Давидом, а одним из знаменитых певцов, живших одновременно с Давидом. Имя его Еман.

2. «Господи Боже спасения моего, во дни воззвах, и в нощи пред Тобою» (и днем и ночью прошу Тебя).

3. «Да внидет пред Тя молитва моя: приклони ухо Твое к молению моему» (пусть дойдет до Тебя молитва моя, послушай моление мое).

4. «Яко исполнися зол душа моя, и живот мой аду приближися» (потому что душа моя наполнилась бедствиями и жизнь моя приблизилась к аду).

5. «Привменен бых с низходящими в ров, бых яко человек без помощи, в мертвых свободь» (я сравнялся со сходящими в могилу и стал, как человек безпомощный, безсильный, между мертвыми брошенный).

6. «Яко язвеннии спящии во гробе, ихже не помянул еси ктому, и тии от руки Твоея отриновени быша» (как убитые, лежащие во гробе, о которых Ты уже не вспоминаешь и которые отринуты от руки Твоей).

7. «Положиша мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней» (положен я в ров преисподний, во мрак, в тень смертную).

8. «На мне утвердися ярость Твоя, и вся волны Твоя навел еси на мя» (на мне утвердился гнев Твой, и всеми волнами Твоими поразил Ты меня).

9. «Удалил еси знаемых моих от мене, положиша мя мерзость себе: предан бых и не исхождах» (Ты удалил от меня всех знаемых, сделал меня отвратительным для них, я заключен и не могу выйти).

10. «Очи мои изнемогосте от нищеты, воззвах к Тебе, Господи, весь день, воздех к Тебе руце мои». (Очи мои истомились, изнемогли от горя. Весь день я взывал к Тебе, Господи, простирал к Тебе руки мои.)

11. «Еда мертвыми твориши чудеса? Или врачеве воскресят, и исповедятся Тебе?» (Разве для мертвых Ты сотворишь чудо? Разве врачи могут воскрешать, разве мертвые встанут и будут славить Тебя?)

12. «Еда повесть кто во гробе милость Твою, и истину Твою в погибели?» (Разве из гроба будет кто-нибудь рассказывать о милости Твоей и о истине Твоей из места тления?)

13. «Еда познана будут во тьме чудеса Твоя, и правда Твоя в земли забвенней?» (Разве находящиеся во тьме познают чудеса Твои и правду Твою разве познают находящиеся в земле забвенней?)

14. «И аз к Тебе, Господи, воззвах и утро молитва моя предварит Тя» (но я к Тебе, Господи, взываю, и утром молитва моя возносится к Тебе).

15. «Вскую, Господи, отрееши душу мою, отвращаеши лице Твое от мене?» (Зачем Ты, Господи, отвергаешь меня, отворачиваешь от меня лицо Твое?)

16. «Нищ есмь аз, и в трудех от юности моея; вознес же ся, смирихся, и изнемогох» (я беден и в трудах от юности своей, и теперь изнемогаю от всех бедствий).

17. «На мне преидоша гневи Твои, устрашения Твоя возмутиша мя» (надо мной пронесся гнев Твой, и всё, чем Ты устрашаешь меня, сокрушает меня).

18. «Обыдоша мя яко вода, весь день одержаша мя вкупе» (эти устрашения окружили меня, как вода, и все вместе держат меня всё время).

19. «Удалил еси от мене друга и искренняго, и знаемых моих от страстей» (удалил от меня друзей, и знакомые мои удалились от страха).

«Господи Боже спасения моего, во дни воззвах, и в нощи пред Тобою. Да внидет пред Тя молитва моя: приклони ухо Твое к молению моему».

Псалом 102-й

1. «Благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его» (благослови, душа моя, Господа, и всё, что во мне — пусть будет таким, как должно быть в присутствии Бога).

2. «Благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его» (благослови, душа моя, Господа, и не забывай всех милостей Его, которые Он для тебя совершил).

3. «Очищающаго вся беззакония твоя, исцеляющаго вся недуги твоя» (Он прощает и очищает все грехи твои, исцеляет болезни твои).

4. «Избавляющаго от истления живот твой, венчающаго тя милостию и щедротами» (Он избавляет от смерти жизнь твою и, как венцом, покрывает тебя щедрыми милостями).

5. «Исполняющаго во благих желание твое: обновится яко орля юность твоя» (исполняет полезные желания твои, обновляет, подобно орлу, юность твою).

6. «Творяй милостыни Господь, и судьбу всем обидимым» (защищает всех обиженных, с милостью и правдой устраивает судьбу их).

7. «Сказа пути Своя Моисеови, сыновом Израилевым хотения Своя» (Он показал пути Свои Моисею, и волю Свою сынам Израилевым).

8. «Щедр и Милостив Господь, Долготерпелив и Многомилостив» (много у Господа щедрости и милости, долго терпит Он и много милосердия оказывает).

9. «Не до конца прогневается, ниже во век враждует» (не до конца гневается и не во век негодует).

10. «Не по беззаконием нашым сотворил есть нам, ниже по грехом нашым воздал есть нам» (не дает нам таких тяжелых наказаний, каких мы достойны за грехи и беззакония наши).

11. «Яко по высоте небесней от земли, утвердил есть Господь милость Свою на боящихся Его» (как высоко небо от земли, так и велика милость Господа к боящимся Его).

12. «Елико отстоят востоцы от запад, удалил есть от нас беззакония наша» (как далеко восток от запада, так удалил Он от нас грехи наши).

13. «Якоже щедрит отец сыны, ущедри Господь боящихся Его» (как отец милует сыновей своих, так и Господь милует боящихся Его).

14. «Яко Той позна создание наше, помяну, яко персть есмы» (потому что Он знает, из чего состоим мы, помни, что мы — земля).

15. «Человек, яко трава дние eго, яко цвет сельный, тако оцветет» (человек как трава, дни жизни его — как цветок полевой, так отцветет).

16. «Яко дух пройде в нем, и не будет, и не познает ктому места своего» (пройдет над ним ветер, и не будет его, и место его уже не узнает его).

17. «Милость же Господня от века и до века на боящихся Его» (милость же Господня к боящимся Его останется навсегда).

18. «И правда Его на сынех сынов, хранящих завет Его, и помнящих заповеди Его творити я» (и правда Его на сыновьях сыновей, хранящих законы Его и помнящих заповеди Его, чтобы исполнять их).

19. «Господь на Небеси уготова Престол Свой, и Царство Его всеми обладает» (Господь на Небесах поставил престол Свой, и Царство Его всеми обладает).

20. «Благословите Господа вси Ангели Его, сильнии крепостию, творящии слово Его, услышати глас словес Его» (благословите Господа, все Ангелы Его, крепкие силою, исполняющие слово Его, повинуясь голосу слова Его).

21. «Благословите Господа вся Силы Его, слуги Его, творящии волю Его» (благословите Господа, все воинства Его, служители Его, исполняющие волю Его).

22. «Благословите Господа вся дела Его, на всяком месте владычества Его, благослови, душе моя, Господа» (благословите Господа, все дела Его. На всяком месте владычества Его благослови, душа моя, Господа).

«На всяком месте владычества Его благослови, душе моя, Господа!»

Псалом 142-й

1. «Господи, услыши молитву мою, внуши моление мое во истине Твоей, услыши мя в правде Твоей» (Господи, услышь молитву мою, обрати внимание на моление мое по истине Твоей, услышь меня по правде Твоей).

2. «И не вниди в суд с рабом Твоим, яко не оправдится пред Тобою всяк живый» (и не входи в суд со мной, рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобою никто из живущих).

3. «Яко погна враг душу мою, смирил есть в землю живот мой, посадил мя есть в темных, яко мертвыя века» (враг преследует меня, втоптал в землю жизнь мою, принудил меня жить во тьме, как давно умерших).

4. «И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое» (и уныл во мне дух мой, сердце мое пришло в смятение).

5. «Помянух дни древния, поучихся во всех делех Твоих, в творениих руку Твоею поучахся» (вспоминаю дни древние, размышляю о всех делах Твоих, рассуждаю о делах рук Твоих и поучаюсь от этих размышлений).

6. «Воздех к Тебе руце мои, душа моя, яко земля безводная Тебе» (простираю к Тебе руки мои, а душа моя, подобно земле иссохшей, жаждущей влаги, тянется к Тебе).

7. «Скоро услыши мя, Господи, исчезе дух мой, не отврати лица Твоего от мене, и уподоблюся низходящым в ров» (скорее услышь меня, Господи, дух мой изнемогает, не отвращай лица Твоего от меня, чтобы я не уподобился сходящим в могилу).

8. «Слышану сотвори мне заутра милость Твою, яко на Тя уповах. Скажи мне, Господи, путь воньже пойду, яко к Тебе взях душу мою» (дай мне побыстрее услышать милость Твою, так как я на Тебя надеюсь. Укажи мне, Господи, путь, по которому мне идти, так как я к Тебе возношу душу мою).

9. «Изми мя от враг моих, Господи, к Тебе прибегох» (избавь меня, Господи, от врагов моих, потому что я к Тебе прибегаю).

10. «Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой. Дух Твой Благий наставит мя на землю праву» (научи меня исполнять волю Твою, так как Ты — Бог мой. Дух Твой благий пусть наставляет меня, ведет правильно).

11. «Имене Твоего ради, Господи, живиши мя, правдою Твоею изведеши от печали душу мою» (ради имени Твоего, Господи, оживи меня, ради правды Твоей изведи из напасти душу мою).

12. «И милостию Твоею потребиши враги моя и погубиши вся стужающыя души моей, яко аз раб Твой есмь» (по милости Твоей уничтожь всех врагов моих и погуби всех угнетающих душу мою, так как я — раб Твой).

«Услыши мя, Господи, в правде Твоей и не вниди в суд с рабом Твоим. Услыши мя, Господи, в правде Твоей и не вниди в суд с рабом Твоим. Дух Твой Благий наставит мя на землю праву».

Иногда священник дочитывает свои молитвы раньше, чем чтец кончает шестопсалмие. Казалось бы, теперь священник вполне может уйти на свое место в алтарь, но он не уходит и смиренно ждет появления дьякона, который выходит из алтаря северными боковыми дверями после шестопсалмия, становится рядом со священником лицом к Царским вратам. Оба молча трижды крестятся на иконы с поясным поклоном, после чего также молча кланяются друг другу, и только тогда священник южными боковыми дверями уходит в алтарь. Он закончил свои молитвы и оставляет молящихся на попечение дьякона, который как бы принял эстафету и ведет присутствующих дальше. Указывает всем, о чем нужно молиться в данный момент, чтобы моления эти получились организованно, от всех сразу, как бы единым сердцем.

«Миром Господу помолимся», — говорит дьякон. Начинается великая ектения.

Чтец, читавший шестопсалмие на середине церкви, уходит на свое место. После псалмов он прочитал «Слава, и ныне», «Аллилуиа» (трижды) и «Слава Тебе, Боже».

Это — славословие Ангелов и прославление Триединого Бога от нас, недостойных.

С народом, как уже сказано, остается дьякон и произносит великую ектению, а затем восклицает:

«Бог Господь и явися нам, благословен Грядый во имя Господне».

Иисус Христос перед Своими страданиями сказал: «Не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!» (Мф. 23, 39)

Так сказал Спаситель, укоряя Иерусалим и говоря: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23, 37).

До этого жители Иерусалима уже восклицали: «Благословен Грядый во имя Господне!» — когда Иисус Христос входил в Иерусалим после воскрешения Лазаря, но через несколько дней эти же люди яростно восклицали: «Распни, распни Его!» И Спаситель знал, что так будет, и все-таки сказал, что нужно так восклицать, если кто хочет Его видеть. Это значило, что делать это нужно не кое-как, а сознательно, с полной верой в Него как Богочеловека, что и делаем мы во время всенощной, если молимся усердно и с пониманием.

Начальные слова этого стиха напоминают нам о воплощении Сына Божия. Бог, Которого никому никогда до этого нельзя было видеть, сделался человеком и появился среди людей. Мы веруем в это и никогда не воскликнем «Распни», никогда не отречемся от Него. Так нужно сознавать, так чувствовать и готовиться к тому, чтобы всегда выполнять обещанное.

Дьякон четыре раза произносит это восклицание-приветствие, а певцы поют то же самое столько же раз. Перед каждым разом диакон так же громко говорит по порядку один из установленных стихов.

1. «Исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его». / Прославляйте Господа за то, что Он по своей великой доброте даровал нам обещанного Спасителя, радуйтесь, сознавая, как добр Он и что милосердие Его не кончается никогда. /

Так должно быть, так должны были радоваться люди в то время, когда Спаситель появился среди них, а что было в действительности? Прислушайтесь к следующему стиху.

2. «Обышедше обыдоша Мя и именем Господним противляхся им». / Обошли Меня кругом, а Я сопротивлялся им не физической силой, а именем Божиим. /

Это ответ на вопрос и вместе с тем жалоба на людей, перед которыми Иисус Христос раскрывал истинное учение о Боге и которые вместо благодарности окружили Его хулой, насмешками и всякого вида проявлениями адской злобы, включительно до мучительной и позорной смерти. На это Он возражает им:

3. «Не умру, но жив буду и повем дела Господня». / Вы не можете Меня уничтожить, Я снова буду жить и проповедовать о делах Господних. /

Каждый из нас то же должен сознавать и о себе: что неизбежная смерть тела не уничтожит его существо, душа будет жить, и она должна быть проповедницей дел Божиих.

4. «Камень, Егоже небрегоша зиждущии, Сей бысть во главу угла, от Господа бысть Сей и есть дивен во очесех наших». / Камень, который был небрежно отброшен строителями, как бы негодный, оказался самым нужным, самым полезным, именно он-то был положен на самое ответственное, решающее место, в голове угла. /

Уничиженный, замученный, опозоренный сделался головой нашего спасения, заложен «во главу угла», в центр, в самую суть жизни всего человечества в целом и в отдельности каждого человека, желающего занять место в здании, построенном для жизни вечной.

Перед началом пения «Бог Господь» по уставу положено увеличивать освещение храма в знак того, что явление Господа людям, живущим на земле, было великим светом, воссиявшим для живших во тьме и в тени смертной, как предсказывал Пророк Исаия: «Живущим во тьме и сени смертной свет воссия» (Ис. 9, 2).

По окончании пения «Бог Господь» поется тропарь воскресный или празднику.

За пением тропаря следует чтение кафизм. Греческое слово «кафизма» можно перевести как «сижу», «сидение». Оно показывает, что в древности, когда всенощное бдение было очень продолжительным, в это время разрешалось посидеть, отдохнуть. За воскресной всенощной по уставу положено прочитывать полностью две кафизмы, с малой ектенией после каждой, для возбуждения внимания присутствующих.

Таким образом, связь со Священным Писанием Ветхого Завета не прекращается, несмотря на то, что Новый Завет далеко шагнул вперед и внес в жизнь человеческую огромное радостное богатство. Кафизмы, то есть псалмы, из которых они состоят, созданы под воздействием Святого Духа, а поэтому благотворно действуют на душу. Как и все Священное Писание Ветхого Завета, они составлялись для того, чтобы подготовить человечество к явлению Христа в мир земной, теперь же они должны и на нас действовать таким образом, чтобы мы не ушли из храма с пустой душой, без Христа в ней.

Полиелей

Самая торжественная часть всенощной — так называемый полиелей.

Слово это происходит от греческих слов «поли» — много, и «елей» — масло или милость: «многомаслие», или «многомилостиво».

Перед взорами молящихся происходит резкая перемена: Царские врата открываются, и через них видно, что в алтаре всё сияет светом и благоухает от каждения. Священнослужители безмолвствуют, но, тем не менее, всем видом своим выражают торжественное, глубочайшее благоговение пред престолом Божиим и всем алтарем. В это время не только алтарь, но и весь храм освещается особенно сильно, а так как в древности освещение состояло главным образом из лампад, то масла употреблялось особенно много. Вместе с тем, хор поет в это время слова, взятые из псалмов 134-го и 135-го, в которых несколько раз повторяется выражение «Яко благ, яко в век милость Его». Следовательно, особенно подчеркивается мысль о милосердии Божием.

Все духовенство выходит из алтаря на середину храма и располагается лицом к алтарю перед аналоем с иконой Воскресения Христова или другого праздника.

Широко открытые Царские врата в это время означают отверстые двери Гроба Господня, из которого Он воскрес. Престол означает самый Гроб, откуда воссияло Царство вечной жизни. Священнослужители в этом случае напоминают мироносиц, приходивших с ароматами для помазания тела умершего Господа. Об ароматах особенно напоминает кадило, от которого распространяется благоухающий дым.

В то же время священнослужители означают и светлых Ангелов, которые явились мироносицам и возвестили им радость Воскресения.

Пение на клиросе означает хваление, которое воссылают Воскресшему Господу и Ангелы, и люди.

Пока поют, один из священнослужителей, старший по значению, идет кадить вокруг храма, как и в начале всенощной, только еще более торжественно. Это делается в знак особого благоговения, почтительного внимания к храму и к святым, изображенным на иконах.

Певцы, как уже сказано, поют слова, взятые из псалмов:

1. «Хвалите имя Господне, хвалите, раби Господа».

(Аллилуиа поется трижды.)

2. «Благословен Господь от Сиона, живый во Иерусалиме. Аллилуиа».

3. «Исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его. Аллилуиа».

4. «Исповедайтеся Богу Небесному, яко в век милость Его. Аллилуиа».

Слово «исповедайтеся» здесь означает «прославляйте».

На Небе Ангелы всегда поют Богу: «Аллилуиа» («хвалите Бога»), вот и теперь к ангельскому пению люди присоединяют свои голоса, и получаются как бы два хора: земной и небесный.

После этого торжественного хваления, воссылаемого от жителей земли и от Неба, мы слышим разъяснение причины, почему это такое торжество, чему так чудно радуются Небо и земля.

«Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим» («оправдания» — это заповеди, выполнение которых помогает человеку оправдаться пред Богом).

«Ангельский собор удивися, / зря* Тебе в мертвых вменившася, / смертную же, Спасе, крепость разоривша, / и с Собою Адама воздвигша, / и от ада вся свобождша».

* от слова «зрение», «зреть» — видеть.

Перевод: «Все Ангелы, собравшись, удивлялись, видя Тебя умершим, и разорившим крепость смерти, и Адама с Собою поднявшего, и от ада всех освободившего».

Итак, вот причина, почему небожители воспевают Господа и земля ликует: они поражены радостным удивлением, изумлением при виде того, как Господь их умер, как Он Своею смертию разорил твердыни смерти, как воскрес из гроба, воскресил и поднял праотца Адама и освободил плененное адом человечество.

Как же совершилось все это? Святая Церковь рассказывает:

«Почто мира с милостивными слезами, / о ученицы, растворяете? / Блистаяйся во гробе Ангел мироносицам вещаше: / видите вы гроб и уразумейте, / Спас бо воскресе от гроба».

Перевод: «Зачем вы смешиваете миро со слезами умиления? Сказал мироносицам Ангел, блистающий во гробе: «Видите вы гроб пустой, без мертвеца, и уразумейте, поймите, что Спас Воскрес из гроба».

И снова хор поет: «Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим».

Радующаяся душа как будто еще не уверена, вполне ли она высказала свою радость, и повторяет рассказ несколько раз, призывая всех и каждого к этой небесной радости:

«Зело рано мироносицы течаху / ко гробу Твоему рыдающия, / но предста к ним Ангел и рече: / рыдания время преста, не плачите, / воскресение же апостолом рцыте».

Перевод: «Очень рано мироносицы с рыданием приблизились ко гробу Твоему, но там предстал перед ними Ангел и сказал: «Кончилось время рыдания. Не плачьте, а идите расскажите Апостолам о Воскресении».

«Благословен еси, Господи, / научи мя оправданием Твоим.

Мироносицы жены с миры пришедшия / ко гробу Твоему, Спасе, рыдаху, / Ангел же к ним рече, глаголя: / что с мертвыми живаго помышляете? / Яко Бог бо, воскресе от гроба».

Перевод: «Мироносицы женщины, с ароматными веществами пришедшие ко Гробу Твоему, Спасе, рыдали, Ангел же им сказал: «Что вы думаете о Живом как о мертвеце? Как Бог Он воскрес из гроба!»

«Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Поклонимся Отцу / и Его Сынови, и Святому Духу, / Святей Троице во едином существе, / с Серафимы зовуще: // Свят, Свят, Свят еси, Господи».

Перевод: «Давайте поклонимся и Отцу, и Его Сыну, и Святому Духу, Святой Троице в одном существе, взывая вместе с Серафимами: «Свят, свят, свят Ты, Господи».

«И ныне и присно и во веки веков. Аминь». («И теперь, и потом, и всегда. Истинно».)

«Жизнодавца рождши, / греха, Дево, Адама избавила еси, / радость же Еве / в печали место подала еси, / падшия же от жизни / к сей направи // из Тебе воплотивыйся Бог и Человек».

Перевод: «Родивши Дающего жизнь, Ты, Дево, Адама избавила и Еве вместо печали подала радость. Из Тебя воплотившийся Бог и Человек отпавших от жизни направил опять к ней».

Между тем священник с дьяконом, несущим перед ним большую зажженную свечу, окадивши, по обыкновению, сначала алтарь, потом иконостас и молящихся, обходят весь храм, а мы при этом представляем себе, как Жены-Мироносицы «текут» уже не ко гробу, а от гроба, к Апостолам, с величайшей вестью о Воскресении.

Торжество, но еще не полное, а как бы первая степень торжества. Нам еще нужно слышать рассказ самих Апостолов и Евангелистов о том, как они узнали о Воскресении и как Христос являлся им в продолжение сорока дней. Для этого подобрано одиннадцать мест в Евангелии, и попеременно читают их в каждую субботу. К слушанию Евангельского чтения нас еще подготовляют разными душеспасительными словами, подобно тому, как и Воскресший не сразу явился Апостолам, а только после того, как они были несколько подготовлены к этому рассказами очевидцев.

В числе подготовляющих песнопений так называемые антифоны — то есть такие, которые полагалось петь попеременно, по очереди, то один, то второй хор. Теперь в праздники их поет один хор, главный, а название потеряло первоначальный смысл. В субботу за всенощной чаще всего поют «От юности моея», но не всегда. Иногда поется текст другой, приблизительно того же содержания.

«От юности моея / мнози борют мя страсти, / но Сам мя заступи, // и спаси, Спасе мой».

Перевод: «С самой юности приходится мне бороться со многими страстями, но Ты, Спаситель мой, Сам заступи меня и спаси».

Слава…

«Ненавидящии Сиона, / посрамитеся от Господа, / яко трава бо огнем // будете изсохше».

Перевод: «Ненавидящие Сион, вы будете посрамлены Господом. Как огонь иссушает и сжигает траву, так и вы будете иссушены».

Здесь под словом «Сион», по-видимому, подразумевается Иерусалим, причем не вещественный, а духовный, Небесный, или Святая Всемирная Церковь Христова.

И ныне…

«Святым Духом / всяка душа живится, / и чистотою возвышается, / светлеется Троическим Единством священнотайне».

Перевод: «Святым Духом оживляется всякая душа, становится чище, возвышенней, светлее под действием священной тайны Троического Единства». Бог один, но в то же время Он и Троица: Отец, Сын и Дух Святый.

Если совершается торжественная служба не в честь воскресения, а в честь какого-нибудь другого праздника, то воскресные тропари «Благословен еси, Господи», «Ангельский собор удивися» и т.д. не поются. Вместо них священнослужители поют величание Господу, или Матери Божией, или святому, память которого празднуется, а потом, при каждении вокруг храма, певцы повторяют то же величание, перемежая его установленными на этот день стихами.

Перед самым чтением Евангелия дьякон громко предупреждает всех о том, что в это время нужно быть особенно внимательными, так как предстоит слушать слова особой, высочайшей мудрости, «премудрости». Он так и возглашает: «Премудрость! Вонмем!»

Затем дьякон же возглашает прокимен, то есть стих из псалма, являющийся как бы эпиграфом, введением к предстоящему чтению. Через прокимен опять Ветхозаветная Церковь как бы сближается с Новозаветной. Большей частью он взят из пророчеств того или иного псалма, относящихся к тому, что должно произойти, а при Христе уже произошло. Например, на воскресной всенощной: «Ныне воскресну, глаголет Господь, / положуся во Спасение, не обинюся о нем» (глас 1-й). («Теперь воскресну, говорит Господь, буду положен в основание спасения и совершу его».)

«Воскресни, Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя, / не забуди убогих Твоих до конца» (глас 7-й). («Воскресни, Господи Боже мой, пусть будет высоко вознесена сила руки Твоей, а Ты не оставь вдали от Себя и нас слабых, убогих».)

Все эти слова ветхозаветных праведников, пророков должны служить напоминанием о том, как велико значение события Воскресения Христова, и о Нем предсказано задолго, следовательно, Господом оно предусмотрено от вечности и нет в нем ничего случайного.

Малая ектения с возгласом «Яко свят еси, Боже наш, и во святых почиваеши, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков».

Второй прокимен: «Всякое дыхание да хвалит Господа» («Всё сотворенное пусть хвалит Господа».)

Священник возглашает: «Мир всем». / Пусть будет мир в душе, без которого нельзя приступать к святому делу — слышанию слова Божия. /

Только после всей этой предварительной подготовки начинается чтение самого Евангелия. Оно выносится на середину храма, и читает его первенствующий из священнослужителей, в то время как дьякон держит его в раскрытом виде перед глазами читающего.

После прочтения Евангелия оно кладется на аналое вместо иконы праздника, которая на это время убирается. В некоторых учебниках говорится, что читается Евангелие в алтаре, а потом уже выносится на середину церкви. Значит, можно и так. Народ же поет:

«Воскресение Христово видевше, / поклонимся Святому Господу Иисусу, / единому безгрешному. / Кресту Твоему покланяемся, Христе, / и святое Воскресение Твое поем и славим: / Ты бо еси Бог наш, / разве Тебе иного не знаем, / имя Твое именуем. / Приидите вси вернии, / поклонимся Святому Христову Воскресению: / се бо прииде крестом радость всему мiру. / Всегда благословяще Господа, / поем Воскресение Его: / распятие бо претерпев, // смертию смерть разруши».

Затем певцы поют:

«Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.
Молитвами Апостолов, / Милостиве, очисти / множества согрешений наших.
И ныне и присно и во веки веков.
Молитвами Богородицы, / Милостиве, очисти / множества согрешений наших.
Помилуй мя, Боже, / по велицей милости Твоей / и по множеству щедрот Твоих // очисти беззаконие мое».

И воскресную стихиру: «Воскрес Иисус от гроба, / якоже прорече, / даде нам живот вечный // и велию милость». / Воскрес Иисус из гроба, как и предсказал, дал нам жизнь вечную и великую милость. /

Эту стихиру сейчас принято петь всем народом. Прекрасный обычай.

Потом дьякон на амвоне перед иконой Спасителя читает молитву «Спаси, Боже, люди Твоя…». От лица всех людей этой молитвой он просит Господа, чтобы Он милостиво очистил грехи наши по молитвам Пресвятой Богородицы и всех святых.

На этом кончается полиелей и начинается чтение и пение канона, а молящиеся в то же время подходят к Евангелию, чтобы поклониться ему, как Самому Христу Воскресшему, и приложиться к нему, поцеловать изображение Христа на Евангелии. Священник (или Архиерей) стоит вблизи Евангелия и благословляет приложившихся. Если Богослужение совершалось с литией, с благословением хлеба и елея, то вместо благословения рукою помазывают благословенным елеем.

В некоторых местах принято и за воскресной всенощной не благословлять, а помазывать елеем. Смысл один и тот же.

Канон

Слово канон означает «правило», «образец». В Богослужении этим именем называются несколько святых песней, соединенных в одно целое по определенному образцу. Полный канон состоит из девяти частей. Каждая часть состоит из ирмоса, нескольких стихир, которые также называются тропарями, и катавасии (ирмос — в начале каждой части, а катавасия — в конце). Ирмос и катавасия поются, а стихиры (тропари) у нас читаются. Слово ирмос означает «связь». Это — основа каждой из девяти частей, связь их, главная мысль, к которой должно приспосабливаться все остальное. Одно и то же песнопение в разных случаях может быть то ирмосом, то катавасией, то есть его поют иногда в начале раздела, а иногда в конце. Например, «Отверзу уста моя» и все семь песней, связанных с этой песнью, могут в некоторых случаях петься в начале, и тогда их назовут ирмосами. А если их следует пропеть в конце, то их назовут катавасией. Когда-то было принято катавасию петь сразу двумя хорами, ради чего все певцы сходили с клироса на середину церкви. От этого и произошло название катавасия — «схожусь».

Первая песнь каждого канона чаще всего содержит в себе воспоминание о переходе еврейского народа через Чермное (Красное) море, когда он выходил из Египта. Это действительно бывшее событие, кроме исторического значения, имеет еще и пророческое. Оно «прообразует», предсказывает, напоминает о том, что Господь наш Иисус Христос вывел человечество из работы греху и дал нам возможность под Его руководством идти в «землю обетованную», обещанную, туда, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания.

Первая песнь — начало канона, а воплощение Сына Божия, Его крестные страдания, смерть и воскресение положены в начало нашего спасения. Однако народ еврейский не сразу дошел до того места, к которому стремился, не скоро, и не все туда дошли. Сорок лет он странствовал в пустыне и переносил разнообразные лишения, и многие, не выдержав такого испытания, возроптали на Господа и стали жалеть о том, что ушли из Египта, где они хотя и в рабстве были, но имели возможность питаться свиным мясом и получали некоторые другие земные удовольствия. Таких людей Господь и не допустил до блаженной цели, они умерли дорогой, а в землю обетованную дошли немногие, достойные.

Так и нам не приходится надеяться на то, чтобы войти в Царство Небесное без собственного труда, без терпения скорбей и работы над собой.

Начало есть начало, а в продолжении нужно действовать самим. Господь и нам, как евреям, вышедшим из рабства, помогает и будет помогать, но и от нас Он требует заботы о своем спасении и безропотного терпения.

В последующих песнях канона, особенно в 3-й, 4-й, 5-й и 6-й, разными словами дается нам наставление для путешествия по пустыне страстей и по морю житейскому.

2-я песнь обычно опускается, она поется только на первой неделе Великого поста, потому что содержание ее больше всего подходит именно к тому времени.

Таким образом, вместо девяти песней в обычном каноне только восемь, но и такой канон считается полным. Второй песни нет, но следующая за первой песнь не называется второй, она считается третьей, и все последующие сохраняют нумерацию без изменения, так что последняя из них считается девятой, а не восьмой.

Седьмая и восьмая песни обычно говорят о трех отроках, брошенных в раскаленную печь, и о том, как Ангел Божий сохранил их в огне невредимыми. 9-я песнь посвящается Божией Матери, а перед Ней вспоминаются слова Самой Девы Марии, записанные в Евангелии. Те самые слова, которые Она сказала при встрече с праведной Елизаветой.

1. «Величит душа Моя Господа / и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем».

Перевод: «Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге Спасителе Моем».

2. «Яко призре на смирение рабы Своея, / се бо, от ныне ублажат Мя вси роди».

Перевод: «О том, что Он призрел, обратил внимание на смирение рабы Своей, и с этого времени все поколения будут почитать Меня».

3. «Яко сотвори Мне величие Сильный, / и свято имя Его, / и милость Его в роды родов боящимся Его».

Перевод: «Он, Сильный, сделал и Меня великой, дал мне величие. Свято имя Его, и милость Его к тем, кто Его боится, будет распространяться в будущее, от одного поколения к другому».

4. «Сотвори державу мышцею Своею, / расточи гордыя мыслию сердца их».

Перевод: «Явил силу мышцы Своей, рассеял надменных помышлениями сердца их».

5. «Низложи сильныя со престол, / и вознесе смиренныя, алчущия исполни благ, / и богатящияся отпусти тщи».

Перевод: «Сильных прогнал с престолов их, а смиренных вознес высоко, голодных снабдил всем нужным, а богатящихся отпустил ни с чем».

6. «Восприят Израиля отрока Своего, / помянути милости, / якоже глагола ко отцем нашим, / Аврааму и семени его даже до века».

Перевод: «Воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость, как говорил отцам нашим к Аврааму и потомству его навечно».

Это говорится об Аврааме, которому Господь обещал, что потомство его вечно будет получать от Бога милости. Внук Авраама, Иаков, был назван еще и другим именем — Израиль, а это слово со временем стало означать и весь народ, который произошел по плоти своей от Иакова-Израиля. Принял Господь («воспринял») и предка — Иакова, и потомков его. Принял в Свою любовь всех их, как и обещал ранее Аврааму и другим праотцам верующих во Единого Истинного Бога.

Все мы, члены Православной Церкви, по плоти родились не от потомков Авраама, но по вере Своей приняты в числе его потомков и названы Новым Израилем, как и поется в одном из церковных песнопений: «Приидите и вы, Новый Израиль, яже от язык Церковь» — «Придите и вы, предки, которые были язычниками, а потом приняли христианство». Не отвергает и нас Господь, а принимает и обещает те же самые милости всякому, кто не отрекается от Него ни на словах, ни на деле.

К словам Пресвятой Богородицы добавляется припев:

«Честнейшую Херувим / и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, // сущую Богородицу, Тя величаем».

(«Величаем и мы Тебя, достойную чести даже больше, чем Херувимы, и светлую более, чем Серафимы, Родившую без нарушения девства Самого Бога Слова, настоящую Богородицу, не по названию только, но и по существу».)

Бог Слово — это Иисус Христос, потому что как словом выражается мысль человеческая, так и через Иисуса Христа выражается воля Божия привести ко спасению погибающий во грехах род человеческий.

По преданию припев этот чудесным образом был сообщен Ангелом одному подвижнику, который пел «Достойно есть» только до слов «и Матерь Бога нашего», потому что дальнейшие слова были еще неизвестны людям. Ангел, прослушав пение подвижника, тут же написал на камне дальнейшие слова: «Честнейшую Херувим» и прочее, — а сам стал невидим. Написанное же осталось и стало употребляться всеми.

Стихиры на хвалитех

Вскоре после канона поются так называемые стихиры на хвалитех. Они начинаются словами:

«Всякое дыхание да хвалит Господа. / Хвалите Господа с небес, / хвалите Его в вышних. // Тебе подобает песнь Богу».

Эти стихиры рассказывают о том событии, которое празднуется в этот день, а заканчиваются чаще всего одной и той же торжественной песнью в честь Божией Матери:

«Преблагословена еси, Богородице Дево, / Воплощшим бо ся из Тебе ад пленися, / Адам воззвася, / клятва потребися, / Ева свободися, / смерть умертвися, и мы ожихом. / Тем воспевающе вопием: // благословен Христос Бог, благоволивый тако, слава Тебе».

Перевод: «Многократно благословенна Ты, Богородице Дево, потому что Воплотившимся из Тебя ад захвачен в плен, Адам освобожден из ада, уничтожено проклятие за грех, тяготевшее над всеми людьми, Ева освобождена, смерть убита и мы получили жизнь. Поэтому мы обращаемся к Тебе, радостно взываем: «Благословен Христос Бог, благоволивший устроить так! Слава Тебе».

В праздничные дни на «И ныне» поется церковная праздничная стихира.

В это время снова открываются Царские врата, бывшие закрытыми во время канона, и священник (или Архиерей), стоя перед престолом лицом к нему, громко возглашает: «Слава Тебе, показавшему нам свет». / «Слава Тебе, Господи, что Ты открыл нам свет истинного Богопознания». /

В древности, когда Всенощное бдение продолжалось всю ночь до утра, это восклицание означало благодарность за то, что Господь сподобил людей снова увидеть дневной свет, но и тогда в нем был еще и другой смысл, духовный, более важный. Под светом следует разуметь свет веры, свет истинного Богопознания, показанный нам Господом Иисусом Христом.

Вознося мысль свою от света дневного, естественного, к свету духовному, певцы от лица всех молящихся отвечают на возглас священника пением великого славословия. Великим оно называется в отличие от малого, которое поется или читается перед чтением шестопсалмия («Слава в вышних Богу, и на земли мир. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою»).

Великое славословие

«Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». / «Слава Богу на небе, мир на земле, людям оказал Бог великую милость». /

«Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея». / «Мы хвалим Тебя, благословляем, кланяемся Тебе, славословим Тебя, благодарим Тебя за великую славу Твою». /

«Господи, Царю Небесный, Боже, Отче Вседержителю» / «Господи, Царю Небесный, Боже Отец Вседержитель!» /

«Господи Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе» / «Господи, Сын Единородный и Святый Дух» /

«Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грех мiра, помилуй нас. Вземляй грехи мiра, приими молитву нашу». / «Господи Боже, Агнец* Божий, Сын Бога Отца, принявший на Себя грехи всего мира, прими молитву нашу». /

* Агнец — ягненок, молодой баран, который в Ветхом Завете приносился в жертву за грехи людей.

«Седяй одесную Отца, помилуй нас». / «Сидящий у правой руки Отца Своего, помилуй нас». /

«Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца, аминь». / «Только Ты Один Свят, Один Ты Господь Иисус Христос в славу Бога Отца. Истинно». /

«На всяк день благословлю Тя и восхвалю имя Твое во веки, и в век века». / «Всякий день я буду благословлять Тебя и прославлять имя Твое вечно, во все времена». /

«Сподоби, Господи, в день сей без греха сохранитися нам. Благословен еси, Господи Боже отец наших, и хвально и прославлено имя Твое во веки, аминь». / «Господи, удостой нас провести без греха этот день. Благословен Ты, Господи, Бог наших отцов, и имя Твое достойно хвалы и прославлений во все времена. Истинно». /

«Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя». / «Господи, пусть будет милость Твоя на нас, потому что надеемся на Тебя». /

«Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» (трижды). / «Благословен Ты, Господи, научи меня заповедям Твоим». /

«Господи, прибежище был еси нам в род и род. Аз рех: Господи, помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе». / «Господи, Ты был нам всегда прибежищем во всех поколениях. Я говорил: «Господи, помилуй меня, исцели душу мою, потому что я согрешил перед Тобою». /

«Господи, к Тебе прибегох, научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источник живота». / «Господи, я к Тебе прибегаю, обращаюсь с мольбой: научи меня исполнять Твою волю, потому что Ты мой Бог, в Тебе Одном источник вечной жизни». /

«Во свете Твоем узрим свет». / «Только через свет заповедей Твоих мы можем увидеть свет будущей жизни (удостоиться райского блаженства)». /

«Пробави милость Твою ведущим Тя». / «Продолжи милость Твою к верующим в Тебя и почитающим Тебя». /

Таким образом, и начало, и конец великого славословия пронизаны одной и той же мыслью: естественный дневной свет дан нам от Бога, и мы должны быть благодарными Богу за него и за то, что Господь продлил нашу жизнь до утра. Но этот обычный свет должен возводить мысль нашу к свету Небесному, к вечной светлой жизни со святыми в райском блаженстве. Этот свет мы можем увидеть, насладиться им и жить в нем только в том случае, если будем стараться земную жизнь свою проводить в свете заповедей Христовых, которые освещают нам путь к Небу, показывают, что полезно и что вредно, что спасительно и что губительно.

После великого славословия следуют воскресный тропарь «Днесь спасение мира» (если глас 1, 3, 5, 7) и «Воскрес из гроба» (если глас 2, 4, 6, 8) и др., сугубая ектения и просительная ектения.

(«Днесь спасение мiру бысть, / поем Воскресшему из гроба, / и Начальнику жизни нашея: / разрушив бо смертию смерть, // победу даде нам и велию милость».

«Воскрес из гроба и узы растерзал еси ада, / разрушил еси осуждение смерти, Господи, / вся от сетей врага избавивый; / явивый же Себе апостолом Твоим, / послал еси я на проповедь, / и теми мир Твой подал еси вселенней, // Едине Многомилостиве».)

Заканчивается всенощная отпустом, то есть благословением священника на выход верующих из храма.

Первый час

Благословение на выход дается, но уходить в это время еще не следует, потому что в состав всенощной входит еще и так называемый первый час.

В это время положено читать три псалма, из которых сейчас у нас обычно читается только один сотый.

1. «Милость и суд воспою Тебе, Господи» (милость и суд буду петь Тебе, Господи).

2. «Пою и разумею в пути непорочне, когда приидеши ко мне? Прехождах в незлобии сердца моего посреде дому моего» (буду петь и размышлять о пути непорочном, когда Ты придешь ко мне; буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего).

3. «Не предлагах пред очима моима вещь законопреступную: творящыя преступление возненавидех» (не положу пред очами моими вещи непотребной; дело преступное возненавижу, не прилепится оно ко мне. Проще сказать: не допущу, чтобы пред глазами моими было что-нибудь нехорошее).

4. «Не прильпе мне сердце строптиво, уклоняющагося от мене лукаваго не познах» (сердце развращенно будет удалено от меня, злого и лукавого я не буду принимать).

5. «Оклеветающаго тай искренняго своего, сего изгонях: гордым оком, и несытым сердцем, с сим не ядях» (тайно клевещущего на ближнего своего изгоню; гордого очами и надменного сердцем не потерплю).

6. «Очи мои на верныя земли, посаждати я со мною: ходяй по пути непорочну, сей ми служаше» (глаза мои на верных земли, чтобы они пребывали при мне. Кто ходит по пути непорочности, тот будет служить мне).

7. «Не живяше посреде дому моего творяй гордыню, глаголяй неправедная, не исправляше пред очима моима» (не будет жить в доме моем поступающий коварно, говорящий ложь не останется пред глазами моими).

8. «Во утрия избивах вся грешныя земли, еже потребити от града Господня вся делающыя беззаконие» (с раннего утра будут истреблять всех нечестивцев, чтобы искоренить из города Господня всех делающих беззаконие).

После псалма — Слава, и ныне, Аллилуиа трижды, Господи, помилуй трижды, опять Слава, тропарь праздника, И ныне. Потом еще несколько кратких молитв.

Первая молитва:

«Что Тя наречем, о Благодатная? / Небо, яко возсияла еси Солнце Правды. / Рай, яко прозябла еси цвет нетления. / Деву, яко пребыла еси нетленна. / Чистую Матерь, яко имела еси на святых Твоих объятиях Сына, всех Бога. / Того моли спастися душам нашим».

Перевод: «Как назовем Тебя, Благодатная? Небом, потому что Тобою возсияло нам Солнце Правды, Райским садом, потому что вырастила Цветок нетления, Девой, потому что и навсегда осталась девой, Чистой Матерью, потому что держала во святых Твоих объятиях Сына, всех Бога. Его моли, чтобы спаслись души наши.

Вторая молитва:

«Стопы моя направи по словеси Твоему / и да не обладает мною всякое беззаконие. / Избави мя от клеветы человеческия, / и сохраню заповеди Твоя. / Лице Твое просвети на раба Твоего / и научи мя оправданием Твоим».

Перевод: «Шаги мои направь по словам Твоим, и пусть никакое беззаконие не овладевает мною. Избавь меня от клеветы человеческой, а я буду выполнять Твои заповеди. Будь милостив ко мне, как бы обрати ко мне светлым и приветливым лицо Твое и научи меня, как поступать, чтобы оправдаться, не погибнуть».

Третья молитва:

«Да исполнятся уста моя хваления Твоего, Господи, / яко да воспою славу Твою, / весь день великолепие Твое».

Перевод: «Пусть наполнятся уста мои словами похвалы Тебе, Господи, чтобы я воспел славу Твою, весь день, всегда пел бы о Твоем великолепии».

После этих молитв читается, как обычно, Трисвятое по Отче наш, затем кондак дня и Господи, помилуй 40 раз.

Молитва «Иже на всякое время»

«Иже на всякое время и на всякий час, на Небеси и на земли, покланяемый и славимый, Христе Боже, Долготерпеливе, Многомилостиве, Многоблагоутробне, Иже праведныя любяй и грешныя милуяй, Иже вся зовый ко спасению обещания ради будущих благ. Сам, Господи, приими и наша в час сей молитвы и исправи живот наш к заповедем Твоим, души наша освяти, телеса очисти, помышления исправи, мысли очисти и избави нас от всякия скорби, зол и болезней, огради нас святыми Твоими Ангелы, да ополчением их соблюдаеми и наставляеми, достигнем в соединение веры и в разум неприступныя Твоея славы, яко благословен еси во веки веков, аминь».

Перевод: «Христе Боже! Ты, Которому во всякое время и во всякий час и на Небе, и на земле поклоняются и Которого прославляют, долготерпеливый, многомилостивый, добросердечный, любящий праведных и грешным дающий помилование, всех зовешь ко спасению, обещая в будущем большие блага, — прими и нашу молитву во время этого нашего моления и направь жизнь нашу по заповедям Твоим. Души наши освяти, тела очисти, избавь нас от всяких скорбей, болезней и прочих злых обстоятельств. Огради нас святыми Твоими Ангелами, чтобы они, как ополчение, охраняли и наставляли нас, а мы под их руководством достигли бы вечного блаженства и там, в соединении со всеми верными, постигли славу Твою, которая сейчас пока для нас недостижима и неприступна. Благословен Ты во веки веков, навсегда. Аминь».

Господи, помилуй трижды, Слава, и ныне, «Честнейшую Херувим». Возглас священника: «Боже, ущедри ны и благослови ны, просвети лице Твое на ны и помилуй ны».

Этими словами священник просит Бога быть щедрым к нам, благословить нас и помиловать, а слова «просвети лице Твое на ны» образно выражают ту же мысль, поскольку светлое, ясное лицо, дружелюбно повернутое к собеседнику, выражает самые лучшие, самые приятные чувства и намерения.

Хор отвечает: «Аминь».

После этого священник читает молитву:

«Христе, Свете Истинный, просвещаяй и освящаяй всякаго человека, грядущаго в мiр, да знаменается на нас свет лица Твоего, да в нем узрим Свет Неприступный: и исправи стопы наша к деланию заповедей Твоих, молитвами Пречистыя Твоея Матере, и всех Твоих святых, аминь».

Перевод: «Христос, Истинный Свет, просвещающий и освещающий всякого человека, входящего в жизнь, пусть свет лица Твоего упадет и отпечатается и на нас, чтобы мы при помощи его увидели и тот свет, который сейчас нам недоступен. Направь шаги наши на путь исполнения заповедей Твоих по молитвам Пречистой Твоей Матери и всех Твоих святых. Аминь».

В ответ на это хор от лица верующих поет:

«Взбранной Воеводе победительная, / яко избавльшеся от злых, / благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, / но яко имущая державу непобедимую, / от всяких нас бед свободи, да зовем Ти; / радуйся, Невесто Неневестная».

Перевод: «Богородице, Ты — как начальствующая в боях, избавила нас от злых врагов, помогая победить их. Поэтому мы, рабы Твои, поем Тебе благодарственное пение. Ты же, имеющая непобедимую силу, освободи нас от всяких бед, чтобы мы обращались к Тебе с приветствием: «Радуйся, Невеста Неневестная!»

Эти слова — из самого раннего акафиста Божией Матери, написанного в 626 году в благодарность Заступнице Небесной за избавление Константинополя (Царьграда) от нашествия персов и агарян. По образу этого акафиста потом стали составлять и другие. В Журнале Московской Патриархии (см. № 3 за 1966 год, стр. 71) содержание этой молитвы определяется так: «Вводный кондак восхваляет Божию Матерь как Победительницу, даровавшую спасение верным, которые в благодарность поют Ей хвалебный гимн и как имеющую державу непобедимую просят Ее и впредь от всяких бед защищать взывающих: «Радуйся, Невесто Неневестная».

Для русского народа имело особенно большое значение то, что первые Киевские князья Аскольд и Дир при нападении на Царьград уверовали во Христа и крестились (в 866 году). Это произошло после того, как христиане, оборонявшие от них город, обратились за помощью к Божией Матери и во время акафиста Ей получили эту помощь чудесным образом. По преданию, внезапно началась сильная буря и разметала ладьи Киевских князей. Таким образом наша Военачальница («Взбранная Воевода») победила и тьму заблуждений наших предков светом Христовой истины, а для Русской земли это было как бы первым часом спасения. Поэтому и вошло в обычай на первом часе петь кондак «Взбранной Воеводе».

Общий смысл Всенощной

Всенощная изображает собою и напоминает всю мировую историю, начиная от сотворения мира до Воскресения Христова, а главное, заботу Божию о спасении человечества, которую принято называть еще домостроительством Божиим.

Как человек, строя дом, прикладывает к строительству много сил и заботы, так и Господь позаботился построить нам такой дом, в котором мы можем безопасно провести земную жизнь свою до перехода в вечность.

Всенощная служит приготовлением человека к Литургии.

Литература

1. «Объяснение всенощного бдения с назидательными размышлениями и направлениями». (без конца). Москва, 1901 г. Автор не указан. Цензор протоиерей Григорий Дьяченко.

2. Протоиерей Никанор Темномеров. «Учение о Богослужении Православной Церкви». Петроград, 1916 г.

3. Гермоген, Епископ Псковский. «О Богослужении Православной Церкви». Санкт-Петербург, 1904 г.

4. Протоиерей Александр Рудаков. «Краткое учение о Богослужении Православной Церкви». Санкт-Петербург, 1905 г.

5. Краткий словарь литургических терминов из календаря за 1971 г. и др.






Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru