Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Одно только слово…

Преставился ко Господу Митрополит Евлогий.


В ночь на 23 июля 2020 года, на 84-м году жизни, в московской больнице святителя Алексия преставился ко Господу Митрополит Евлогий (Смирнов). Митрополит Евлогий (в миру Юрий Васильевич Смирнов) родился 13 января 1937 г. в г. Кемерово в семье рабочих. В семье воспитывалось семь сыновей и три дочери (мать была награждена орденом «Мать-героиня»).По окончании неполной средней школы в 1955 г. поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил в 1959 г.15 марта 1965 г. наместником Троице-Сергиевой лавры архимандритом Платоном (Лобанковым) пострижен в монашество с наречением имени Евлогий в честь мученика, иже в Палестине.21 марта 1965 г. в Богоявленском кафедральном соборе в Москве митрополитом Крутицким и Коломенским Пименом (Извековым) (впоследствии — Святейший Патриарх Московский и всея Руси) рукоположен во иеродиакона.19 октября 1969 г. в Богоявленском кафедральном соборе в Москве Святейшим Патриархом Алексием I рукоположен во иеромонаха.7 апреля 1970 г. возведен в сан игумена. В 1972-1983 гг. исполнял послушание эконома объединенного хозяйства Троице-Сергиевой лавры и МДА.7 апреля 1973 г. возведен в сан архимандрита.23 мая 1983 г. назначен наместником московского Данилова монастыря, где проходил служение до сентября 1986 г. Данилов монастырь стал первой в Москве обителью, возвращенной Церкви советской властью. Монастырь, закрытый в 30-е годы XX века, был передан для восстановления и создания духовно-административного центра Русской Церкви в связи с подготовкой к проведению 1000-летия Крещения Руси.13 августа 1988 г. назначен наместником Введенской Оптиной пустыни.Постановлением Святейшего Патриарха Алексия II и Священного Синода от 27 октября 1990 г. определен епископом Владимирским и Суздальским.25 февраля 1995 г. возведен в сан архиепископа.Решением Священного Синода от 16 июля 2013 г. (журнал № 75) назначен главой новообразованной Владимирской митрополии.Решением Священного Синода от 28 декабря 2018 г. почислен на покой с выражением благодарности «за архипастырское окормление в течение многих лет Владимирской епархии», Местом пребывания митрополита Евлогия на покое был определен г. Владимир.

Хочу хоть чуточку расцветить одну из, на первый взгляд, почти что безцветных официальных строк его биографии, теперь завершившейся. В августе 1988 году тогда еще Архимандрит Евлогий был назначен наместником возрождающегося монастыря Оптина Пустынь. Об этом и пойдет речь.

В июне 1989 года я совершил в этот прославленный монастырь свое первое в жизни паломничество – если не считать паломничеством плавание на Валаам, куда я отправился в мае 1987 года еще некрещеным даже (крестился через год, кстати говоря, во Владимирской епархии, в г. Александрове). Начитались мы книжек тогда про Оптинских старцев и про все такое, и вот мы с другом Михаилом Сизовым отправились в путь. Встретились в Питере (он тогда еще жил там, а я подтянулся в северную столицу аж из Самары). К тому времени про Оптину пустынь вышел прекрасный журнал «Наше наследие», кажется, Михалковский, Фонду культуры принадлежавший. И там вся эта притягательная «оптиновщина» расписалась так, что невозможно было туда не отправиться.

В Питере я ночевал почему-то на теннисном жестком столе в некогда родном журфаковском общежитии на Кораблях. Другого места для меня в этих уже тесных для меня стенах тогда, увы, уже не нашлось. И ведь спал, и даже сны видел!.. На теннисном жестком столе…

Вот что значит молодость.

А ближе к монастырю остановились мы в гостинице в Козельске. Гостиница – старенький ветхий домик в две-три комнатенки, словно бы специально для таки как мы, тогдашних неприкаянных скитальцев. Напротив гостиницы – кинотеатр, столь же ветхий, там тогда крутили фильм «Комиссар», его только что сняли с «полки» (примета времени). На следующий день Михаил не удержался и пошел на сеанс. А я предпочел еще раз сходить в монастырь. Так я этого фильма до сих пор и не увидел. А Михаил тогда его сдержанно хвалил.

И вот оттуда, из гостиницы, «дикарями» отправились мы в монастырь. «Дикарями» в духовном отношении мы и были тогда, кем же еще. Все ведь только начиналось, хотя уже год как я окончил университет и был дипломированным журналистом. По дороге мы чем-то обидели хозяина «журавля»-колодца, и он пригрозил нам не столько небесной, сколько вполне земной карой. Чтобы не испытывать судьбу, даже толком еще не начавшуюся, мы побыстрее ретировались, и Михаил профессорски-отстраненно заметил, объясняя его ярость: «Религиозное отношение к воде. Это правильно». А ведь мы не хотели ничего плохого. Просто, наверное, не умели еще обращаться даже и с «журавлем».

Потом еще мы вместе с местной ребятней купались в мелководной Жиздре. Не удержались, поплавали, был ведь июнь. Михаил сравнил летнюю Россию с раем. «В речке не утонешь, мелко, зверей страшных вокруг нет, даже змеи – только ужи». Чем не рай? Как мы его тогда себе понимали.

Пришли мы как раз к службе. Наступила Всенощная, которая длилась до глубокой ночи. И это, наверное, была первая Всенощная, которую я осмысленно отстоял. Было навечерие праздника Вознесения Господня, то есть мы пришли как раз вовремя, хотя и к этому отнюдь не стремились. Просто в монастырь, когда бы ты ни пришел туда, всегда попадаешь непременно вовремя. От монастыря тогда были, по сути дела, одни лишь белые стены, предстояло поднимать обитель из руин. Но первые монахи там уже были. Может, были среди них и будущие Оптинские мученики, которых через четыре года на Пасху зарубят мечом с тремя «шестерками». Но если и были там они на той Всенощной в обители, то они о своем мученичестве будущем тогда еще вряд ли догадывались, и готовили себя к мученичеству безкровному, которое и есть настоящая монашеская жизнь. А вон оно как у них вышло… Несколько лиц – первых монашеских лиц на моем пути – мне невольно врезались в память. Ощущение было такое, что вот здесь и сейчас совершается что-то до того важное, до того значимое, от чего уже скоро вздрогнет вся Россия! «Только бы не поставили здесь какой-нибудь химзавод!» - произнес все тот же Михаил Сизов, находившийся, как и я, под сильным монастырским впечатлением. Химзавод не построили. И Оптина Пустынь теперь снова сияет уже всей России. Мощный бастион молитвы. Тогда он только еще созидался заново.

Когда служба дошла до апогея (я не знал тогда, как еще ее «делить» на периоды), все подходили к самому главному монаху в монастыре, в красивой сверкающей шапке-короне, теперь-то я знаю, что это митра, - нам уже объяснили, что это сам наместник монастыря Архимандрит Евлогий – вот тогда я и запомнил его имя. Так вот, когда мы к нему подходили, он помазал меня - впервые в жизни! – освященным елеем и вдруг неожиданно (не по «протоколу») прозвучали его слова, обращенные лично ко мне. Вернее, даже не слова, а только одно слово, которое я запомнил вот на всю жизнь: «РАДУЙСЯ!..» И все. Только это. Я отошел от него не то что бы потрясенным, а как-то вдруг осознавшим нечто очень важное для меня. Хорошо, что он сказал мне именно это слово. Я о нем потом как бы забыл, зазвучали обращенные ко мне совсем другие слова, и тоже правильные слова: кайся, плачь, борись, молись, постись, слушайся, смиряйся и т.д. Но все же я помнил, да, помнил всегда, что самым первым духовным словом, не вообще, а лично для меня сказанным, ко мне лично обращенным было оно, вот это: «РАДУЙСЯ!..».

Потом мы долго шли из монастыря. Была уже ночь. Вокруг обители квакала из болотца лягушечья протоплазма. Пузыри земли выводили свои нестройные неблагозвучные рулады. Михаил опять в точку заметил: «Вот приедем сюда еще раз, и эти лягушки уже споют нам акафист»! Такая была уверенность в том, что монастырь все тут одухотворит вокруг…

Путь был с приключениями. Мы заблудились той ночью. Мы долго заспорили и не заметили, как (по воздуху?.. А как же еще?..я до сих пор не знаю…) были перенесены на ту сторону, на другой берег Жиздры. И подходили среди ночи к Козельску совсем с другой стороны… «Злой город» с характером, с норовом - и тут проявил себя с неожиданной стороны. В прямом смысле слова – с неожиданной…

Я ничего не понимаю и не сужу, раз не понимаю. Михаил потом рисовал мне схемы нашего маршрута, убежденно говорил, что мы как-то сами того не заметив, перелетели на другую сторону реки, и даже в город вошли с другой, противоположной стороны. Не знаю, не знаю, что это было… Может, чудо, может еще что… Но мы были такие наивные и чистые тогда, что может быть было и правда чудо.

Но самым большим чудом для меня было то самое слово «РАДУЙСЯ!..», сказанное мне Архимандритом Евлогием. Одно только слово, но какое зато!

Больше я его не видел никогда. И вот сегодня узнал о его смерти.

Вечная ему память!

40
Добавьте в соц. сети:
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/reporter_page_41540): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262